Реклама 18+

Взгляд с вышки. Адель Ареф: «Несколько вооруженных парней хотели, чтобы я начал помогать местному теннисисту»

Рубрика «взгляд с вышки» снова в деле!

Отрывки из этого интервью были опубликованы на sports.ru Прочитав этот маленький кусочек, складывается неоднозначное впечатление  об этом арбитре из Туниса. Узнать бальiе об Аделе Арефе можно из этого материала.

перевела и опубликовала: яга

В 24 года он стал самым молодым обладателем золотого бэйджа в истории. За то недолгое время, что он провел среди лучших арбитров, харизматичный тунисец наделал много шума, в том числе, как первый представитель арабского мира в профессии.

В постоянном поиске новых возможностей Адель Ареф поменял кресло арбитра на должность маркетолога в теннисной федерации Катра. В новом амплуа он помогает организовывать турниры ATP и WTA, а на минувшей неделе Адель быль ключевым членом команды, которая провела матч Кубка Дэвиса в Дохе.  

Как вы стали арбитром в столь юном возрасте?

С семи до восемнадцати лет я играл в теннис. Но в шестнадцать я получил травму спины, и начал стремительно набирать вес. И тогда Слах Брамли (ныне технический директор теннисной федерации АОЭ) и некоторые другие ребята из мира тенниса настояли на моём обучении в Тунисе. Мне было всего шестнадцать, но я закончил курсы, став лучшем в классе. Один из арбитров, который в то время обладал золотым бейджем, попросил у моих родителей разрешение и взял меня  на серию турниров в Португалию. Вот так на четыре недели я провел в Португалии.       

Я был молод и  не особо представлял, как себя вести. К тому же, это были турниры из серии Сателлит, где не бывает линейных. Меня буквально съедали живьем. Поздно ночью я возвращался в свою комнату, звонил дедушке и начинал плакать. А в восемнадцать, я уже точно знал, что хочу получить золотой бейдж. Мне говорили: «Нет, это прерогатива тех стран, где проходят турниры Большого шлема. А ты из Туниса, араб и африканец, это будет очень тяжело». Но я был уверен, что в один прекрасный день, я добьюсь своей цели.  

Спустя два года, в Каире я получил бронзовый бэйдж, в 22 стал обладателем серебряного, а уже в 24 – золотого, и вот тогда всё завертелось.

Почему вы заверили карьеру в двадцать восемь лет?

В 2008 году я провел в дороге 300 дней, можно сказать, я совершил кругосветное путешествие дважды. Мое тело не выдержало. Работа стала не выносимой, когда я осознал, что не могу получить платиновый бэйдж, поскольку золотой – это предел.  Получается, что ты можешь работать бесконечно, не достигнув, чего-то большего.  

   

Помните свой первый Шлем?

Квалификация Уимблдона 1998 – мой первый матч на турнире Большого шлема. Мне было восемнадцать. Забавно, когда вы попадаете туда, то забываете, что следует делать. Я жутко волновался, поскольку понимал, что это был мой шанс, упустив который, вряд ли получишь ещё один. 

На самом деле Энди замечательный парень

Какой матч для вас как для судьи стал поворотным моментом? 

Я провел много матчей Кубка Дэвиса. Знаете, это – очень сложное соревнование, поскольку нам приходиться взаимодействовать ни только с игроками, но и с болельщиками. И первым таким поединком для меня стал матч в Зимбабве. Дорога от Парижа до Зимбабве заняла 15 часов, вот так начался мой первый большой матч. Он растянулся на пять сетов. Я провел на вышке шесть часов, и мне пришлось серьезно попотеть. Это был поединок с участием опытных спортсменов братьев Блэк, Байрона и Уэйна. А после этой встречи будто что-то щелкнуло, и мне стали доверять всё больше матчей, в том числе и важных.       

Скажите, вам было трудно заслужить уважение, ведь вы были очень молодым  арбитром?

Это был сущий кошмар. Из-за своего возраста мне приходилось работать усерднее остальных. Искренне хочу поблагодарить моего предыдущего начальника Майка Моррисси. В те годы он руководил судейским корпусом и продвигал меня по карьерной лестнице, что вызывало зависть у некоторых людей. Конечно, Майк дал мне шанс, но и я дожжен был проявить себя на вышке. 

Меня трясло, он кричал, просо обезумел...морально я был уничтожен       

Иногда, теннисисты выходят из себя во время матча, и в такие моменты арбитры должен успокоить игрока.  А что делали вы в таких ситуациях?

Всё дел в опыте. Ты учишься взаимодействовать с игроками, лучше узнаешь их. Поэтому ты не станешь вести себя с Роджером Федерером, так же, как с Арно Клемманом или Райнером Шутлером. Когда я только начинал работать, в туре играли: Евгений Кафельников, Горан Иванишевич, Марат Сафин. У все эти них схожие темпераменты…  Помню свой матч в Дохе, когда Иванишевич, как с цепе сорвался, когда я не расслышал выкрик судьи на задней линии. Меня трясло, он кричал, просо обезумел. Знаете, морально я был уничтожен.         

