Его ждала серия А и тренировал Сарри, а теперь он пытается вернуться в футбол в Красногорске

15 лет тому назад имя Луки Паштиани в Москве знали многие из тех, кто так или иначе был связан с детским футболом – тренеры команд, организаторы соревнований, родители ребят из клубных школ. Он феерично выступал на турнирах, в нём видели большой талант. После отъезда в Италию его потеряли из виду, но время от времени приходили многообещающие новости – вот он стал воспитанником академии «Эмполи», вот попал в дубль команды, вот подписал контракт с «Сиеной». Луку называли «русским итальянцем» и прочили большую карьеру. А потом он пропал с радаров.

Мы нашли его в подмосковном Красногорске и расспросили обо всём.

«Тренеры говорили, что я лучший, но в состав не ставили»

Лука, тебя сопровождала легенда о «русском итальянце», который ребёнком оказался на Апеннинах и быстро стал там своим. Да и имя с фамилией звучат на итальянский манер. Кто ты на самом деле?

– Это всего лишь шутливое прозвище, а так я коренной москвич. Имя и фамилия с Италией никак не связаны, они мне достались от родителей: папа грузин, мама русская. Они живут в Москве уже много лет, здесь же родился и вырос я и мои сёстры. Хотя в Италии «Лука» – распространённое имя. Меня и вправду принимали за своего, тем более когда выучил язык.

А итальянское гражданство у тебя есть? В футбольных справочниках тебе рисуют два флага.

– Нет, это ошибка, я гражданин России. До получения итальянского гражданства мне нужно было прожить там ещё год. Но не сложилось.

Давай по порядку. В каком возрасте ты начал всерьёз заниматься футболом?

– Наверное, когда впервые увидел мяч (смеётся). По крайней мере, в 4-5 лет я всё своё время проводил на улице, на спортивных дворовых коробках, где не расставался с мячом. И однажды подошёл незнакомый человек и сказал, что мне обязательно надо пойти в какой-нибудь клуб. Дома я передал это родителям, а те не поленились отвести меня в детско-юношескую школу «Динамо». Мне было лет 6-7. На первой же тренировке сказали, что талант есть, из ребёнка может получиться настоящий футболист. И пошло-поехало.

Кто был твоим первым тренером?

– Владимир Васильевич Бодров. Умный тренер, который многому научил меня. Но через несколько лет он ушёл, кажется, в «Спартак».

С 2008 года и до прошлого лета он действительно был главным тренером спартаковской академии имени Черенкова. Сейчас – старший тренер Футбольной школы молодёжи при Москомспорте.

– Не знал, но хотел бы передать Владимиру Васильевичу привет и самые добрые пожелания. Пусть он вырастит ещё много классных игроков.

В детско-юношеской школе я провёл 5-6 лет, быстро заработал себе имя на уровне детских турниров. В нашей команде 1996 года рождения я был центрфорвардом, быстрым, с хорошей техникой и к тому же забивным. Видимо, поэтому и запоминался (смеётся).

Логично. Как случился переход из «Динамо» в «Эмполи»?

– Перехода как такового не было, наоборот, перед «Эмполи» я уже с полгода не играл. Чем старше мы становились, тем больше дело было не в способностях, а в связях и деньгах. Мне не очень хотелось бы вспоминать об этом.

И всё же, что ты имеешь в виду? Маминых-папиных сынков?

– Точно. Играли те, за кого мамы и папы были готовы платить. Моя семья не была готова. Тем более тренеры прямо говорили, что я лучший. А в состав не ставили. Так стало происходить матч за матчем, и мы поняли, что в нашем футболе это не случайность, всё базируется именно на деньгах. Таким способом своих детей стараются вывести наверх, подтолкнуть их футбольную карьеру. Чужим детям, получается, дорогу перекрывают.

«В «Эмполи» сказали: «Ты должен остаться здесь»

Итак, ты перестал попадать в состав. Что дальше? Как появился вариант за рубежом?

– Мы стали интересоваться, какая футбольная школа считается лучшей в мире. Нашли в интернете академию итальянского клуба «Эмполи». Посмотрев видео, я был в шоке от того, как играли мальчишки. И подумал, что сам так никогда не смогу.

Однако всё же попытался?

– Загорелся мечтой, хотя особой надежды не было. Тем летом мы с мамой поехали отдыхать в Италию, и побывали в Эмполи на удачу, не особо рассчитывая на что-то. Буквально постучались в двери академии с просьбой посмотреть меня. А попасть в неё очень трудно, там очередь на просмотры. Приезжают ребята со всей Европы – итальянцы, испанцы, французы. Едут и из африканских стран. Мама упрашивала попробовать меня на поле и каким-то чудом нас отвели к детскому тренеру. Он сказал, что даст мне сыграть в тренировочном матче 10 минут.

