Реклама 18+

«Овечкин всегда улыбается. Настоящий мутант. 700 шайб случайными не бывают». Защитник «Вашингтона» – о карьере, щедрости Ковальчука и тренировках Ягра

От редакции Sports.ru: вы находитесь в блоге Hockey Books, который полностью перевел две огненных автобиографии – Фила Эспозито и Шона Эйври, очень умную книгу про хоккейную аналитику, а сейчас переводит издание о молодежном хоккее с кучей интересных историй. И при этом блог готов к экспериментам. Поддержите авторов плюсами, подписками и комментариями, чтобы крутые переводы чаще появлялись на Трибуне и в вашей ленте.

Интервью с действующими игроками, как правило, получаются менее огненными, чем с бывшими – и на это есть объективные причины. Однако я все же решил поделиться с вами переводом беседы с защитником «Вашингтона» Бренденом Диллоном.

У меня на это, как минимум, две причины.

Во-первых, я помню Диллона по WHL. Понимаю, звучит странно. Но в превью перевода книги про молодежный хоккей в Канаде я уже рассказывал, что два года учился в городе Кэмлупс, где выступает команда Западной хоккейной лиги, и за это время не пропустил почти ни одного домашнего матча. «Сиэтл» выступает с «Кэмлупсом» не просто в одной лиге, а вообще в одной конференции. И в мое время – а это сезоны-2009/10 и 2010/11 – обе команды переживали не лучшие годы.

Из нашей – Западной – конференции в плей-офф выходило восемь команд из десяти. «Кэмлупс» за два сезона при мне вышел в кубковую стадию один раз и тут же вылетел, проиграв в четырех матчах «Ванкуверу» (два раза в овертайме). Брендан Галлахер запомнился мне на всю жизнь – в решающем четвертом матче он забросил две шайбы и отдал голевую на победную в конце третьего периода.

Так вот «Сиэттл» в те два сезона вообще не выходил в плей-офф. Невольно обратишь внимание на едва ли не единственную команду в конференции, которая хуже твоей. Особенно на здорового – даже по местным меркам – защитника Брендена Диллона, который фактически спас себе карьеру сезоном-2010/11. Так что мне самому было интересно послушать игрока той эпохи, который не просто не закончил после WHL, а чуть Кубок Стэнли не выиграл. Можете считать меня сентиментальным.

Во-вторых, мне кажется, что «Вашингтон» мы уже давно воспринимаем исключительно через призму Александра Овечкина и других россиян. Так что интервью с Диллоном – это довольно необычный ракурс.

Спойлерить не буду, но для затравки скажу, что тут есть интересные истории про Джо Торнтона, Яромира Ягра и того же Овечкина.

Напоминаю, что если вам нужны автобиографии Шона и Фила в формате EPUB, то напишите мне здесь – в личку на Sports.ru. Электронная версия книжки про аналитику пока не готова.

Если хочется помочь проекту материально, то внизу есть номер нашей карты.

Слово Полу «Бизу» Биссоннетту, Райану «Уиту» Уитни и РА (Rear Admiral или Контр-Адмирал – это прозвище Брайана Макгонагала, со-ведущего подкаста).

Дальше километры букв. Читайте на свой страх и риск.

РА: Наш следующий гость – это защитник, который только что начал свой десятый сезон в НХЛ и второй – в «Вашингтоне». Несмотря на то, что на драфте НХЛ его не выбрала ни одна команда, он провел уже свой 600-й – и, я уверен, далеко не последний – матч в лиге. С удовольствием приветствую в подкасте Spittin’ Chiclets Брендена Диллона. Спасибо, что присоединился к нам, Бренден. Как дела?

– Спасибо, что позвали, РА. Здорово к вам попасть.

РА: Не за что. Мы и сами рады. Мы записываем этот разговор в день инаугурации президента США. Ты сейчас находишься в Округе Колумбия. Там ощущается ажиотаж, как, скажем, в день большого матча, когда весь город словно наэлектризован?

– Сказать по правде, я из дома не выхожу. Во всем округе охрану усилили, даже у нас тут, в Арлингтоне. Я тут все еще в отеле живу. Еще не заехал на квартиру. Так со сборов тут и живу. Мне до самого Вашингтона минут 15 добираться. Так что я тут в безопасности.

