Реклама 18+

История Lotus. Часть 6: 1995-2021. Английский пациент

Давайте все проясним: история команды Lotus в Формуле 1 закончилась печально, но решительно на Гран-При Австралии 1994. Все, что было после, по крайней мере, машины на стартовой решетке Ф1, носившие имя Lotus, должны быть расценены как фальшивка. Все, что происходило в последние 27 лет имеет мало общего или совсем ничего с великим наследием Колина Чэпмена, которое сохранялось и поддерживалось с его смерти в 1982 Питером Уорром, Питером Райтом и Петером Коллинзом. Правда, жаль, что наша история не закончилась пятой главой. Но шестая и заключительная часть посвящена тому, как великое имя пытались воскресить, хотя лучше бы было оставить его в покое. И важно показать, какую силу имя Lotus сохранило в Формуле 1, даже несмотря на то, что это всего лишь тень былого. Также стоит принять во внимание, что не все попытки воскрешения Lotus были циничными авантюрами. Некоторые из героев рассказа приходили с благими намерениями.

Дэвид Хант был одним из них. Брат чемпиона мира 1976 Джеймса Ханта, который был на 13 лет младше, стал хранителем имени и знака команды Lotus, компании, которая всегда была отлична от Lotus Cars и Lotus Group. Чэпмен организовал все именно так, чтобы избежать пересечений его детищ в правовом поле или в делах страхования. Коллинз с Райтом делали все, чтобы команда жила, но в сентябре 1994 было введено внешнее управление, появился Хант, что означало, что последние две гонки в Японии и Австралии (за рулем машин были Мика Сало и Алекс Дзанарди) проходили уже под его руководством.

Заслуженно или нет, но Ханта никогда не воспринимали серьезно в автоспорте, возможно, потому что его собственные достижения ни в какой мере не были равны достижениям его брата. В начале 1980-х он начинал в Формуле Ford, затем перешел в Формулу 3, а в 1988 попал в Формулу 3000, выступая за Lola Роджера Коумана – здесь он шел по стопам брата. В начале своей карьеры Джеймса называли человеком-аварией, что недвусмысленно говорило о том, как он в основном заканчивал гонки. Похожим образом Дэвид запомнился тем, что в гонке 1988 в Бирмингеме врезался в стену магазина на той уличной трассе. В Брэндс-Хэтче он финишировал седьмым – это был его лучший результат в Ф3000. Неожиданным образом та гонка была важна для команды Lotus. В тот день Джонни Херберт попал в аварию со швейцарским гонщиком Грегором Фойтеком в борьбе за лидерство и получил серьезнейшие травмы ног, что во многом определило его карьеру. Восходящая звезда Мартин Донелли выиграл ту гонку и получил место в Lotus в 1990. Но он позже попал в ужасную аварию в Хересе, и его карьера закончилась. Кто его заменил? Херберт.

Pacific Team в 1995

К тому времени Хант уже повесил шлем на гвоздь и занимался бизнесом, связанным с фильтрами воды, что позволило ему заработать те самые средства, благодаря которым он выкупил команду Lotus. Его усилия по сохранению команды зимой 1995 не увенчались успехом, так что он заключил сделку с Кейтом Уиггинсом, чья команда Pacific пыталась попасть на стартовую решетку. Так что в 1995 в Ф1 появилась команда Pacific Team Lotus. Команда должна была гарантированно стартовать в каждой гонке, что уже было плюсом. Но из этой затеи мало что вышло. Андреа Монтермини и Бертран Гашо завоевали пару восьмых мест (сейчас они набрали бы очки), но Джованни Лаваджи и Жан-Дени Делетраз не смогли достичь ничего. В конце года умерла еще одна мечта о Формуле 1.

После этого Хант еще несколько раз то тут, то там появлялся с искренним желанием возродить команду Lotus. Были даже разговоры, что «хромающая» команда Prost могла сменить синие цвета на зеленые, но ничего так и не случилось. Затем, когда заканчивалось первое десятилетие нового века, Макс Мосли и FIA объявили набор новых команд. К тому же был план ограничить бюджеты 40 миллионами фунтов уже в 2010 году, но этого так и не случилось (как и появления клиентских машин). Но все же это была возможность для команд и компаний за пределами Формулы 1 вступить в элитный клуб и избежать участи, например команды Pacific. Prodrive и Lola подали заявку, которую неожиданно отклонили, и так же отклонили заявку Litespeed, которым Хант передал права на компанию Team Lotus Ventures Ltd. Но другой проект под названием Malaysia1 вдруг получил разрешение. Вместе с ним «зеленый свет» дали команде Manor Motorsport (которую поддерживал Ричард Брэнсон со своей компанией Virgin) и команде Hispania Racing Team. К сожалению для них, ограничение бюджетов так и не ввели, так что все три команды не знали, под чем они в итоге подписались. Хотя этот спорт всегда был о том, чтобы вкладывать все, что у тебя есть прямо сейчас. Если подумать, все трио было обречено с самого начала…

