Трибуна
57 мин.

«Финны до Нового года каждый день нажирались в сауне – валялись с водкой в руках». Истории про НХЛ, Европу и работу на ТВ

От редакции Sports.ru: вы находитесь в блоге Hockey Books, который перевел две огненных автобиографии – Фила Эспозито и Шона Эйври, умную книгу про хоккейную аналитику, издание о молодежном хоккее, а еще периодически выкладывает расшифровки хоккейного подкаста. Поддержите авторов плюсами, подписками и комментариями, чтобы интересные переводы чаще появлялись в вашей ленте.

Сегодня несколько необычный подкаст.

Если угодно, это что-то вроде «солдатской правды» – в разговоре участвуют, по сути, одни бывшие хоккеисты. Да и переводов выпусков с Колби Армстронгом еще у нас не было. Хэл Гилл, понятное дело, не самый медийный персонаж, но, как часто бывает с такими героями, баек у него целый вагон. Плюс мне понравилось обсуждение закулисья хоккейного телика – те же истории спокойно переносятся на наши реалии.

На этот раз не буду обременять вас долгой подводкой, потому что сам не знаю, когда этот материал увидит свет. Надеюсь, у вас все хорошо. Надеюсь, что и у меня тут в Норильске все тоже хорошо. По крайней мере, первая неделя прошла весело. Честно! Я даже северное сияние прям из окна увидел.

Напоминаю, если вам нужны автобиографии Шона Эйври и Фила Эспозито в формате EPUB, а также другие книжки, напишите мне здесь, в личку на Sports.ru. Для этого надо сначала добавить меня в друзья. Всего книжек на данный момент семь. Помимо старины Шона и Фила это:

• «Пока горят огни» про молодежный хоккей в Канаде (мой личный фаворит) • «Хоккейная аналитика» • «Гретцки на Лемье. История Кубка Канады’87» • Автобиография Тео Флери (мой первый перевод, по нынешним меркам кривоватый, но кто-то его сохранил) • Сюрприз (приятный)

Если хочется помочь проекту материально, внизу есть номер карты. Донаты, скажу честно, мотивируют, как ничто другое. Самые ценные рубли в жизни, правда. Я как представлю, что кому-то не лень все это читать, а потом еще куда-то лезть номер карты вбивать – так сразу тепло становится. И хочется перевести весь интернет к чертовой матери :)

Дальше – слово Полу «Бизу» Биссоннетту, Колби «Арми» Армстронгу, Мэтту «Мерлзу» Мерли и РА (Rear Admiral или Контр-Адмирал – это прозвище Брайана Макгонагала, со-ведущего подкаста). Иногда голос подает и продюсер Майк Гринелл. Впереди километры букв. Читайте на свой страх и риск.

РА: С удовольствием приветствуем нашего сегодняшнего гостя, который пришел к нам уже в третий раз. Он провел в НХЛ 16 сезонов, сыграл свыше 1200 матчей с учетом плей-офф и, конечно же, выиграл Кубок Стэнли. Затем этот защитник устроился на телевидение и отработал вот уже шесть сезонов в качестве аналитика в Нэшвилле. Огромное спасибо, что вновь пришел на подкаст Spittin’ Chiclets. Приветствуем нашего дружбана Хэла Гилла!

Биз: Bag chucker! (дословно «сумкобросатель». Имеется в виду, что такой человек закидывает сумку в номер отеля и тут же отправляется куролесить – прим. пер.).

Гилл: Спасибо, что позвали, парни! В третий раз уже пришел. Но при этом в первый раз с тобой, да, Биз?

РА: Ты в первый раз появился еще в 18-м выпуске.

Гилл: Ага.

Биз: Ничего себе! Это ж вообще древние времена! Даже не уверен, что вы тогда имели отношение к Barstool Sports.

РА: Не, на тот момент уже имели. Так что первое интервью было в феврале 2017-го, а второе – в августе 2020-го. И вот теперь третье.

Гилл: Спасибо, что позвали. Добро пожаловать в Смэшвилл!

Арми: Это его первый хет-трик! (смеется)

(Гилл смущенно смотрит в сторону, все смеются)

Мерлз: Начали без раскачки!

Гилл: Взяли быка за рога! 

Арми: Да ты посмотри на его ноги! Он умеет держать удар! Наш человек!

Гилл: Этот раунд, походу, за тобой.

Биз: Можно было бы подумать, что вы вместе играли за «Питтсбург», но вы ведь прям совсем чуть-чуть разминулись?

Арми: Верно. Жаль, что так вышло. Хотел бы с тобой поиграть. Помню, в команде все говорят: «Тебе надо познакомиться с Хэллом Гиллом! Вот такой мужик!». И мы потом действительно пересеклись. И он мне говорит, типа, все ребята говорили, что мне надо обязательно познакомиться с Арми! В общем, да, мы прям чуть-чуть разминулись.

Реклама 18+

Гилл: Зато потом на свадьбах тусили без приглашения. Ходили по общим друзьям и творили черт знает что. Такие вот мы люди. Арми: Нормально отрывались.

РА: А ты тут круглый год живешь? Или домой на лето уезжаешь?

Гилл: В Бостон ненадолго заскакиваю. Ну вот разве что этим летом не получилось, потому что оно немного необычное. Сначала драфт, потом тут сборами руководил – только на той неделе освободился. Ну еще успею заскочить в Бостон. Придумаю какие-нибудь сборы на Нантакете.

РА: Ого! Там же Йэндл их проводит.

Гилл: Во-во! Конкуренты! В общем, съезжу домой навестить семью. Тут же жарко летом пипец.

РА: Ужас какой-то, согласен. 

Гилл: Сегодня прям конкретно печет.

Биз: Еще и влажность эта… 

Гилл: По улице только вплавь можно передвигаться.

Биз: Но так-то ты правильно сделал, что согласился здесь работать. Мы как раз прямо перед записью с тобой обсуждали, что город рванул вперед за последние шесть лет. У меня такое ощущение, что тут в два раза выросло население после ковида. Верно? (Нэшвилл считается самым быстрорастущим городом США – прим. пер.)

Гилл: Так и есть. С ума сойти просто. Недвижимость в цене подскочила, многие компании сюда перебрались. Динамика изменилась. Случился ковид – и все мигом сюда рванули. Нью-Йорк с Калифорнией буквально обрушились на нас. Так что динамика города изменилась. Зато какие рестораны тут появились! В мое время же как было? Приезжаешь на выезд в Нэшвилл. Куда сходить? Ну, в Tootsies.

Биз: The Palms же еще!

Гилл: Итого 3-4 ресторана. А теперь выбор гораздо богаче. Мне тут нравится. Да и Бродвей толком не изменился. По Хонки-Тонксу одно удовольствие пройтись.

Биз: Ну да я не о барах хотел спросить. Давай обсудим историю, которую мне тут Арми рассказал. Мне кажется, ее не затрагивали на двух предыдущих подкастах с твоим участием. Говорят, ты как-то зашел в кабинет к [Мишелю] Террьену…

Арми: А, ты с козырей решил зайти. Ну а что, обалденная история же!

Биз: Да просто чума! Ты мне как ее рассказал, я сразу решил, что мы с этого и начнем. В общем, ты заходишь в кабинет, а Террьен там на полу лежит лицом вниз…

Гилл: Ну, в общем, так. Подходит ко мне физиотерапевт и говорит, мол, Террьен тебя к себе в кабинет вызывает. Вот же ж… Ну пошел. Захожу – а он на коленях у стола. Спрашиваю его: «Все хорошо? Может, мне физиотерапевта позвать?». А он мне: «Я не могу шелохнуться». Ну так, говорю, давай я за физиотерапевтом схожу? «Нет-нет-нет, – отвечает. – Я не могу шелохнуться, потому что стою на коленях». «Так, понятно. Я пошел за физиотерапевтом», – говорю. Вообще не понимаю, что происходит.

Поднимаю глаза, вижу экран, а на нем на паузе стоит игровой момент. И там я стою на коленях перед воротами. Пытаюсь заблокировать бросок.

(все смеются)

Гилл: И он такой: «Смотри-ка. И ты не можешь шелохнуться. Прекрати падать на колени. Не блокируй так броски». А я-то как-то всегда думал, что это проявление смелости, что тренеры это любят и все такое.

Биз: Причем ты так по умолчанию делал!

Гилл: Ну думаю: «Ок, не буду так делать». Так он меня все равно в запас на десять матчей отправил – пока его не уволили. Главное: перехожу потом в «Монреаль», иду в какой-нибудь бар, а все передо мной на колени падают – типа, как Хэл Гилл. Дескать, это моя фишка. 

(все смеются)

Биз: Что-то новое для танцпола!

Гилл: И не говори. Поднимаешь их с колен, говоришь, мол, ребят, ну не надо. А народу прям по кайфу. В Монреале всем это нравилось, а вот Железному Майку как-то не особо зашло.

Биз: ###### корка.

Арми: Но вообще у тебя коронка была в стелющемся подкате блокировать броски. Ты же 201 см. Плюс манера игры у тебя соответствующая. А потом еще щитки здоровые появились, ты в них стал на лед выходить. Мимо тебя было трудно пройти.

Биз: Так и скажи – он носил жуткую экипировку.

Арми: Ну типа.

Гилл: На эту тему мне нравится следующая история: 5-на-3, мы в меньшинстве, и я стараюсь прервать поперечную передачу. И тут, кажется, Теему Селянне или кто-то такой на меня смотрит – и просто остановился. То есть я лежу с поднятой вверх рукой, а он головой качает. Смотрит на меня и говорит: «Так в хоккей не играют. Соберись. Встань на ноги».

