Реклама 18+

Помните Мэттью Бута? Дозвонились до него в ЮАР: он спасает детей от безграмотности и изучает права человека

Sports.ru и Joom доставили интервью из Южной Африки.

В конце октября мы вместе с маркетплейсом Joom спросили у вас: с кем из футболистов прошлого вам хотелось бы прочитать интервью. Вы накидали больше 500 комментариев, а теперь мы исполняем просьбы – начали с Эктора Бракамонте, продолжили Дмитрием Кириченко. Новый герой – бывший игрок «Ростова» и «Крыльев» Мэттью Бут.

Кажется, вы очень соскучились по Буту – гиганту из Южной Африки, который играл за «Ростов» и «Крылья Советов», а в 2010 году попал в заявку сборной ЮАР на домашний чемпионат мира.

У Бута все хорошо: завершив карьеру в 2014 году в клубе «Бидвест Витс», он наслаждается жизнью на родине, играет в футбол и хочет помогать всем: детям, безграмотным, футболистам после завершения карьеры.

Перед интервью – короткое сообщение от нашего партнера. Joom – это приложение и сайт, где можно купить что угодно – от кухонного крана до телефонов и раций. Там есть и товары из России, которые доставляют быстро – от одного дня. Еще в Joom тысячи товаров из Азии с бесплатной международной доставкой за 2-3 недели. На все это читателям Sports.ru скидка 10% до 31 декабря по промокоду SPORTS10. 

***

– Россия, привет! Я живу в крупнейшем городе ЮАР – Йоханнесбурге, но сейчас с женой и двумя сыновьями отдыхаю в доме в Кейптауне (в моем родном городе, откуда я уехал в 1999 году ради футбола). У нас декабрь – разгар лета, сейчас 25 градусов, мы просыпаемся в девять утра, до часу купаемся и загораем на пляже, а потом идем спать, потому что от солнца тоже нужно отдыхать. 

Когда я занимался футболом, обязательно ходил после тренировок на океан, потому что в соленой воде лучше восстанавливаться, я купался и параллельно лечил травмы. 

В 2007 году я купил дом на берегу (два этажа, четыре спальни), и теперь каждую зиму мы приезжаем сюда: живем на горе, но рядом с морем, которое видно из окна, пешком до него около минуты, до центра города – 45 минут на машине. Вот это нам повезло, хаха. 

В доме нет интернета и очень слабый сигнал. Конечно, можно было его наладить, но я решил оставить все как есть: чтобы максимально отключиться, чтобы дети не сидели все время в телефонах. У нас тут нет интернета, и это прекрасно!  

– Что такое Кейптаун? Мало кто из нас там был

– Кейптаун стоит у Столовой горы причудливой формы (она как бы плоская), на стыке Индийского и Атлантического океанов, тут широкие пляжи. Как следствие – море иностранцев приехали с фунтами и долларами и накупили недвижимости. Тут странный климат, все четыре времени года могут настигнуть вас в течение одного дня, потому что здесь гористая местность и в разных частях города своя погода. Утром можешь выйти из дома в футболке, через час закутаться в куртку, потом мокнуть под дождем, а под конец дня снова наслаждаться теплом. Недавно играли на пляже в футбол, начался ливень, мы ненадолго спрятались, а через час снова играли. 

В Кейптауне полно ресторанов разных кухонь, мы с женой больше всего любим японскую. Тут два океана и много свежей рыбы! 

– Вы уехали из России в 2008 году. Возвращались? С кем общаетесь? Что помните?

– В России я провел шесть фантастических лет: два в Ростове и четыре в Самаре. Так как я любитель моря и открытой воды, то с удовольствием ходил на Волгу и Дон, особенно хорошо там летом, так что мое любимое место в обоих городах – набережная. 

Последний раз в России я был в 2009 году, когда вернулся по банковским делам. Больше – ни разу. На чемпионат мира сборная ЮАР не вышла, я не поехал как эксперт, так что следил и продолжаю следить за русским футболом по телевизору и интернету. Из бывших одноклубников чаще всего видел Александра Анюкова – он вместе с «Зенитом» постоянно в еврокубках и Лиге чемпионов. 

А мой главный друг из той жизни – Антон Бобер. Наши жены общаются, мы болтаем по вотсапу, хочу затащить его в Южную Африку, но вы, русские, ездите в Дубаи и Турцию. Но я очень советую и Антону, и вообще всем такой экспериментальный отдых. 

