Реклама 18+

«Клубы не всегда имеют право заниматься коммерцией»: экс-директор «Кайрата» о проблемах спортивного маркетинга, работе в АПЛ и перспективах киберспорта

Беседуем с Алишером Апсалямовым.

Мы привыкли, что казахстанский футбол – это товар внутреннего потребления, а любой отъезд за границу – целая история. Болельщики внимательно следят за всеми нашими легионерами и очень переживают, когда у них что–то не получается.

Удивительно, но в нашем футболе есть не только игроки, пробовавшие себя в иностранных чемпионатах, но и менеджеры. Один из них – Алишер Апсалямов, работавший директором «Кайрата» в 2017–2018 годах. 

Экс–руководитель алматинцев рассказал о его карьере в Британии и Боснии, поделился тонкостями работы в «Кайрате» и объяснил, почему в Казахстане не развивается спортивный маркетинг.

Пришел стажером – дорос до руководителя селекции

– Казахстанские футбольные болельщики впервые услышали о Вас в 2013 году после назначения на должность в «Кардифф Сити». За что отвечали в клубе?

– Я пришел на стажировку в качестве обычного офисного сотрудника в 2012 году. В основном занимался поручениями генерального директора Саймона Лима. Позже перевели в спортивный департамент – я работал в селекционном отделе Академии, затем повысили до работника аналитического отдела основной команды. В сезоне 2012/2013 мы выиграли Чемпионшип и вышли в английскую Премьер–Лигу.

В отличие от Казахстана, в Англии подбором игроков занимается целый селекционный департамент, там я отвечал за восточноевропейский рынок. Перед стартом в Премьер–Лиге провели трансферную кампанию, потратили рекордные для клуба суммы.

После нескольких матчей стало понятно, что не все новички подошли команде, поэтому клуб расстался с главой селекционного отдела Йеном Муди. Тогда меня и повысили сначала до исполняющего обязанности, а затем и до полноценного главы селекции. 

– Кого подыскали для клуба?

– Сначала решили сменить главного тренера, на место Малки МакКая пришел Оле–Гуннар Сульшер. Но летом мы потратили много денег, поэтому не могли позволить себе дорогие трансферы в зимнее окно. 

Сделали ставку на знакомых тренеру игроков – подписали сразу 3 норвежских футболистов, а в бесплатную аренду взяли Заа и Фабио из «Манчестер Юнайтед».

– Почему у Сульшера не получилось в «Кардиффе»?

– Причина в том, что не все игроки подходили под его видение игры, их приобретали под предыдущего тренера с другим стилем. Сульшер хоть и был легендарным футболистом, но тогда только начинал путь тренера. Может, где-то не хватило опыта. 

– Сейчас он в МЮ. Поддерживаете связь?

– Мы с ним ежедневно обсуждали командные вопросы, но это были рабочие отношения. Сейчас не общаемся, хотя я на связи с его агентом, по возможно поздравляю его с успехами. 

– Почему ушли из клуба?

– В Великобритании, в отличие от других европейских стран, есть строгая процедура получения разрешения на работу для лиц, не являющихся гражданами ЕС. Если не вдаваться в подробности, то уход связан исключительно с английской бюрократией.

Мы пытались решить эти проблемы, я был на связи с представителями «Кардиффа», но через какое-то время решил, что нужно двигаться дальше.

– Какое отношение было к человеку не из самой футбольной страны?

– По большому счету британцам нет дела до происхождения. Они оценивают тебя исключительно по профессиональным качествам, поэтому каких-то особых проблем не было. Конечно, были исключения, в 2014-м опубликовали переписку экс-тренера и главы селекции, где они высказывались о моем происхождении, называя меня «Chemical Ali» (прозвище двоюродного брата Саддама Хуссейна – прим. Sports.ru). Но,  в целом, проблем не возникало.

– Какая основная разница в работе футбольных клубов Великобритании и Казахстана?

– Не могу сравнить лиги в целом, но на примере «Кардиффа» и «Кайрата», скажу, что главное отличие – это то, как каждый сотрудник клуба живет жизнью клуба: от уборщиков на базе до офисных работников. Это, кстати, хорошо показали в фильме от Netflix «Sunderland till i die». Советую посмотреть.

В «Кайрате» такого не было. Возможно, это особенности менталитета, но некоторым работникам клуба вообще не было дела до результатов команды.

– К теме «Кайрата» мы еще вернемся. После «Кардиффа» вы работали в «Сараево». Можете подробнее рассказать об этом периоде?