Эти 10 минут всё и решили?

– Выходит, так. Сидел на скамейке и страшно волновался. Вокруг незнакомые ребята, общаются на чужом языке, я же не смогу с ними ни о чём договориться на поле. Во втором тайме меня выпустили. Первые две минуты я просто смотрел, но потом ноги сами начали двигаться, я начал понимать ребят, как будто давно занимаюсь вместе с ними. За 10 минут забил дважды – и тренер оставил меня на поле до конца матча.

В тот же вечер мы поехали в главный офис футбольного клуба, итальянский мы с мамой вообще не понимали, нам что-то объясняли на ломаном английском, но и с этим было сложно. Вдруг открылась дверь, вошёл директор академии «Эмполи», дал мне сумку с формой команды и сказал одну фразу: «Ты должен остаться здесь». Вот тут мы всё поняли.

Фантастика.

– Так же подумал и я. Это были удивительные ощущения – меня увидели и оценили, признали за своего в лучшей футбольной школе мира!

«Получилось, что из-за футбола я разделил семью»

И ты прямо так и остался?

– Конечно, нет. Нам надо было решить кучу бытовых вопросов. На постоянной основе я вернулся в академию через месяц. Мы сняли квартиру в маленьком городке Стаджиа неподалёку от Эмполи. На тренировки и обратно ездил на автобусе от клуба.

Вы поехали всей семьёй?

– Только я и мама. Работа не позволяла отцу уезжать из Москвы надолго. Мне было ужасно сложно без него, ведь тогда он был моим лучшим другом. И старшая сестра тоже осталась с ним. Получилось, что я со своим футболом разделил семью на две половинки. Все тосковали друг по другу.

На что вы жили? Клуб платил стипендию?

– Нет, я всего лишь занимался в академии, но никаких контрактов или стипендий у меня не было. Мы сами оплачивали жильё, еду, да и с такими делами, как оформление вида на жительства, а в Италии это очень сложно, мама разбиралась самостоятельно. Для семьи это было очень трудное время. Мало того, что родители теперь жили порознь, так они ещё и пошли на огромный риск и большие затраты. Они решились на инвестиции в меня, сделали столько всего ради моего футбола, что стали для меня супергероями.

И как тебе жилось в Италии?

– В том же городке я поступил в местную школу. За три-четыре месяца освоил итальянский язык. В средней школе проучился три года, успешно сдал экзамены и перешёл в высшую школу. Хотя, признаться, учёбой не сильно интересовался, в голове на первом месте всегда был футбол. По городку я ходил только с мячом, играл везде, где только можно. А главное – это ежедневные тренировки в академии, у детского тренера Симоне Бомбардьери. Началась настоящая футбольная жизнь. Мечта сбылась!

«Хотел бы сказать, что Сарри меня заметил»

В Москве тебя вспоминали?

– Да, в тот момент из нашей школы я был единственным из парней, кто уехал играть за границу. Возник некоторый ажиотаж – обо мне писали, говорили, ребята связывались со мной через «ВКонтакте», спрашивали, как дела и как попасть в «Эмполи». Но следом никто так и не приехал. А я продолжал тренироваться и чувствовал, что поднимаюсь на новый уровень.

Как ты двигался в структуре клуба?

– В «Эмполи» с сезона 2012-2013 я играл в дубле основной команды и был близок к попаданию в неё. Тренер юношеской команды Марио Чекки не раз говорил, что из меня выйдет толк.

Может быть, и с Маурицио Сарри встречался?

– Да, в том сезоне, когда я дошёл до дубля, он был главным тренером «Эмполи». Хотел бы сейчас заявить, что уже тогда он меня заметил и сказал: «Лука, ты нужен мне, жду в основе» (смеётся). Увы, такого разговора не было. Я был слишком молод и не настолько готов. Но с основной командой мы тренировались, играли товарищеские игры. С Сарри было интересно, чувствовалось, что тренер неординарный. Неслучайно он потом вывел «Эмполи» в серию А.

И в том же сезоне случилась моя первая серьёзная травма. Во время тренировки рвался к воротам, немного отпустил мяч. Вратарь попытался опередить и прыгнул в ноги так, что правое колено захрустело. Порвались крестообразные связки и мениск. Я выбыл из футбола почти на год.