Имя Malaysia1 было очень странным, а за организацией стоял бизнесмен и владелец авиакомпании Тони Фернандес, энтузиаст автоспорта, который очень уважал Колина Чэпмена. Он получил лицензию от Group Lotus и назвал команду Lotus Racing – это вызвало шумиху и мгновенный интерес к нему в паддоке. Также организация сотрудничала с британской автомобильной компанией Proton, которая была основана в 1996. Но, к сожалению, не было сотрудничества между Фернандесом и генеральным директором Lotus Дани Бахаром, у которого были свои планы на возвращение в Формулу 1. Следующий шаг Бахара привел к тому, что на стартовой решетке оказались две команды с похожими именами. Полный фарс.

В 2011 в Ф1 было две команды, содержащих имя Lotus

Проблемы начались, когда Group Lotus заявили, что лицензия на имя Lotus Racing принадлежит им, и Фернандес ответил с двух сторон: он заключил сделку с Дэвидом Хантом, чтобы использовать имя Team Lotus в 2011; и он начал судебный процесс против Group Lotus за разрыв контракта за нарушение правил лицензирования, которого как Тони считал, не было. Тем временем, Бахар заключил сделку с командой Renault, которая была продана инвестиционному фонду Genii Capital. Имя Lotus должно было появиться на машинах Renault в черно-золотой расцветке, что создавало бы отсылку к прежним временам, когда спонсором команды была компания John Player Special (хотя, как известно, в 2011 реклама табачных изделий уже была давно запрещена). Имя Lotus так же должно было остаться и на машинах Фернандеса, покрашенных в зеленый цвет. Техническим директором команды был Майк Гаскойн, который когда-то работал в Renault, а база располагалсь в Норфолке. Эй, вы тут? Еще не запутались?

В мае 2011 дело между Group Lotus и Team Lotus было разрешено в Высшем суде – и обе стороны праздновали победу! Group Lotus позволили продолжать участвовать в Формуле 1 в черно-золотистой ливрее, а Malaysia1 (с материнской компанией Team Lotus Ventures Ltd) тоже было разрешено использовать имя Lotus, но только с приставкой Team.

Какой же бардак. Хант утверждал, что в 1990-х, когда Proton выкупила Group Lotus, производитель считал, что команда (Team Lotus) была частью сделки. Хант пошутил, что это как с американцами, которые купили London Bridge, считая, что это Tower Bridge. К сожалению для Ханта, все закончилось не так здорово. Он поссорился с Фернандесом, когда узнал, что тот еще купил Caterham Cars, компанию, которой разрешалось дорабатывать и строить легендарные Lotus 7 1973 года. Возвращение Team Lotus продлилось два года, команда не набрала ни одного очка, несмотря на старания и талант Ярно Трулли и Хекки Ковалайнена. Затем Фернандес переименовал команду в Caterham. Команда разорилась в 2014-м, а в октябре 2015 умер Хант. Ему было 55. Напрашивается параллель с его братом, который умер в возрасте всего лишь 45 лет. Очень грустно.

Тони Фернандес

Но имя Lotus осталось в Ф1. В 2011 команда из Энстоуна все еще использовала двигатели Renault, хотя спереди и были заветные пять букв. Renault R31 была хорошей машиной, но сезон команды был испорчен аварией Кубицы на ралли в феврале, из-за которой поляк не смог выйти на стартовую решетку. К сожалению, это был почти конец многообещающей карьеры. Без Кубицы команда досталась Нику Хайдфельду, его бывшему напарнику по BMW, и Виталию Петрову. Начало было хорошим, Петров попал на подиум в Мельбурне с шестого места, а в Малайзии Хайдфельд повторил этот успех, установив новый рекорд по количеству подиумов без побед. Но к гонке в Спа Хайдфельд команду покинул, и его карьера завершилась. На его место пришел Бруно Сенна, племянник Айртона. Знаменитый желтый шлем в черно-золотой машине с моторами Renault…Но ничего даже отдаленно похожего на 1985-1986 не было.

Надо сказать, что сезон 2012 был вполне неплох. Название Renault окончательно ушло из команды (ну, кроме двигателей, конечно), машину назвали Lotus E20 – двадцатая машина, построенная в Энстоуне. Что, надо заметить, совсем не в Норфолке. И не в северном Лондоне, где Lotus зародилась.

