Реклама 18+

Александр Малышев. Когда страсть красно-белого цвета

Сидишь вот так скромно в маленьком пивном баре. Весь в ожидании, разглядывая посетителей, которые знать не знают, что сейчас на их глазах будет мой диалог с бывшим руководителем Департамента по связям с общественностью ХК «Спартак» (Москва) Александром Малышевым.

Приходит время, появляется он! Уверенная походка, звучный бас, стремительный взгляд. Первая мысль: сейчас будет жара! И, Малышев не заставил долго ждать своих уникальных историй. Он, как заправский форвард, прорвался по центру сквозь череду вопросов, и отгрузил в блогерские ворота сразу несколько разных по красоте шайб. 

c

- Александр, почему именно «Спартак»? С чего началась эта страсть?

- Это с детства. Могу сказать, что у меня в семье (т.е. я не потомственный болельщик) никто не болел не то, чтобы за «Спартак», а вообще, в принципе, не интересовался игровыми видами спорта. Мой отец играл, в свое время, в теннис за сборную республики даже. Тогда это еще был, так сказать, буржуазный вид спорта, еще «доельцинская» эпоха, естественно. Т.е. это где-то конец 60-х -начало 70-х. Когда я сам увлекся футболом, спрашивал его: «Ты за кого болеешь?». Он: «За Торпедо». Как я понимаю, «Торпедо» - футбольное 60-х годов со Стрельцовым, Ивановым, Ворониным - это, конечно, было что-то с чем-то. На самом деле, он очень спокойно ко всему относился.

Я первый раз увидел «Спартак» еще в 1979 году. Началось у меня все с футбола. Увидел, ничего еще не понимал, но отчетливо уже помню матч «Спартак» - «Нефтчи» (Баку), когда у нас два гола забил Черенков, а у «Нефтчи» Пономарев. Это год примерно 1984.

Вообще, футболом сам «заболел» с 1986 года, уже тогда бегал в киоск за газетой. Мне оставляли «Советский спорт», «Футбол-Хоккей» под прилавком. Я киоскершу на праздники подогревал какими-то подарочками. Уже тогда проявлялись скиллы переговорщика (смеётся).

с

Александр Малышев с дочерьми на матче Спартака. Обе постоянно ходят на хоккей.

В общем, мне оставляли все, что приходило. Журнал «Спортивные игры», какие-то постеры. Я помню даже, у меня в комнате среди постеров спартаковцев затесался Игорь Добровольский. Ну, мне нравилось, как он бил штрафные, наверное. Он тогда еще «Сникерс» не рекламировал. И, чуть-ли, даже, не Алексей Михайличенко, из «заклятых».

В футболе по школе был чемпионом района, позже капитаном сборной факультета в институте. Когда сам работал учителем русского языка и литературы, тренировал сборную школы по футболу. Закончил в январе-2002, когда мы зимой играли в зале с Мерзавцами сектор на сектор, я забил в прыжке вратарю соперника Мише Зислису (сейчас он маститый хоккейный журналист), но при приземлении порвал кресты, как оказалось позже. Ещё я занимался шахматами, чемпион области среди школьников 1989 года в команде.

За какую советскую республику играл Ваш отец?

За Киргизию.

То есть, получается, что он мог, даже, где-то и пересечься с Николаем Озеровым?

Нет, Николай Николаевич все-таки намного старше. Мой отец 1950-го года рождения. Вообще, почему Киргизия? – потому что мои предки были врачами. Прадед мой, Борис Федорович Малышев в 1935 году был выслан из Ленинграда. Точнее, сам умудрился уехать до знаменитого «дела врачей». Он – патологоанатом. Сначала поехал в Алма-Ату, а потом в 1940 году перебрался во Фрунзе. Сам он - заслуженный деятель науки Киргизской ССР, основоположник патологоанатомии  и судмедэкспертизы, профессор. В городе висит мемориальная доска. Таким образом, родился я в городе Фрунзе, а потом уже, в 1979 году, уехали в Россию. Сначала на БАМ, где жили довольно долго - город Тында, поселки БАМовские, а потом уже уехали в Москву. С Николаем Озеровым мне быть знакомым не довелось, но я хорошо знаю сына, Николая Николаевича–младшего, и даже участвовал в его команде в качестве пиарщика в предвыборной кампании в главы города Шёлково и посёлка Загорянский, где у Озеровых испокон веков дача. Обе кампании мы в итоге выиграли.

- А когда Вы впервые попали именно на хоккейные трибуны?

- Это был где-то 1989 год, мы, БАМовские школьники, поехали на зимних каникулах, по-моему, в Уссурийск и Комсомольск-на-Амуре. Ехали мы через Хабаровск – там у нас была пересадка. Тогда мы пошли на стадион, где играл небезызвестный СКА (Хабаровск), который еще не был «Амуром», и это было еще далеко до «Платинум Арены». Это был стадион имени Ленина. Там, где футбольный стадион и рядом каточек тысячи на полторы зрителей. Вот там, в Хабаровске, я и попал впервые на трибуны. Помню, местным фанатам было непонятно, что у меня в чехле за плечом. Из-за этого даже состоялся трэшток (смеется). Правильный ответ – там была гитара.

За футбольный «Спартак» я пробивал выезда в такие города, как Владивосток и Находка в начале девяностых. Только «Профессор» Амир (Хуслютдинов), как мне кажется, может этим похвастаться (смеётся). Шучу, ребята из Москвы там были. Понятно, что я жил рядом в те времена. Ну как рядом, в пределах тысячи километров.

А на хоккейный «Спартак», по-моему, в первый раз уже только в 90-х попал на трибуны, а по телевизору, естественно, смотрел с ранних лет.

с

У хоккейного "Спартака" много Легенд. Вот например Як-15, он же АСЯ - великий Александр Сергеевич Якушев. Фото сделано 17 февраля 2020 года в Ташкенте.

- Когда Вы вообще поняли, что можно совместить «боление» за любимый клуб и работу в нем?

