Реклама 18+

Евгений Петриков: «От команды требуется результат, и об этом думают все. Вот это мы берём близко к сердцу»

— В разных источниках ты либо Викторович, либо Игоревич. Как на самом деле?

— Я Игоревич. Другую версию первый раз слышу (смеётся)! Не знаю, откуда взялось.

— Когда-нибудь гуглил себя?

— Только если на ютубе – посмотреть старые записи. Так, чтобы этим заниматься, – нет. Просто старые видео из "молодёжки" иногда смотрел. Когда мы "бронзу" брали, там всякие моменты есть кое-где. Посмотреть интересно.

— Кроме этого что-нибудь смотришь?

— Конечно, смотрю. У нас времени иногда много свободного, когда отдыхаем. Да всё подряд смотрю... Как и обычные люди, наверное. И про игры всякие, и хоккей, и стрелялки, и рыбалку. Всё, что есть.

— Лёша Краснов сказал, что ты страхуешь его чаще, чем он тебя. В чём заключается страховка?

— Когда партнёр подбирает шайбу. Ты видишь: сложная ситуация, у него могут её отобрать – страхуешь. Не бежишь впереди него, а помогаешь – в этом и заключается страховка. Когда видишь, что у человека могут шайбу забрать, нужно подстраховать.

— Вы часто переговариваетесь. Шум вокруг не мешает слышать друг друга?

— Шум? Мы привыкли уже. Можно сказать, процентов пятьдесят сезона вместе отыграли. Потихонечку привыкли. О чём-то договариваемся, где-то уже знаем, что он будет делать, что я. Да нет, шум – чего он отвлекает? Нормально.

— Когда-нибудь принимал свист с трибун за остановку игры?

— Ну, нет. Раньше вот, когда были дудки всякие, – бывало, может быть, помехи шли с трибун. А сейчас такого нету, сейчас на судью больше отвлекаешься. Не ориентируешься, что там происходит на трибунах.

"Реализация зависит не от игроков... А от того, как пятёрка мыслит на площадке"

— За что чаще всего дают удаления?

— Ну, зацеп, подножка – самое стандартное. Реже, там – уже всякие толчки на борт. Чаще всего мелкие нарушения, которые, наверное, чаще всего в хоккее и встречаются: подножка, зацеп, задержка.

— Штрафы не мешают, или надо от них избавляться?

— Ну, как "не мешают"? Статистике во вред идёт, команде тяжелее становится. Это где-то переламывает игры. Не так просто проходят удаления – это всё сказывается, конечно. Кто-то большинство хорошо реализует: ты играешь, играешь, люди выходят и в большинстве просто забивают. И ты ничего с этим сделать не можешь. Против некоторых команд, которые хорошо играют в большинстве, это очень сказывается.

— Чьё большинство понравилось в этом сезоне?

— Да, знаете, все с переменным успехом: у кого-то получалось, у кого-то нет. У кого-то наигранные были уже сочетания. Тут зависит не то, что даже от игроков... А от того, как пятёрка, наверное, мыслит на площадке. Я бы не сказал, что был кто-то, чтобы там прорвало... "Альметка", помню, неплохо реализовала. Когда мы с ними играли, нам две или три забили в большинстве. С ними тяжело было. Так, вроде, по игре – более-менее ровно, а в большинстве... А так – многие забивали. Иногда и мы неплохо в меньшинстве играли.

— В команде выбирали лучшего игрока?

— В команде? Да у нас этого и не было. Нам какая разница, кто лучший игрок? Все по чуть-чуть вклад вносили, потихонечку. Ну, Кудаш (Данил Кудашев – прим. ред.) хорошо отстоял там, Туня с Опалем забивали (Владислав Туник и Роман Опалев – прим. ред.). Все помаленьку вкладывались.

— А как проходил выбор лучших в лиге?

— Дают бланк. Там три игрока по всей лиге, которых ты хочешь выбрать. Я друзей написал, да и всё. Кто из Челябинска, кого знаешь, – того и пишешь.

"В течение сезона психологически давит, что надо задачи выполнять, что мы здесь не просто так собрались"

— Тот самый матч в Орске... С какой мыслью вышел со скамейки штрафников?

— Да ну, ни с какой... Знаете, не первый раз такое, на самом деле. Это случилось у меня – это может случиться у любого игрока. Пацаны сказали: "Ничего страшного". Было удаление, что сказать... Удалились, пропустили гол, проиграли матч. Тем более было уже время такое, когда нам нужны были очки, чтобы попасть в плей-офф. Да, обидно, ходишь подрасстроенный... Но через два дня уже следующая игра. Нужно не отвлекаться на это всё: что было – не вернуть. Дальше готовиться к играм, стараться. Удалился, проиграли матч из-за меня, по идее... Ничего не сделать.