– Сначала по поручению Винсента Тана (владелец «Кардиффа» – прим. Sports.ru) я работал над сделкой по приобретению клуба: провели финансовый аудит, ревизию инфраструктуры клуба и другие процессы. В итоге, сделка состоялась.

Затем я на какое-то время остался в Боснии в качестве советника президента «Сараево», помогал с налаживанием бизнес-процессов. Сейчас можно сказать, что это было удачное бизнес-решение. Два года назад господин Тан продал 60% акций клуба и остался в при этом в плюсе.

«В еврокубках Шпилевский выступил не хуже и не лучше других»

– В 2017-м случилось назначение в «Кайрат». Что можно назвать главным успехом за время работы в алматинском клубе?

– Это был мой первый опыт в качестве руководителя клуба. Оценивать свою работу не берусь, в основном на мне лежала операционная деятельность клуба. Это множество процессов: финансовые, хозяйственные и спортивные. Это был шанс, за который я премного благодарен Кайрату Боранбаеву.

– Если бы можно было вернуться назад, то что бы изменили в своей работе? Может, какое–то решение?

– Я бы не стал ничего менять. Жаль, что не удалось выиграть чемпионство и пробиться в группу еврокубков, но любой пройденный этап – это положительный опыт. За время в «Кайрате» я многому научился, работал с хорошими людьми, с некоторыми до сих пор нахожусь в теплых отношениях.

– «Кайрат» так и не стал чемпионом. Что не получилось у Кахабера Цхададзе и Карлоса Алоса?

– В 2017 году у «Кайрата» был сильнейший состав в стране, Кахабер Джумберович – очень квалифицированный тренер, который построил сильную атакующую команду.

Но сказалось невезение, череда ничьих и куча нереализованных моментов у чужих ворот. При этом мы могли пропустить единственный удар от соперника – и ничья. И таких матчей было несколько, особенно на старте чемпионата.

Далее были еврокубки и плотный календарь, а в команде 8-9 травмированных игроков. Тяжело в таких условиях добиваться результата на нескольких фронтах – чемпионат, кубок и ЛЕ. Банально прозвучит, но Цхададзе просто не хватило удачи. 

Карлос Алос – также большой профессионал. Проход АЗ в 2018-м – это во многом его заслуга. Были промахи в селекции: призванный заменить Жерара Гоу Уго Сильвейра не оправдал надежд, как и Гай Ассулин. Тренер настаивал именно на этих игроках, мы как клуб его в этом поддержали, но время показало, что это было ошибкой.

– В итоге «Кайрат» к чемпионству привел Шпилевский. Он был сильнее предшественников? Цхададзе, Вайсса?

– Тяжело сравнивать, учитывая специфику КПЛ-2020: единая локация в Алматы. Возможно, это было преимуществом для «Кайрата». Не стоит опускать и психологический фактор – для остальных команд прошлый сезон был подобен УТС: гостиница, невозможность проводить время с семьей и прочее. Но это не умаляет заслуг Алексея Николаевича в завоевании чемпионства. Не факт, что его предшественники бы добились успеха в подобных условиях. 

Лакмусовая бумажка для всех тренеров «Кайрата» – еврокубки. Тут Шпилевский выступил не хуже и не лучше других. 

– Сейчас главным тренером в «Кайрате» стал Курбан Бердыев. Как относитесь к его кандидатуре?

– Это специалист с именем, одно его назначение – уже большой инфоповод в российских СМИ, и это привлекает внимание к клубу и к чемпионату. Для «Кайрата», однозначно, хороший ход.

«Казахстанский футболист для команд из Западной Европы – это кот в мешке»

– Для болельщиков «Кайрата» до сих пор загадка, почему ушел Бахтияров. Расскажете?

– В «Кайрате» есть четкая структура и лестница, по которой должен пройти воспитанник клуба, чтобы попасть в первую команду. 

Мы создали «Кайрат А» как раз в качестве последнего этапа перед основой, где воспитанники бы получали опыт взрослого футбола. Акмаль на тот момент был одним из наиболее талантливых игроков второй команды и постепенно подпускался к играм за основу. 

Скорее всего Бахтиярову не хватило терпения. Он хотел полноценного перевода в основную команду по ходу сезона, клуб же предлагал ему доиграть год за «Кайрат А». Когда стало понятно, что мы по-разному видим эту ситуацию, он покинул клуб.

– Это было правильным шагом?

