Особенный переводчик. Как Моуринью начинал карьеру в «Барселоне»

В начале марта 2006-го года "Челси" прилетел в Барселону, чтобы схлестнуться с блаугранас в плей-офф Лиги чемпионов. "Tra-duc-tor! Tra-duc-tor!", — нараспев скандировали фанаты "Барсы", едва завидев Жозе Моуринью. Переводчик. Так португальца всегда называл Хосеп Луис Нуньес, президент "Барселоны". Хотя, если быть точным, из четырех лет, проведенных в каталонской столице, Моуринью только сезон был переводчиком. И то — можно сказать, формальным. И уж совершенно точно – особенным.

Десятью годами ранее Жозе Моуриньо, никому тогда неизвестный, тоже высаживался в барселонском аэропорту Эль Прат — в тени грандиозной фигуры Бобби Робсона. Моу переводил для англичанина в Португалии, приятно поражая мэтра объемом выполняемой работы: заодно молодой португалец предоставлял и отчеты о соперниках, которыми Робсон, тренер старой формации, восхищался, но толком не просматривал. Уроженец Дарема, Северо-Восточная Англия, он верил в атакующий футбол, и в то, что все тактические формации можно растоптать в пух и прах громким криком с бровки: "А ну, вперед, парни! Давай, давай, навались!"

В Барселоне Моуринью сразу понял, что у Робсона нет толкового контакта с командой; и дело не было не в тактике и не в языке (вернее, в его незнании). Для Стоичкова, Гвардиолы, Надаля, Бакеро, Амора, Феррера, Серхи и Бакеро новый тренер казался… слишком простым. На своей первой тренировке Бобби Робсон опустился на колени и стал мелом чертить на полу тактическую расстановку. Футболисты были в шоке: взращенные Йоханом Кройфом с его аристократическими манерами и несколько барской манерой управления, они не привыкли, чтобы "мистер", как называют главных коучей в Испании, так себя вел. 

Поэтому контакт с командой налаживал Моруиньо. Он интересовался жизнью футболистов и его волновала каждая мелочь: эти особенности высоко котировали "сенаторы" раздевалки, а особенно Хосеп Гвардиола. Кроме того, Моуринью специально начал учить каталанский язык, что сделало проще его общение с прессой. Бобби Робсон на пресс-конференциях предпочитал не вдаваться в детали и отвечать на все вопросы достаточно односложно, но Моуринью переводил все куда красочнее, что отмечали испанские журналисты, знающие английский язык.

Моу помог адаптации юного Роналдо, а еще команде нравилось, что переводчик защищал футболистов. Кройф приучил "Барсу" к тому, что тренер всегда оберегает своих игроков — например, когда Альберт Феррер получил травму после дикого подката двумя ногами сзади, Кройф вышел на поле и влепил обидчику своего игрока оплеуху. Конечно, тренер заработал дисквалификацию, но команда очень высоко оценила его поступок. Моуринью тоже старался действовать подобным образом. 

В ноябре 1996-го года "Барселона" потерпела первое поражение в Примере с начала сезона. Это был выезд в Бильбао, где защитники "Атлетика" Айтор Каранка, Серхио Корино и Иньиго Ларраинсар отрывали ноги аттакерам "Барсы" Роналдо, Джованни, Фигу и Луису Энрике. После очередного фола, заметив усмешку на лице главного тренера "Атлетика" Луиса Фернандеса, взбешенный Гвардиола прокричал ему: "И чего ты улыбаешься?!" После этого скамейки двух команд вступили в конфронтацию. Луис Фернандес пытался поговорить с Бобби Робсоном, который выглядел отстраненно, и, казалось, ничего не замечал.        

Зато к Фернандесу маленьким ураганом подкатился Моуринью и начал храбро толкаться. "Ты вообще кто?! — орал Луис Фернандес. — Я тебя не знаю! Я разговариваю с Робсоном, а не с его переводчиком!" 

"Я тебе не просто переводчик!" — не менее громко кричал Моуринью.