- Знаете, с тех времен, как я начал читать газеты, я и стал задумываться о профессии спортивного журналиста. Т.е., это конец 80-х. Тогда еще не было «Спорт-Экспресса». Я помню, нам как-то задали по русскому или литературе написать какое-то эссе, а я взял и списал его из газеты «Футбол», и мне поставили «5». Ну, я и подумал, что значит, нормально ребята пишут, если пятерки ставят. Это шутка, конечно. На самом деле, я пошел довольно кривым путем, потому что поступил не на журфак, а на филфак, потому как мое сочинение в последнем, выпускном классе выиграло районный конкурс и у меня было направление в пединститут на филфак, а журфака там не было. Ради журфака надо было ехать во Владивосток, ну или в Москву, а я как-то даже не задумывался об этом. Я полагал, что это все равно родственные специальности, и кривая вывезет. В итоге - вывезла.

По поводу того, как я попал в нынешнюю профессию, с которой связан уже порядка 20 лет: просто гонял на выезды за хоккейный «Спартак» и писал отчеты, в уже набирающем тогда силу Интернете. И как-то прочитали мои отчеты в «Спорт-Экспрессе», я так понимаю с подачи Максима Лебедева, (тогда основного писателя хоккейного отдела «Спорт-Экспресса») и меня начал охаживать шеф отдела хоккея Дмитрий Дюбо. Сначала на внештатную работу, а потом я уже пришел в «Спорт-Экспресс» в штат. Это был примерно 2003 год.

с

Это с Великим диктором Валентином Валентиновым в Сокольниках перед матчем

Когда начали работать именно в пресс-службе?

Когда начал «болеть», писать и т.д. познакомился с пресс-атташе «Спартака». На тот момент это была Динара Кафискина. К ней приходили, тусовались. Был еще Евгений Михайлович Протасов, он до сих пор со «Спартаком» связан. Мы приходили, смотрели онлайн-репортажи с матчей Высшей Лиги, откуда-нибудь из Новосибирска (это сезон 2000-2001, когда выходили в Суперлигу и 2001-2002) «Болдинская осень», - по меткому выражению Макса Лебедева.

Так я понял, что делать своё любимое дело, и при этом делать его в своём любимом клубе – это прикольно. А в «Спартак» меня пригласил в июле 2007 года Михаил Шуляков, тогда руководивший клубом. Уже много лет спустя он мне сказал, что моё приглашение в клуб было его лучшим кадровым решением в «Спартаке». Я был огорошен: ведь при Шулякове в клуб пришёл Милош Ржига. Ну кто поставит пресс-секретаря выше главного тренера, любимца болельщиков?

- Чем отличается должность руководителя Департамента по связям с общественностью от должности руководителя пресс-службы?

- У меня в «Спартаке» был служебный рост, если это можно так назвать. Все равно я занимался всем, чем можно. С каждым годом структура пресс-службы, маркетинга усиливалась, развивалась. Грубо говоря, когда я пришел в 2007 году на должность пресс-секретаря, мы были вдвоем. Я и Вадим Гущин – менеджер по маркетингу, вот и всё.

Мы занимались, чуть ли не всем подряд, работали по 14-16 часов в день, 6 дней в неделю, на 7-ой отсыпались. Уже потом всё поменялось, появился клуб МХЛ, соцсети и так далее. Кстати, в «Спартаке» до сих пор работают Михаил Галактионов и Дмитрий Терещенко, которых мы ещё с Павлом Ни-Ли брали на работу. У меня были на аутсорсе писатели Дмитрий Нестеров, работавший тогда в «Советском спорте», а позже в пресс-службе КХЛ, и Антон Хализов – пресс-секретарь Федерации регби России. Помогал с программками и Илья Казачков, когда чуть ли не первый маркетолог хоккейного «Спартака». Всё это он делал бесплатно, из любви к клубу. Бюджета на неспортивные дела тогда практически не выделялось. Диджеем был болельщик Александр Жихорев. Музыкальное оформление в Сокольниках до сих пор вспоминают болельщики со стажем, особенно на контрасте с тем, что есть сейчас.

Потом меня повысили до начальника управления по связям с общественностью. И уже после сделали директором по связям с общественностью. Где-то приходилось писать, где-то больше редактировать, ставить на сайт, давать задания, планировать, отслеживать, выполнять функции PR-директора. Лично я отвечал за церемонию начала матча, писал тексты для дикторов и многое-многое другое.

За эти годы я узнал хоккейную деятельность очень глубоко и широко. Поэтому, когда пришел работать в ташкентский «Хумо» (вообще с «нуля» клуб), все мои скиллы были востребованы. Я и матчи комментировал, и после матчей интервью сам брал телевизионщикам, и пресс-конференции вел, и тексты все сам писал, и чего только ни делал – пригодилось все. Если чему-то научился – все равно когда-нибудь пригодится.

с

После прощания с Сергеем Гимаевым сфотографировался с двумя бывшими главными тренерами "Спартака".

Сергей Шепелев, олимпийский чемпион, обладатель кубка Канады-1981 (хет-трик в финале с канадцами) и Виктор Пачкалин, чемпион СССР-1976 в составе "Спартака", на тот момент директор спартаковской школы.

- За всю историю вашей работы и «боления» в хоккее, какая игра «Спартака» стоит перед глазами?

- Наверное, это 2010 год. Первый матч плей-офф в Лужниках с «Динамо», когда отыгрались с 0:3 и выиграли 4:3. Это была очень хорошая игра. Я помню, что я ехал домой с арены очень воодушевленный.

с

С Ржигой и Андреем Назаровым

- Расскажите какие-то забавные истории, связанные с Милошем Ржигой. Именно он тогда был главным тренером.

- Забавные?

- Да! Пан был человеком веселым  и горячим, насколько я помню.