Бизнесмен и политик Константин Ремчуков вспоминал, как семь дней в неделю занимался футболом. Мечтал стать игроком сборной СССР, болел за ростовский СКА, одной из звёзд которого был Виктор Понедельник. Родители не запрещали ему футбол в лоб, но как мудрые люди постарались направить на другой путь.

Как-то Понедельник получил перелом ноги, после которого уже не вышел на прежний уровень забивного нападающего. И Костя стал свидетелем разговора родителей, когда те сознательно рассуждали при нём: вот ведь как бывает, в 28 лет карьера практически закончилась – и что в таких случаях делать футболисту? Отец отвечал матери, что можно пойти работать учителем физкультуры. У парня всплыли в голове оба школьных физрука и он осознал, что карьера футболиста не обязательно будет светлой. После этого поступил в Университет дружбы народов, футбол не оставил, играл за сборную универа, но жизнь его пошла в совсем другом направлении.

К чему я клоню – тебя травма не остановила? Ты не подумал, что такая серьёзная вещь, как разрыв «крестов», может, извини за дурацкий каламбур, поставить крест на карьере? И что нужно подумать о чём-то другом?

– Конечно, переживания были, я сомневался, что вернусь прежним Лукой. Но меня так поддерживали и родители, и все в клубе, что этот страх прошёл. А жизни вне футбола я в тот момент себе не представлял. Клуб оплатил мне лечение, операцию сделал один из лучших хирургов Италии. Директор говорил, что впереди меня ждёт серия А (хотя в том сезоне «Эмполи» в неё не вышел, только спустя год). Я снова начал играть, а летом попал в «Сиену».

«Сиена» предложила продлить контракт, но я уже был в Москве»

Каким образом случился переход в «Сиену»?

– Директор академии «Эмполи» Андреа Инносенти ушёл туда и единственным, кого он решил взять в новый клуб с собой, оказался я. Он так верил в меня.

Это был твой первый профессиональный контракт?

– Да. Я играл в дубле и занимался с основной командой, играл с ней товарищеские игры. Она тогда была в серии А. Сезон отыграл за дубль и забил, если не ошибаюсь, 28 мячей. Всего из дубля с основной командой тренировались три человека. Так прошёл год.

Но если в футболе всё было хорошо, то с личной точки зрения он оказался для меня очень тяжёлым. Мама ждала ребёнка, ей надо было быть с отцом, а ему надо было быть с ней. Поэтому в середине сезона она вернулась домой. Полгода я жил один. А после сезона собрал вещи и тоже поехал сюда.

Не выдержал одиночества?

– Сложилось всё вместе, и это тоже. Я вроде бы уже был взрослым, исполнилось 18, но не могу сказать, что у меня была голова на плечах. Профессиональный футболист, первый контракт – ты «ловишь звезду» от того, что есть деньги, вокруг тусовки, ты с приятелями весел и беспечен, весь мир перед тобой. А тут ещё это расставание… Я как будто потерялся в Италии. Приходил домой один, сам занимался бытом, засыпал в одиночестве. Каждый день мне хотелось обнять своих родителей, посмотреть на маленькую сестричку, побыть рядом со старшей. Вот так моя глупая голова и решила, что надо вернуться. Правда, я думал, что съезжу ненадолго.

Летом «Сиена» предложила продлить контракт, но я уже был в Москве. И эта жизнь с семьёй не отпустила меня обратно. Я был уверен, что смогу так же хорошо играть и зарабатывать здесь. Такая юношеская самоуверенность. В перспективе надеялся попасть в премьер-лигу, но начать хотел с ФНЛ. Первым делом попытал счастья в «Химках».

У тебя был агент? Кто помогал туда устроиться?

– Нет, агента у меня никогда не было. Обычно везде пробовал сам, просто обращался в клуб. Контракта с «Химками» не подписывал, меня пустили заниматься на правах «парень приехал из Италии, пусть потренируется». В тот момент мне показалось, что вернулся на три года назад – настолько был низкий уровень, я легко тренировался и играл наравне с футболистами, которые были уже довольно опытными. В «Химках» поддерживал форму, потом так же ради тренировок пошёл в «Строгино». И там, и там мне предлагали постоянные контракты, но я ждал чего-то большего, а в апреле 2015-го подписал контракт с «Квазаром».

Это клуб, который прошёл путь от любителей до третьего дивизиона? У них были большие планы, но в какой-то момент ребята поняли, что перспектив нет, и переехали в Армению. Нашумевшая история.

