Реклама 18+

«Похоже на секс без оргазма». Исповедь типичного спортивного журналиста

Это не Юрий Дудь, не Игорь Рабинер и даже не Глеб Чернявский. Его тексты забываются быстрее, чем фамилия под ними. Один из миллиона ноунеймов российской спортивной журналистики согласился дать анонимное интервью Russian Football News, в котором рассказал, как работа мечты превратилась в мучение.

 футбик

— Кем ты мечтал стать в детстве?

— Это уже начало?

— Ага.

— Вот даже не помню, честно. В детстве все наверняка засыпали с мыслями, что станут похожими на своих отцов или на тех, кого постоянно крутят по телевизору. Но я себя не ассоциировал ни с какой профессией. Я до безумия любил смотреть спорт. И какой бы вид спорта ни смотрел, я всегда думал, как было бы круто, если бы тоже ставил рекорды, раскладывал мячи по девяткам, спасал свою команду в самый напряжённый момент. Жил бы где-нибудь за границей и вряд ли бы хотел вернуться в Россию. Вот так я себя видел в подростковом возрасте. Иногда возвращаюсь к таким мечтам и сейчас.

— Какой вуз ты в итоге выбрал и на кого учился?

— У меня была тяга к точным наукам. Да и вообще я и в быту люблю, чтобы всё было точно, в срок. Сделать одно дело, потом переходить к другому. Гуманитарные науки я вообще не любил. Стыдно сказать, но класса до 9-10 за меня писали сочинения, потому что совсем тяжело давался этот процесс. В итоге было очевидно, что нужно идти в технический вуз. Лучше всего, чтобы было связано с информатикой, потому что IT-сфера даже в 2010-е года, когда я поступал, набирала обороты.

Очевидно, надо было думать на пару шагов вперёд и подумать о том, кем я хочу работать. IT-сфера мне показалась подходящим вариантом. Это не был выбор родителей. Это было моё решение. Учиться я в итоге пошёл в МАИ на специальность «Информационные технологии». Должен был стать инженером, программистом, но именно должен был, а не стал. По специальности я не проработал и дня.

— И как же ты стал спортивным журналистом?

— Во время учёбы я понял, что пришла пора зарабатывать. К курсу 3-4 у меня был ЖЖ, в котором я писал про всякий спорт, даже про культурные какие-то мероприятия было, типа церемонии «Оскара», «Грэмми». Да даже на стенке «Вконтакте» я много чего писал, но делал это для себя, потому что понял: «Хочу попасть в спортивную журналистику, я слишком много смотрю спорт, чтобы быть вне его».

В итоге я начал набивать в поисковике про вакансии в спортивных медиа. Увидел, что есть вакансия в отделе спорта в одном общественно-политическом издании, написал туда без надежды, на авось, что называется. Проходит пару дней, мне звонят, но я не поднимаю трубку, потому что просто привычка не брать незнакомые номера. Проходит ещё один день и после пьянки, как сейчас помню в марте 2014 года, опять тот же номер. Ну, думаю, раз звонят второй раз, значит, что-то от меня нужно. Поднимаю, а там из этого общественно-политического издания звонят. В тот момент я был самым счастливым человеком и сказал себе, что этот шанс я ни за что не просру.

— И что в итоге, не просрал?

— 3,5 года я в этой профессии. Шанс не просрал, но, оглядываясь назад, могу сказать, что воспользовался я им не так. Если бы всё можно было переиграть, я бы это сделал.

— Например?

— Я бы совершенно точно не пошёл в спортивный отдел в общественно-политическом СМИ. Тогда я не понимал всех последствий такой работы, мне казалось, что спорт всем интересен всегда, в любом виде, да и работу я иначе себе представлял. Стоило сразу начинать со спортивного СМИ, но тогда такого варианта не было.

— Зачем же ты перешел из одного общественно-политического СМИ в другое?

— Меня так всё достало в первом общественно-политическом СМИ, что на предложение перейти я согласился, можно сказать, не думая. Тогда я бы, наверное, согласился на любое предложение, хоть в сельской газете писать про спорт, хоть где. Мне нужны были новые эмоции, новые ощущения, как это принято говорить, мне нужно было вернуть себя к жизни. Тогда я посчитал, что это именно то, что мне нужно. Прошёл год, и я говорю снова: «Я ошибся».

— Куда пойдешь теперь?

— Вообще по-хорошему надо это всё прекращать. Это похоже на мучение, а скорее даже на секс без оргазма. Думаю, что тот день, когда я уйду из журналистики, будет праздником для меня. Тот день, когда я посмотрю теннисный матч или боксёрский поединок без мысли, что мне об этом надо будет завтра написать или сделать интервью с экспертом, о котором уже все забыли, станет для меня вторым праздником. Надо учиться программировать, может, что-нибудь подобное. Учиться никогда не поздно.

футбик

— Спортивная журналистика мертва?

— Я бы сказал, что не нужна. Мне кажется именно это слово более подходящим. Это касается медиа в принципе. Не только спортивных. По крайней мере, в том виде, в котором они существуют сейчас. Мне очень понравилась недавно фраза, которую сказал Александр Роднянский в интервью Юрию Дудю: «Журналистика должна напоминать государству об обязанностях, а обществу — об идеалах». В России так не происходит. Журналисты в России сталкиваются с чередой противостояний, препятствий. Мне кажется, всё должно быть иначе.

