Ураган Умбрии

Внутри каждого итальянца бурлят противоречия. Успешные бизнесмены, серьезные политические деятели, непроницаемые карабинеры или мудрые профессора Ла Сапиенцы – никто из них никогда не упустит возможности щегольнуть своими вокальными данными, каламбурами разной степени сальности или другими формами выражения страстного артистизма. Но эти, в целом безобидные проявления собственной индивидуальности и желания привлечь внимание иногда принимают чересчур причудливые формы.

Особо экстравагантное поведение присуще должности президента и владельца итальянского футбольного клуба – этот пост уже традиционно для Италии стал кафедрой для разнообразных неоднозначных выступлений. Когда на природные эксцентрику и бесовщинку накладывается безудержная любовь к кальчо, человек стремительно превращается в подобие Фантоцци – комического персонажа, созданного великим юмористом Паоло Виладжио.

Собственник «Палермо» Дзампарини, владелец «Дженоа» Прециози, патрон «Наполи» Де Лаурентис – сейчас тон высокопоставленных футбольных безумств задают именно эти люди, но даже их экстравагантные высказывания и решения меркнут по сравнению с тем шоу, которое в свое время разжигал хозяин «Перуджи» Лучано «l'uragano» Гауччи.

28 декабря 1936 года Франция произвела на свет врага государства №1 - Жака Мерина, а ровно тремя годами позднее в этот же день один из римских роддомов преподнес Италии виртуозного финансового махинатора и экспрессивного генератора безумных футбольных идей.

Будущий успешный делец покинул отчий дом в поисках заработка лишь в середине 60-х, став водителем автобуса, курсирующего по римским улочкам. Быстро ухватив суть отношений с работодателем, Гауччи начал бодро карабкаться вверх по карьерной лестнице, и, в конце концов, занял одну из руководящих позиций в транспортной компании.

Параллельно основав несколько контор по уборке римских улиц, через десяток лет  Лучано сумел сколотить неплохой капитал, который вложил в создание конюшни Allevamento White Star  – и в течение восьмидесятых Гауччи будто бы оттачивал навыки проведения трансферных операций на лошадях.

В начале девяностых ему наконец-то удалось пробраться в желанный мир футбола и сходу стать заместителем президента «Ромы» Дино Виолы. Но очень скоро престарелый Виола скончался, и Гауччи покинул столичный клуб. Мотивом ухода стало желание безраздельно властвовать и контролировать все системы своего собственного клуба – потому как «Рому» за будь здоров прибрать к рукам не представлялось возможным, уж слишком много политических фигур первостепенной важности крутилось поблизости.

Наотрез отказавшись от покупки «Лацио», Лучано приобрел жемчужину Умбрии – «Перуджу», на целых тринадцать лет вперед обеспечив местным тифози более чем веселую жизнь. Покупку он объяснил тем, что чувствовал острую необходимость оказать славному, но прозябающему в серии чи клубу свою посильную поддержку. На самом деле, радикальный демократ Гауччи просто жаждал получить в руки команду, в которой он сможет хозяйничать, диктовать порядки и самовыражаться.

Один из принципов Гауччи, обусловивших его бурную деятельность, звучит так: «где написано, что нельзя?» На протяжении всего своего пребывания в «Перудже» он активно играл на нервах у итальянского футбольного чиновничества, с упорством землекопа отыскивая все новые и новые лазейки в законодательстве и вынуждая руководство кальчо вносить поправки в регламент проведения соревнований. Гауччи был пунктуален и регулярен в двух вещах – в приеме пищи и в организации головной боли для Франко Карраро.

В свой первый же сезон в Умбрии Лучано проявляет нетерпимую и мошенническую натуру: «Перуджа» добивается повышения в серию Б, но прокуратура обнаруживает факт подкупа судьи – арбитр решающей для «грифонов» встречи получил в подарок отличного жеребца из конюшни Лучано. В наказание клуб оставили в серии чи, а Гауччи запретили осуществлять деятельность, связанную с футболом, в течение ближайших трех лет.

Без своего патрона «Перуджа» все же осилила переход в серию Б, а через какое-то время  доковыляла и до серии А. Природное чутье, которое когда-то помогало Гауччи покупать хилых лошадей за бесценок, а затем перепродавать их с максимальной выгодой, не подводило и в отношении футболистов. Чего стоит пример Хидетоси Накаты – первого японца кальчо,  купленного за 4 миллиона долларов и перепроданного в «Рому» за 29. Примеру очень скоро последовала «Венеция», арендовавшая из Джей-Лиги Хироси Нанами, но столь же удачным трансфер не стал ни в экономическом, ни в спортивном плане.

Как страстный поклонник слабого пола вне футбола, Лучано стремился вовлечь женщин и в кальчо. В 1999 году он устроил гендерный взрыв, назначив на пост главного тренера принадлежавшего ему «Витербезе» бывшую футболистку Каролину Мораче. Успеха эксперимент не принес, и Мораче ожидаемо покинула клуб спустя всего несколько месяцев, но произведенный на общественность эффект пришелся Гауччи по душе.