(все смеются)

В общем, да, я старался как мог. 

Биз: Детей в Нэшвилле сейчас тренируешь?

Гилл: Совсем малышей. После завершения карьеры школьников тренировал. И теперь вот тут с малышами.

Биз: Ну то есть ты начал тренировать еще до приезда в Нэшвилл? Еще в Массачусетсе?

Гилл: Да. Обожаю тренировать. Тренировал Линкольн-Садбери (школьная команда в Массачусетсе – прим. пер.) – и мне это прям вкатывало. С прекрасными ребятами работал. Это второй дивизион, так что там ребята просто в свое удовольствие играют. Понятно, что они хотят побеждать, и я что-то прям загнался – по три часа в день видео смотрел. Думаю: «Так, хватит. Что-то меня уже не туда понесло».

Реклама 18+

В общем, мне очень нравилось тренировать, но мне не хотелось мотаться по другим городам. Не хотелось, скажем, устроиться помощником где-нибудь в Айове, а потом перебираться в какую-нибудь студенческую команду и так далее. Хотелось уже просто где-то осесть с семьей. И вот в Нэшвилле нам все понравилось – хорошая школа, классный город, а тут еще и работу на телевидении предложили. Почему бы и не поработать на «Предаторс»? Все вышло наилучшим образом.

РА: И работа на телевидении привела тебя к истории про bag chuckers. Расскажи об этом тем, кто не в курсе.

Гилл: Короче, Оу-Догг – то есть Джефф О’Нилл – позвал меня в эфир на радио. Он вообще красавчик, кстати. Я тогда первый год на телевидении работал. И спрашивает меня: «Можно ли сказать, что ты последний bag chucker в НХЛ?». А я отвечаю: «Ну даже не знаю. Наверняка такие ребята еще остались, просто они не отсвечивают». И тут, значит, Крис Мэйсон, с которым мы вместе работаем…

Арми: Еще один bag chucker.

Гилл: Он красавчик. В общем, спрашивает меня: «Bag chucker? Это вообще что такое?». Ну и я ему говорю, мол, когда сумку бросаешь. Это не прям чтобы устоявшийся термин. Просто бросаешь сумку в номер, встречаемся в лобби в десять, и пошли тусить.

Биз: Ну молодежь, которая нас слушает, может и не знать, как оно было раньше. Что раньше после заселения в отель ребята всегда встречались в лобби и шли пить пиво. Сейчас это уже не так часто встретишь. Хоккей сильно изменился.

Гилл: Помню свой первый выезд. Играю за «Бостон», приехали в Баффало. Мне говорят, мол, давай, скидывай сумку и погнали. Все пошли крыльями закидываться. Я пришел минут на 15 позже, а там стол просто ломится от ведер с крыльями – и пивом все заставлено. Все команды так делали.

Короче, я так жил. Что в номере-то сидеть? Это в депрессию вгоняет. Особенно если один там живешь. Если есть еще кто-то, то еще можно фигню какую-нибудь учудить. Но потом меня стали селить одного, так что я постоянно где-то тусил.

Короче, обсуждаем все это в эфире, и Мэйсон мне потом говорит: «Так давай видео снимем как ты сумку в номер закидываешь?». Мы тогда в Монреале были. Сняли ролик, загрузили его. Ну а потом это как-то прицепилось.

Реклама 18+

Забавно еще то, что Крис Мэйсон потом говорит: «Чувак, так давай футболок наделаем и деньжат поднимем?». И в итоге мы вырученные средства перевели в фонд ветеранов Seven Element.

Биз: Ого, круто.

Гилл: (показывает стопку кепок) Мы вот и вам мерча тут подогнали.

Арми: Зашибись! Причем ваши видосы-то знатно бомбанули. Вы там с Мэйсом в разных локациях, все дела (все эти видео, естественно, в запрещенных в России соцсетях, но в открытом доступе, например, можно найти вот такую сувенирку по темеприм. пер.)

Гилл: Да фигней страдали, не более того. Мэйс в этом плане прям гений. Ему постоянно что-то в голову приходит. Мне лишь оставалось следовать его указаниям.

Арми: Мыслит скетчами.

Гилл: Именно. Короче, страдали фигней и снимали это на видео.

Биз: Классно они составили новое соглашение с лигой. Всех селят отдельно, но платите при этом 20% эскроу. Че за #####? Оставили бы хоть соседа по номеру! Так же с ума от скуки можно сойти! (в частности, этот пункт в соглашении между профсоюзом и лигой поставил крест на прикольных видеозарисовках Карла Алзнера и Джона Карлссонаприм. пер.)

(все смеются)

Гилл: Брайан Маккейб и Дарси Такер при этом продолжали селиться вместе. Даже несмотря на то, что формально каждому полагался отдельный номер. Я всегда находил несколько странным.

Арми: Ну так скучно же одному-то жить.

Гилл: Да я полностью согласен! Это ужасно.

Арми: Мне вот это совсем не нравилось.

Гилл: Да я согласен (смеется) Но не отказываться же от отдельного номера.

Арми: (смеется) Ну да, ты ж взрослый чувак уже.

Биз: Ну было бы странно, если подходишь к тренеру и типа такой: «А можно меня к новичку подселить?! И тренер: «Эээ, зачем?». 

Гилл: Когда там полагается отдельный номер? После десяти сезонов и/или 600 матчей?

Биз: Ага. 

Гилл: Раньше там отсечка проходила. Сейчас, если не ошибаюсь, сразу по окончании контракта новичка?

Арми: Да.

Гилл: В общем, мне нравилось делить с кем-то номер. Лучшие истории почти всегда связаны с соседом по номеру.

Биз: Да я вообще на раскладушке спал в номере Йэндла и Фиддлера, на минуточку. И мне это вкатывало. Тусили допоздна по воскресеньям. Круто было.

Арми: (смеется) Биз даже не играл, и все равно принимал душ вместе со всеми после матчей. 

РА: (смеется) Три часа ночи, Биз ворочается на раскладушке со скрипом. «Эй, Биз, угомонись!»

(все смеются)

Биз: «Да я тут в пупок наяриваю просто… Не могу уснуть никак» (к пупку мы еще вернемся, станет понятнее – прим. пер.)

Мерлз: Ты был последним bag chucker в лиге. Об этом мы в прошлый раз говорили. Но, говорят, ты последний игрок в лиге, у которого в шкафчике пивас припрятан был? Как видишь, я тут подготовился. Ты это в дебютном сезоне у Рэя Бурка подцепил? Он-то как раз этим славился.

Реклама 18+

Гилл: Это точно.

Биз: Да ладно?

Гилл: Ну конечно, ты чего. Играем как-то с «Каролиной» на выезде. В третий овертайм что ли ушли. Это когда Энсон Картер нырком отпраздновал победную.

Биз: О, помним-помним.

РА: В 98-м, верно? (99-м – прим. пер.)

Гилл: Короче, пипец длинный матч. Просто бесконечный. Джейсон Эллисон минут 35 сыграл – ему капельницу ставили. И вот сидит Рэй Бурк в автобусе – а он минут 50-60 на льду провел (Эллисон сыграл 37:37, Бурк 53:26 и набрал 1+2 – прим. пер.). Сидит пиво глушит банку за банкой: «Да поехали уже!!!». 

(Арми смеется)

Да и все так делали на задних рядах, мне кажется. И при этом меня еще считали главным по пиву. Дэн Байлсма приходит в «Питтсбург», заходит в автобус – а я там сижу, обложившись пивом в углу.

Биз: Ручная кладь, ничего лишнего.

Гилл: (смеется) Ну типа. Ну и вот он спрашивает: «Кто пиво принес?». Думаю, все, попался. «Ну я», – отвечаю. И он такой: «Подкинешь парочку?». «О, – думаю, – да мы с тобой сработаемся!».

(все смеются)

Я, говорит, сам по пиву главным был, держи пятюню.

Биз: И броски на коленях блокировал!

Гилл: Ну как за такого парня не играть?

Арми: А как это выглядело технически? Просто я не по пивной теме был. Но каждый раз садишься в автобус, выходишь с катка и видишь ящик с пакетом для мусора со льдом внутри. Ну то есть эдакий самодельный кулер. Как это все организовать-то? Через физиотерапевтов?

Гилл: Именно. Спрашиваешь физиотерапевта, мол, подсобишь? И он все сразу понимает.

Арми: Прям вот так?

Гилл: Спросит, типа, сколько? Ну тут все от ситуации зависит. Если, скажем, команда домой летит, то просто ящик в хвост салона ставишь, все возьмут себе по паре, да и все. А вот если на выезд летим, то там уже другая история: «Грузите все, что есть!»

(Арми смеется)

Биз: Если лететь из Эдмонтона или Колорадо, ящика три уйдет только на дорогу до аэропорта. Они там минутах в 45-60 от города расположены. 

Гилл: Ага. Вот тебе клевая история. Значит, Матс Сундин. Обожаю его, офигенный мужик. В общем, влетаем кому-то в пух и прах. Нас просто разнесли. Садимся в автобус. И он орет: «Мало того, что нам накидали полную авоську, так тут еще и пиво теплое!» (смеется) Ему прям башню сорвало. Я чуть не помер от смеха. А он орет там на тренеров и на всех подряд. Теплое пиво его прям из себя вывело.

Реклама 18+

(все смеются)

Биз: Он нас здорово принял в Швеции, когда мы туда ездили на вынесенные матчи (в 2008 году «Питтсбург» провел два матча в Стокгольме против «Оттавы»прим. пер.)

Гилл: Ага, помню-помню.

Биз: Так что я Сундину по гроб жизни обязан.