— Через какое время отошли тренеры?

— После игры отошли. Сначала сгоряча всё... А потом все понимают, что такое бывает: ошибаются люди все. После игры отходят потихонечку.

— Не страшно, когда тренеры кричат?

— Такой возраст уже: не по четырнадцать лет. Чего страшного? Тренер иногда должен знать даже, где крикнуть, где нет. Тренер должен быть, я считаю, всё равно на стороне игроков – поддерживать их. Где-то надо втыки давать, но некоторые орут ведь просто так, без какого-то обдумывания решения... Хорошо, что потом некоторые тренера, бывает, извиняются. Признают свою неправоту. Ну, по-всякому бывает: в хоккее люди разные. Все мы разные. Всё, что угодно, может случиться. Но так, чтобы прямо бояться: "Вот, на меня наорали"... Бог с ним, чего. Значит, так надо было.

— Главное – не принимать всё близко к сердцу?

— Мы близко к сердцу принимаем такие вещи, о которых, наверное, не говорим. Мы об этом все думаем. Процентов на восемьдесят я уверен, что это так. В течение сезона психологически давит, что надо задачи выполнять, что мы здесь не просто так собрались... Об этом думают все. Ежедневно, когда ложатся спать: так происходит просто в организме человека. От команды требуется результат, и об этом думают все, но никто не говорит. Вот это мы берём близко к сердцу. А остальное всё... То, что на нас кричат, мы близко к сердцу не берём.

— Тебя легко разозлить?

— Ну, нет, разозлить тяжело: я просто достаточно добрый человек. Где-то я, наверное, перетерплю. Вывести из себя можно, но сложно.

"Если бы люди всё выполняли, как нарисовано, то они бы всегда чемпионами были"

— Тренировки за сезон не надоедают?

— Нет, тренировки не надоедают. Если на эту позицию смотреть с двух сторон: вроде бы тренируемся, все хотят отдыхать. Уже маленько где-то больше игровые тренировки. Но мы бы могли сидеть дома и так же ныть: "Вот, делать нечего". Я не против потренироваться. Да, что плохо – это, конечно, не дома. Скучно. Но ничего страшного: у нас есть определённый контракт. Заключили – мы его должны доработать по-человечески.

— Кого из нападающих "Ростова" сложнее всего обыграть?

— Остановить можно, на самом деле, любого нападающего, каким бы он ни был. Вопрос непростой... Ну, Опаль хорошо действует с шайбой. Видно, что у них с Туней связка, сочетание. С ними маленько тяжеловато на скрестах: они знают друг друга. Есть люди, которые у нас шайбу держат хорошо, но у всех можно забрать. Нет такого, что не заберёшь у него шайбу. Отдаст сам, значит (смеётся).

— Легче "опекать" тех, кто ниже или такого же роста?

— Ну, тоже, смотря где и в каком моменте. Где-то думаешь, что человек маленький, а он быстрее, шустрее. Он может тебя в углу, например, обыграть. С большим человеком легче в углу: его нужно просто прижать к борту. С маленьким намного тяжелее это сделать. На пятаке всё наоборот: если игрок маленький, ты лучше видишь, что происходит перед тобой, можешь его вытолкнуть маленько. Тяжёлый встаёт – он такой же, как и ты. Его очень тяжело сдвинуть. В общем, по-разному. В разных моментах разное всё.

— Обычно защитник следит за одним игроком или за несколькими?

— Стараться надо всю поляну поглядывать, конечно. Основная задача – да, желательно, не потерять своего. Но если кто-то где-то потерялся, то, естественно, нужно уже смотреть, по ситуации играть. Подстраховывать, как говорится, опять же. По-разному. Как: "за одним"? Так было бы, наверное, неинтересно, если бы каждый катался друг с другом. Кто-то где-то проигрывает, выигрывает. Думать надо – чего говорить? За одним нельзя смотреть всегда.

— Тренер говорит, за кем именно следить?

— Ну, как: есть тактика. Есть азы хоккея, грубо говоря – по ним и играешь. Кто-то играет каждый с каждым, кто-то играет позиционно в зоне, в обороне. Тренер рисует – ты стараешься выполнять. Но это же не значит, что если тренер нарисовал, то только так нужно! Хоккей: по-всякому бывает. По моменту, грубо говоря, играешь. По ходу матча ориентируешься. Если бы люди всё выполняли, как нарисовано, тогда бы они всегда чемпионами были.

"Любой может стать комментатором. Привыкнуть надо и не материться, самое главное"

— Что кричат судьи, когда идёт борьба у борта?