— Как ты относишься к тому, что я вырезал часть твоего ответа на предыдущий вопрос?

— Плохо! Когда журналист переписывает за спикера своими словами, вырезает куски, потому что они не соответствуют политике редакции, за такое следует отрывать руки.

— Сам так никогда не делал?

— Конечно делал, не один раз даже. И это плохо, но я достаточно труслив, чтобы идти воевать с теми, кто главнее меня в редакции и доказывать, что либо текст выходит так, как я его сдал, либо он не выходит вообще. Надеюсь, у меня хватит яиц, чтобы однажды сделать такое.

— Боишься увольнения и потери стабильного заработка?

— Да, как и любой нормальный человек. Большинство людей считают своих начальников мудаками, но продолжают работать дальше, потому что знают, что если потеряют работу, то им будет очень плохо. Сейчас у меня есть стабильный заработок, а рынок, напротив, нестабилен. Это меня удерживает от принятия поспешных решений.

— Твой идеал в спортивной журналистике?

— Тут я выставлю себя неучем, пожалуй, потому что мало кого читаю. Из того, за кем слежу и кто нравится, отмечу, как работает Шевченко. Он пишет легко и не перегружает тяжёлыми формулировками, а в соцсетях и шутит хорошо. Дудь всегда говорит занятные вещи, которые мне как его зрителю интересны. Если взять их двоих, то получается идеальное сочетание юмора, шуток на актуальные темы и подачи материала так, чтобы это было интересно. А то обычно читаешь заголовки, зеваешь уже на первом абзаце и переключаешься на что-нибудь другое. Эту претензию я готов адресовать и себе.

— Тебе нравится Шевченко, но при этом ты, как я слышал, сторонник диванной журналистики.

— Алкоголикам нравится водка, но они предпочитают коньяк. Это же не значит, что если я диванный журналист, то мне не может нравиться Шевченко?! Я не могу сказать, что это эталон, нет, но меня не оставляет равнодушным его деятельность.

— А Дмитрий Егоров тебе нравится?

— Тут опять все упирается в то, что я редко его читаю. Если не читаю его, значит, не нравится. Но тут надо оговориться, что я в принципе мало уделяю времени трудам коллег. Давно хочу побольше читать других, но слишком ленив для этого. Но на самом деле не понимаю, почему практически в любом разговоре журналистов всплывает фамилия Егорова. Я сам достаточно скромен и к славе не стремлюсь, а он производит впечатление такого человека, который всеми способами пытается быть в тусе и своим. Одна фотка с Федуном и шарфом «Граци, блять!» чего стоит. Мне это не нравится, но это не значит, что это плохо.

— Может ли сегодня спортивный журналист быть успешным без хайпа?

— Хочу в это верить, но боюсь, что это невозможно. Хотя я всегда ставил выше кропотливую и усердную работу журналиста, который потратил кучу времени, но сделал качественный материал на не самую популярную тему, чем ту, что сделана на попсовую и обсосанную со всех сторон тему. То есть я с гораздо большим удовольствием прочитаю качественный лонгрид на тему, почему Рафаэль Надаль — лучший теннисист мира в 2017 году, чем реакцию соцсетей на героическую ничью «Спартака» в Лиге чемпионов с «Ливерпулем». Я бы вообще запретил цитирование соцсетей на уровне СМИ.

— Надаль — это ведь тоже хайповая тема, разве нет?

— На мой взгляд, нет, превосходство Надаля в сезоне — это не хайповая тема. Его первый в карьере парный матч с Федерером уже скорее хайповый вариант. Тексты об этом мне уже не очень интересны, но с хайпом, судя по всему, надо мириться

— Не думал о том, чтобы уйти в другую сферу?

— Думал, сейчас тоже думаю. Но очень велика вероятность, что в другой сфере я буду ещё хуже, чем в журналистике. Я бы хотел попробовать себя в другой роли, но сейчас кажется, что это не самая хорошая идея.

— Дай совет тем, кто хочет стать спортивным журналистом.

— Не идите туда! Не надо! Не хочу, чтобы люди тратили своё время зря.

Но если всё-таки желание слишком велико, то главное — не бояться. Не бояться спрашивать, не бояться звонить и узнавать. Помните, что вы ничего не теряете.

Фото: https://www.instagram.com/rusfootballnews/

Есть множество гениальных текстов, которые проходят мимо нас. Подпишись на телеграм-канал Trash Talk, чтобы следить за артхаусом русской спортивной журналистики.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Russian Football News
+35
Популярные комментарии
Александр Симбирский
+4
Эй, это же я на второй фотке рядом с парнем, что с ноутом
Богдан Павлов
+3
По ощущениям интервью дико закомплексованного, не верящего в себя, немного трусливого человека, который пошёл на работу туда, где хоть в чём то разбирался и теперь боится всё это потерять. Не хочу никого задеть или обидеть, просто мои впечатления. Парень, если ты попал не в самое лучшее место работы/не в ту страну/это просто не твоя профессия/ты обозреваешь не тот спорт, что нравится, это не значит, что у других не получится или журналистика мертва.
Джинн
+2
Т.е. он вместо айтишника стал работником отдела спорта в каком-нибудь МК? ))) И не внештатником, а работником?

Бро, мои искренние соболезнования.
Написать комментарий 6 комментариев

Новости

Реклама 18+