«Быть здесь - это привилегия, а не право». Экскурсия в раздевалку «Торонто»

Продолжаю в блоге серию переводных статей о "Торонто" с любимого североамериканского ресурса – современного стандарта спортивной журналистики. 

В океане хоккейных постов о командах, игроках, контрактах и слухах, отставках и назначениях, а также в море аналитики и статистики, должно быть место легкому позитивному чтиву об околохоккейных вещах. 

Эта статья не расширит ваше понимание игры, но дополнит картину происходящего во внутреннем мире хоккея.

Вы когда-нибудь бывали в раздевалке клуба НХЛ? Давайте прогуляемся!

Если вы войдете в раздевалку "Торонто" с главного входа, то, возможно, не заметите в дальнем углу приставной шкафчик Калле Розена (прим.: 25-ти летнего шведского защитника фарм-клуба, пробившегося в основу в конце регулярного чемпионата).

В комнате преобладает ярко выраженная синяя цветовая гамма. В шкафу Игоря Ожиганова по правой стене раздевалки висит икона и маленький крестик. В шкафчике Тайлера Энниса, расположенном практически напротив, всегда стоит бутылочка с детской присыпкой, которую он щедро использует для усиления хвата клюшки.

Пройдем прямо через всю раздевалку к стене, на которой висят несколько экранов – в этой зоне проходят экспресс-интервью перед и после матчей. Там же в углу находится временный приставной шкаф Калле Розена, стоящий отдельно от остальных. Розен довольствуется гораздо более узким прилавком из светлого дерева, резко контрастирующим с темно-коричневыми всех остальных членов команды. Такие дополнительные шкафы устанавливают специально для игроков, введенных в состав команды перед плей-офф.

"Здесь тот же самый цвет, что и в раздевалке "Торонто Марлис", так что я привык к этому", – пожимает плечами шведский защитник.

В ходе серии с «Бостоном» статус Розена не менялся: запасной игрок, джокер, который влился бы в состав только в случае крайней необходимости или радикальных изменений со стороны главного тренера «листьев» Майка Бэбкока. Обособленный от остальной группы малогабаритный шкаф напоминает не только о том, какой далекий путь должен пройти такой игрок, как Розен, чтобы ворваться в НХЛ, но и о том, как много он должен работать в дальнейшем, чтобы стать постоянным членом коллектива.

По словам самого Розена и его одноклубников, он вытерпел немало подколов за свой временный прилавок, но его это не обидело.

«Пусть будет это стойло, – сказал он, – я просто хочу быть здесь! И мне наплевать, где я сижу».

Для Калле Розена место, где он сидит, значит гораздо меньше, чем сама возможность быть своим среди товарищей по команде в домашней хоккейной раздевалке «кленовых листьев». После первых двух игр в Бостоне игроки «листьев» были счастливы вернуться домой. «Торонто» был близок к тому, чтобы одержать победу в серии первого раунда. Это ядро ​​«листьев» еще очень молодо, но уже опытно. Парни начинают чувствовать себя хозяевами в этой раздевалке.

Морган Райлли вспоминает, как сидел в раздевалке «листьев» в тихом трепете, будучи 19-ти летним защитником-новичком. В начале своей карьеры он занимал четвертый с конца шкаф по правой стене между другими защитниками Джейком Гардинером и Дионом Фанефом.

Райлли хорошо помнит то время, проведенное в его дебютном сезоне не только на командных ужинах или в гостиничных номерах, а просто знакомство со своими товарищами по команде в раздевалке, которое было жизненно важным для того, чтобы чувствовать себя более непринужденно в кругу игроков НХЛ.

«Когда играешь в течение нескольких лет, то встречаешь разных людей. Среди них есть парни, действительно благодарные за то, что они здесь, и это делает атмосферу по-настоящему позитивной и душевной, – говорит Райлли Мы можем прийти сюда, поиграть в хоккей и посидеть в раздевалке по утрам, выпить кофе вместе, побыть рядом друг с другом, и я думаю, что это очень круто. Когда вокруг тебя окружают другие люди, которые думают также, это делает пребывание здесь намного веселее». 

С тех пор, как Морган стал одним из ведущих игроков «листьев», его шкаф переместился на почетное центральное место правого ряда. Каждый сезон тренеры команды определяют каждому игроку его место в раздевалке. Применяются несколько общих правил. Прежде всего, игроки, выступающие на одной позиции, держатся вместе. Весь левый ряд занимают нападающие.

Северная стена отведена под две большие вратарские лавки.

А правая стена заполнена защитным корпусом команды, за исключением форвардов Андреаса Юнссона, Каспери Капанена и Ника Петана, занимающих последние три места в юго-восточном углу комнаты. Петан сидит ближе к двери, ведущей в одну из смежных комнат для тренировок команды. После матчей нередки случаи, когда звуки болтовни между товарищами по команде и удары блинов штанги по полу иногда заглушают споры и небольшие разборки на эмоциях.  

Сам Райлли сидит между своим напарником Роном Хайнси и Никитой Зайцевым. Между Зайцевым и его соотечественником Игорем Ожигановым вклинился Джейк Гардинер, но Райли утверждает, что они все время говорят друг с другом только на русском языке.