- У нас было принято в «Спартаке» проставляться на дни рождения. Как-то стоим в офисе, фуршетик такой на мой день рождения, тренеры отдельно (внизу, в раздевалке). Пицца, стол, чуть-чуть принимаем. Заходит Милош: «Что у вас тут?», мы: «Да вот, у Саши день рождения». Он: «Да?». Разворачивается и уходит, а через 5 минут возвращается с бутылочкой Бехеровки. Видимо, поставка пришла из Чехии. Было приятно.

- Я помню, когда с ЦСКА играли, и полетела планшетка на лёд, его удалили, а он с трибун не хотел уходить, занял место болельщика и просидел до конца игры.

- Это всем известно. Только это была игра с «Динамо». Это когда Вячеслав Буланов и Анатолий Захаров, арбитры того матча, «закусились». Слава, конечно, больше. Они с Милошем, в хорошем смысле, два профессионала и два павлина, которые любили воздействовать на публику. Вячеслав Буланов жесты показывал отточено, многие улыбались, ну и Милош тоже любил с публикой взаимодействовать. И вот они «закусились». Это, в какой-то мере, украшало наш хоккей, потому что было не так скучно, но «Спартаку» это «аукалось». Слава периодически «поддушивал» в следующих матчах «Спартак», вплоть до ухода Милоша из команды. Кстати, очень жаль, что такие классные арбитры, как Буланов и Захаров, не доработали в КХЛ до своей пенсии. Яркие личности способствуют продвижению продукта.

- Скажите, каким образом Пан формировал команду, т.е. как ему это удавалось?

- Я бы развеял миф, что в современном хоккее формируют команду тренеры. Это делают другие профессионалы, в основном. Если говорить о том «Спартаке», то это Андрей Яковенко – генеральный менеджер, Николай Тищенко – заместитель генерального директора, позже генеральный директор, Виктор Шалаев, Павел Ни-Ли. В общем, менеджеры ищут, обговаривают, а с тренерами согласовывают.

Я помню, захожу в кабинет, там сидят Тищенко и Яковенко. Они тогда еще не умели выговаривать фамилию Радивоевич, называли его Радиёвович, но я догадался, «пробил» кто такой, «Филадельфия Флайерс», все дела. В общем, они летали и договаривались со словаками. Сначала они подписали троих – Радивоевич, Баранка, Ружичка. Позже приехали Обшут и Цибак, а в общей сложности за эти года в «Спартаке» играло больше десяти хоккеистов из Словакии.

Кстати, смешной случай. Приезжали в Нижний Новгород на предсезонный турнир, по-моему, это был 2009 год – у нас два новичка – Цибак и Обшут. Мне необходимо было взять приветственное интервью, познакомить болельщиков с ними, но в лицо я их не знал, в смартфоне залезть в поисковик тогда было не так просто, как сейчас. Думаю, ладно, разберемся. Подхожу к первому попавшемуся незнакомому бородатому товарищу и говорю: «Привет, Мартин!», а это оказался Ярослав Обшут. Потом он меня еще долго называл Мартином.

Вообще, словаки звали меня Дартс. Сначала называли Д`Артаньян, а потом сократилось до Дартс. С Браней Радивоевичем до сих пор переписываемся в мессенджерах. Сейчас он большой человек в хоккее Словакии. «Дартс, вотс ап!» - любая беседа начиналась с этого. Когда приходишь в новую команду и 30 человек не знаешь – вот это тяжело. А когда 10-15 человек – уже быстрее выучиваешь, так проще. Это как в школе учителю с новыми классами.

- Все чехи и словаки под Ржигу шли в «Спартак»?

- Не уверен. Ржига не был тогда широко известен. Он в России тогда был намного более популярен, чем у себя в Чехии или Словакии. Они шли именно в «Спартак», на хорошие деньги. Если я не ошибаюсь, у Брани была зарплата 750 000 долларов. Я не думаю, что они шли под Ржигу, но он «давал добро» на каждое приобретение.

Генеральный менеджер и главный тренер работают в связке. Бывает и такое, что главный тренер просит одного, а менеджер приводит другого, но кто-то из них оказывается прав. При Милоше феерили тот же Саша Бутурлин, Андрей Кузьмин, которые «звезд с неба не хватали», Саша Рыбаков, Саша Беркутов.

Милош умел раскрыть сильные стороны игроков и нивелировать их недостатки.

- С появлением Доминика Гашека начались разделения на национальные лагеря, или «Доминатор» взял на себя роль и лидера и главного тренера? Что случилось?

- Я считаю, что Доминик вел себя не совсем профессионально. Конечно, ему уже было 45-46 лет, чуть младше, чем мне сейчас. Уже очень взрослый человек. С таким опытом, с такой славой – для хоккеистов он был авторитетом не меньшим, а то и большим, чем Ржига. И, насколько я знаю, сначала это было тихое противостояние. В октябре Милош уже ушел в «Атлант». Это довольно быстро происходило, за несколько месяцев. Известный факт, в узких кругах, что квинтэссенцией противостояния двух чешских «медведей» в одной берлоге «Сокольников» стало противодействие выходам два в одного. Милош на тренировках говорил, чтобы брали игрока, которому надо пас делать. Это самая распространённая тактика. Доминик останавливал тренировку и говорил, что надо брать игрока с шайбой, потому что надо не давать ему бросать, а передача может еще и не пройти.

Два тренера, встретились в одной раздевалке, грубо говоря. Кто-то из российских игроков до сих пор считает, что приглашение Гашека было ошибкой, но вот Гашека пригласил как раз Ржига. У Яковенко были другие кандидатуры – Константин Барулин, еще кто-то из российских вратарей, еще «в соку», кто пошел бы в «Спартак», но Ржига - любитель пиара. При нем работать в пиар-службе – одно удовольствие, но с другой стороны, это его сильное качество его и подкосило.

- Я, как человек, который выкладывает некий материал в блог, или просто какие-то реплики и фотографии, наблюдаю, что есть «агония» болельщиков «Спартака» к двум людям – Илья Ковальчук и Максим Рыбин. Почему «агония»? Я задам следующий вопрос. При общении с бывшим защитником «Спартака» Алексеем Путилиным, я услышал фразу: «это для вас - фанатов между нами, хоккеистами, присутствует вражда. Для хоккеистов – это лишь заработок. Вы разделяете это мнение?