Гилл: Да, там все на тоненького было, помнишь? (улыбается)

Биз: Отлично время провели. Лучший выезд заграницу. Вы нас приняли прям как положено. Но давай поговорим про «Нэшвилл». Ты тут уже шесть лет. У команды были и взлеты, и падения. Как тебе прошлый сезон? Сейчас у вас сменился тренер, и как будто начался какой-то хаос.

Гилл: Да уж, прошлый сезон весь наперекосяк пошел. «Нэшвилл» же, по идее, хорошо выступить должен был. К нам пришел Макдона, Нидеррайтер… Казалось, что сейчас все получится – и тут такое. Ребята, выдавшие до этого лучшие сезоны в карьере – Форсберг, Дюшен, Джохансен – резко сдали. Потом пошли перемены. Пришел Троц и сразу засучил рукава – понеслись обмены. Теперь так на это смотришь, и нельзя не поразиться тому, сколько команда получила взамен.

Биз: Это точно.

Гилл: Предстоящий драфт – это же будет что-то с чем-то (интервью вышло в августе, уже после драфта – прим. пер.). «Нэшвилл» набрал себе 13 драфт-пиков, почистили платежку… Команда может очень быстро выбраться из ямы. Да и молодых ребят уже в деле попробовали. Понимаю, что многие не смотрели наши матчи, потому что мы не попадали в плей-офф. Дескать, что там смотреть? Но я вас уверяю, молодежь вроде Томми Новака, Коди Глэсса и Люка Евангелиста – это талантливые парни. За ними прям приятно наблюдать.

Арми: Да, здорово играли.

Гилл: Я и говорю. Классные ребята. Посмотрим, конечно, насколько быстро команде удастся преодолеть кризис. Особенно после ухода Джохансена. Без свежей крови не обойтись. Лидеры ушли, но подрастает талантливая молодежь. При этом остались Сарос, Йоси, Макдона. С такими игроками команда уже будет играть хорошо.

Мерлз: Думаю, Эндрю Брюнетт тоже ко двору придется. Я пообщался со множеством агентов и игроков – все хотят с ним работать. Всем импонирует его атакующий стиль. Плюс, как ты и сказал, у вас есть место под потолком, так что к вам точно приедет кто-то из свободных агентов. Жен на переезд даже уговаривать не придется. В «Нэшвилле» не будет многих проблем, с которыми столкнутся другие команды.

Реклама 18+

Биз: Думаешь, Хайнс перегнул палку с оборонительным хоккеем? Почему его отправили в отставку?

Гилл: Так годом ранее же все работало! Ну то есть, да, у Хайнса надо было работать, играть правильно и так далее. Он был очень требовательным. С ним особо не поспоришь. В общем, не знаю, в чем причина, но в итоге что-то разладилось. Зато он с молодежью классно поработал. У нас в топ-6 играли ребята, которые пришли прямиком из «Милуоки». Они нам кучу матчей выиграли, и команда чуть не вышла в плей-офф.

Арми: Да, вы в конце прям поднажали.

Гилл: И в этом заслуга Хайнса. Он из желторотиков хоккеистов сделал.

Арми: Я тут о Троце подумал. Мы тут, кстати, встретили его на улице. Сидим перекусываем с Бизом, а он мимо идет.

Биз: Здоровый просто жесть. Реально, он прям качок.

Арми: Да, он в отличной форме. Классный чувак. Игроки его обожают.

Гилл: Троци-то?

Арми: Ну да. У человека шеи вообще нет.

Гилл: Все в плечи ушло. Он же даже на выезде в зал ходит.

Арми: Да он из камня сделан.

Гилл: Я говорю: посмотришь на него в зале – а он там с весами фигачит. Монстр. 

Арми: И вот он приходит в клуб и говорит скаутам, мол, нам нужны звезды, давайте рискнем и поищем топов. Ты вот говоришь про драфт, про молодежь, про место под потолком… Ждешь ли ты от него определенной активности в новой роли? Он так-то довольно тихий, спокойный и дружелюбный парень.

Гилл: Понимаешь, я не знаю, есть ли ему что терять. Когда с ним разговариваешь, от него прямо веет уверенностью. Он вкалывает будь здоров. Он в клубе уже пообщался абсолютно с каждым. Думаю, он будет рисковать. Необязательно в том плане, чтобы сразу выиграть кубок. Скорее ему хочется привлечь в команду увлекательных игроков, которые могут играть в увлекательный хоккей. Думаю, у него скорее такая задача.

Биз: А вот про то, что он со всеми в клубе пообщался… В смысле, он подходит к тебе и спрашивает, мол, что думаешь о команде? Куда нам двигаться дальше?

Гилл: Он общается абсолютно со всеми. Скажем, конец сезона. И он всех игроков по одному вызывает в лобби на разговор. И общается с ними по часу, а то и больше. Схожу кофейка попить, возвращаюсь через полчаса, смотрю – а они все сидят. Ему интересно мнение каждого. Ну или вот прихожу тут на местный каток. Смотрю – а он там ходит от площадки к площадке. Это во время лагеря развития было.

Реклама 18+

Арми: Человек всю жизнь в хоккее. 

Гилл: Думаешь, что он уже мыслями на пенсии, но ничего подобного. Он снова идет в сезон. Он в этом плане вообще не отключается. Скажем, летим на выезд – он к себе игроков на разговор вызывает. Ему важно понимать, с кем он работает.

Биз: А о чем эти разговоры? Непосредственно про то, что на льду?

Гилл: Необязательно. 

Арми: Он и просто за жизнь может поговорить. Он любит идти на личный контакт. Хочет познакомиться с людьми поближе. Верно?

Гилл: Именно. Вот вам классная история. Меня обменяли из «Монреаля». В «Нэшвилле» тогда играл Сергей Костицын. Это же ужас каким он был в «Монреале». Плохой партнер, плохой человек. Я старался держаться от него подальше. Приезжаю сюда, ко мне подходит Костицын и как ни в чем не бывало: «Привет! Как дела? Как жизнь?».

«Так, – думаю, – это на него совсем не похоже». Поболтали, в общем. А он ведь тут хорошо играл – действительно хорошо. Иду к Троцу и спрашиваю: «Ты что с ним сделал-то?». А он отвечает: «Я с ним каждое утро ем хлопья». То есть он приходит на каток, ждет когда зайдет [Костицын], потом насыпает миску хлопьев, подсаживается к нему и болтает о том, о сем.

Биз: И это помогло ему открыться?

Гилл: Это фишка Троци – он разговаривает с людьми.

Арми: Ну у него есть вот этот вайб своего парня.

Гилл: Ты даже не думаешь, что вы про работу разговариваете, как вдруг опомнишься и такой… А как мы тут вообще оказались? В какой-то момент вы вдруг переключаетесь на хоккей.

(все смеются)

Биз: «Да, кстати, мы тебя обменяли. #####»! – «А я-то думал мы просто хлопья лопаем».

Арми: У него действительно есть такая манера. Он у нас тренером на чемпионате мира был. Он вроде бы свой пацан, но при этом как бы тренер.

Гилл: Именно.

Арми: Он умеет к себе расположить. У него это прям навык. Правда, думаю, он просто такой человек. Это все не напускное. Он реально хороший мужик.

Гилл: За такого хочется играть.

Арми: Совершенно точно.

РА: Ты вот упомянул Йоси, Сароса, Форсберга… У «Нэшвилла» классный костяк. Может быть, команду можно как-то перестроить на ходу? Нет же смысла все до основания разрушать и собирать заново. Обмен Джохансена – это ход с прицелом на будущее?

Гилл: Скорее для того, чтобы встряхнуть команду. Джохансен рвал всех в клочья в плей-офф и принес «Нэшвиллу» много пользы. Просто у него контракт на 8 миллионов. Команде нужны перемены, нужна свежая кровь, и тут такая ситуация… Ну вы понимаете. К тому же, смотришь на ребят вроде Коди Глэсса, Юсси Пярссинена, Томми Новака и другую молодежь… Все они хотят, чтобы им дали шанс. Обмен разгрузил платежку, сам он поехал в «Колорадо», и в составе появились места. 

Реклама 18+

Биз: Ты уже, в принципе, сказал, что начало прошлого сезона «хищники» завалили, но потом перетасовали состав, подтянули молодых ребят – и ближе к плей-офф команда играла очень даже ничего. Я работал на вашей игре в Аризоне. И Коди Глэсс там сильно выделялся.

Гилл: Он хорош. Его ведь и жизнь еще потрепала: выбрали в первом раунде, потом на него свалились травмы, но у он сумел с ними справиться и вернуться на прежний уровень. Классный пацан, обожаю его. Такой типичный канадский мальчуган. Всегда с улыбкой и в хорошем настроении.

У него есть ряд козырей, и он потихоньку начинает это понимать. Он умеет бороться на пятаке. Он сильнее, чем кажется на первый взгляд. Если он сумеет развить этот навык, то пойдет далеко.

И таких ребят полно. Юусо Пярссинен, например. Присмотритесь к нему. Он тут как-то забил, просунув клюшку между ног – и это был победный гол в овертайме. А он сделал вид, будто в этом нет ничего особенного.

Биз: Думаю, вокруг Пярссинена было не меньше шумихи, чем вокруг Толванена. Как тебе кажется, что у него пошло не так, и почему вы решили от него избавиться, не получив ничего взамен?

Гилл: Мне искренне жаль, как все вышло с Толваненом. Он приехал – видно, что с броском все отлично. Ему говорят, мол, научись играть в североамериканский хоккей. Отправили его в «Милуоки». Возвращается – врезается во всех и блокирует броски. Но все финты куда-то пропали. Чья бы корова, конечно, мычала. Да и твоя, Биз, тоже.

