Реклама 18+

«В 17 лет Гретцки и Лемье шли к величию. Я шел за пончиками». Он забил 86 голов за сезон и сделал Америку счастливой

Больше года назад мы начали сериал про легенд НХЛ, которых Александр Овечкин обходит в исторической снайперской гонке. Первым его героем стал Люк Робитайл, а последним все еще может быть Уэйн Гретцки.

Теперь Александр Овечкин обошел Бретта Халла – великого снайпера, которого тоже часто критиковали за игру в защите. Халл забил 86 голов за сезон – это третий результат в истории, выше него лишь Гретцки, который забивал по 92 и 87 шайб за регулярный чемпионат.

Халл пал! Овечкин – официально четвертый снайпер в истории НХЛ

Здесь не будет красивого преодоления и подъема с самого дна. Бретт Халл был сыном Бобби Халла – одного из величайших игроков в истории мирового хоккея, так что у него не было необходимости играть в хоккей, чтобы выбраться из нищеты, или работать летом на заводе ради прибавки к зарплате.

Бретт Халл всю карьеру играл так, чтобы получать удовольствие от хоккея. Он бежал от сравнений с отцом и ненавидел прозвища, которые давали ему в часть Халла-старшего. Он бился ради собственного наследия и рвался из тени великого отца, хотя на старте карьеры планировал уйти в колледж и не хотел играть в профессиональной лиге.

В красивых сказках у отца есть три сына, вокруг которых крутится сюжет. В хоккейной реальности у Бобби Халла было четверо сыновей. 86 голов за сезон забил самый толстый и ленивый.

Халл был веселым увальнем – из-за лишнего веса и желания поступить в колледж его выбрали только в шестом раунде драфта

Все началось в Манитобе. В 1972-м Халлу было 8 лет и его впервые накрыло величием отца – только что созданная ВХА выкатила звезде «Чикаго» невероятный чек на 2,7 млн за 10 лет, из которых 1 млн выплачивался в качестве подписного бонуса. Маленький Бретт смотрел на вспышки камер, огромный чек в руках отца и не очень понимал, что вообще происходит.

В Виннипеге было неплохо – Халл-старший к тому моменту уже поставил детей на коньки и таскал их на матчи и тренировки. Спустя пару сезонов Бретт даже нашел себе любимого игрока, которого звали не Бобби Халл – им стал Кент Нильссон, который перешел в «Виннипег» в 1977-м. Хитрый швед любил выманивать у сыновей Халла карманные деньги – подъезжал к Бретту и его братьям, которые смотрели за тренировкой с трибуны, и говорил: «Спорим на пару баксов, что я попаду в перекладину 7 раз из 10». Сыны Халла в неверии мотали головой, Нильссон выставлял 10 шайб в ряд между вершинами кругов вбрасывания и стабильно попадал в перекладину 8 или 9 раз.

У другого шведа, Ульфа Нильссона, Бретт и его брат Блейк аккуратно тащили клюшки – у отца был левый хват, а братья играли правым, так что приходилось искать подходящий загиб. Все клюшки Нильссона братья разносили в хлам на соседних манитобских прудах и площадках – они обожали хоккей и не пропускали ни одного матча отца. Много лет спустя Ульф Нильссон будет работать на телевидении и сделает интервью с Халлом, который к тому моменту уже станет суперзвездой.

- Бретт, последний вопрос. Сколько клюшек ты стащил у меня в Виннипеге?

- Сотни, Ульфи, сотни, – со смехом ответит Халл.

Родители Бретта развелись в 80-м – Халл-старший постоянно был в разъездах, любил как следует покутить и, по слухам, иногда поколачивал жену. Дети остались с матерью и переехали в Ванкувер – Халл на какое-то время бросил хоккей и превратился в ленивого 16-летнего лоботряса, который больше всего в жизни любил три вещи – песни Дэвида Боуи, вкусную еду и покатушки на Ford Pinto 1975 года выпуска.

«В 17 лет Гретцки и Лемье были на пути к величию. Я в 17 лет шел за пончиками», – напишет он позже в своей книге.