– Так и есть. Клуб хотел подняться выше, но экономических условий для развития не было. Летом «Квазар» объединился с армянской «Микой». Несколько ребят поехали, меня тоже звали туда, ведь я после подписания играл все матчи, забивал. Но я решил пробиваться здесь.

«Контракт в ФНЛ остался лишь бумажкой»

– Тем же летом я попробовал устроиться в «Шинник». После регулярных игр за «Квазар» я приехал в Ярославль в хорошей форме, тем более всегда занимался вне футбола дополнительно: ходил в зал, работал на тренажёрах, по вечерам бегал. На сборе были сильные ребята, например, Низамутдинов и Павленко. Эльдар тогда переходил в «Енисей», а вот Саша тоже подписывал контракт с «Шинником». Главным тренером был Александр Михайлович Побегалов.

Мне кажется, он был и будет главным тренером «Шинника» всегда – настолько преданный клубу человек. Даже сделал себе в 60 лет татуировку с символикой «Шинника».

– Человек уникальный. Такой тренер старой закалки, но ищет и пробует свежие идеи, поэтому работать с ним классно. Как я понял, когда-то давно он сам был на стажировке в «Эмполи». Про меня сказал, что видна хорошая школа. Но на одной из первых тренировок в «Шиннике» я получил небольшую травму приводящей мышцы. Мы договорились, что я подлечусь и вернусь в клуб, чтобы решить все вопросы.

Вернулся?

– Да, я лечился неделю, может, чуть больше. Очень быстро восстановился. Днём проходил процедуры, а ночью не мог спать и аккуратно бегал по два-три часа. Настолько был рад, что попал в большой клуб, где есть организованная структура, где много своих болельщиков, что снова хотел в Ярославль как можно скорее. Когда у меня в жизни случаются такие перемены, я иногда не могу спать целые сутки, переживаю. Тренировки – лучший выход из этих переживаний.

Вернулся в «Шинник», прошёл двухнедельный сбор. Отыграл несколько игр, забивал голы, подружился с ребятами. Отличный тренировочный процесс, сразу видно, что тренер бывал в Италии – упражнения, которые он нам давал, я уже проходил в «Эмполи», для меня это было просто. И я подписал контракт с клубом.

На следующий день как гром среди ясного неба пришла новость: РФС объявил запрет на подписание новых игроков из-за долгов. Как сейчас помню, объявил сразу «Шиннику», «Балтике» и ещё двум клубам. А мои документы в тот момент не были отправлены в РФС. Вчерашний контракт превратился в бессмысленную бумажку.

Кошмар. И в ФНЛ ты так и не сыграл?

– В «Шиннике» мне сказали: можешь остаться и тренироваться с основной командой. С прицелом на будущее. Но я хотел играть здесь и сейчас. Реальный матч и матч тренировочный, товарищеский – это большая разница. Когда я играю в футбол по-настоящему, то чувствую минуты в ногах.

Что это значит?

– У меня радость, душевный подъём, я двигаюсь так легко, как только могу. Просто летаю по полю от счастья.

«Зачем я команде, где играют друзья тренера?»

Что произошло дальше?

– «Шинник» помог устроиться в «Долгопрудный», игравший в зоне «Запад» ПФЛ, с которым я и подписал следующий контракт. Провёл там месяца три. Увы, тренер игнорировал меня. Играли его друзья. Мне всё это казалось чем-то странным. Просто не понимал, зачем я был нужен в команде. После разговора с тренером и директором клуба на повышенных тонах мы расстались. Компенсацию мне не выплатили, но я закрыл на это глаза и судиться не стал, хотя мог бы.

Дальше была зима, тренировки с разными командами для поддержания формы. Занимался даже с дублем «Динамо», но получил травму и снова выпал из футбола. Пока восстанавливался, чтобы не прохлаждаться без дела и зарабатывать, устроился на работу в одну производственную компанию из Италии с филиалом в России.

Снова что-то итальянское. И как успехи?

– Работу я сознательно искал со знанием языка, не хотел его забыть. Успехи были. Сначала я работал менеджером по продажам, а через год стал генеральным директором филиала. Но футбол меня снова позвал, я не могу без него. Когда появилась возможность закончить все дела в фирме безболезненно, стал пытаться найти себе команду. Приглашали и сами клубы, например, астраханский «Волгарь». Но я не был уверен, получится ли вернуться. Не хотел рисковать и уезжать далеко, не понимая до конца своего состояния. И раз живу в Красногорске, то для начала пошёл в местный клуб «Зоркий».

Снова без агента?