Арми: Ну у кого-то точно есть такая корова.

Биз: Может быть, кто-то среди нас даже знает таких людей !

(все смеются)

Гилл: В общем, у некоторых ребят прям есть эта уверенность на финтах. И у него это куда-то пропало. Но мне при этом нравилось, как он играл. Он играл-то хорошо. Выходил на меньшинство, помогал команде чем мог… Он полностью отдавался делу. А ведь мог бы вернуться в Россию и забивать голы пачками. Мог сказать, мол, да пошли вы все к черту, сдались вы мне. А он работал изо всех сил. Но в итоге не срослось. Зато в «Сиэтле» у него пошла игра. Надеюсь, он продолжит в том же духе. Говорю же – он мне нравится. Классный парень. Жаль, что так вышло.

Когда играешь в команде – любишь всех в раздевалке. Ну, может быть, не прям всех, но вы поняли. А когда работаешь на трансляции, вроде бы, проникаешься к какому-то игроку, но вы толком не знакомы. Но вот на том уровне, на котором я знаю [Толванена], я искренне желаю ему добиться успеха. 

Реклама 18+

Арми: Давай продолжим эту тему. Поговорим о твоей работе – про ТВ и радио. У вас классные соцсети, вы здорово поддерживаете команду – и это, наверное, обязательное условие, чтобы популяризовать хоккей в городе. Я правильно понимаю, что вы с командой часть единого целого? Ты вот говоришь, что наблюдаешь за командой со стороны, но вы ведь постоянно общаетесь, находитесь вместе, ходите на всякие мероприятия? Понимаешь, о чем я? Ну то есть одно дело команда приехала в Бостон. Местные журналисты для игроков – пресса, которую надо сторониться, а вы другое дело.

Гилл: В Нэшвилле есть свой прикол. Я-то перешел из «Монреаля». Да даже лучше с «Торонто» сравнить. В Торонто-то же как? Приезжаешь на какое-нибудь мероприятие. Подходишь к бархатному канату, машешь всем ручкой, а через пять минут тебя и след простыл.

А вот когда на какое-нибудь мероприятие приезжаешь в Нэшвилле – будь готов к тому, что тебя посадят за стол с пятью детьми и надо будет с ними час общаться. Сидишь и общаешься. В этом и есть вся суть мероприятия. Здесь куда больше личного контакта. Или вот, скажем, приходим в рамках мероприятия в боулинг поиграть. Я там зависну с ребятами из команды, выпью с ними пивка…

Арми: Взаимодействия то есть больше.

Гилл: Гораздо больше, да.

Арми: Ты в каком-то смысле лицо этого общего продукта.

Гилл: Вот-вот. На телевидении у нас отличный коллектив. И поскольку мы часть хоккейной команды, поливать кого-то говном не хочется, но при этом хочется оставаться и честным. Ну не буду же я врать в эфире. Правда, один раз по одному игроку прошелся…

Арми: (улыбается) Кому прилетело?

Гилл: Высказался по поводу Филипа Форсберга.

Арми: Ну он-то в порядке.

Гилл: В полном. Мы же играли вместе. В общем, звоню ему и говорю, мол, так и так, только что опубликовали мой комментарий на твой счет. И он говорит: «Ты бы сказал мне это в лицо?». Я говорю: «Ну… да?». И он говорит, мол, тогда и не переживай.

Биз: То есть ты сыграл на опережение? Узнал, что ему не понравились твои слова?

Гилл: Да просто случайно увидел. Разговаривал с кем-то, и тут это в ленте выскочило. Меня кто-то процитировал…

Биз: А его тэгнули? На крысу нарвался, получается? Крысотэг!

Реклама 18+

(все смеются)

Гилл: Все могут что-нибудь не то ляпнуть.

Арми: Ну а почему бы и не выступить с критикой? Ты же следишь за командой. Ты погружен в свой продукт ежедневно. Так что ты же понимаешь, когда команда играет хорошо, а когда у нее что-то не получается.

Биз: Колись, че там было? В оборонку не вернулся?

Арми: Да, что он натворил?

Гилл: Да нет. Я просто сказал, мол, что ему надо почаще лезть на ворота, а он…

Арми: Мягкотелый? 

Гилл: …много времени на периметре проводит.

Арми: (улыбается) Так и скажи – назвал его мягкотелым.

Гилл: Ни за что.

Биз: Мягче щенячьего говна, разогретого в микроволновке!

Арми: Соф! (Колби пародирует квебекский акцент Мишеля Террьена. В частности, экс-наставник «Питтсбурга» так произносил слово “soft”, не выговаривая последнюю букву. Это стало локальным мемом после одного его выступления после игры, о чем пойдет речь ниже – прим. пер.)

Гилл: (пародирует Террьена) Почему ты играешь соф?! Ты плохой партнер по команде!

Биз: Это он из-за тебя тогда всем разнос устроил?

Гилл: Не-не. Мне от него и так понаприлетало, хватит.

Мерлз: Там Уитни во всем виноват был. Соф-разнос – это полностью его заслуга.

Гилл: И это был самый жесткий разнос!

Мерлз: Расскажешь, кстати, что-нибудь интересное про Уита, раз он сегодня не с нами? А то в предыдущие два раза он присутствовал на записи, так что там было не разгуляться. Накинь нам чернухи про Уита, погнали.

Гилл: Ну вот, например, моя любимая… А, не, ее нельзя рассказывать…

(все смеются)

Давайте лучше такую. Мы давно с ним не тусили, конечно, но в былые годы он вел себя крайне эмоционально. Иногда эмоции прям через край били. Он до сих пор такой?

Биз: Да, он эмоциональный парень.

Гилл: Помнишь, как он на играх себя вел?

Биз: Да-да. Ну это прикольно же. Человек открыто проявляет эмоции. (пародирует Уита) Я чувствую себя АТ-ВРА-ТИ-ТЕ-ЛЬНО. Просто с ума СООООЙТИ.

Гилл: Короче, играем друг против друга. Он в «Анахайме», что ли, тогда был. Растягиваемся перед матчем рядом. И он такой: «Вся олимпийская пауза коту под хвост! И все из-за какого-то сраного серебра!».

(все смеются)

«Кубок не выиграл из-за обмена, теперь еще и серебро это!».

Арми: Один в один ты, Мерлз!

Мерлз: Да, прям как я в казино.

Реклама 18+

Биз: Он сегодня не пришел, но все же – тут все по фактам. Он же так нихера и не выиграл.

Арми: Уит – это Мерлз в казино. Хоккейная версия тебя в казино!

Гилл: Биз, напомни, а ты с нами ходил на обед после тренировок в «Питтсбурге»?

Биз: Да я там провел-то месяца два всего. Так что хвостом ходил за всеми, кто на меня хоть какое-то внимание обращал.

Гилл: (пародирует Биза) «КРЕВЕТКИ В САМОЛЕТЕ! ##### СЕБЕ ЛИГА! #####! СИД, ЭТО ЧЕ, ТВОЙ ЛИМУЗИН?! ######! ##### ТУ ЛЮСЮ!»

Арми: (пародирует Биза) »ЭТО ЧЕ, ТЕБЕ ЗАРПЛАТА ПРИШЛА?! ДАЙ ПОСМОТРЕТЬ!!!»

(все смеются)

Биз: Я как те девчонки из «Холястячек». «БОЖЕ МОЙ, ЭТО НОМЕР МЕЧТЫ, БОЖЕЧКИ!!!»

Гилл: (смеется) Да, ты очень живо на все реагировал. Было весело. Мне это по душе. Люблю честных ребят. А то, бывает, «поднимут» пацанов, и они ходят все зажатые.

Биз: Я же говорю, мой первый опыт в НХЛ – это поездка в Швецию на вынесенные матчи. Сначала ужин, потом Сундин для нас вечеринку этажом выше закатил… Я аж обалдел. Смотрю, а там Дэррил Сидор червя на танцполе дает. А там перед этим кто-то стакан с водкой и содовой разбил – весь пол в осколках. Так что складывалось впечатление, что по нему кто-то автоматной очередью прошелся.

(все смеются)

Гилл: Он же еще в белой майке пришел. И она прям вся в точечках после этого была.

Биз: В него будто из дробовика выстрелили – и у него весь торс в кровавых дырках.

Гилл: Все лучше чем вечером раньше, когда мы в гей-баре оказались.

Биз: Да.

Гилл: Что «да»? Тебе там понравилось!

Биз: Я нас туда и привел.

(все смеются) 

Гилл: «А что, – говорит, – классная музыка!» И я такой: «Ну ладно. Девчонки наверняка скоро подтянутся… Ведь правда?»

Арми: Он, наверное, навел справки по местным барам. Пойдемте сюда – здесь вход всего пять баксов! В остальных местах сорокет!

Биз: Свободный вход! Продано!

Гилл: Но вернемся к Уиту…Проедем эту тему как лежачего полицейского. Короче, Уит, бывало, прям грустный сидел после тренировок. Заказываю себе пиво за обедом, выпиваю залпом на его глазах. И все – человек сразу в улыбке растекся, рассмеялся. Его надо было выводить из этого состояния.

Биз: Типа как с ребенком поиграть.

Гилл: Именно! Надо просто поднять ему настроение.

Мерлз: У меня как раз такая роль. Меня за этим в чиклетсы и позвали.

Гилл: Чтобы поднимать Уиту настроение?

Мерлз: Ага. 

РА: Я вот смотрю на драфт-пики «Нэшвилла» тут – у «хищников» в первом раунде 15-й и 24-й. Еще два драфт-пика во втором раунде, три – в третьем и три – в четвертом. Думаешь, они могут как-то выменять себе право выбора в топ-10? 