Однажды Халл решил провернуть идеальную бизнес-аферу – он услышал о предстоящей забастовке на местном пивзаводе и решил навариться на потенциальном дефиците. Халл стащил у отчима 140 баксов, убедил старшего знакомого купить на эти деньги пива и доверху набил свою спальню ящиками с алкоголем. У плана был единственный изъян – забастовка так и не случилась, так что Халл остался один на один со спальней, полной пива, и отчимом, который не стал убивать пасынка из-за потраченных денег, но возмутился, что тот не предложил ему пивка.

Халл существовал так целый год – однажды он подсчитал, что съедает 35 сэндвичей с ростбифом в неделю, но так и не придумал, чем себя занять. Его спасли мама и товарищ по детской команде Элли Кук – он поехал играть за «Пентиктон Найтс» из лиги Британской Колумбии и убедил тренера взять Халла на просмотр. Скауты считали Кука талантом, так что тренер его новой команды решил дать шанс игроку, которого никогда не видел. Впрочем, когда Элли позвонил Бретту и сказал, что ждет его в «Пентиктоне», Халл лениво дожевал сэндвич, поблагодарил Кука за приглашение и отказался.

Через полчаса Элли позвонили – на проводе была мама Бретта. Она сказала только одну фразу: «Мой сын завтра едет с тобой в Пентиктон».

Халл приехал в тренинг-кэмп с весом за сотню (при росте 180 см). Ему выдали свитер с номером отца, а болельщиков стали завлекать на трибуны слоганом «Посмотрите на сына Бобби Халла». Тренер честно сказал ему: «Ты сейчас примерно 20-й нападающий в команде. Все, что ты можешь – это работать».

Халл принял этот совет и пахал как бешеный бычок – на пробежках он наматывал по 12 километров, обливаясь потом и прибегая позже остальных, а затем помирал в зале, делая отжимания, подтягивания и упражнения на размякшие мышцы пресса. Во второй половине сезона Халл получил постоянное место в составе (его друг Элли был к тому времени уже в другой команде) и наколотил 48 шайб (4-й результат сезона, первым был Клифф Роннинг с 82) – оказалось, что у него потрясающе точный и сильный бросок.

Через год бывший толстяк забросил 105 шайб за 56 матчей и попал на драфт НХЛ – он не мечтал об этой лиге, и на интервью просто не пошел, а бланк анкеты для молодых игроков оставил незаполненным. Халл мечтал поступить в университет – получить стипендию за счет игры в хоккей и изучить реальную профессию. Он даже стал выполнять домашние задания – впервые в жизни. Под хохот товарищей по команде он учился прямо в автобусе, который ехал на выездные матчи.

Все это привело к тому, что будущий пятый снайпер в истории НХЛ (а в какой-то момент даже третий) валялся на драфте 1984 года чуть ли не до самого подвала. Это тот драфт, на котором был Марио Лемье и все остальные, и раундов тогда было аж 12. Халла забрали в серединке – шестой раунд, перед ним – десятки парней, которые никогда не доберутся до НХЛ. «Калгари» сорвал джек-пот.

Перед НХЛ провел два года в университете, а затем бился с «Калгари» за контракт новичка

Халл не поехал в НХЛ, несмотря на драфт – он получил полную стипендию в университете Миннесоты и пополнил местную команду. Главный тренер на интервью с Халлом сделал то, что не догадались сделать другие – сам того не зная, он сказал очень важные слова для Бретта.

«Я хочу, чтобы ты понимал – мы не хотим видеть в команде сынка Бобби Халла. Мы хотим видеть хоккеиста Бретта Халла».

Так будущая суперзвезда НХЛ стала студентом.

Студенческий хоккей довольно специфичный – после юниорки Халл привыкал к скоростям и к тому, что здесь нужно работать назад. Тренер его университетской команды исповедовал подход Херба Брукса – дисциплина и трудолюбие. В фильме «Чудо» Брукс в исполнении Курта Рассела заставляет сборную США после поражения бегать челноки до потери сил – в Дулуте Халл бегал так минимум пару раз в месяц.