 - Не понял привязки к Максиму Рыбину.

- Почему у болельщиков «Спартака» такая «агония» именно к Максиму Рыбину?

- Это все объяснимо, потому что Максим много раз уходил из «Спартака». Он возвращался, но все равно уходил потом. Я с Максимом хорошо знаком, но в последнее время мы не общаемся. Виделись как-то, когда он водил сына в школу «Динамо»».

Борис Александрович Майоров про него высказывался, что тот бросал в трудных ситуациях. При мне, когда он уходил, его можно было понять. И сейчас я его отлично понимаю. Там была такая ситуация – кризис 2008 года экономический, мировой. КХЛ издала указ на 20% всем зарплату понизить, но можно было защитить несколько своих игроков. Менеджмент «Спартака» защитил как раз легионеров, как своих лидеров. Но Максим в то время был капитаном и тоже приносил пользу. Он обиделся, что не попал в число защищенных, и это послужило мотивом ухода из «Спартака».

Максим очень самолюбивый человек – это основное качество спортсмена высокого уровня. Чтобы переходить на следующий уровень, нужно быть чем-то мотивированным, и самолюбие – это одно из качеств, которые могут мотивировать спортсмена. Так что, я не осуждаю ни Илью Ковальчука, ни Максима Рыбина. Кого еще «хейтят»?

c

Александр Малышев и Игорь Шестеркин

- Шестеркин!

- Те, кто «хейтят» Шестеркина, мне вообще не понятны. Он-то чем это заслужил? Его обменяли в 2014 году в числе 14-ти в СКА. Что он должен был делать? Там была ситуация. Леонид Вайсфельд тогда работал в Уфе и хотел одного Шестеркина, но он предлагал 3 миллиона рублей за Игоря. А его рыночная стоимость на тот момент была примерно 50-60 миллионов рублей. А у нас долгов было на 300 миллионов рублей. Кто бы отдал этот актив за такие деньги? Поэтому состоялся обмен «четырнадцати» в СКА, где два основных лота – Игорь Шестеркин и Архип Неколенко, который сейчас в «Магнитке» играет, но лишь в 4 звене, что обидно, при его таланте. И тогда они все ушли за 100 миллионов.

Кому-то из ребят с небольшими контрактами выплатили зарплату. И мне выплатили зарплату месяца за четыре. Мы тогда проводили крутую пиар-кампанию «Спартак должен жить». На радио были, на телевидении, где только не были. Ковальчук, Женя Малкин, кого только не было из хоккеистов и других спортсменов. Илья Ковальчук тогда показал себя с лучшей стороны, и это я бы «хейтерам» тоже напомнил. Я понимаю, Дзюба. Тут даже нет смысла что-либо говорить в его защиту, потому что сразу станешь врагом народа, но я и не хочу, кстати. Я к нему очень спокойно отношусь, и вообще к нему никак не отношусь.

А что касается Ковальчука, то такова жизнь. Многие припоминают те слова, когда он уходил в 2001 году из «Спартака», когда его «Атланта» выбрала под первым номером, он говорил, что вернется в «Спартак». А в 2004 году он приехал в «Ак Барс». Надо понимать, что «Спартак» был очень бедной командой. И, насколько я помню, Игорь Шабдурасулов мог ему предложить только 500 000 долларов, в «Ак Барсе» ему предложили 3 миллиона. Разница в шесть концов. Естественно, из-за его решения, молодого пацана, могли тогда произойти очень серьезные последствия. Он бы обрушил весь рынок приезжающих из НХЛ в Россию. Его могли серьезно наказать серьезные люди. Я думаю, там не один он принимал решение, а целая система была за него. И тот матч, когда он забил две шайбы, а Миша Иванов – три, тоже хороший, запоминающийся матч. Я помню, как наши ребята сделали баннер «Ковальчук – трепло», где буква «е» была в виде евро. Да, это наши ребята из «Мерзавцев». Все это жизнь. Вспоминаю и окунаюсь в прошлое.

- Раз уж мы затронули тему бывших игроков «Спартака», то какое у Вас мнение по поводу обширной интернет-деятельности бывших красно-белых игроков? Щитов, Людучин.

- Никита Щитов хотел бы наверное работать в хоккее. Его почему-то в Сочи, где он заканчивал карьеру, был капитаном, ничего не предложили. Хотя живет он в Сочи.

Никита – очень деятельный человек, освоивший стезю блогера. Он каждый день отжимается, плавает, ни дня без спорта. Я считаю, подает правильный пример молодежи. Он родом из Уфы. На уфимском телевидении матчи разбирает в качестве эксперта. Я считаю, он мог бы пополнить колонию бывших хоккеистов – экспертов и на Федеральном ТВ.

Что касается Романа Людучина, то он наделал в своей жизни много ошибок, и он их признает на четвертом десятке лет. Я его хорошо знаю, мы с ним неоднократно общались. Сейчас он выбрал для себя дорогу блогера, активно раскручивает свой телеграм-канал и другие соцсети. Он взял за основу скандальную составляющую и это его выбор. Мне звонили, спрашивали, не я ли с ним работаю. Нет, я с ним не работаю. Я помогаю Мише Анисину, но никаких скандалов, все чисто, благородно – хоккей, купание, обливание холодной водой. Все очень пристойно.

- Расскажите про Вашу преподавательскую деятельность в престижных московских вузах.