Команда всегда фиксирует такие моменты. Игроки запомнили и отстраненность Робсона, и неистовость Моуринью. Они приняли переводчика: португалец стал для них своим. Гвардиола, которому явно не хватало бесед о тактике, которые он любил вести с Йоханом Кройфом, нашел в лице Моуринью благодарного слушателя; Хосе Мария Бакеро постучался в кабинет Моу, чтобы окончательно решить, уезжать ли ему в мексиканский "Веракрус", и если да, проводить ли прощальный матч. Окончательно осмелев, португалец уже делал собственные заявления для прессы. В частности, он декларировал, что там, где "Барселона" получает красные карточки, "Реалу" достаются только желтые — естественно, эти слова стали очень популярной цитатой в каталонской прессе. 

В конце концов, дело дошло до того, что Моуринью стал самостоятельно подсказывать игрокам со скамейки. Бобби Робсон, которого Моу безмерно уважал, относился к этому без ревности – видел, что в его переводчике, продолжающем перед каждым матчем поставлять тактические отчеты о соперниках в виде самых настоящих гроссбухов, живет душа тренера. Так как Бобби Робсон относился к защитным построениям с явно выраженным снисхождением (если не сказать "скукой"), именно Моуринью стал в 1997 году отвечать за защиту "Барселоны".  

В сезоне 1996/97 "Барса" выиграла Кубок кубков, Кубок Испании и Суперкубок Испании, забила в национальном первенстве 102 мяча, но все равно осталась без золотых медалей Примеры. 

После того, как все матчи были сыграны, Моуринью пошел в гости к Робсону — они жили в соседних домах в Ситжесе, фешенебельном курорте в 36 км от Барселоны. Уже было известно, что Хосеп Луис Нуньес ведет переговоры с Луи ван Галом, а Бобби Робсон покинет команду. Робсон посоветовал Моу остаться в блаугранас, наладить контакт с ван Галом и "учиться у этого сукиного сына" (англичанин был рубахой-парнем и никогда не лез в карман за красным словцом). 

Ван Гал тоже разглядел потенциал португальца. Моуринью стал одним из ассистентов нидерландского наставника (Нуньес по-прежнему звал его переводчиком), и часто следил за игрой не со скамейки запасных, а с трибун: ван Гал считал, что с верхотуры сектора игра видится иначе, и помощник может дать необходимые подсказки. "Очень высокомерный, но очень умный, — скажет потом Луи ван Гал. — Он не боялся со мной спорить, и, в конце концов, я прислушивался к нему больше, чем к любому другому своему помощнику". Доверие достигло такой степени, что нидерландец сделал Моу главным в команде в матчах Кубка Каталонии и на самых ранних этапах Кубка Испании. 

Амбиции Моуринью росли и в 1999-ом году он начал думать об уходе из "Барселоны". Разрыв отношений юридически был оформлен в 2000-ом году, когда перед отлетом в Сетубал Жозе Моуринью поужинал с Гвардиолой, Абелардо, Фигу, Серхи и Луисом Энрике. Он просидел без работы все лето, отказался от приглашения Бобби Робсона – англичанин хотел видеть его ассистентом в "Ньюкасле", и дождался-таки контракта с "Бенфикой". 

В "Бенфике" он пробудет только три месяца, переживет конфликт с президентом и увольнение, потом со скромной "Лейрией" Жозе сенсационно займет пятое место в чемпионате Португалии и получит вызов из "Порту", с которым, не менее сенсационно, выиграет Лигу чемпионов. 

Все остальное вы знаете и сами. Не важно, кем ты начинаешь свой путь, переводчиком, помощником или ответственным за амуницию. Амбиции, профессионализм и любовь к работе рано или поздно, но выведут тебя на вершину.

Автор: Глеб Борисов

Источник: СТАВКА TV

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
СТАВКА TV
+83
Реклама 18+
Популярные комментарии
Frizr
+11
Красавчик Глеб! Прочел с удовольствием!
bangura00
+7
Супер статья!
ЛеоБарсаМАНИЯ
+6
Я не поклонник Моуриньо, но статью прочитал с огромным удовольствием! Автору спасибо!
Tamara
+2
Интересно! Но вот странно, что потом он возненавидел Барселону всей душой. Да, он тренировал Реал. Но разве это повод , так грязно себя вести с командой, которая дала тебе путёвку в жизнь! А так, ничего против него не имею. Забавный.
Kloun-de-kloun
0
Это вы, уважаемые диванные эксперты, говорите о какой-то ненависти и неправильном поведении, а Гвардиола и Моуриньо продолжают уважать друг друга и понимают, что спортивная злость- это спортивная злость, а не что-то личное.
Написать комментарий 10 комментариев

Новости

Реклама 18+