Звучит удивительно, но снайпер, которого почти всю карьеру будут упрекать в лени и нежелании играть в защите, осознанно выбрал этот путь и просил тренера дать ему дополнительную тренировку по катанию или поработать персонально над игрой в защите.

Лентяй, который хочет пахать, чтобы стать успешным. Лентяй, который забивал больше всех. На второй год в университете Халл настрелял 52 шайбы, дошел до полуфинала студенческого чемпионата и стал лучшим снайпером сборной США на ЧМ-1985.

В полуфинале NCAA Дулут играл против Ренселлеровского института и проиграл в третьем овертайме. Пять передач в той игре отдал парень, за которым Халл следил весь матч. Его звали Адам Оутс.

«Калгари» вышел на Халла сразу после чемпионата мира – в составе «Флэймс» тогда выступали Лэнни Макдоналд, Гэри Сутер, Эл Макиннис и Хокан Лооб, и команду считали претендентом на Кубок Стэнли. Менеджер «Калгари» Клифф Флетчер решил добавить атакующего потенциала и свежей крови в состав, поэтому вспомнил про молодого игрока, который забивал почти в каждом матче.

Агентом Халла стал Брайан Бурк – будущий менеджер «Ванкувера», который привез в НХЛ Павла Буре. Халл сомневался – он считал, что двусторонний контракт не стоит того, чтобы бросать учебу в университете. Бурк убедил его, ведь к тому моменту его имя и репутация в хоккейном мире ценились очень высоко.

Бурк не работал с теми, кто хотел играть в хоккей ради дорогих часов и машин. Он искал самых голодных и дерзких клиентов по всей Северной Америке и выбивал им шикарные условия. И он сделал Халлу односторонний контракт с «Калгари», что защищало новичка от потери денег в фарм-клубе – контракт подписали по схеме 3+1 с подписным бонусом в 150 тысяч, и Халл даже сыграл два матча в плей-офф. «Калгари» проиграл в финале «Монреалю», а через год оказалось, что на правом фланге «Флэймс» дикая конкуренция за место в составе – там выходили Хакан Лооб, Джо Маллен и Лэнни Макдоналд.

Еще одна проблема – в «Калгари» очень любили оценивать игроков по результатам физических тестов. Если ты мог отжаться больше всех – ты был лучшим игроком команды в глазах тренерского штаба. Халл не был атлетом и был зеленым новичком – его отправили в фарм к Терри Криспу, который так любил схемы, что требовал от игроков разыгрывать по плану даже выходы 2-в-1. Спустя несколько лет Сергей Макаров приедет в «Калгари» и скажет Криспу, что он паршивый тренер, но у Халла такой опции не было – он забил 50 голов за сезон в фарме, но тренер не считал, что этого достаточно, чтобы играть в основе.

А через год Терри Крисп стал главным в основной команде, и Халл рвал на себе волосы от бессилия – к счастью, он смог улучшить свои физические тесты, получил место в основе и стал забивать, хотя Крисп все равно периодически отправлял его в запас. 15 ноября 1987-го Бретт отгрузил три шайбы «Ванкуверу», а тренер в интервью журналистам сказал, что недоволен тем, как Бретт играл в обороне.

Спустя четыре месяца Халла обменяли – команда взяла защитника Боба Рэмэджа и голкипера Рика Уомсли. Клифф Флетчер нарушил свое главное правило: не продавать молодых талантов, но конфликт с Криспом нельзя было решить иначе. Рэмэдж в итоге помог «Калгари» добраться до первого Кубка Стэнли в истории клуба, а сразу после трейда Calgary Sun выпустила карикатуру, на которой менеджер «Флэймс» обобрал «Блюз» до трусов и впарил им игрока, не всегда попадавшего в состав.

Сам Флетчер думал иначе и в последнем разговоре перед отъездом сказал: «Сынок, это как в рекламе на ТВ – бери сейчас, плати потом. Очевидно, что за эту сделку мы заплатим потом. Я не удивлюсь, если ты забьешь 180 голов за четыре года или что-то около того».