- Во-первых, я на старости лет пошел учиться. Отработав 7 лет в «Спартаке» и год в «Атланте», в 2015 году пошел получать бизнес-образование «Менеджмент в спортивной индустрии» в Государственном Университете Управления. Многие преподаватели удивлялись и радовались там мне. Типа, ничего себе, знакомые всё лица. Среди них был И Леонид Вайсфльд, к слову. Я понял, что нужно систематизировать свои знания, где-то обновить их, получить что-то новое, да и корочка может пригодиться. Не знаю пока, пригодилась она мне или нет, но она точно не была ещё ни разу причиной того, что меня взяли на работу. Я поучился, посмотрел, а позже получил приглашение прочитать лекцию в РГУФКе. Олег Майоров приглашал, он заведующий кафедрой. Я пришел, рассказал, провел лекцию. Понравилось, так как когда-то преподавал в школе русский язык и литературу, перейдя на заочное обучение после 3-го курса, когда выживали, как могли. Преподавать для меня – ничего нового. А преподавать то, что тебе нравится и то, что ты любишь – вообще в кайф. Началось с РГУФКа, а в 2020 году профессор Сергей Витальевич Алтухов обратился ко мне с просьбой провести курс занятий «Менеджмент в хоккее» в Высшей Школе Экономики. Приглашал разных людей, таких как Евгений Паремузов – хоккейный агент, Владимир Животников -  сейчас пресс-секретарь академии «Спартака». Мы с ним вместе работали в «Атланте». Марат Сафин – руководитель пресс-службы ФХР и пресс-атташе сборной России. Это наш хоккейный Марат Сафин. Дима Закурдаев – диктор матчей «Спартака» и судья времени игры на матчах «Авангарда», раньше работавший в электростальском «Кристалле». Самые разные люди. Сам я рассказывал про «Спартак» и кейс «Хумо», было у меня 28 часов. Принял экзамен. Тоже неплохой опыт. На будущее имею принципиальные договорённости в Виталием Прохоровым, Андреем Потайчуком – звёздами игры, а теперь функционерами.

- Сейчас в интернете развито, что достаточно популярные журналисты сбиваются в группы и проводят курсы за деньги. Рабинер с Черданцевым свои курсы организовывают, Вася Уткин организовывает свои курсы с кучей известного народа. Вам когда-нибудь предлагали принять участие в подобных проектах?

- Мне предлагал Максим Мотин. Мы с ним вместе работали в «Спартаке». Он до этого работал в футбольном клубе «Москва», позже в «Мегафоне», а сейчас он в украинском футболе работает, во Львове. Я значусь как один из спикеров в его школе. Максим Белицкий тоже, с которым мы сотрудничали, когда я работал в «Спартаке». Предлагали, я проводил единичные занятия, но чтобы это становилось на поток – такого нет.

с

Это с Мерзавцами в 2003 на праздновании моего 30-летия. После матча с Ладой

- Легендарная гостевая «Мерзавцев». Расскажите, с чего началось и что сейчас это из себя представляет?

- У нас ходит такая легенда. От Сокольников в сторону Щелковской и до поселка Восточный шел автобус № 716. Однажды, после матча «Спартака», это было где-то в сентябре 2001 года, мы случайно пересеклись с Александром Двориным, который в наших кругах более известен как Шурик КБ. Поговорили, поняли, что оба пишем на клубной гостевой. Тогда она была бесплатная, к официальному сайту прикручена. Познакомились, и в итоге Шурик сделал свою, разработал, а я был менеджером проекта, что-то вроде того. Конкурс прогнозов проставлял каждый вечер ручками. Сейчас-то это все у нас автоматизировано, а тогда все это приходилось делать вручную. 21 октября исполнится 20 лет гостевой «Мерзавцев». Я помню эту дату. Сейчас мы уже обговариваем какое-то мероприятие, чтобы отметить эту серьезную дату. Многие приходили и уходили. В начале 2000-х – это было популярное место, тогда не было соцсетей. Сейчас болельщики тусуются в клубных соцсетях. Но есть те, кто любят общаться свободно, лично, вместе ездят на выезды. Много было всего интересного, что организовывало наше сообщество. Были турниры, посвященные погибшему «Локомотиву», организовывали наши «мерзавцы» Коля Ник и Рома Добрик. У нас много талантливых людей. Сейчас может быть за один день всего 20 сообщений, а раньше, в дни матчей по 400 сообщений было. Нынче это все гораздо свободнее. Социальные сети на себя оттянули, плюс многие старички повзрослели, обзавелись семьями, а кто-то даже внуками. Интересы изменились.

- Нынешняя пресс-служба «Спартака» не взаимодействует с прошлой?

- Практически нет. Но когда я что-то прошу, ребята практически никогда не отказывают. Когда я пришел в «Спартак», как один из создателей сайта «мерзавцев», мне руководство запретило туда выходить, и для меня это был удар. Я на тот момент считал, что создание гостевой «Мерзавцев» - главное мое достижение в спортивной жизни. Я где-то 4 месяца не писал, а потом плюнул и стал снова туда заходить. В итоге я убедил руководство, что ничего страшного в этом нет, и это даже полезно для обеих сторон, когда представитель клуба общается с болельщиками, получает обратную связь.

Потом уже выходили на гостевую и менеджеры «Спартака», и владелец «Спартака» Сергей Владиславович Менделеев (выходил под ником Мексиканец), общался с болельщиками в личке. Доходило до того, что писал на самой гостевой. Это была обратная связь. В бизнесе говорят, что критика – это подарок. И если ты имеешь обратную связь, ты понимаешь, где нужно расти, где у тебя хорошо, а где плохо. Естественно, что-то отметаешь, как субъективное, но куда расти и каким образом взаимодействовать – это очень важно. Наверное, не нужно сейчас нынешним сотрудникам «Спартака» такой обратной связи, возможно, ориентируются на соцсети. Но, заходя в соцсети, бывает иногда стыдно за комментарии, которые там пишут. Бывает смешно, грустно, по-разному. Есть там и вполне вменяемые люди. Те, кто хорошо понимает хоккей, и хочет понимать еще лучше, заходите на гостевую «Мерзавцев».

- Вы же еще встречаетесь с хоккеистами постоянно.