Гилл: Это как я тут на днях услышал, типа, почему бы не отдать все драфт-пики махом и взять одного Бедарда?

Реклама 18+

Биз: А что, блестящая идея! Причем она наверняка Скиллзи в голову пришла (прозвище Гилла, а заодно и его ник. Условно можно перевести как «мастеришка» – прим. пер.). Пишет [генеральному менеджеру «Нэшвилла» Дэвиду] Пойлу в два часа ночи, мол, меня тут осенило!

Гилл: Идейка в голову пришла!

(все смеются)

Думаю, будет интересно. Потому что «Нэшвиллу» нужно предпринять что-то решительное, верно?

Арми: Помните «Монреаль» в том году? Они начали с места в карьер – забрали Слафковски, кучу обменов в начале драфта провели, взяли себе Кирби Дака и так далее. Так что давай, Троц, дерзай!

Биз: Ну а как бы поступил тут на месте руководства, Скиллзи?

Гилл: Как бы я поступил? Мне кажется, будет перестройка. Думаю, надо держать в голове следующий сезон. Надо создать для него хорошие стартовые условия – взять молодых ребят. С таким запасом воздуха под потолком, думаю, можно рискнуть и дать шанс молодежи уже сейчас, чтобы она набралась опыта. Делать это через обмены или драфт-пики – это уже другой вопрос. У «Нэшвилла» вроде два пика в первом раунде, два во втором и еще два в третьем…

Арми: Но заиграют ли они вообще? Если проанализировать статистику, то, такое ощущение, что эти драфт-пики скорее какой-то капитал, нежели реальные игроки. 

Гилл: Да меня вообще в лиге не должно было быть. А тут меня поставили к Рэю Бурку и пошло-поехало (Гилла выбрали в восьмом раунде под 207-м общим номером – прим. пер.).

Арми: Держи передачку, Бурки.

Гилл: Типа того. Короче, я к чему – думаю, если рискнуть и поработать головой, то можно быстро прийти к нужному результату. Не в грядущем сезоне, а в следующем. Просто обидно будет убить карьеру Йоси и Сароса на перестройку, которая затянется на 3-4 года. Прям обидно будет. 

Биз: То есть ты надеешься, что «Нэшвилл» обменяет часть драфт-пиков на действующих энхаэловцев, которые не на виду, и рискнет дать им шанс? 

Гилл: Что в команду придут молодые ребята, которые могут далеко пойти. Необязательно брать тех, кто феерит уже сейчас. Можно рискнуть и взять других. 

Биз: У тебя есть такие на уме? Или клуб не хочет, чтобы ты раскрывал карты раньше времени?

Гилл: Да не, у меня никаких запретов нет.

Биз: Отлично, тогда давай.

Арми: Что написано на доске у Троци в кабинете? 

Биз: (смеется) Я к этому вопросу и вел.

Гилл: Думаю, это будут обстоятельно обсуждать. Троци наверняка примет решение, которое ему лично понравится больше остальных. От хорошей сделки он точно не отвернется. Плюс у него есть Аскаров.

Арми: Вратарь-то? Он же чумовой!

Гилл: Да он вообще красавчик, обожаю его. Один его жим ворот от груди чего стоит. Оригинальный парень. И вот тут вопрос – надо или менять Сароса? Надо ли менять Аскарова? Потому что в какой-то момент придется сделать выбор между ними.

Реклама 18+

Биз: А он разве не из тех, кого надо еще доводить до ума в первой команде? Не из тех, кому надо бэкапом сначала посидеть?

Гилл: Играть он будет в «Милуоки». Но у него все шансы пойти очень далеко. Руководство клуба от него в восторге. Это лишний рычаг, который у них есть при каких бы то ни было переговорах. У них просто столько разных вариантов на мой взгляд.

Арми: Ты бы обменял Юсси Сароса, учитывая, что Аскарову нужен еще год, чтобы выйти на уровень НХЛ?

Гилл: Слушай, ну мне вот Пойл как-то говорил, мол, мы довольны твоей игрой, рассчитываем на тебя в следующем году. А потом они выбирают Сета Джонса на драфте. Звонит мне и говорит: «Прикинь, мы взяли Сета Джонса!». И я такой: «Супер! Будет здорово с ним поработать. Отличный молодой защитник!». И он говорит, мол, не-не, ты покидаешь команду. А как же все эти слова про то, что я здорово играю?

(все смеются)

Биз: «Зато мы нашли тебе классную работу в Массачусетсе. Будешь там детей тренировать! Удачи на новом месте! Спасибо за все!»

Гилл: Когда поступает хорошее предложение, как на него не согласиться? «Мой дом не продается!» – «А если мы предложим вам такую сумму?» –  «Тогда по рукам!»

(все смеются)

Мерлз: У нас зашел разговор про перестройку. Только что завершился финал Кубка Стэнли – и вы прекрасно понимаете, как строились обе команды. Они строились по-олдскульному. Оборона пятака, здоровяки в защите, ребята вроде тебя. Думаешь, «Нэшвиллу» стоит сфокусироваться на поиске подобных игроков? 

Гилл: (улыбается) Чтобы была лига подражальщиков?

Мерлз: Думаешь, лига пойдет в этом направлении? Назад в олдскул?

Гилл: «Хоккей стал быстрым!» – все же так говорят, верно? Но вы посмотрите на тот «Монреаль», который вышел в финал: там же одни бугаи в обороне! Я еще, помню, часто на это внимание обращал тогда. Но ведь в чем штука. А что если такая команда не попадет в плей-офф?

Мерлз: Нужно хорошо пройти регулярку, чтобы выйти в плей-офф, где уже нужны здоровяки. Это точно.

Гилл: Я об этом и говорю. Хоккей в регулярке и хоккей в плей-офф – это разные игры.

Мерлз: Да.

Арми: Согласен.

Гилл: Я в этом плане не завидую генеральным менеджерам. Я тут с Билли Герином общался. И он говорит, мол, у нас хорошая команда, но бывает так, что упускаешь какое-то окошко возможности. Стоит проспать пять минут – и все. Ты проиграл.

Реклама 18+

Арми: Да достаточно даже, чтобы просто кто-то один играл ниже своего уровня недели две. И все. И все пошло по #####.

Гилл: О чем я и говорю. Вы посмотрите на «Бостон». Команда же потрясающе играла! А вдруг – бац! – все развалилось. И момент ушел.

РА: (иронично) Уа-уа-уааааа.

(все смеются)

РА: Кстати о подражальщиках. Такое ощущение, что Мэттью Ткачак запустил новый тренд – отказ от подписания контракта. Как ты думаешь, почему раньше никто не разыгрывал эту карту? Боялись руководства? Не хотели его злить?

Гилл: Раньше надо было быть Линдросом для такого. Он же первым был? 

Арми: По-моему, да. По-моему, он стал первым, кто загнал себя в такое положение (если не помните, то мой старый сюжет вам в помощьприм. пер.

Биз: Молодые, у которых нет никаких рычагов воздействия, безусловно, боятся разыгрывать эту карту.

Гилл: Это точно.

Арми: А еще же Марио так сделал, разве нет? Он же не стал подписывать контракт после драфта. Они никак договориться не могли (история действительно напоминает сагу Линдроса. На драфте 1984 года Лемье отказался надевать майку «Питтсбурга», с которым не договорился об условиях контракта заранее. Однако затем стороны все же пришли к согласию – прим. пер.)

Биз: Правда? Первый раз слышу.

Гилл: Ааа, ну да. Ты, кстати, прав. 

Биз: Он хотел стать владельцем клуба – в итоге они согласились.

(все смеются)

Гилл: С другой стороны, игроки сейчас значительно выросли в цене. Как бы это объяснить… Нынешний потолок зарплат ребята стараются использовать как рычаг. Раньше же как было? Приходишь и говоришь: «Повысьте мне зарплату». А теперь клубы как говорят? Денег больше нет, конфетки закончились, извините. 

РА: И теперь в «Калгари» все так делают.

Гилл: (качает головой) Там такой бардак.

Арми: В истории Ткачака надо еще понимать, что он поступил ровно так же, как и многие до него – он подписал контракт-мостик. Это уже уйму лет практикуется, что мостики на 2-3 года дают. И ему стоило бы сказать, мол, вот вам за мостик! Пошли вы нахер, я поехал во Флориду! Давайдосвидания! Надо было меня на восемь лет подписывать, а не на мостик! 

Биз: Справедливо.

Арми: А клубы хотят все контролировать.

Гилл: Когда я пришел в лигу, большие контракты никого не интересовали до тех пор, пока речь не шла прям о грандиозных бабках. Все хотели контракты на год-другой, чтобы потом получить квалификационное предложение, оттолкнуться от него…

Реклама 18+

Арми: …и выйти на рынок свободных агентов. 

Гилл: А теперь как? Поиграл два года и уже требуешь по восемь миллионов на восемь лет. Ну такое.

РА: Как у вас тут с болельщиками? Растет потихоньку недовольство? Или они все еще на стадии, когда просто радуешься, что в городе есть команда?

Гилл: Ну вот это был первый год… Даже, пожалуй, второй, когда они такие: мол, не, это никуда не годится. Команда должна бороться за кубок, этого не было, мы в бешенстве.

РА: Все так хотят.

Гилл: Я не в смысле, что они ведут себя как мудаки.

РА: Да я понимаю.

Гилл: Нет такого, чтобы в тебя чем-то бросались, когда ты выбрался на ужин куда-нибудь. Как бы это объяснить… Мне кажется, если есть какой-то негатив – это признак хорошего хоккейного рынка.

РА: Это верно.