РА: «Кэпиталс» набрали шесть очков в четырех матчах на старте сезона. Понимаю, что сезон только начался, но как тебе вообще нынешний календарь, который больше на бейсбольный похож?

– Немного непривычно, конечно. Два дня в Баффало, два дня в Питтсбурге… Но здорово. В начале сезона у нас с ребятами есть возможность много времени в отелях проводить. Впрочем, мы там особо ничем не занимаемся. Постоянно еду в номер заказываем между матчами да и не только. В пинг-понг часто играем. Пацаны еще в Call Of Duty режутся постоянно.

Биз: Кто лучше всех?

– Да тут полно мастеров. Оуш (Ти-Джей Оши – прим. пер.) в полном порядке…

Биз: ШОК!

– Да, у него тут комп специальный под это дело. Ови тоже поигрывать стал частенько. У многих русских семьи еще не приехали, так что их от игр за уши не оттащить. Даже на выездах.

Уит: Загонишь ему победный мячик в лунку – так он его в кетчуп макнет и откусит кусок. Он же зверь! Веселая у вас команда, кстати. То и дело видишь в соцсетях что-то про вас. То Ови бесится в раздевалке перед матчем, ты там тоже всех заводишь… Вообще кажется, что все друг с другом ладят, как нигде больше. Я прав?

– Да у нас тут настоящая банда. Меня когда сюда обменяли, скажу честно – я вообще никого не знал…

Биз: Лох.

– Пришлось гуглить с кем о чем тут можно поговорить. Надеялся, что удастся в гольф поиграть или что-нибудь в таком духе, чтобы как-то начать общаться поближе. Хотя я еще больше переживал из-за того, как со всеми правильно за руку здороваться в первом матче. В начале все было вообще непонятно. Пришлось на пару минут пораньше одеться перед игрой. Классная команда. И это, пожалуй, здесь главная фишка в культурном плане. И это касается абсолютно всех – от Ови и Джонни Карлсона до Оуша и Уилсона. Да и вообще смотришь на состав – все впахивают на льду будь здоров. Но потом все любят повеселиться, поприкалываться в раздевалке и на тренировках. Да и вы и сами все понимаете. Сезон длинный. Особенно если все время сидеть в окопе с серьезным лицом. Так что в этом плане все супер.

Биз: Да вы там впахиваете будь здоров и до матчей, постоянно друг другу ракушки проверяя на раскатке.

– Да уж.

Биз: Уит, я тебе говорю, он на первую тренировку наверняка приехал в поясе верности, #####, потому что не хотел дрына лишиться в первый же день после обмена.

– У нашего тренера по экипировке хватает работы. А то с этими новыми клюшками… ну нормально так прилететь может. Впрочем, ребятам это очень нравится.

Биз: Скоро на следующий уровень выйдут – всем бондажные костюмы выдадут. Заходишь в раздевалку «Вашингтона» – а там у людей прищепки на сосках! (изображает боевой клич)

– Я на всякий случай специально в стороне у борта стою. Потому что иногда на это посмотришь – от таких ударов точно синяки будут. Что случилось? Это я так бросок что ли заблокировал? Нет. Просто Оуш клюшкой так треснул (смеется).

Уит: Ты долго выступал за «Сан-Хосе». Тебя обменяли в прошлом году, ты сыграл десять матчей и ###### – грянула корона. Квартиру ты себе так и не нашел. Я так понимаю, тебе непросто все это время без своего жилья в Вашингтоне?

– О, это трындец. Целый год. Или когда там все захлопнулось? Как раз же в первых числах марта?

Уит: И куда ты поехал?

– Я родился и вырос прям недалеко от Ванкувера. Так что мы с Бизом неплохо в Ванкувере время проводили, когда некоторое время жил на западном побережье.

Биз: И не говори!