Один из самых памятных инцидентов с вашим участием произошел в 2006 году, когда в матче Кубка Дэвиса Энди Маррей обругал вас… 

Забавно, но люди по сей день думают, что я завершил карьеру из-за этого инцидента. Разумеется, это не так. Просто это часть нашей работы. Энди был очень молод, когда Великобритания играла очень важный матч против Сербии и Черногории   

Я действительно не мог ничего поделать, поскольку речь шла о противоположной боковой линии, а в такой ситуации очень не просто отменить решение линейного. Но Энди все не унимался, к тому же у него не было опыта в таких делах,  ведь микрофоны располагались прямо под моей вышкой, так что ВВС просто растиражировал всё это, и получился громкий скандал.  

На следующий день я не мог спокойно выйти из отеля.  Поэтому мне пришлось воспользоваться запасным выходом. Настоящая драма. Нам ведь нельзя обсуждать с журналистами такие вопросы, поэтому я стиснул зубы и терпел. Правда, Эндрю Касл в эфире ВВС заявил, что я был прав, что стало для меня хоть каким-т утешением.

Честно говоря, несправедливо, что арбитры лишены возможности комментировать ту или иную ситуацию. Но важным событием стало как раз то, что Маррея оштрафовали. А на следующем Уимблдоне люди все ещё обсуждали этот инцидент. Достаточно смешно, ведь в то время я жил в Монте-Карло, а Энди приехал туда на пару недель, но мы даже не разговаривали друг с другом. Мы могли встретиться на улице и пройти мимо, не сказав ни слова.

У нас есть «черный» список

Он извинился?

Да, он извинился два года спустя в Париже. У нас улучшались отношения, когда я работал в Федерации тенниса Кататра, а Энди стал приезжать в Доху. Сейчас мы со смехом вспоминаем эту историю. На самом  деле Энди замечательный парень,  и я понимал, что у него большое будущее. Он был молод, и пресса повернула ситуацию против него.  

Были ли игроки, матчи которых вы не хотели обслуживать?

Разумеется, у нас даже есть «черный» список. Перед турниром вы составляете свой список, в который вносите имена игроков, на матчах которых  не хотели бы работать.  

  

Кто входил в ваш список?

Маррей был в моем списке, поскольку не очень-то хочется всё время конфликтовать с одними и теми же игроками. Некоторое время там был и Арно Клемман.

Французы постоянно пользуются присутствием франкоговорящего судьи на вышке, чтобы лишней раз пожаловаться на всё вокруг. То слишком жарко, то болл-бой не там стоит, то полотенце не белое. Это превращается в постоянный писк оправданий.  

Расскажите о самом безумном опыте, который вы получили, когда были арбитром?

Это были соревнования в Западной Африке. Чтобы набраться опыта, я шесть недель работал на Фьючерсах. Я прилетел в Лагос из Швеции, и по всему периметру аэропорта стаяла вооруженная охрана. А первым кого я встретил, добравшись до отеля, была ящерица. В теннисном клубе все корты были покрыты трещинами, и мне даже пришлось остановить матч, поскольку на корте появилась змея. В другом матче нигериец играл с французом, а с верхних трибун, стремясь привлечь мое внимание, несколько вооруженных парней махали мне руками. И всё это лишь для того чтобы я начал помогать местному теннисисту. И так продолжалось все шесть недель.  

                      с Евой Асдараки, Карлосом Бернардесом и Элисон Ланг

В постоянных разъездах вы чувствовали себя одиноким, ведь вы были очень молодым судьей, а общаться с игроками вам запрещено?

Я  общительный  парень, люблю больше компании, пошутить, и конечно, посмеяться. Но в этой профессии чрезвычайно высокая конкуренция, и если с кем-то сблизиться, то совершенно неожиданно можешь получить нож в спину.  Как говорят французы «panier de crabes», это выражение можно перевести – «как скорпионы в банке». Проще говоря, если у кого-то есть возможность подавить тебя, он ее использует. Именно тогда, я понял, что это не та жизнь, которой я хочу жить.         

Вы хотели бы вернуться?

Ни за что.

Расскажите, чем вы сейчас занимаетесь? 

Я открыл собственную компанию, которая занимается спортивным менеджментом. По некоторым вопросам сотрудничаю с Викторией Азаренко, многими другими игроками и изрядным количеством теннисных турниров. Готовлю материалы для СМИ, занимаюсь маркетингом, нахожу спонсоров, и делаю многие другие вещи в этом направлении. К слову, на прошедшем Уимблдоне я подобрал Виктории платье для вечеринки игроков. Сейчас я живу в Бейруте. Помимо всего, помигаю организовывать крупные мероприятия. Например, участвую в поиске таланты для  проекта «Голос», который проходит в арабских странах.   

 

 

PS:обещанного три года ждут)) Дальше Ева Асдараки

  

Источник: интервью порталу Sport360

Фото: Facebook & BBC & Zimbio

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Спагетти
+21
Популярные комментарии
teterechka
+3
"Достаточно смешно" это.
Ответ на комментарий Mobilis
"Достаточно сменно, " - что это? Не понял. А так очень интересно.
comb
+2
Самого судью помню весьма смутно, но прочитала с огромным интересом, спасибо...
пользователь заблокирован
+2
понравилось, но активизируйте местных редакторов: опечаток много :)
Написать комментарий 9 комментариев

Новости

Реклама 18+