Гилл: На каждом хоккейном рынке есть люди, которые поливают команду говном.

РА: Порой это идет на пользу. 

Гилл: Да. Скажем, Том Брэди играл за «Пэтриотс» и как-то сделал передачу, которую перехватили. Я очень хорошо это помню. Он еще никуда не ушел даже. А болельщики уже заорали, что он старый, что с ним все понятно и так далее. А он потом взял и еще раз чемпионом стал. Вот и «Нэшвилл», на мой взгляд, готов к появлению негатива. И это нормально. 

Арми: Приходит в команду [известный кантри-музыкант] Кит Урбан и говорит: (пародирует манеру речи) «Привет, ребята! Хотел вопросик вам задать. Когда вы уже подпишите каких-нибудь свободных агентов?». 

Биз: (смеется) Он прям так разговаривает?

Арми: Ну у него мягкий тембр голоса такой. Он же австралиец, вроде, да?

Гилл: (смеется) Ага. Ты, кстати, прям классно его спародировал. 

Биз: Я даже ничего про не знаю. Все про него говорят, а я ничего не знаю. 

Арми: У него такая мягкая манера речи. Талантливый парень.

Гилл: Больше всего в Нэшвилле мне нравится, что звезд кантри тут можно прям в магазине встретить – и к ним никто не подходит.

Арми: Потому что их стало еще больше с ростом города?

Гилл: Да нет, к ним просто не принято подходить.

Арми: Ого.

Биз: Правда что ль? В знак уважения?

Гилл: Это Нэшвилл. Кантри-музыка здесь безумно популярна. Но на улице к исполнителями не принято подходить. С хоккеем такая же история. На арене – да, болеют со всей страстью, на Бродвее – безумие, все круто. Но как только ты вышел с арены – все. Никто не будет тебе докучать.

Реклама 18+

Биз: Вот оно как… Видимо, поэтому народ сюда с удовольствием и едет.

Гилл: Безусловно. Ну и налога штата нет. Мерлз: (хитро улыбается) Да-да.

РА: Это напоминает как мы приехали к Сиду и Нэйту [Маккиннону] в Новую Шотландию, пошли вместе в ресторан, и там не было такого, чтобы люди стояли у окна с высунутыми телефонами. Нам вообще никто не мешал. Ты не обратил на это внимание, Биз?

Гилл: Так это в Канаде было. За соседним столиком наверняка сидел чувак, который по юниорам был не хуже него и стал бы даже круче, если б тренер не поставил его не в то звено и если б ему не выбили колено. 

(все смеются)

Биз: (пародийным голосом) Если б не колено, я бы после 16 в молодежку пошел! 

Гилл: (пародийным голосом) Несправедливо!

Арми: Где тебе больше всего нравилось играть? Ты ведь и клубах Оригинальной Шестерки был…

Гилл: (перебивая) В Монреале. 

Арми: …и взял кубок с «Питтсбургом».

Гилл: Да я там годик всего поиграл-то.

Арми: Ну я так и думал. Да, с «пингвинами» ты выиграл кубок, но ты ведь дружишь с Джеффом Молсоном. Он же тебе подарил еще памя… памя… (спотыкается на слове ‘commemorative’, не будем осуждать – прим. пер.)

Биз: Па-мят-ное. 

Арми: (смеется) Да, памятное…

Биз: Обрезание?

(все смеются)

Гилл: Непростое слово.

Арми: В общем, он подарил тебе на память тысячу бутылок пива на юбилейную тысячную игру. Там еще твое лицо на этикетке было, как сейчас помню. 

Гилл: Было дело.

Арми: Это прям круто.

Гилл: Так я туда еще приехал в год 100-летия клуба. Сейчас как раз «Бостон» будет это праздновать, вроде, да? Там какое-то безумие творилось. Команда сильно обновилась, пришло много новичков. Было весело. Но в Монреале же каждая игра – это огромное событие.

Арми: Это да. Каждая игра особенная. 

Гилл: Мне, знаете, что больше всего там нравилось? Вот все эти уровни «ух!», «ах!», «ох!», «их!» и так далее.

Биз: И так всю игру. Там детальное понимание игры.

Гилл: Клюшкой чистенько выбьешь шайбу, и вся арена: «Аааааах!». 

Арми: Там могут такое оценить.

Гилл: И я не про какой-то там рев говорю, а вот будто полушепотом по арене это «ааааах!» прокатывается. 

Биз: Такая реакция трибун вселяет уверенность?

Гилл: Еще как! Они предельно пристально следят за игрой. Я вот только приехал. Выхожу из арены. Местный бомж клянчит мелочь, я поворачиваюсь, и он: «Ого! Да ты же Хэл Гилл!». «Нихера ж себе», – думаю.

Реклама 18+

Биз: (смеется) И ты ему: «Пардон?».

Гилл: Ну то есть он, видимо, в газете утром новость увидел. Короче, там прям круто играть. Торонто же… Мне там все понравилось, но я так и не понял эту тему с провалом во втором периоде. Всю голову себе сломал по этому поводу.

Биз: Ты о чем? О людях, которые столешницы бегают нюхать?

Гилл: Ну вот второй период начинается, а там целые сектора пустые.

Арми: Яхт-клуб!

Биз: Он самый! Мы про это шутили в эфире TNT.

Гилл: Да, я видел. 

Биз: (аристократично) Купил тут себе новую яхту, знаете ли...

Гилл: Пол Морис заходит в раздевалку и говорит: «Так, парни, начало второго будет тяжелым. Надо как-то взбодриться. Вы сами понимаете, что трибуны вас сейчас не взбодрят, так что давайте своими силами». И вот знаете… Не хочу накакать в душу жителям Торонто… 

Биз: Никто не накакает. Мы сейчас все дружно им насрем!

(Арми смеется)

Гилл: Не, ну реально. Вы же центр хоккейной вселенной! Ну и где вы во время второго периода? Я же ничего не придумываю. Это так и есть. Прям видно все эти пустые места. В общем, это меня расстраивало. 

Биз: И это наверняка не единственный момент. Думаю, пресса тоже делает все для того, чтобы там невозможно было играть. Пацанам на рынке свободных агентов приходит оттуда предложение, и они думают: «Да ##### надо?!». Согласен, что пресса там худшая с огромным отрывом? Ты вот говорил, что надо оставаться честным. И даже когда наехал на Форсберга, все равно позвонил ему и извинился.

Гилл: От журналистов все сбегали. 

(Арми смеется)

Зайдешь в раздевалку, смотришь по сторонам – а там никого. Никто не хотел общаться с прессой.

Мерлз: Ты упомянул Пола Мориса. Думаю, он открылся для многих по пресс-конференциям в этом сезоне. Плюс команда боролась за кубок. У тебя есть про него какие-нибудь истории? Что он вообще за тренер? Такое ощущение, что он потрясающий мужик.

Гилл: (смеется) Историй у меня про него навалом (пауза). Сейчас что-нибудь подберу.

В общем, сидим то ли в баре, то ли в ресторане в Каролине. И тут заходит он. А это же его края. Ну, в смысле, он там тренировал. Так что он там как дома. Короче, подходит ко мне и говорит: «###, братан, извини. Просто я тут на встречу договорился. Ничего, если я тут останусь?».

Реклама 18+

А я такой: «В смысле?». «Ну, – говорит, – вы же первыми сюда пришли. Не хочу никаких проблем. Я в курсе правил. Если первыми пришли игроки, то мне надо искать другое заведение».

Арми: Есть такое правило, все верно.

Гилл: «Ладно, – говорю. – На этот раз прощаю, Мо». По нему видно, что он заботится о своих игроках. Он как-то подходит ко мне в конце тренировки и говорит: «Взгляни на Алекса Стеена. Ты хоть каплю пота на нем видишь?». Говорю, мол, не вижу – он же вообще машина. «Именно, – отвечает. – Тренировка длилась 45 минут, а на тебя смотреть страшно – ты с ног валишься. Так что уходи со льда. Я настаиваю». 

Говорю ему, мол, да куда я пойду-то? А я тогда много играл, минут по 26. Отдых мне, конечно, нужен, но не так же. Я ведь не суперзвезда, мне такое не положено. А он мне говорит: «Да ты вот-вот помрешь». И вот в этом весь он. Он старается прислушиваться к точке зрения каждого. Думаю, в этом его козырь. Это и по плей-офф было видно. Он своих не бросает – заступается за каждого. И верит в каждого. 

Мерлз: Ему не наплевать на своих игроков. За такого хочется играть.

Гилл: Вы посмотрите, что произошло в «Виннипеге». Он сказал, что команде нужен новый голос. И ушел сам.

Арми: Ага, «Пока!» – и все. Хотя… а вдруг он уже знал, что им интересуется «Флорида»?

Биз: Вот да.

Гилл: Эх, ты. Такую хорошую историю испортил.

(все смеются)

РА: По-моему, это первый случай когда и драфт, и церемонию вручения наград проводят в одном городе. Тут, наверное, все на ушах по этому поводу. Это же настоящий почет для местных жителей. Чем будешь заниматься на выходных?

Гилл: Да там полно всего. И это здорово. Изучаю сейчас расписание, составляю план. Нельзя на все подряд кидаться, верно? (смеется) То густо, то пусто – так не надо. Много всего будет происходить. Буду вокруг арены тусоваться. Кажется, какие-то ветераны «Нэшвилла» подъедут. Так что будем работать с ними.

Арми: Куча «сумкокидателей» приедет.