– Да, в клубе тоже удивились, когда я пришёл сам по себе, даже не сразу поверили. Потом проверили, кто я такой, пустили на тренировки, а дальше позвали в состав.

«Зоркий» сейчас тренирует Сергей Юран?

– Да, Сергей Николаевич там главный тренер. Но я попал не в основную команду, а в «Зоркий-2», хотя мы и занимаемся с основой на тренировках. Наш тренер – Денис Алексеевич Лопатин. Это справедливо, что играю в дубле, ведь столько времени был без футбола – сначала травма, потом работа в бизнесе. Основная команда играет в зоне «Центр» ПФЛ, а мы бьёмся в чемпионате Московской области. Сложно себя оценивать, но мне кажется, что прибавляю.

«Я не всегда имел голову на плечах»

Как ты себя вообще чувствовал после года простоя?

– Стыдно сказать, но поначалу я не мог отдать точную передачу. Практически начал с нуля. Месяца за два набрал форму, и дела пошли, стал забивать, стал отдавать голевые. Счастлив, что я снова в игре. Попутно открыл у нас в Павшинской пойме барбершоп. Долго этим занимался, хотел сделать не стандартный мужской салон, а нечто премиум-класса. Кажется, получается.

Только вернулся в футбол и тут же заканчиваешь?

– Нет-нет-нет. Сейчас я всеми мыслями в нём. Это скорее на перспективу. Подумал, что будет после футбола. Нужно позаботиться о будущем, заложить фундамент. И пока это только затраты, а не доходы.

Как поживают твои товарищи по «Эмполи»? Кто-нибудь выбился в «звёзды»?

– Кто где, играют в разных лигах. Из друзей назову Алессандро Пью, он выходил на замену в «Эмполи», вызывался в молодёжную сборную Италии, а в этом году его арендовал «Пистойезе». Ещё одного друга, сенегальца Ассана Дьюссе, несколько лет тому назад за 5 миллионов евро купил «Сент-Этьен». Последние полгода он был в аренде в «Кьево» и сейчас должен вернуться обратно во Францию. Эти ребята ещё будут прогрессировать.

Лука, а ты?

– Конечно! А что, есть сомнения?

У меня двойственное впечатление от твоей истории. С одной стороны, яркое футбольное детство, многообещающая юность, с другой – тебе уже 23, а на все 100% ведь так и не раскрылся. Помнишь, Тим Талер когда-то продал свой смех? А ты словно зарыл футбольный талант в землю, когда обменял его на спокойную жизнь здесь вместо беспокойной в Италии. Потом и вовсе вместо выхода на газон стадиона сел в офис. Тебе так не кажется?

– Ну… Я совершал ошибки… Если откровенно, то не всегда имел голову на плечах. Может быть, не хватало опытного человека рядом. Собственного агента, который помог бы организовать карьеру. Или какого-то старшего товарища из футболистов, кто давал бы правильные советы. Но ведь и обстоятельства иногда складывались против меня – то травма, то отъезд мамы, то нелепая ситуация с контрактом в ФНЛ… Что-то потерял сам, что-то случилось помимо моей воли.

Сейчас я повзрослел и если не поумнел, то хотя бы стал более целеустремлённым. Мои мозги снова направлены на футбол. Пускай пока я не так хорош, но должен вернуться на свой прежний уровень и подняться выше. Лишь бы было здоровье – и тогда впереди ещё много голов, это я обещаю. А посидеть за компьютером в офисе я смогу в любом возрасте.

Фотографии: Getty Images, инстаграм Луки Паштиани.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Персона Грата
+87
Популярные комментарии
Кирилл Бельский
+22
C одной стороны, грустная история о классических проблемах русского футбола, а с другой - парень уже спасся из этой коррупционной ямы, попал в Италию, подписал контракт и...вернулся в яму.

Я не могу сказать, что поступил бы иначе, но всегда как-то особенно грустно читать, когда человек практически добился своего, а потом отступил.
Helen Se
+20
Чем у нас человек талантливее, тем сложнее ему приходится в жизни. Без знакомств, связей и денег в нашем перевернутом мире пробиться сложно.
kayris
+3
Реально хочется пожелать удачи парню. Такие "живые" истории вдохновляют
Leonid Lobzhanidze
+2
Удачи Лука, генацвале! Хотелось бы видеть тебя в Динамо!
Витор Гюго
+1
«Успехи были. Сначала я работал менеджером по продажам, а через год стал генеральным директором филиала» класс . Думаю многие хотят в 23 года стать генеральным директором)
Написать комментарий 6 комментариев

Новости

Реклама 18+