Флетчер ошибся. За следующие четыре полных сезона Бретт Халл забил 269 голов.

Связка Оутс-Халл была одной из лучших в истории. Ее разрушили деньги

Когда Халл перешел в «Блюз», там была довольно средняя команда, которой не хватало яркого снайпера. Зато была приличная линейка центров – Федерко, Зезель и Роннинг (тот самый, чей рекорд по очкам за сезон Халл побил в юниорской лиге). Этого хватало, чтобы выходить в плей-офф и даже пробиваться во второй раунд, но для более высоких достижений требовался сильный ход. Менеджмент «Сент-Луиса» рассчитывал найти в Халле секретный ингредиент для прорыва. В первый же сезон в тройке с Питером Зезелем Бретт настрелял 41 шайбу. В плей-офф Халл забил 5 голов за 10 матчей, но «Блюз» вылетели в семиматчевой серии второго раунда от «Чикаго».

Команду тогда тренировал молодой Брайан Саттер – в 33 он стал главным тренером и быстро понял преимущества и недостатки Халла. Если Бобби Халл совмещал в себе реактивную скорость и бросок, то у его сына были ощутимые проблемы с катанием. Но все эти недостатки перекрывались сумасшедшим видением площадки и чувством пространства.

Халл ловко отлипал от защитников и открывался для передачи, а его кистевой бросок был поразительно точным, резким и сильным – у вратарей того времени практически не было шансов.

«Бросок Бретта Халла лучше, чем у кого-либо в истории НХЛ.

Тренеры часто считают снайперов ленивыми, но это не так. Например, Бретт должен был дождаться, пока я разберусь с соперником в углу площадки, подстроиться под мой неспешный темп и открыться в нужный момент. Поверьте, для этого нужно быть очень дисциплинированным. Бросок — это важное качество для снайпера, но их главный талант – умение быть готовым использовать его в нужный момент. На тренировках я специально делал Халлу неудобные передачи, и он умудрялся доводить шайбу до ворот.

Бросок важен, но у того же Халла был и бросок, и невероятный хоккейный IQ. И он играл в эру, когда по рукам били намного чаще, чем сейчас. Тогда за один плей-офф тебе могли сломать три пальца».

Так Адам Оутс описывал своего бывшего партнера.

Оутс появился в «Сент-Луисе» летом 1989-го – за него «музыканты» отдали Берни Федерко, который имел статус местной легенды и по праву носил капитанскую нашивку. Размен оправдал себя очень быстро, хотя в первом сезоне Халл и Оутс пересекались только в большинстве.

Халл забил 72 гола – с передач Зезеля и Оутса, и даже когда летом первого обменяли в «Вашингтон», Саттер колебался, прежде чем объединить двух звезд в одном звене.

Он понимал, что в таком случае пожертвует глубиной состава, но если связка выстрелит, это мог быть прорыв. Еще одна причина, по которой Саттер сомневался, – их одинаковый хват. Халл и Оутс играли с правым загибом крюка, а лучшие связки того времени (Гретцки-Курри и Босси-Троттье) были с разными хватами.

Саттера успокоил ассистент Боб Берри: «Нам будет плевать на хват, если наш центр прекрасно пасует с бэкхенда».

Оутс добавил: «Тренер, сколько голов забивают с красивых передач? Большинство шайб влетают в ворота после самых обычных».

И их объединили. Не все шло гладко – Саттер периодически разводил своих звезд по разным звеньям, но к перерыву на Матч звезд они наконец-то почувствовали друг друга.

Рок-группа «Hull & Oates» давала концерты в каждом городе – солист забросил 50 шайб за 50 матчей и выдал сезон на 86 голов, бэк-вокалист и автор песен набил ровно 90 результативных передач и мог добраться до сотни, если бы не обидная травма.

Когда Халл приехал в «Калгари» и положил две шайбы бывшей команде, Calgary Sun снова выпустила карикатуру: менеджер «Флэймс» держит в руках свитер с фамилией Халла и говорит: «Упс!».