Гилл: (смеется) Это точно. Меня то и дело сейчас спрашивают, мол, не подскажешь в каком отеле остановиться? Да если вы вообще найдете где-то свободный номер – это уже удача. Тут дурдом твориться будет. Мне кажется, в хоккейном сообществе любят Нэшвилл за его простоту. А тут прямо-таки наоборот все будет – толпа народу повсюду. В хоккейном мире то и дело натыкаешься на знакомых. И тут они все разом будут на Бродвее. Это будет трудно до конца осознать. Вечеринки в духе «Холостячек» будет трудно найти.

Биз: Тебя тут когда-нибудь приглашали на сцену в баре? Брал там в руки гитару?

Гилл: Меня никто никогда туда не приглашает. Я сам залезаю. Без майки!

Реклама 18+

(все смеются)

Биз: Поешь кантри и все такое?

Гилл: (удивленно) А ты… ты вообще бывал в Нэшвилле?

Биз: Да. Но на сцену меня ни разу не приглашали.

Гилл: Правда, что ль? 

Биз: Правда. Мне просто интересно из тех ли ты парней, кого мы бы могли затащить на такое дело?

Гилл: (смеется) «Затащить». Да-да, меня порой… «заставляют» на это идти.

(все смеются)

Арми: Какое у тебя любимое заведение? Где тусит вся команда? Какие тут есть прикольные места? Или вы как раз выбираете места на Бродвее?

Гилл: Ну я, кстати, на Бродвее и не тусуюсь.

Биз: Я вот был в местечке под названием «Winners & Losers». Хорошее заведение. Прям на соседней улице.

Гилл: Ну это скорее для местных.

Биз: А как тебе Tin Roof?

Гилл: Вот там как раз раньше команда зависала, но с тех пор многое изменилось. 

Мерлз: Теперь-то все будут тусить в Barstool Nashville Bar! Давай ты нам с этим поможешь. Донеси до ребят, где теперь надо тусить.

Биз: Смотри-смотри, на контору работает!

Мерлз: (кивает) Я за контору. 

Гилл: Все, кто приезжает в город, спрашивают, куда пойти. Даешь список классных ресторанов. Потом спрашиваешь, ну, куда пошел? И все как один – Churches. Провел весь день там. Ну и в Jack’s Bar-B-Que зашел.

Арми: (смеется) Естественно.

Гилл: Я вот после интервью пойду в Martin’s Bar-B-Que. Там обычно зависаю.

Арми: А ты же меня вроде туда водил?

Гилл: Водил.

Арми: Блин, он там вообще король! Подходим – там очередь. А нас сразу пустили! Он там вообще всех знает. Круто было! Со мной такое впервые случилось. Вы бы видели ту очередюгу! 

Гилл: Владельца ресторана зовут Пэт Мартин – это мой друг. Там на крыше столики, садик… Мясо отличное, как и пиво. Классное место.

Арми: Прям для тебя.

Гилл: Есть пиво – мне уже хорошо.

Биз: Как у тебя вообще м загруженностью по работе? Думаешь как-то расти дальше в журналистике? Или тебя тут все устраивает?

Гилл: Да я так-то на все согласен. Но больше всего мне нравится чувствовать себя частью команды. А команда у нас тут отличная. Здорово путешествовать с Мэйсом, Линзи… Зависаем вместе, веселимся, а потом стараемся что-нибудь снять. Я рассматривал, конечно, разные предложения, даже согласился на пару. Но летать без команды – это уже не то (смеется).

Реклама 18+

Биз: Это точно.

Гилл: Так-то что плохого в частном самолете?

Арми: И пятизвездочных отелях. 

Биз: Ааа, то есть тебя именно поездки в одиночку напрягают? Скучно становится?

Гилл: Именно. Понимаю, что тебе не бывает одиноко. У тебя-то вон какая свита.

Биз: Да-да, все эти придурки со мной гоняют.

(все смеются)

Биз: Не, ну я в Атланте почти всегда один бываю. Так что я понимаю, о чем ты. Особенно когда ты говоришь про скуку без соседа по номеру.

Гилл: Я прям места себе не нахожу.

Биз: Ага, начинаешь всем подряд названивать.

Гилл: Поехал я, например, в Стэнфорд. Чуть не помер там от нечего делать.

Биз: А, это когда тебя NHL Network туда отправила?

Гилл: Лежал в потолок смотрел. Было прям тяжело.

Арми: Работа в студии или работа для студии с места событий сильно отличаются от работы в одном месте, где ты освещаешь одну и ту же команду каждый день.

Гилл: Вот-вот. Но так-то я на все согласен. Постоянно говорю, мол, надеюсь, я в этом деле плох, поэтому пусть меня уволят. 

(Арми смеется)

Гилл: Понимаешь, о чем я? Поначалу же как? Пришел вот я на телевидение. Первый эфир на NESN. Играют Бостонский Университет против Университета Нью-Гэмпшир. И я прям завис.

Арми: (смеется) Отключился. 

Гилл: Сердце колошматит, выходим в эфир, а я стою как дурак. Редактор в ухо мне еще что-то говорит, а я думаю, блин, прекрати.

Биз: Оооо, да! Это вообще жесть, когда они так делают!

Гилл: Он мне что-то говорит, а я стою и молчу как дебил.

Биз: А еще они любят начать говорить сразу после того, как ты начал говорить. И все – мысль ушла.

Гилл: В общем, думаю, это не мое. Решил больше этим никогда не заниматься. И тут меня попросили еще раз. Попробовал опять. Раз мне это все равно не нравится, то мне было плевать. И вот как только мне стало насрать, так я сразу понял фишку. Оказалось, это весело! Тебе-то вон точно насрать, Биз. 

Биз: Да, но весь прикол отдаться этому до конца. 

(все смеются)

РА: Не помнишь с кем ты на той игре работал? 

Гилл: Вообще не помню. Готовился работать одну нарезку, а там дали другую. Смотрю и понимаю, что я вообще не знаю, кто на видео. 

Арми: Забыл, что видишь его впервые.

Биз: Надо раздобыть эту запись. Скиньте нам, если у кого сохранилась. Наверняка кто-нибудь ведь на кассету записал.  

Арми: Еще есть тема, когда мысль никак до конца довести не можешь. Раз за разом заходишь – и все никак. Все хочешь передать слово другому человеку, и все никак не получается. 

Гилл: «Этот парень… очень хороший плеймейкер… отлично видит площадку… делает классные передачи… отлично… эээ…. видит лед…».

Арми: И вот так мучаешься-мучаешься, но никак не можешь остановиться.

Реклама 18+

Гилл: И редактор в ухо: «Да замолчи ты уже». 

Биз: УХОДИМ НА РЕКЛАМУ! СРОЧНО!

(все смеются) 

Арми: Реально забавно, как мозг отключается, а ты все говоришь и говоришь.

Биз: «Вот два момента, на которых хочу заострить внимание…» – и потом сразу забываешь первый. Это у меня вообще постоянно. Со мной подобной хрени до фига было. ##### как в таких ситуациях сердце начинает фигачить!

Гилл: Мне иногда прилетало за лексику в эфире. А потом видишь Биза по телеку – так и тянет начальнику набрать: «Ты это видел вообще, алло?».

Арми: У тебя что, этот канал в подписку не входит?

Гилл: Мне вот прилетело за слова «у тренера сорвало башню» (дословно «pissed off», что не мат, но для эфира несколько грубовато – прим. пер.). И все. Сказали, что в эфире так нельзя. 

Биз: Серьезно? Прилетело за «сорвало башню»? Господи, ну и чушь. Мне кажется, в какой-то момент маятник качнулся слишком далеко, и все стали как-то все близко к сердцу воспринимать. Думаю, в будущем он откатится к серединке. Потому что если уж «сорвало башню» нельзя в эфире сказать… 

РА: Биз этот маятник вручную поправит!

Гилл: Главное, чтобы у меня сын уже в постели был, когда ты в эфир выходишь. 

РА: И начинается пошлятина от Биза на TNT.

(все смеются) 

Биз: Я поэтому и работаю на матчах Западной Конференции.

Гилл: А то он начнет меня спрашивать еще что там за тема с пупками.

(все смеются) 

Биз: Ты про пупковый суп?

Арми: Фу, какая пошлость (отсылка к эфиру перед дебютом Джека Айкела в «Вегасе». Ведущие в студии советовали нападающему не забивать себе голову лишним, не гулять по казино и просто расслабиться. Биз пошел дальше. Он посоветовал Айкелу лечь на лавку в тренажерном зале, вздремнуть и… скажем так, расслабиться в пупок. Все это за несколько секунд до ухода на рекламу – прим. пер.)

РА: Какой кошмар.

(все смеются)

Биз: Пожалуй, действительно не стоило так говорить.

Арми: Я вообще впервые слышу такое выражение.

Гилл: Да уж, лучше бы ты этого не говорил.

РА: (смеется) Ты про первый или 17-й раз?

Биз: Но вернемся к подходу «мне #####» [все равно]. Я нервничаю перед каждым эфиром. Я нервничал и перед радийными эфирами «Койотов»…

Гилл: Так это же хорошо! Мандраж должен быть.

Биз: То есть у тебя тоже так?

Гилл: Конечно. Волнуюсь немного, адреналин чувствую. Главное, чтобы это тебя не парализовало. Так со всем. Скажем, перед седьмым матчем финала Кубка Стэнли все же волнуются. Но в этом же самый смак. Ты же не замираешь в оцепенении на льду, верно? Нет же такого, типа, Ааааааа! Хочется же играть.

Реклама 18+

Биз: «Ааааа!» – это перед сном в день игры. «Аааа!» –  «Оооо!» 

Гилл: Господи, да когда тебе это уже надоест?!

Арми: Давайте лучше про «Питтсбург» поговорим. Про то, как вы кубок выиграли. Давай про ту команду поговорим. 