– Пока рано делать выводы. Для игрока переезд в другой чемпионат – это всегда риск, но стоит отдать Акмалю должное, что он не побоялся нового вызова и уехал в другую страну. 

Сейчас у него трудности в карьере, в том же «Жетысу» по непонятным мне причинам у него не получилось. Но он все еще молод и талантлив, я искренне желаю ему успехов в карьере.

– Была другая интересная ситуация во время вашей работы в «Кайрате». Турысбек играл за вторую команду и вызывался в сборную. С чем это было связано?

– Бауыржан уже рассказывал об этой ситуации в интервью. Там случилось просто человеческое недопонимание между ним и Карлосом. В такие моменты клубы  принимают сторону тренера, потому что именно на нем лежит ответственность за результат. Мы перевели Турысбека в «Кайрат А», чтобы сохранить баланс и атмосферу в главной команде.

– Ян Вороговский отмечал, что вы помогли с его переходом в Европу. Как это получилось?

- После ухода из «Кайрата» я отошел от футбола. В какой-то момент ко мне обратился европейский агент Кен Ван Дейк касательно Вороговского, тогда я свел его с местным агентством «Eurasian Sport Management». Дальше они общались уже без моего участия. 

Единственное, по просьбе Яна сопроводил его в поездке для подписания контракта. Тоже самое было и с переходом Георгия Жукова в «Вислу», моя деятельность ограничилась лишь нетворкингом. Деталями занимались ребята из агентства.

– Тогда другой вопрос: как устроен агентский рынок в Казахстане?

– Есть люди, кто этим занимается, но не думаю, что слово «рынок» тут уместно. Чтобы был агентский рынок, в стране нужен полностью коммерциализированный футбол, который будет существовать в рамках рыночной экономики, а не в рамках государственного финансирования.

– Насколько реально казахстанскому футболисту переехать в Европу? И есть ли спрос? 

– В зависимости от того, что считать Европой. Тот же чемпионат Беларуси, при всем к нему уважении, не является шагом вперед. Если брать более западные направления, то там спроса как такового нет. На это влияют несколько факторов. 

Несмотря на успехи той же «Астаны» в еврокубках, уровень нашего чемпионата для европейских клубов не совсем понятен. Скауты не следят за нашим чемпионатом вживую из-за местоположения, да и казахстанский футболист для команд из Западной Европы – это кот в мешке: не понятно, как он адаптируется в другой стране, и адаптируется ли вообще.

У тех же грузин и армян есть уже множество футболистов, поигравших в топовых лигах и клубах, поэтому при прочих равных клуб не будет рисковать и возьмет более понятного в плане менталитета игрока. 

И последняя, самая банальная, причина – это финансовая. Чтобы игроку уровня сборной уехать в ту же Польшу или Бельгию, скорее всего придется потерять в деньгах, к этому готовы не все.

– «Кайрат» в группе Лиги конференций. Этот турнир – подарок для Казахстана?

– Безусловно, можно считать это подарком, но только для чемпиона страны. Если стартовать в квалификации Лиги чемпионов, шансы попасть в группу Лиги конференций повышаются многократно. 

Для остальных трех команд от Казахстана принципиально ничего не поменялось. У большинства наших клубов – и низкий рейтинг, и статус несеянных. Эта квалификация наглядно показала, что легче точно не стало.

«Астана» – один из флагманов, но теперь клуб в равных условиях с остальными»

– В последнее время Вы немного ушли в тень. Нынешняя работа не связана с футболом?

– Занимаюсь несколькими бизнес-проектами. Сюда же входит киберспортивный проект ON/gaming, в этом году команда стала победителем Кубка Казахстана в дисциплине CS:GO.

Касаемо казахстанского футбола, то слежу за ним больше, чем за европейским. На Евро посмотрел всего 2–3 матча, а в КПЛ слежу за каждым туром.

– Почему киберспорт?

– Он глобален. Чтобы добиться успеха в киберспорте не нужна инфраструктура, как в традиционных видах спорта. Можно сказать, что в Казахстане уже довольно богатые традиции в дисциплине CS:GO.

Уже сейчас киберспорт конкурирует с традиционными видами спорта в плане охвата аудитории. Это можно легко отследить по рейтингам просмотров крупных турниров.

– В футбол уже не вернетесь?

– Пауза была достаточной, и у меня есть идеи, которые хотелось бы реализовать. Я патриот своей страны, хотелось бы применить опыт и знания в этой сфере на пользу казахстанского футбола. Поэтому вернусь рано или поздно.