Через год Халл забил 70 и снова выбил 50 за 50. Два сезона подряд – совершенно топовый уровень, на котором держались только самые великие. Но даже сотни шайб не спасали Халла от критики – «Блюз» не хватало глубины состава, и команда обидно проигрывала в плей-офф. Во втором сезоне убойной связки «Блюз» вылетели от «Чикаго» в 6 матчах, а Оутс незадолго до дедлайна перешел в «Бостон».

Связка распалась из-за денег – «Блюз» выдали Халлу четырехлетний контракт на 7 млн, в команде были дорогие Брендан Шенахан и Гарт Бутчер, а зарплаты звезд понемногу стали расти.

Оутс смотрел на сделки, которые заключали Кевин Стивенс и Пэт Лафонтен (оба получили зарплату больше миллиона в год – Sports.ru), потом смотрел на свой чек в 420 тысяч за последний сезон в «Блюз» и понимал, что он стоит дороже: «Халли, мне 29, мне осталось не так много. Если в лиге есть деньги на всех этих парней, они найдутся и на меня».

Масла в огонь добавил менеджер команды Роналд Кэрон, который сначала поговорил с Оутсом на повышенных тонах, а потом не сдержался и назвал его единоличником, который набивает статистику без пользы для команды.

После этого судьба Оутса была решена – лучший центр в карьере Халла отправился в «Бостон». «Блюз» так и не прошли второй раунд вместе с Халлом, а его карьера пошла на спад – без Оутса он еще дважды перебрался через полтинник, а дальше число голов только снижалось.

Перед сезоном-1994/95 в команду пришел тренер-чемпион Майк Кинэн, который в девяностых был известен тем, что пытался вынуть душу из каждого игрока своей команды – Алексея Ковалева в «Рейнджерс» он оставлял на льду в течение 5 минут матча, а в «Сент-Луисе» моментально разменял Брендана Шенахана, отчислил Гранта Фюра и снял с Халла капитанскую нашивку. Это не стало бы проблемой, если бы Железный Майк не отдал ее Шейну Корсону, который пришел в команду буквально тем же летом.

Халл просто устал, не помогла даже часть сезона бок о бок с Уэйном Гретцки – Великий отправился доигрывать в Нью-Йорк, а Бретт продержался в Миссури до лета 1998-го и после очередного вылета во втором раунде вышел на рынок свободных агентов.

Мог играть за Канаду, но выбрал США и подарил Штатам главную победу в истории

Халл был сыном одной из величайших канадских звезд, но международную карьеру провел в сборной США. Как такое стало возможным?

Прежде всего, мать Халла была американкой. Ну а второй главной причиной было то, что тренер канадской молодежки Дэйв Кинг посмотрел на Халла в 1986-м в матчах за Дулут и вынес следующий вердикт: плохо катается.

Так Халл стал американцем. На этот счет его подкалывали и в командах НХЛ – Брэндэн Морроу, с которым они дошли до финала в 2000-м и проиграли «Нью-Джерси», напомнил Халлу о том, что он канадец, даже в своем прощальном письме.

«В детстве моим любимым игроком был Бретт Халл. Он был моим идолом, кумиром. Мне нравилось, как он забивает голы и ухмылка, которая не сходила с его лица. Он излучал удовольствие от игры.

Без сомнений, мой самый любимый канадский хоккеист.

(Ты – канадец, Бретт. Хватит маяться ######, признай это, мужик)».

На Кубок Мира-1996 Халл поехал в составе сборной США, потому что верность он ценил как никто другой – американцы поверили в него в 1986-м, когда он был нужен примерно никому, и считал, что он в долгу перед сборной. Ему было все равно, что кто-то считал его канадцем.

Тогда сборная США еще не считалась элитной – у американцев были добротные хоккеисты в НХЛ, большая победа на Олимпиаде-80, но не хватало действительно топовых игроков. Мечтой американской федерации были настоящие звезды – те, которые смогли бы утащить внимание американских пацанов от Уэйна Гретцки и Марио Лемье.

В той сборной было много заметных игроков, но даже американские журналисты считали ее командой синих воротничков, которые могут добротно копать на пятаке и у бортов, но никак не показывать класс против Гретцки, Линдроса, Айзермана и Сакика.