— Ну, они подсказывают, чтобы мы не поднимали руки и не задерживали игрока; чтобы клюшка в клюшку борьба была. Больше такие моменты они подсказывают: чтобы не цепляли, клюшки ниже опускали.

— Если подъехать к судье, он объяснит, почему удалил?

— Тоже всякие судьи бывают: некоторые хотят разговаривать, некоторые не хотят. Но если по-человечески подъехать, спросить, то расскажет. Стараюсь без криков, без всякой ерунды, чтобы не выводить на эмоции. Тем более я некоторых судей просто знаю: с ними пересекался. Много знаю главных судей. По идее – да, некоторые говорят, если спросишь. Когда уж откровенно удаление – чего там спрашивать?

— Кто из команды мог бы стать комментатором?

— Любой, по идее. Почему бы и нет? Все люди умеют разговаривать. Может быть, кому-то это по душе, к примеру. Понятно, что у человека должен быть дар речи, наверное, побольше развит. Но не знаю... Вон, у нас Иван Иваныч же (Иван Иванович Пельтек – прим. ред.) комментирует игры – обыкновенный детский тренер. Нормально комментирует. Привыкнуть надо и не материться, самое главное (смеётся).

— Скучал по своему питомцу?

— Да, скучал, конечно! Питомца не хватает. Иногда здесь много времени свободного – например, выйти погулять с ним. А погулять, как говорится, и не с кем. Приходится лежать на диване. Ну, конечно, он растёт там без меня: уже третий год пошёл. Видишь редко... Да, в принципе, как и семью. Питомец – это во вторую очередь. Когда ты видишь родителей по три-четыре раза за десять месяцев (дай Бог), а то и ни разу... Это не просто так всё. Тоже тяжело, когда далеко от дома живёшь, один очень часто. Хорошо, что жена приезжала – было не так скучно хотя бы. Весело было. А так – конечно, без родителей тяжело жить. Ни друзей, никого нет, никого не знаешь... Только пацаны из команды, и всё. Жизнь такая однообразная: на выезды да домой. Ну, работаешь десять месяцев, грубо говоря – нормально, мы привыкли. За это, как говорится, деньги платят. 

— Удавалось съездить домой в сезоне?

— Удавалось съездить перед Новым годом, когда травма была; когда в Челябинске играли. И всё – вот, два выезда у меня было. Один, грубо говоря, на день: сыграли матч, я до дома доехал. И на неделю съездил, когда травма была. А кто-то вообще не ездил домой весь год...

"Молодые, системные команды для нас в этом году были неудобными соперниками"

— Когда-то ты назвал самым нелюбимым соперником "Авангард". А что насчёт команд "вышки"?

— Ну, "Авангард", потому что в детстве постоянно рубились с ними. А насчёт "вышки"... Со всеми в разных командах играл. Такого, чтобы прямо неудобного соперника, нету. Со всеми выходишь, играешь. В этом году со СКА игры не получились, "Барсу" уступили две игры. Молодые, системные команды для нас в этом году были неудобными соперниками. С лидерами-то играли неплохо! А некоторым молодым командам проигрывали вчистую. Они нас, можно сказать, перебегали, что ли... Ну, грамотнее сыграли, чем мы.

— С какого возраста команда считается опытной?

— Многое зависит от того, где хоккеист воспитывался. Можно и молодым составом играть. Сейчас лига, видите, омолаживается, всё идёт на омоложение. Многие люди пострадали от этого. Кто-то считает, что это неплохо – я не считаю, что сильно хорошо. Уровень хоккея маленько ушёл. Более быстрый, что ли... "Бегущий" хоккей стал. Меньше исполнителей мастеровитых, которые могли в пас играть, в "умный" хоккей. У некоторых команд сейчас, смотришь: средний возраст – двадцать один год. Ничего, играют так же, как все. Сейчас считается для "вышки", что двадцать шесть-двадцать семь лет – это уже взрослый игрок. А после двадцати девяти вообще тяжело куда-то попасть людям некоторым. Не могу назвать средний возраст... Наверное, как и везде – двадцать три-двадцать четыре года.

— Если в Омске создадут клуб ВХЛ, станет интереснее?

— Будет – хорошо. Не будет – ничего страшного. Ну, в том году было ещё больше клубов. Сейчас вот опять непонятно: зайдут ли казахи, зайдёт ли Ташкент? Добавится "Авангард", добавится Тула – будет на две команды больше (если не зайдут казахи и китайцы). Ну, одна команда добавится – будет хорошо в Омске. Хоккейный город. Надеюсь, туда и "Авангард" в скором времени переедет, когда арену построят. Пора бы уже!

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Пресс-атташе-блогер
+11
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+