- Да, как раз на гостевой Мерзавцев 20 лет назад мы приняли решение учредить свой приз лучшему игроку сезона в «Спартаке». Много лет позже мы замучались отлавливать после сезона лауреатов, чтобы, так сказать, фотографию вручить, и решили вручать приз кулуарно в теплой компании. После первой встречи (с Анатолием Никонцевым, позапрошлогодним лауреатом) мы с тем же Ильёй Казачковым придумали «Визит к Мерзавцам». За два года прошла двадцать одна встреча. Самые молодые гости – Игорь Шестёркин, Александр Трушков и Максим Цыплаков. Самые старшие – Алексей Ткачук и Виталий Прохоров. Нам со всеми интересно. Следующий гость – Александр Кожевников, он ещё старше, есть у меня принципиальная договорённость с Виктором Шалимовым и Виктором Пачкалиным. Мы зовем гостя, вручаем ему нашу фирменную майку с его фото, вручаем книги спартаковских легенд, разговариваем два часа за кружкой чая. Недовольных гостей пока не было.

 - У Вас такая обширная биография, в которой случился такой достаточно забавный эпизод в виде работы в Лиге женского хоккея. Что это из себя представляло? Как вообще работают с женщинами в хоккее?

- Одно время было такое, что в офисе сидели три мужика – руководитель пресс-службы (я), юрист Сергей Якушев и пиар-менеджер Сергей Лутченков. Женщины, когда они в коллективе, это как серпентарий единомышленников, тяжеловато. В принципе, полезный опыт был, ездил в командировки, принимал участие в организации этапов чемпионата. В Казань летали, в Киров. Хороший опыт, девочки – молодцы, они болеют делом. Мне не стыдно за свою работу там. Начинало мало команд, а сейчас там уже 4 дивизиона. Нынче это называется «Ночная лига женского хоккея». Это любительская лига. ЖХЛ – это профессиональная лига, а НЛЖХ – любительская. Они по-прежнему функционируют, проводят туры, оплачивают девочкам-игрокам любителям дорогу, проживание в городе, где проводится тур. Шесть лучших команд едут на фестиваль Ночной лиги, дивизион «Амазонки». Очень нужная вещь для девчонок. Я не питаю негатива, не говорю, что хоккей не для женщин. Вы бы видели, какие там есть красотки!

- Хоккейный клуб «Атлант». Клуб, который всю свою недолгую жизнь пересекался и с воскресенским «Химиком» и со «Спартаком». Начало и конец. Почему так произошло? Почему он так быстро вспыхнул и быстро погас?

- Все просто, потому что Московская область отказалась финансировать профессиональные клубы. В итоге был найден частный инвестор, но он не исполнял свои обязательства, это тот, который «Рединг» английский в свое время продал – Антон Зингаревич. Он не смог потянуть, и в итоге клуб закончился.

- Ваши воспоминания о работе в «Атланте»

- Мои воспоминания – это 49 км ежедневно в одну сторону по МКАД. Отсюда, из Братеево, в Мытищи. Тогда МКАД еще хоть как-то ехал. Можно было за полтора часа добраться. Но, перед матчами было сложнее. Я приезжал заранее, утром или днем, если это были выходные дни.

Вообще, отличный коллектив, с точки зрения пресс-службы – это покойный Тимофей Кучеров, он, после «Атланта» перешел в «Спартак» и, к сожалению, довольно быстро умер. Много хоккеистов его собралось хоронить. Многие приезжали из других городов. Хороший был парень.

Владимир Животников, который сейчас тоже в «Спартаке». Половина «Атланта» после этого перешло в «Спартак». А вот я обратно не проследовал. Работали нормально, но в моей жизни «Атлант» уступает «Спартаку». И «Хумо» ташкентский тоже занимает большее место в моем сердце. Это субъективные ощущения, конечно. Я был бы очень рад, если бы болельщики Мытищ и окрестности получили бы свой клуб обратно. Там очень хорошие болельщики.

с

С Шадриным и Старшиновым в раздевалке Легенд хоккея

- Опыт в клубе ветеранов «Легенды Хоккея». Что он из себя представляет? Я так понимаю, вы и сейчас там помогаете?

- Нет, сейчас я не связан. Бизнесмен Руслан Гутнов, который построил Арену «Парк Легенд», и который собирался построить новый ледовый дворец в Сокольниках, который будет сейчас не под «Спартак», а под Ночную Лигу, что жаль, - он содержал и Легенд Хоккея, и Лигу женского хоккея. Сейчас он от них отказался, но, тем не менее, это любящий хоккей человек. Музей хоккея он создал, который сейчас у Федерации хоккея России. Много чего он начал, но потянуть все одному сложно.

Тренировки два раза в неделю, какие-то выездные матчи. В Тулу мы ездили. Много ветераны ездят, их приглашают. Особенно это усиливается в предвыборную пору. Все хотят сфотографироваться с великим Якушевым. Много там великих. Кто-то на лед выходит, кто-то так приезжает. Шалимов, Ляпкин. Александр Акимович Мартынюк до сих пор бегает,  в свои почти семьдесят в красной шапочке вместо шлема до сих пор играет Вячеслав Анисин, папа Миши Анисина. Я сначала познакомился со старшим Анисиным, потом с младшим, что странно (смеётся).

- Есть еще средний Анисин.

- Ну, есть еще Марина Анисина – фигуристка. Джигурда еще из их семьи, которого «Спартак» пригласили в этом году на матч. Никто не понял, ну да ладно…

На тот момент Гутнов хотел, чтобы движение денег было не в одну сторону – туда, но еще чтобы они что-то приносили, как-то себя «отбивали». Поэтому собралась команда менеджеров, во главе с Игорем Колесовым – бывший вратарь московского «Динамо», он из Ярославля. Играл под фамилией Галкин. Игорь Колесов долгое время считал, что можно вывести данную спортивную деятельность на окупаемость, но жизнь показала, что это практически невозможно. Тем не менее, пытались, и был офис, и было проведено много мероприятий высокого уровня, надо отдать должное. Тоже опыт. Тут я познакомился с динамовскими ветеранами, армейскими. Могу позвонить Владимиру Семеновичу Мышкину в любой момент, спросить о чем-то. Мировой человек. Там же познакомился с Борисом Мироновым, которого прочат сейчас главным тренером в «Спартак».