– В последнее время очень непростая ситуация в «Астане». За последние пару сезонов сменились уже несколько руководителей. Что думаете о столичном клубе?

– На самом деле, сейчас «Астана» столкнулась с тем, что случается у всех клубов, финансируемых государством. В первую очередь, сокращение бюджета. Понятно, что столичный клуб – один из флагманов нашего футбола, но теперь он находится в равных условиях с остальными.

– Что вы думаете о ситуации с уходом Давида Лории с поста генерального директора «Астаны»?

– Я не совсем понимаю резонанс в СМИ по этому поводу. С Давидом я знаком лично и отношусь к нему с большим уважением, он – живая легенда казахстанского футбола. Но стоит понимать что руководитель клуба – наемный работник. Я не знаю всех подробностей, но если «наверху» приняли такое решение, значит, на то были причины. Никто не будет нарочно причинять вред такому бренду, как «Астана». 

«Некоторые руководители не видят смысла привлекать зрителей на стадион – это логично» 

– Появились новости, что Qazsport не покажет основную стадию еврокубков. Это можно назвать провалом? 

– Не хочется комментировать слухи, потому как подобные новости были и касательно Олимпиады, но в итоге решение нашли. Уверен, что найдется и в этот раз.

– Интересна маркетинговая деятельность во времена «Кайрата». Что удалось улучшить, изменить?

– Когда я пришел в клуб, все маркетинговые процессы уже были выстроены, единственное, что пришлось сделать – оптимизировать бюджет отдела. 

– Сильно сократили бюджет?

– На 50%. При этом мы развивали видео-контент, появились проекты «Дневник Кайрата», «Кайрат Battle», которые я считаю успешными.

– Почему казахстанские клубы не хотят заниматься маркетингом? 

– Клубы элементарно не всегда имеют законное право заниматься коммерцией из-за разных бюрократических причин. Они не могут самостоятельно зарабатывать деньги.

К примеру, если стадион на балансе города, то клуб не может зарабатывать с продажи билетов, поэтому логично, что некоторые руководители не видят смысла привлекать зрителей на стадион. 

Касаемо визуального контента, ситуация меняется в лучшую сторону, качество материала улучшается. Но нужно развивать это, расширять и повышать квалификацию кадров. Но вы и сами прекрасно понимаете, что, к сожалению, в большинстве клубов маркетолог, фотограф, SMM-специалист и медиа-офицер – это один и тот же человек.

– Когда ситуация поменяется?

– Когда на это будет спрос. Здесь есть две стороны. Первая – клуб, который не заинтересован в развитии маркетинга, а вторая – зритель-потребитель, которому это и не особо нужно. 

У нас отсутствует культура боления за отечественные клубы, при том, что казахстанцы в целом футбол любят. Не соглашусь с аргументами про старые неудобные стадионы, нехватку активностей и так далее. Возьмем за пример Алматы и «Кайрат»: население около 2 миллионов, стадион 4-й категории UEFA, удобное расположение, нет проблем с логистикой, маркетинг работает, но sold-out только на еврокубках. Думаю, что маркетинг в нашем футболе должен развиваться параллельно культуре боления, спрос рождает предложение.

Фото: vk.com/fckairat; fksarajevo.ba

«Тобол», «Астана» и «Шахтер» покинули еврокубки не с пустыми руками, а «Кайрат» может заработать еще больше: математика Лиги конференций

Испытывал на себе гнев Вайсса, начал жить отдельно от родителей в 12 лет и играл с Патриком Шиком в молодежной сборной: поговорили с Юрием Медведевым о Чехии и Казахстане

+51
Популярные комментарии
Lucky Happy
+3
вы можете спокойно отписаться от всего Казахстанского, раз уж так прям глаза мозолят новости об этой стране.
Ответ на комментарий Адиль Бекет
Теперь расскажите о менеджерах киргизского "Алга", ташкентского Пахтакора или какого-нибудь якутского клуба.
Адиль Бекет
0
Не знаю, я подписан на МЮ, там всплыл материал.
Ответ на комментарий Антон Лысяк
В тексте нет тега Ман Юнайтед
Антон Лысяк
0
В тексте нет тега Ман Юнайтед
Ответ на комментарий Адиль Бекет
Я и не подписан. Просто этот материал всплыл на странице МанЮнайтед. Поэтому мне не откуда отписываться.
Написать комментарий 6 комментариев

Новости

Реклама 18+