У нас есть горы, море, озера, шопинг – все что нужно. Но больше всего туристы любят сафари (у нас тут огромная индустрия), главные животные Южной Африки – львы, носороги, буйволы, слоны и леопарды. Можно ехать на джипе и смотреть на них без всяких загородок..

– В ЮАР опасно?

– Да, тут высокий уровень преступности, яркое неравенство населения, есть целые районы, куда не советую соваться. В туристических частях все спокойно, но важно оставаться бдительным.

– Что еще новенького? Как дети? Сколько им и чем занимаются? Играете в футбол? 

– У меня двое сыновей: Ною 11, Натану 15 лет. У нас футбольный клуб прямо через дорогу от дома в Йоханнесбурге, так что ребята играют в детских лигах. В ЮАР повезло с погодой, поэтому в школах полно других видов спорта круглый год: дети занимаются крикетом, легкой атлетикой, плаванием и хоккеем на траве. И все это параллельно с футболом.

Я закончил карьеру в 37 лет в 2014 году – в местном клубе «Бидвест Витс». Тогда каждое мое утро начиналось с болей в лодыжках и особенно в правом колене, так что, просыпаясь, я чувствовал тяжесть. Мотивация тренироваться каждый день уменьшалась: я же должен играть перед болельщиками, а из-за болей не мог наслаждаться футболом ежедневно. 

Но спортом занимаюсь постоянно. Как вы знаете, во мне два метра роста, и если я брошу спорт, то живот будет выпирать очень явно, это шикарная мотивация: вот я и хожу три-четыре раза в неделю в спортзал, в среду играю 11 на 11 в рамках социального проекта (расскажу чуть позже), в четверг – пять на пять. Футбол – по-прежнему моя страсть, я играю со многими бывшими футболистами, с нами бегает Стэнтон Фредерикс – вы должны его помнить по игре за «Москву» (тоже южноафриканец, 13 матчей с 2004-го по 2006-й – Sports.ru).

– Знаю, что вы хотели получить образование. У вас получилось? 

– В школе я очень любил историю, ведь у нашей семьи большая военная история (наши предки еще в 17 веке воевали за британскую армию), а оба дедушки участвовали во Второй мировой войне. Дедушка со стороны отца был шкипером на миноносце в Средиземном море, а отец матери сражался в джунглях Бирмы с японцами. 

Сейчас дома всегда работает исторический канал, так что история – мой главный интерес после футбола. В том числе из-за этого я пошел в университет Йоханнесбурга на факультет политических наук: это не значит, что я хочу быть политиком, но мне интересны политические и исторические процессы, этот опыт мне помогает при работе в благотворительном фонде. Я учился онлайн (поэтому бакалавр затянулся на пять лет), а в университет приходил на сессию в конце семестров. Если бы я ходил на все лекции, конечно, был бы для всех дедушкой, хаха, там в основном учатся молодые люди.

Я же решил учиться для удовольствия: выучил политическую историю африканских стран и французский, знаю, как работает государство ЮАР, разбираюсь в правах человека. Плюс знания действительно помогают мне в работе: если я помогаю детям, то должен знать, откуда взялись их беды, какая у них история. 

Наше государство не работает отлично: забрало себе все энергетические компании, что плохо сказывается на конкуренции. Зато судебная власть по-настоящему отделена от исполнительной, у судей хорошее образование и репутация – в этом смысле мы счастливы. 

– Следите за политической Россией? 

– Не очень вникал, что сейчас в России, но слышал, что оппозиционерам не дают много места и времени в медиа, государство прижимает оппозиционные митинги и бизнесменов. Но еще мне кажется, что Путину приходится думать о том, как не допустить излишнего внешнего вмешательства, особенно со стороны Запада. Тут сложно сохранять баланс. 

– Расскажите о вашем благотворительном фонде. 

– Я организовал Booth Trust в 2009 году.

В ЮАР есть так называемые townships – исторически бедные районы, где живут люди без образования, в плохих условиях. Так сложилось исторически, из-за апартеида там вообще не появлялось белое население. В Кейптауне в townships живут около 200 тысяч человек: у них ограниченный доступ воды, иногда нет электричества, в общем – бедность.