Главный тренер американцев Рон Уилсон прекрасно использовал высокий средний уровень команды. Он сразу нашел основного вратаря – Майка Рихтера из «Рейнджерс», который помог вернуть Кубок Стэнли в Нью-Йорк.

Для Майка Модано он выбрал двух мощных краев – Кита Ткачака и Билла Герина. Герина называли «Мессье для бедных» – сильный как бык, но без блеска и величия Марка. Ну а Ткачак был просто невероятен, когда дело доходило до борьбы на грани фола и легких провокаций.

Вторым лучшим нападающим той команды был как раз Халл – для него Уилсон подобрал центра, который хотя бы частично мог копировать манеру игры Адама Оутса. Им стал Даг Уэйт – за два сезона в НХЛ перед Кубком Мира он собрал 140 голевых передач. С его помощью Халл забил на турнире больше всех – 7 голов.

31 августа американцы сенсационно убрали Канаду – 5:3. Халл набрал 2+2 – забил победный гол и добавил в пустые ворота. Затем этот спецназ без шума и пыли забросил пять шайб сборной России. А в заключительном матче в группе США покуражились над словаками – 9 шайб в ворота приличной команды.

В полуфинале снова Россия – и снова пять шайб от американцев, две – персонально от Халла. В финале ждала Канада – это была серия до двух побед, и канадцы забрали первый матч в Филадельфии. Впереди были две игры в Монреале.

«Если бы кто-то решил на нас поставить, то ему дали бы пару тысяч к одному на то, что мы заберем две игры подряд в Канаде», – вспоминал Модано.  

За две игры в Канаде Майк Рихтер взял 70 бросков канадцев. В третьей игре Канада вела в счете за 3:18 до конца. Халл подправил шайбу и сравнял счет как раз на этой отметке, а дальше американцы помчались вперед. Легенда гласит, что перед матчем Рон Уилсон подозвал Тони Амонти и сказал, что хочет, чтобы тот стал американским Полом Хендерсоном (забил решающий гол в Суперсерии-72 – Sports.ru), на что игрок ответил: «Кто такой Пол Хендерсон, черт возьми?».

Амонти забил за 2:35 до конца, а Хэтчер и Дэдмарш добили Канаду.

«Канадцы рождены играть по-чемпионски, но победу одержали американцы», – с таким заголовком вышел очередной номер Sports Ilustrated. Эта победа официально закрепила за США статус большой хоккейной державы – на следующих четырех Олимпиадах с участием игроков НХЛ они возьмут два серебра, а в главной лиге мира будет появляться все больше американских звезд. И к бурному росту хоккейной нации приложил клюшку Бретт Халл – канадец, от которого отказались в Канаде.

В «Далласе» Халл стал чемпионом и забил победный гол, который обсуждают до сих пор

Да, вы точно слышали про этот эпизод.

Ради этой шайбы Халл выдал один из худших сезонов в карьере по забитым голам и стойко выполнял каждое требование самого въедливого тренера НХЛ.

Тем летом Халл собирался в «Чикаго», но его агент не договорился с клубом по деньгам. А через некоторое время пришло предложение из «Далласа» – три года, 17 миллионов. И одна большая неприятность по имени Кен Хичкок.

Хичкок на вид был добродушным пухлым мужичком – мало кто знал, что он чуть не умер от избыточного веса и каждый день вел жесткую борьбу с самим собой. Въедливый, внимательный к мелочам и очень требовательный – настолько, что переучил забивавшего по 50 голов Майка Модано в двустороннего центра.

Халл согласился. Ему предложили хорошие деньги и у «Далласа» была действительно отличная команда. В воротах – ученик Третьяка Бельфор. В защите – Дэриан Хэтчер, Крэйг Людвиг, Дэррил Сидор и пиковый Сергей Зубов. И приличная атака с Модано, Лехтиненом и Карбонно, которой не хватало стабильного снайпера, способного заколачивать голы в очень строгой системе.