- Смотря на события 2014-15 годов, когда «Спартак» исчез на один сезон из-за того, что столкнулся с трудностями, не мог найти спонсора. Я слушал эфир на «Спорт.FM», где вы говорили, что надо сохранить команду. Неважно, какое место она займет и какой у нее бюджет, главное, чтобы она просто была. Смотря с горизонта тех лет, когда вы сопоставляли ситуацию с новокузнецким «Металлургом», что он играет молодежью: был ли правильным пропуск того сезона, нежели волочение своего существования и потом исчезновение?

- «Кузня» не исчезла, ее исключили из КХЛ. Спонсор у нее до сих пор есть. Сегодня она вышла в финал ВХЛ под руководством Евгения Николаевича Попихина, который у нас был главным тренером в прошлом сезоне в «Хумо». Все понимают, кто сейчас хозяин «Спартака». Если бы этот же хозяин с 2015 года подтянул и другие спонсорские активы, то за один сезон «Спартак», который проболтался бы внизу, не растерял бы болельщиков. А сейчас, в первые годы после возрождения, совсем в другой локации, «Спартак» не играл в Сокольниках, надо было вкладывать очень много денег и усилий в то, чтобы заполнить трибуны. Многие тогда критиковали методы руководства «Спартака». Идешь с матча, а в снегу, грязи валяется куча бесплатных билетов. Становилось обидно, что ты заплатил деньги. Довольно спорные методы были, неоднозначные, но они привели к успеху. Если бы «Спартак» не потерял этот сезон, то было бы потрачено меньше денег на раскрутку.

Молодежку «Спартака» сезонов 2014-2015 удалось-таки сохранить, хоть и на минимальном бюджете. Ну, а я ушел в «Атлант» и обратно не вернулся. Для меня, на определенном этапе, это было очень больно.

- Какими Вы видите перспективы для «Спартака» под руководством Бориса Миронова?

- Насколько я знаю, изменен подход в комплектовании команды. Основные средства будут переведены из обязательных выплат в бонусную часть. С одной стороны – это мотивирует игроков, с другой – какие-то сильные игроки не согласятся прийти в клуб на такие условия. Спонсоров и хозяев «Спартака» можно понять, так как за 6 лет клуб в спортивной части никак не отметишь. Четыре победы за 6 лет в плей-офф. Та серия против СКА довольно спорная, судейские скандалы, но в прошлом году «Динамо» одним звеном вынесло «Спартак». В этом году СКА показал, как играть против динамовцев. Молодой СКА без суперзвезд! Показал, как играть с командой одного звена.

Я брал интервью у Бориса Миронова для сайта ВХЛ, когда он работал в «Звезде», когда она базировалась ещё в Чехове. Грамотный специалист. Много лет игровой карьеры в НХЛ. Слава Козлов, который по некоторым слухам будет работать помощником, приходил к нам в «Спартак» игроком, потом мы вместе уходили в «Атлант». Он в «Атланте» и закончил карьеру хоккейную. Когда «Спартак» возрождался, это я писал текст о его возрождении. Конечно, его «наверху» редактировали, корректировали и т.д. Я где-то месяц проработал удаленно и бесплатно, занимаясь своей работой, пока не вышел другой человек. Я тогда брал интервью у Вячеслава Анатольевича, когда он только начал свою тренерскую деятельность. Биография у него довольно богатая. Он и «Химик» возглавлял и в «Спартаке» был помощником. В «Авангард» к Бобу Хартли уходил. С Игорем Улановым работали, с Алексеем Ковалевым. В слабой команде работать, которая всем проигрывает – это большой опыт, с точки зрения личностного роста. Как противостоять давлению, неудачам. Я думаю, Слава там многому научился.

- Вряд ли у «Куньлуня» было такое давление, какое могло быть, к примеру, у «Спартака».

- Если бы «Спартак» проигрывал – это понятно, там уничтожили бы. Многие спартаковцы приходившие ломались, прогибались под таким давлением. Но вот готов ли Борис Миронов к давлению столичного клуба? Мартемьянов никогда не работал в столице, он родом из Екатеринбурга, сейчас в Новосибирске. Не факт, что он бы выдержал давление Москвы, учитывая его небольшой опыт в качестве главного тренера КХЛ. Борис Миронов – москвич, для него Москва - не культурный шок. «Звезда» и «Красная армия», это конечно, не клубы КХЛ, но, тем не менее, ЦСКовские болельщики тоже очень требовательные и наверняка он готов.

С точки зрения такого давления, я думаю, что Борис – это нормальная кандидатура. А с точки зрения того, что он работал в КХЛ в «Нефтехимике», то это тоже очень своеобразная организация. Там, во все городе, кроме дома иностранного специалиста, больше и посидеть-то негде. Все на виду, и тоже большой опыт дает работа в таких командах. Я не буду изначально «закидывать его тряпками». Я посмотрю, как он будет работать. Я нормально относился и к дебюту Вадима Епанчинцева. И то, что он сейчас с «Югрой» вышел в финал Кубка Петрова, показывает, что он нормальный тренер.

с

- За все время выступления «Спартака» в КХЛ, кто на Ваш взгляд был лучшим тренером? Идеальный тренер для «Спартака».

- Ржига, естественно. Однозначно!

- Обязательно ли тренеру «Спартака» иметь красно-белое прошлое или это непринципиально? В футболе и хоккее очень любят эту тему.

- Тут вопрос: либо ты вообще нейтральный человек без красно-белого прошлого, либо ты из другого лагеря. Вот Олег Знарок - из другого лагеря.

- Так же как и Бесков.