«Я только понял, как сказать «спасибо», – сказал Райлли. – "Spaciba", верно?"

Его прогресс в изучении русского обусловлен побочным эффектом своего местоположения, но он только рад этому. Ему совсем не хотелось бы сидеть на одном из угловых мест, занятых Мартином Маринчином, Тревором Муром, Ником Петаном и Фредериком Готье. Кстати, все четверо либо игроки четвертого звена, либо в ближайшей ротации. Статус игрока сильно влияет на его место в раздевалке.

Дверь, ближайшая к Маринчину, ведет в небольшой буфет, куда игроки часто стекаются, чтобы быстро перекусить после игры. Часто можно увидеть, как один из поваров команды снует туда-сюда с подносами с омлетом. «Все дело в том, кто с тобой рядом, – говорит Райлли, – мне нравится, когда партнеры окружают меня со всех сторон, поэтому я не хотел бы сидеть в конце ряда. Мне нравится, когда вокруг люди».

Форвард Зак Хайман согласен с партнером: «Для любого игрока будет не вредно узнать разные полезные штучки от Пэтти (Марло), который является пятым по количеству игр в лиге за все время, и Джонни (Тавареса), который делает все правильно».

Райлли вместе с пятью товарищами по команде занимают центральные места на обоях рядах, и это является доказательством одного из главных правил в раздевалке «листьев»: шкаф в центре – дань уважения лидерству. Любой игрок, добившийся серьезного прогресса и ставший ключевым игроком –пивотом (прим.: популярный в Америке термин «pivot»), может заслужить место в центре ряда уже в следующем сезоне.

"Они хотели, чтобы я был посередине, потому что я самый умный, – смеется Райлли. – Это места для парней с головой. Таварес и Хайман напротив, а Хейнси рядом со мной. Ни у кого не возникает вопросов, что они там делают".

Три центральных места в ряду форвардов по левой стене занимают Марнер, Таварес и Хайман –нападение первой тройки. Статус заслуженного ветерана не гарантирует места в середине. И дело даже не в том, кто самый умный.

Место игрока также может быть предпочтением самого хоккеиста. Когда матерый чемпион мира Тайлер Эннис впервые после заключения контракта вошел в комнату "листьев", он сам выбрал себе место, которое считается незавидным - вблизи к шумному коридору и смежной комнате с заточными станками и прочим оборудованием. Коридор украшен фотографиями из недавнего прошлого, а также старыми фото всех команд из богатой клубной истории.

До того как переместиться в середину, Зак Хайман сидел вторым от коридора, там где сейчас обосновался Джастин Холл. "Терпеть не могу находиться возле двери, но кому-то это нравится", – говорит Хайман.

Один из таких людей Тайлер Эннис. Он находит серьёзное преимущество в своем местоположении: "Только у моего соседа Козла (прим.: прозвище Фреда Готье от англ. goat - козел) самый широкий шкаф, почти как у вратаря! Когда мне не хватает места, я складываю свои вещи к нему", – улыбается Тайлер.

"Я провел в лиге десять сезонов, но когда вошел в раздевалку "листьев" почувствовал себя не в своей тарелке, осознав, что теперь я играю за "Мэйпл Лифс". Это просто легендарная франшиза, безумно популярная в Канаде. Когда ты входишь в раздевалку, испытываешь невероятные захватывающие чувства. К тебе приходит ощущение, что ты стал частью большого и великого дома", – продолжает Эннис.

В центре синего коврового покрытия на полу красуется большой белый логотип "листьев". Когда в раздевалку пускают журналистов, на логотип дополнительно кладут еще один ковер – топтать символ клуба не позволено никому.

Каждый день, когда игроки "листьев" сидят на своих местах, они поднимают голову и видят над шкафами легендарную цитату великолепного в прошлом вратаря Джонни Бауэра: "Это привилегия, а не право".

Заку Хайману нравится это: "Бауэр - пример того, каким должен быть каждый "кленовый лист". Как он вел себя, как общался с фанатами. Это то, на что я смотрю каждый день".

Оригинал: ТheАthletic

Фото: GettyImages.ru/MarkBlinch

Другие статьи автора:

Митч Марнер, Майк Бэбкок и девять важных вопросов для "Торонто" в межсезонье

Русский след в истории "Торонто Мэйпл Лифс". Часть 1

Спасибо за внимание! Подписывайтесь на блог

 

 

 

 

 

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Кленовый лист
+37
Популярные комментарии
#Sport
+5
Спасибо за перевод! Интересная статья.
Александр_Ковалев
+2
Спасибо постоянному читателю)
Ответ на комментарий #Sport
Спасибо за перевод! Интересная статья.
Александр_Ковалев
+2
А если не секрет, почему не уважаешь?)
Ответ на комментарий Jekyll
Хорошая перевод. Спасибо. Жаль Листьев не уважаю.
Jekyll
+1
Хорошая перевод. Спасибо. Жаль Листьев не уважаю.
Jekyll
0
50 Bay St, Toronto, ON M5J 3A5
Ответ на комментарий Александр_Ковалев
Это как?
Написать комментарий 6 комментариев

Новости

Реклама 18+