Халл вспомнил студенческий хоккей, когда его тренер больше был похож на армейского сержанта. А Хичкок поставил снайперу условия – он не будет гонять Халла на тренировках, если ветеран будет выкладываться в каждом матче.

«Я сказал ему: давай договоримся. Ты уважаешь меня, я уважаю тебя. Он согласился», – вспоминал Хичкок. 

Однажды тренер дал Халлу выходной и тот пришел в офис генерального менеджера Боба Гейни на арене, откуда открывался вид на тренировочное поле «Далласа», закинул ноги на стол и смотрел, как тренируется остальная команда. Да, он все еще оставался лентяем, который любил расслабиться.

Но когда Халл выходил на лед, он находил в себе силы на тяжелую работу. Каждая тренировка «Далласа» заканчивалась одинаково, несмотря на джентльменское соглашение с Хичкоком – Бретт Халл оставался на льду и методично наносил не меньше двух сотен бросков по воротам.

«Я учился у этой команды весь сезон. Раньше я засыпал с мыслями о том, как забью гол в следующей игре. Они научили меня, как играть лучше. Я узнал, что можно помогать команде иначе, не только заброшенными шайбами. Каждый день я ехал на тренировку с Ги Карбонно, и мы много говорили о моей игре. Мы говорили о защите, о том, как укрывать шайбу, и о том, что если делать это постоянно, то это обязательно принесет результат», – вспоминал Халл много лет спустя.

За 60 матчей регулярки он забил 32 гола и набрал 58 очков. О таком результате мечтают многие, но Халла интересовало другое – сможет ли он сохранять свою эффективность в плей-офф, сможет ли он хоть раз в жизни пройти дальше второго раунда и доказать всем, что проблемы «Блюз» были не в нем? И, наконец, сможет ли он взять Кубок Стэнли, как его отец, с которым его сравнивал абсолютно каждый репортер?

В первом раунде против «Ойлерс» Халл забросил ровно 0 шайб. Во втором раунде «Старс» встречались с «Сент-Луисом», и к матчам против главной команды в карьере Халл подходил в состоянии побитой собаки.

«Когда мы вернулись в Сент-Луис, я почувствовал это давление. Оно было везде. На этой арене, где я не был столько времени», – говорил Бретт.

Он передал привет всем в первой же игре – оформил его в виде маленькой черной ракеты, которая влетела в ворота «Блюз».

«Даллас» взял серию в шести матчах – Халл собрал шесть очков. Победный гол в овертайме забил Майк Модано с передачи Бретта. Это была его главная победа в карьере.

В семиматчевом триллере против «Колорадо» Халл забил еще трижды – когда «Даллас» вышел в финал на «Баффало», то казалось, что более богатая команда из Техаса легко победит. Как бы не так.

«Баффало» с Гашеком и бетонной обороной утащил «Даллас» в третий овертайм шестого матча. Халл играл финальную серию на одной ноге – порвал связку в колене и не мог даже нормально тренироваться, а ранее получил повреждение паха. Хичкок оставил его в составе, но выпускал в очень щадящем режиме. Перед шестой игрой врач команды порекомендовал оставить Бретта в запасе.

В третьем овертайме он забил победный гол, который стал одним из самых скандальных в истории НХЛ – конек Халла был во вратарской площади, но лига посчитала гол правомерным. Линди Рафф пытался добраться до Гэри Беттмэна прямо в подтрибунке, а генеральный менеджер «Баффало» Дарси Регир возмущался перед телекамерами и говорил, что видел невероятную подлость.

Халлу было все равно, ведь он думал только об одном: «Когда я уезжал из Сент-Луиса, многие говорили, что команда с Бреттом Халлом никогда не выиграет кубок. Когда я перешел в «Даллас» и стал недостающим куском паззла, а затем и забил победный гол в овертайме – это был особенный момент».

***

После развода родителей Халл не слишком часто контактировал с отцом. Они не ссорились, просто обстоятельства сложились так, что семья оказалась в разных частях Северной Америки. Бретт жил в Ванкувере, Бобби – в Чикаго.