Тогда мы придумали football clinics – такие футбольные клиники. Я и другие бывшие футболисты приезжаем в эти районы и обучаем детей футболу, потому что тут это спорт номер один, все хотят играть, развиваться, просто радоваться. На тренировку приходят около 60 человек, мы стараемся, чтобы на 15 детей был один тренер. 

Занятие длится три часа: мы общаемся и объясняем упражнения. Плюс перерыв на обед – мы привозим сэндвичи, фрукты и воду. Помимо футбола мы несем в эти районы книги, потому что в ЮАР есть несколько проблем: одни не умеют читать, у других нет книг, третьи не хотят читать, потому что у них есть компьютеры и телевизоры. Мы распространяем книги и делаем чтение популярным, привозим диджеев и популярных актеров, которых знают ребята, и они читают им книги.

– Знаю, что вы сами пишете книгу о футболе. Как у нее дела? 

– Она называется A Game of Two Halves («Жизнь из двух таймов»): я сделал интервью с 16 футболистами про их жизнь во время карьеры и после ее завершения с акцентом на то, как все изменилось. Они рассказывают про финансы, девочек, наркотики. Что они имели тогда и что потеряли сейчас. 

Содержание глав я вам не расскажу, но русские читатели должны знать Фридрикса из «Москвы», а также Джо Барнса и Сандера Вестерфельда из «Ливерпуля» – их истории будут в книжке.     

В Южной Африке у футболистов не лучший имидж: после завершения карьеры они сорят деньгами и не идут учиться. Я играл со многими ребятами, которые были лучше меня на поле и заработали больше денег, но сейчас у них нет ничего. Это и вдохновило меня написать книгу, которую прочтут будущие спортсмены и, возможно, не повторят таких ошибок. 

Я начал писать книгу пять лет назад, из-за учебы процесс затягивался, я сам записывал интервью на диктофон, расшифровывал и около месяца писал каждую главу. Все интервью я делал лично, по телефону – не то, я так не хочу. Сейчас в книге 70 тысяч слов (думаю, нужно сокращать), ищу спонсора и издателя. Мечта – издать книгу в 2020 году. 

– Напоследок расскажите, как выглядит ваш обычный день?

– В Йоханнесбурге я обычно учусь, занимаюсь благотворительным фондом, а вечером больше провожу времени с детьми, помогаю с уроками и смотрю футбол – это моя работа, я же еще и аналитик канала SuperSport. Они показывают местный чемпионат, 5-6 раз в месяц я хожу в студию и анализирую игру. Помимо работы на ТВ, я еще вхожу в футбольный комитет ЮАР, где мы занимается чистым спортом – такой ВАДА внутри нашей страны. Слышал про отстранение России, но говорить могу только про футбольную часть: я не понимаю, почему из-за допинга, например, легкоатлетов должны страдать футболисты? 

Моя жена Соня работает на радио, у нее популярный подкаст про маркетинг, она также написала три книги. Но наша главная работа – дети, хаха. Я сейчас живу на сбережения с футбола, получаю зарплату на ТВ, но большую часть денег в семью приносит Соня – вот так! Она популярная ведущая и писательница. 

Вроде бы, все. У нас все хорошо! И я передаю большой привет всем болельщикам в России. Мне приятно, что вы меня помните и решили узнать, как мои дела. 

***

А как дела у вас? Рассказывайте в комментариях, и мы обязательно передадим ваши истории Мэттью

Дмитрий Кириченко после завершения карьеры: учился у Бердыева, запретил игрокам материться, хочет быть эмоциональнее

Вы просили узнать, как дела у Бракамонте – мы сделали. Тренирует детей, почти не отдыхает, создал группу и поет на русском

Фото: Gettyimages.ru/Dima Korotayev/Epsilon; instagram.com/booth_trust

+339
Популярные комментарии
пользователь заблокирован
+157
Легенда Крыльев иначе не скажешь
Алексей Дольский
+119
Дайте нам Васю Баранова!
пользователь заблокирован
+113
Бут крутой)
Помню тогда я, школяр, который не разбирается практически ни в чём, узнал что этот длинный белый парень из ЮАР. Я тогда офигел и мой мир перевернулся 😂 Всегда думал, что в Африке только негры)
Написать комментарий 97 комментариев

Новости