Вскоре он с удовольствием объявил, что законом не запрещено приглашать в футбольную команду женщин, и принялся изучать составы норвежской, шведской и немецкой сборных. Ханна Юнгберг и Биргит Принц были в шаге от перехода в «Перуджу», и заголовки газет уже пестрели дикими заголовками: «Юнгберг переезжает в Перуджу! И это не Фредди, а Ханна», пока, наконец, заварушка не прекратилась путем вмешательства в дело официальных лиц вплоть до Зеппа Блаттера.

Надо сказать, что в начале двухтысячных все эти маневры не мешали «Перудже» показывать неплохие результаты. В тренерах числился молодой Серсе Косми, раскрываться начали купленные за гроши Фабио Гроссо, Марко Ди Лорето, Цисис Вризас и Зе Мария, успешно проявляли себя Марко Матерацци и Милан Рапаич.

Одним из самых ярких игроков того состава был южнокореец Ан Юн Хван. Форвард неплохо начал европейскую карьеру, но все «испортил» чемпионат мира 2002 года, когда в стадии плей-офф его гол похоронил надежды «скуадры адзурры» на чемпионство.

По возвращении в расположение «Перуджи» счастливый Ан Юн Хван оторопел – задыхаясь в патриотическом приступе, Гауччи разорвал и аннулировал контракт с корейцем, заявив на всю страну следующее: «Я националист, и расцениваю поведение Хвана как личное оскорбление. Я не собираюсь платить зарплату тому, кто посмел развалить итальянский футбол». Чуть подостыв, Лучано взял свои слова обратно и попытался вернуть нападающего, но гордый кореец отпарировал предельно жестко: «Мои дела с «Перуджей» закончены. Вместо того чтобы поздравить с голом на чемпионате мира, Гауччи был готов уничтожить меня».

Венцом экстравагантных выходок бывшего водителя автобуса стало приглашение в «Перуджу» Саади Каддафи – третьего сына того самого ливийского лидера. В свойственной ему манере, Гауччи отпарировал едкие вопросы журналистов лаконичным «а кто сказал, что в клуб нельзя покупать сыновей политических лидеров?»

Каддафи собрал себе солидный штаб из Диего Марадоны в качестве «технического консультанта» и канадского спринтера Бена Джонсона, ставшего личным тренером ливийца. Однако все, на что сподобилась высокопоставленная особа – 20 минут игры против «Ювентуса» и проваленный впоследствии тест на допинг. Гауччи было все равно – медиа-пространство он взорвал, а значит, цель была достигнута.

Конец истории пришелся на 2005 год – к тому времени Лучано уже вполне четко понимал, что вскоре Фемида отправит прокуратуру в крестовый поход за его головой. «Перуджа» стала средоточием огромного количества всевозможных махинаций, и ее гигантский отрицательный баланс не мог не привлечь внимание финансовой гвардии. Поэтому Гауччи поручил проведение процедуры банкротства клуба своим сыновьям Риккардо и Алессандро, а сам спешно уехал в Доминикану. В 2006 власти взялись за дело, засучив рукава, и отправили сыновей Лучано в тюрьму «Капанне», попутно наложив арест на всю недвижимость семьи Гауччи в Умбрии, Марке и Лацио.

Лучано скрывался в тропиках до 2009 года, пока следствие не зашло в тупик, открыв дельцу путь обратно в Италию. Журналисты атаковали 69-летнего Гауччи чуть ли не у трапа самолета. Он их ждал. В своем первом же интервью после возвращения на Аппеннины фактически разоренный «мордастый псих» (еще одно прозвище Лучано) заявил: «Я обязательно вернусь в кальчо, как только подберу подходящий клуб. Мне интересно пройти весь путь с самого начала – с серии чи. И вы еще услышите обо мне. Когда я покупал Накату, люди смеялись надо мной – и как же приятно было их посрамить! Я был первопроходцем раньше, им и останусь навсегда».

Этот текст вы могли прочитать в августовском номере журнала Total Football

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Мята и базилик
+56
Популярные комментарии
Александр Скворцов
+2
В моем же блоге был текст о Гауччи, но он мне не нравился. Так что это, можно сказать, новая версия.
Ответ на комментарий CHPoK
А я очень похожий текст на спортс.ру уже читал. Точно читал. Только там еще фотки были...
Roswell
+2
Поэтому я и люблю итальянский футбол, где еще встретишь таких персонажей?)
Big Rig
0
Интересно, спасибо
CHPoK
0
Тогда понятно )))
Ответ на комментарий Александр Скворцов
В моем же блоге был текст о Гауччи, но он мне не нравился. Так что это, можно сказать, новая версия.
powerslave
0
Последние годы Перуджы в Серии совпали с первым знакомством с итальянским футболом. Калач, Зе Мария, Убнер, Косми...
Написать комментарий 11 комментариев

Новости

Реклама 18+