Халл-младший ненавидел, когда его называли Золотой Бретт – в этом явно чувствовалась отсылка к прозвищу отца времен «Виннипега». Халла-старшего тогда называли Золотой Джет – за скорость и невероятную мощь бросков. Халл-младший осознанно уходил от любых ассоциаций с отцом. «Зовите меня Халли», – говорил он.

Боб Берри в «Сент-Луисе» объяснял: «Бретт, нынешнее поколение не очень разбирается в игроках прошлого. Есть только два имени, которые знают все – Бобби Орр и Бобби Халл».

Со временем они стали чаще встречаться и просто общались как отец и сын. Как-то раз Бобби посмотрел на клюшки Бретта и сказал:

– Сын, ты бы поменял их, они плохие.

– Па, они в порядке.

– Да нет, тебе нужен другой загиб.

– Что круче, твои 58 голов или мои 72?

– Я забил 77 за «Виннипег»!

– А в НХЛ?

В 91-м семья Халл приехала на Матч звезд НХЛ – Бретт должен был выступить на основном шоу, а Бобби – сыграть в матче ветеранов, перед которым ему выдали анкету, где был опрос «Играет ли в хоккей кто-нибудь из ваших родственников?». Бобби ответил на него, как и положено звезде НХЛ: «Да, мой сын Бобби Халл-младший играет в ночной лиге, а жена иногда надевает вратарские щитки (игра слов, pads – щитки, также прокладки – Sports.ru)».

В 2005-м Бретт Халл на несколько игр вернулся в «Финикс», который тренировал Уэйн Гретцки. Он сыграл всего пять матчей, один из них – с номером 9 на спине. Дело в том, что «Финикс» переехал из Виннипега, а под номером 9 за «Джетс» играл Бобби Халл и этот номер был выведен из обращения.

Это было личным пожеланием Бобби: «Я не знаю, что хорошего я сделал за свою жизнь, что у меня появился такой сын. Должно быть, когда-то я поступил правильно и получил в награду такой подарок».

Летом 84-го пухлый парень, поступавший в университет, еще не знал, что его новый тренер окажется прав. В НХЛ никогда не играл сынок Бобби Халла. В НХЛ играл Бретт Халл.

В предыдущих сериях:

Лучший левый вингер НХЛ до Овечкина: не считался талантом, конфликтовал с Гретцки, выиграл кубок в 36

Селянне заново родился в 35 лет: выиграл Кубок Стэнли, выкинул Россию с Олимпиады и сверкал почти до 44

На пике Лемье был лучше Гретцки. Даже рак и хроническая травма спины его не сломили

Айзерман много лет считался некубковым (как и Овечкин). После 32 – выиграл три раза

Мессье был в тени Гретцки, а без него выиграл два кубка. Его боготворят в Нью-Йорке и ненавидят в Ванкувере

Легенда, которую обошел Овечкин: забросил 700 шайб, хотя почти не видел одним глазом

Эспозито – хоккейная рок-звезда 70-х. Кутил в барах, работал на заводе и забил 717 голов

Марсель Дионн – величайший игрок без Кубка Стэнли. Его карьеру испортили непрофессиональные менеджеры

Фото: eastnews.ru/DARRELL SANDLER, John Swart, Mike Butkus; Gettyimages.ru/Ezra Shaw, Brian Bahr, Ronald Martinez, Harry How, Jeff Vinnick

+558
Популярные комментарии
Puyol_legend
+136
Егор, спасибо за текст! Один из любимых американских хоккеистов наряду с Модано и Дэдмаршем)
And Justice for All
+82
По сути ведь Халл начал в НХЛ только в 23, при этом сколько успел забросить шайб.
Начни в 20-21 наверняка был бы сейчас вторым снайпером в истории с 800+ шайбами.
С другой стороны, как-то в таких карьерах глупо о чём-то жалеть. Кроме, может быть, того что Халл так и не смог взять КС со своей главной командой в жизни...
Родион Власов
+69
Ученик превзошел учителя в написании овечкинского цикла! (утирает скупую слезу)
Написать комментарий 116 комментариев

Новости

Реклама 18+