Да, но Бесков – исключение из правил. Ржига – нейтрален, он, вообще, иностранец. Он подошел. А, скажем, у Шепелева и у Пачкалина не очень получалось, хотя их тоже очень чту как спартаковских ветеранов и общаюсь с ними. С Виктором Николаевичем Пачкалиным недавно виделись на одном из последних матчей «Спартака». Сергей Шепелев в Ташкент приезжал с «легендами» в феврале прошлого года. Я думаю, что все-таки какие-либо принадлежности к лагерям есть. «Динамовские» люди, они даже по своему духу другие, нежели в «Спартаке». Вот, Алексей Кудашов, с которым я работал в «Атланте», и которого прочили в «Спартак», подписал контракт с «Динамо». Он все-таки «динамовский» человек, хотя мы с ним отлично сработались.

- Хотя, по-моему мнению, - это «крыльевский» человек.

- Он не профсоюзный наш, свободный раздолбай. Он очень организованный и закрытый человек. Он все-таки «динамовский». Он, вообще «электростальский». Он отказался идти в «Спартак», как говорят, за что его можно уважать. Я не знаю деталей, но он, зная, что его конкурент Знарок, все равно подписался в «Динамо». Он там на своем месте.

с

Наш департамент в Хумо

- Экзотический проект. Ташкентский клуб «Хумо», где вы сейчас заняты, насколько я знаю. Что это, зачем? Какие перспективы развития сугубо зимнего вида спорта в Узбекистане?

- Я не могу сказать, что я занят сейчас в «Хумо», так как уволился оттуда 30 июня прошлого года, одним из последних, вместе с директором «Хумо» Кириллом Матвеевым. Не имело смысла платить приличные деньги за то, что у тебя в штате легионеры-россияне, если клуб пропускает сезон. «Хумо» в моем сердце. Естественно, это не «Спартак», но я очень полюбил этот клуб. Я очень много вложил в этот клуб, чтобы за короткое время он завоевал популярность в Ташкенте. Мы получили по итогам прошлого сезона две премии «Брэнд года», в том числе одну от экспертов, где нам отдали 73%. «Бренд года» во всех областях, не только в спорте. Мы очень много сделали. Я до сих пор состою в определенных фанатских чатах «Хумо» в телеграме. Мне до сих пишут в личку болельщики о том, когда же вернется «Хумо». Интересуются, как у меня дела и зовут назад. Говорят хорошие слова за тот год, что я там отработал. Я думаю, клуб имеет большие перспективы. Уже год не было большого хоккея в Ташкенте. За это время Федерация наладила работу хоккейных школ, там их несколько. На «Хумо Арене» занимаются. За этот год построили еще один дворец, в Самарканде. Возможно развитие хоккея и в других городах. Местным людям интересен этот проект.

с

Мы с директором "Хумо" Кириллом Матвеевым и директором по маркетингу Робертом Тер-Абрамяном на матче  плей-офф в Балашихе

- Я сопоставляю с тем-же «Куньлунем», который никому не нужен.

- Нас многие сравнивали. На последнем матче в Ташкенте было 7300 человек. «Куньлуню» такое и не снилось. Если бы мы вышли в прошлом сезоне в финал, а вероятность такая была, я думаю, мы бы собрали аншлаг 12 500. В первый же сезон, в стране, в которой 30 лет не было хоккея. Многие там и не знали, что это такое.

- Существуют местные узбекские игроки. Сопоставляю с «Куньлунем», где один китаец играет.

- Да, но и его уже что-то не видно. У нас был Жавохир Расулов. Он с 11 лет жил в Самаре, там же учился хоккею. Этот сезон провел во второй лиге Беларуси. Есть Артур Калиев, выбранный Лос-Анджелесом. Он – американец, рожденный в Ташкенте. Есть Максим Майоров, который тоже родом из Узбекистана.

- То есть людей можно привлечь, в принципе?

- Можно привлечь на первых порах россиян и каких-то других игроков. И уже лет через восемь будет приходить молодежь, вытесняя, играя с сильными игроками, пусть даже натурализованными.

- То есть на уровень сборной Казахстана им выйти под силу?

- Северная часть Казахстана – это, можно сказать, наша бывшая Сибирь. Там и климат подходящий и хоккей там с давних времен. Усть-Каменогорск, Караганда и т.д. До такого уровня нужно ещё долго работать.Я получил большое удовольствие от работы в «Хумо». Когда занимаешься своим любимым делом, создаешь клуб с нуля, при этом растишь кадры. Передавать опыт – это еще одна моя стезя, преподавательская. Я благодарен всем местным ташкентским ребятам, которым я передавал свой опыт, и они откликались. Мы до сих пор на связи. Они до сих пор интересуются как дела. Общаемся в соцсетях. В общем, если эпидемиологическая ситуация в мире будет более или менее благоприятной, желание продолжить выступление «Хумо» у руководства есть. Главное, чтобы планета теперь была на нашей стороне.

- А сейчас чем занимаетесь?

- Сейчас я работаю редактором в телерадиокомпании «Старт». Мы показываем все матчи НХЛ на Яндексе и сервисе Wink. Встретил там много давно знакомых влюблённых в хоккей людей. Почти всех комментаторов знал и раньше. Например, Артём Батрак и Кирилл Корнилов были при мне в «Спартаке», с главредом канала НХЛ Владимиром Дехтярёвым мы работали на радио Спорт FM, и так далее. Из плюсов – я расширяю и углубляю свои познания, ведь как устроено телевидение изнутри мало кто знает. Прокачиваю свои скиллы, как говорится.

Все фотографии из личного архива Александра Малышева.

 

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Был такой хоккей
+30
Популярные комментарии
teoretik
+2
какое у Вас искрометное чувство юмора:)))))
Ответ на комментарий Денис Вербанов
это сын Малышевой или муж?)
Строитель
+1
Хорошо!

Джигурда?!🙈🙈
Diamond Diamondov
0
"а он с трибун не хотел уходить, занял место болельщика и просидел до конца игры." Выгнали его с трибуны все равно. Поскакал там немного и пошел в подтрибунку.
Написать комментарий 4 комментария

Новости

Реклама 18+