Победа Кими Райкконена в Абу-Даби - он явно знал, что делал

У команды появился новый шанс. Гонщиками стали получивший редкий второй шанс в той же команде после провала в 2009 Роман Грожан и вернувшийся после двух лет в ралли Кими Райкконен. По итогам сезона гонщики завоевали 10 подиумов, включая запоминающуюся победу Кими в Абу-Даби – официально (хотя, конечно, нет) это была первая победа Lotus с 1987. Но это не Team Lotus, так что она не входит в число 79 добытых до этого побед. Но вот Кими было точно все равно. И вообще, что его беспокоит? Именно тогда в радиоэфир попала фраза «оставьте меня в покое, я знаю, что делаю», которая разошлась огромным тиражом в том числе на футболках. Райкконен в чемпионате стал третьим, хоть и был далеко позади чемпиона Себастьяна Феттеля и его соперника Фернандо Алонсо. Грожан тоже набирал очки, но его самый известный момент сезона случился в Спа, где он вынес в первом повороте Алонсо, а по пути еще Переса и Хэмилтона. За это Грожан пропустил одну гонку и заработал недобрую репутацию.

Грожан ответил на это неплохими результатами в 2013, а Райкконен добавил еще одну победу (свою двадцатую) на первом этапе сезона в Австралии, где сумел справиться с хрупкой резиной Pirelli. В Бахрейне у команды был двойной подиум, в Испании Кими был вторым позади Алонсо и отставал всего на четыре очка от Феттеля. По правде говоря, выиграть второй титул не получилось бы никак, но финн сумел убедить Ferrari, что он пригодится им в сезоне 2014. Заметим, что его время в черно-золотом Lotus закончилось не слишком весело. Команда из Энстоуна была сильна технически, но у Genii Capital были проблемы с тем, чтобы удерживать команду на плаву, и, когда выяснилось, что Кими перестали платить, он не стал участвовать в последних двух гонках сезона. Команда заявила, что у финна была операция на спине.

Кими Райкконен в Австралии в 2013

Райкконен вернулся в Маранелло, а старт гибридной эры для Lotus начался очень тяжело, так как у Renault возникли серьезные проблемы с новой силовой установкой. Red Bull создавали больше всех шума, потому что им было что терять после четырех побед подряд в чемпионате, но страдания Энстоуна были сильнее. Ошибка в направлении проектировки E22 не помогала Роману Грожану и Пастору Мальдонадо, который пришел в команду, чтобы помочь Genii со средствами. Лучший день Пастора - победа в Испании 2012, где он опередил Алонсо, казалась далеким прошлым и для самого Мальдонадо, и для всех остальных. С четвертого места команда опустилась аж на восьмое.

Переход на моторы Mercedes (который вряд ли понравился старожилам в Энстоуне) помог выйти из пике в 2015-м, но время Genii в Формуле 1 подходило к концу. Грожан получил третье место в Спа, но «фальшивый Lotus» вскоре снова должен был стать Renault: французы решили выкупить команду обратно. И этот период Lotus все быстро забыли.

Lotus в Гудвуде

Вернется ли это имя? Права на Team Lotus наконец вернулись к материнской компании, которая под новым руководством, возможно, вынашивает планы относительно Формулы 1. Никогда не знаешь. Китайская компания Geely держит контрольный пакет акций Lotus, и сейчас их мысли заняты процессом электрификации своих автомобилей. Недавний дебют новой двухместной модели Emira, у которой даже есть опция ручной коробки передач, означает конец эпохи дорожных машин Lotus, какой мы ее знаем. Приходит новая эра. Сейчас сложно поверить, что Lotus вернется в Формулу 1, но теперь идея ограничения бюджетов уже не выглядит такой безумной…

И потом, если даже в Geely решатся на такой шаг, захотят ли они рисковать всем в Ф1? Вместо этого стоит оставить «поддержание очага» сыну Чэпмена Клайву, который отлично справляется с Classic Team Lotus. Организацию поддерживают те же, кто был в команде в старые добрые времена – они выводят старые машины на дороги в Гудвуде и не только. Звуки старых машин на ежегодном фестивале в июле являются украшением лета.

Lotus всегда будет частью Формулы 1, такой след оставил Колин Чэпмен. Но лучшие годы остались позади. Сиквелы и ремейки иногда могут соответствовать оригиналам, но это случается нечасто, а в случае Lotus они и близко не подошли к этому. И никто и ничто уже не сможет.

Это перевод статьи Дэмиэна Смита из журнала GP Racing UK за сентябрь 2021.

Часть 1: Нет пути назад

Часть 2: Конец невинности

Часть 3: Совершенно особенный

Часть 4: Последний залп

Часть 5: Стагнация и упадок

Фото: MotorsportImages.com

Этот блог в соцсетях:

Твиттер

Телеграм-канал

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
На максимальной скорости
+17
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+