Биз: Так мы его уже в двух предыдущих выпусках об этом спрашивали. 

Арми: А, да? Ну и ##### тогда. 

Биз: Не, ну так-то про финал Кубка Стэнли всегда здорово поговорить.

Арми: Вы бы тем составом вообще почаще бы наведывались в Питтсбург.

Гилл: С Сидом было здорово играть… когда он перестал ныть, что Арми покинул команду (закидывает голову наверх, изображает страдание). «Арми покинул команду! Арми покинул команду!» Он места себе не находил. 

Арми: Да ладно тебе, его быстро отпустило. 

Гилл: Ничего подобного. Я даже не уверен, что его когда-нибудь отпустит. Помню, разговариваю с ним после того, как ты покинул команду – и он такой: «Эх, Арми – лучший. Вы бы с ним точно сошлись!».

(Арми смеется)

Хороший тогда сезон выдался. Ты же играл в той команде. Классная ведь команда, правда?

Арми: Это точно. Потрясающий коллектив. 

Гилл: Причем на всех уровнях – в том числе и руководство. Здорово было. Вот еще что скажу. Мы говорили про Торонто и Монреаль. Так вот в Питтсбурге у нас после каждой игры на ужин собиралось 10-12 пар. В Питтсбурге нечего делать. Приходилось искать рестораны, которые работают допоздна. 

Биз: И чизкейки подают. 

Гилл: Да, чтобы и чизкейки там подавали. В общем, у нас там был дружный коллектив. Мне кажется, это редкость. Трудно сплотить всех вместе. В Питтсбурге с этим был чуть попроще. Ну… потому что это Питтсбург.

Арми: Ребята из чемпионского состава приезжали в город на десятую годовщину победы. Было бы здорово, если бы вы заезжали почаще.

Гилл: Согласен. Я только за.

Арми: Позовем вас на матч ветеранов тогда.

Гилл: (меланхолично улыбается) В прошлый раз так здорово было, блин. Десять лет прошло – а шутки все те же.

Биз: А так всегда. Одни и те же шутки, одни и те же байки. Поэтому надо бухать.

(все смеются) 

Гилл: Разве что Джино [Евгений Малкин] английский за это время выучил.  

Мерлз: Хочу расспросить тебя про команду в твоей карьере, о которой еще точно никогда не расспрашивали. Буду эдаким европейским… Как там правильно, РА? «Корреспондентом»? В общем, расскажи про «Лукко», где ты играл в локаут.

Гилл: Лукко Раума!

Мерлз: Это правда, что ты в том сезоне был лидером по штрафным минутам в лиге?

Арми: Отличный вопрос, Мерлз.

Гилл: Там была забавная история. В первом же матче подкатываю к лавке соперника и говорю, мол, кто тут подраться хочет? Что, прям никто? Ну пожалуйста? А они все глазки в сторону отвели, голову опустили (смеется). А в другой команде играл Джоди Шэлли (легендарный тафгай – прим. пер.)

Реклама 18+

Арми: (смеется) Ох, ##### себе.

Гилл: Говорю ему, мол, Джоди, случись какая-нибудь фигня, мне ж с тобой махаться. А я не хочу с тобой махаться. А он такой: «Да ты чего, старичок, я тут по красоте играю! Какие еще драки?».

(все смеются)

Мерлз: Катит на форчек и кричит тебе: «Берегись! Берегись!»

Биз: Прям финтил он там, да?

Гилл: Ну мы же ведь ЭНХАЭЛОВЦЫ – нас звали туда в хоккей играть, мастерство показывать. Меня там на пятак на большинстве ставили! Я там на подправлении играл, в касание щелкал! Даже две шайбы, вроде, забросил (смеется).

Биз: Ого! 

Гилл: А они мне еще говорят, мол, надо побольше очков набирать. А я такой… Вы вообще видели, как я играю?

Биз: Вашего скаута в шею гнать надо!

Арми: Ну ютуб тогда еще совсем зеленый был.

Гилл: Весело время провел, в общем. А финны вплоть до Нового года каждый божий день нажирались просто в мясо. Чего только стоят их вечеринки в сауне!

Биз: А потом брали себя в руки и готовились к плей-офф?

Гилл: Не, я в том плане, что в районе Нового года все забуривались в берлогу с концами.

Мерлз: А после сезона все уходят в сумасшедший запой. 

Гилл: Снимают сауну на две недели – и куролесят там по полной программе. Заходишь туда в любой день – там обязательно кто-нибудь в отключке валяется с бутылкой водки в руках.

Арми: Ничесе!

Гилл: Вся сауна ходуном ходит! А потом вдруг никто никуда не ходит – все по домам сидят. 

Мерлз: К слову о Пярссинене. Я же с его отцом в Швеции играл. Та же история. Он тусил в начале сезона, потом еще раз во время Евротура в районе Рождества – причем он бухал 48 часов подряд! И потом еще один запой в конце сезона – часа на 72! Без сна!

Арми: Так-то он тихий парень, а потом пропадает на два дня. Встретишь его – а у него две сижки во рту сразу!

Биз: Мне только что в голову пришла идея. Почему бы нам не открыть ночной клуб, но с сауной?

Арми: Сауна-клуб?

Биз: Ну типа. Только с музыкой и все такое.

Арми: А за диджейским пультом Крис Челиос с микрофончиком.

Биз: Точняк! На велике! Типа, на Пелотоне! Одновременно занятия проводит еще! Короче, как-то раз ###### Бэбкок посадил меня на лавку в Зимней классике. Мудак ######. А ну-ка навалим битка! Подкиньте мне еще пивчанского!

Реклама 18+

Мерлз: Такое уже есть в Германии и Швейцарии, Биз. 

(все смеются)

Биз: Короче, классно потрещали.

Арми: Я, кстати, накинул вистов Скиллзи в лиге. Помнишь, как мы подрались? Ну как подрались… Ты меня отмутузил просто да и все. 

Биз: Чтоооо?

Гилл: (смеется) Забавная драка была.

Арми: Да вообще!

Биз: Я бы даже смотреть такое не стал. Вы же оба махаться не умеете.

Арми: Там было так. Скиллзи расколол меня на входе в зону. Встаю, а на тебя уже Джино летит. Ну и я полез защищать Джино. А Скиллзи же здоровый пипец.

Гилл: Ты упал, я стал тебя поднимать…

Арми: Поднял и тут же бросил обратно на лед.

Гилл: Да это даже дракой-то не назвать.

Арми: Сбросил краги, попер на него и наступил на клюшку.

Гилл: Я говорю, фигня полная. 

Арми: Короче, он просто повалил меня на лед и прижал сверху.

Гилл: Откровенная хрень. 

Арми: Поехал штраф отбывать, и показываю ему свой бицепс оттуда. 

(Гилл смеется)

Биз: Ты че, драку праздновал?

Арми: Да я поверить не мог, что с ним подрался! Он же здоровый! Я вообще его не знал!

Биз: И болельщики решили, что ты завалил Горо. 

Арми: (закатывает глаза) Это еще и в Торонто было. Там-то люди в хоккее разбираются. Поэтому они такие, типа, чего он там празднует? Ему же вломили!

Гилл: Круто было. Херня полная, правда.

(все смеются)

Биз: Есть что добавить, Скиллзи? Может быть, хочешь нас о чем-нибудь спросить?

Гилл: Неа. Вы прям крутые ребята. Весело ваши выпуски смотреть.

Арми: Спасибо.

Гилл: Вы ведь начинали…

РА: (смеется) С моего дивана в Саути (знаменитый неблагополучный район Бостона – прим. пер.). 

Гилл: Я и говорю! Большой путь проделали! 

РА: У нас эдакое комбо рэпперов с SoundCloud и Уэйна с Гартом (герои фильма «Мир Уэйна» – прим. пер.). Один микрофон на всех! Спасибо за добрые слова!

Гилл: Мне нравится все, что вы делаете для хоккея. Спасибо за ваш вклад в популяризацию. Меня молодежь то и дело спрашивает, типа, а ты что, правда был в гостях у Spittin’ Chiclets? Я говорю, мол, ну да. А они такие: «О-ФИ-ГЕТЬ!». Эм, а ничего, что я так-то еще и в НХЛ играл? 

(все смеются) 

Арми: Подумаешь Кубок Стэнли выиграл!

Гилл: «Да какая разница! Расскажи лучше, какой Биз в жизни».

РА: Да такой же, как в телеке!

Биз: Лузер!

Реклама 18+

(все смеются)

Гилл: В общем, спасибо, что позвали. Продолжайте в том же духе!

РА: Обязательно!

Гилл: Хорошо вам провести время в Нэшвилле! Только не спалите город до тла, я вас умоляю.

Понравилось? Поддержи проект рублем!

Номер карты – 2202 2036 2909 2554

«Захотелось пивка – только через стюардессу. У Андрейчука стрелять нельзя». Большой разговор с легендой «Тампы»

«При коммунистах про НХЛ нельзя было говорить, но игрокам удавалось сбежать». Вы никогда не слышали столько историй от Ягра!

«Спросил у Айкела, где костюм купить – мне потом счет на 20 косарей выставили». Интервью с лидером молодой банды «Баффало»

Фото: East News/AP Photo/Tim Vizer, AP Photo/George Walker IV, The Canadian Press Images/Larry MacDougal, AP Photo/Paul Sancya, AP Photo/Michael Dwyer, AP Photo/Paul Connors, AP Photo/Christine Cotter, AP Photo/Adrian Wyld, CP; instagram.com/skillsy75; unsplash.com/Tanner Boriack; Patrick Gorski/Icon Sportswire, imago sportfotodienst/Global Look Press