– (смеется) Потом как-нибудь расскажу. Так что, да, я родом с западного побережья и играл за «Сан-Хосе». Про восточное побережье толком ничего не знал. График выездов и все, что с ними связано, здесь, конечно, мечта. С таким графиком, думаю, могу и карьеру на пару лет продлить. А так, когда сезон прервался, мы тут с Ильей Ковальчуком в отеле жили. Несколько раз здорово поужинали вместе прямо в отеле. Потом я на пару недель вернулся в Сан-Хосе. Сидел дома. У меня там отличная квартира в районе Сантана Роу (фешенебельная часть города с обилием первоклассных ресторанов и бутиков – прим. пер.). Уверен, вы там бывали, пацаны.

Уит: Всегда считал его самым скучным местом в лиге. Приезжаешь туда и думаешь: «Ну и че?».

– Биз правильно как-то сказал. Нечего делать в этом Хосе. Совсем никакой ночной жизни.

Биз: Сплошной Трахтябрьфест.

– В общем, побыл там какое-то время. У меня девушка из Миннесоты, так что потом и туда ненадолго заскочили. По дороге назад пару раз удалось покататься. Вообще много на машине пришлось поездить из-за этой пандемии. Не хотелось сдать положительный тест и потом дальше сидеть из-за этого. В итоге вернулся обратно. Было непросто, потому что действуют всевозможные ограничения, когда идешь дом или квартиру себе смотреть. В конечном счете мы все же нашли подходящее место. Надеюсь, через неделю-другую уже въедем.

РА: Какое первое впечатление произвел на тебя Здено Хара как партнер по команде?

– Пфф. Он просто легенда. Даже не знаю, что тут еще сказать. Ну он здоровый мужик, конечно. Я думал, что я здоровяк со своими 193 см. А тут поближе с ним уже познакомился – в раздевалке постоянно голову приходится задирать. Он не просто так был капитаном и его не просто так включат в Зал славы. Если он берет слово в раздевалке – все внимательно слушают.

К тому же он вкалывает в зале пипец. Я в первые пару дней даже жалел чехов и словаков в команде, потому что им в первый же день сборов пришлось по полной программе перейти на тренировки с Зи. Уверен, у них до сих пор все болит после них. А ему хоть уже и 43 (на момент публикации перевода Здено исполнилось уже 44 – прим. пер.), он все так же по 20 минут за матч на льду проводит и шайбу на себя ловит. Даже несмотря на то, что у нас достаточно возрастная команда, его переход в «Вашингтон» здорово сказался на нашей игре. Он и лидерские качества с собой привнес, и многое другое. Это Большой Зи – больше тут нечего добавить.

Биз: Минувшим летом тебе привалило по-крупному. Учитывая весь твой путь, ты сильно обрадовался, что к тебе, наконец-то, пришло признание в финансовом плане за весь твой вклад в хоккей?

– Это была отличная новость. Спроси меня лучше чуть попозже, когда зарплата придет. Мы тут с пацанами давненько ее не видели.

Я уже думал на рынок свободных агентов выходить. У меня летом столько вопросов было. Разговаривал на эту тему с ребятами в лиге, у кого контракты истекали. Очень много неизвестного было. Мы даже не знали, состоится сезон или нет. Надо ли искать варианты в Европе? Чего вообще дальше ждать?

Со своей стороны могу сказать, что я пообщался с ребятами, которые уже через это проходили. Мне говорили, мол, выходи на рынок, попробуй себя там – подбери город по душе и выбери домик на пляже, если хочешь. Но я решил, что это не для меня. После пары недель в Вашингтоне, я понял, что тут за команда и как тут ребята умеют веселиться. Тут отличный район. Отличные города. Так что я рад, что все в итоге так закончилось. Я проведу здесь еще четыре года – и это будет отличное время.

Биз: Я тут подумал, что раз ты с Ковальчуком зависал, может быть, он тебе и с переговорами помогал?

– Да я вообще-то с Бэки – Ником Бэкстремом – собирался пообщаться на эту тему.

Уит: Он же без агента договорился?

– Именно. Он без агента договорился по контракту еще в феврале, прям незадолго до пандемии. Так что я подумал: «Нифига себе! Походу, он самый умный агент в мире!».

Уит: Мы тут любим вспоминать прошлое и задавать вопросы про начало карьеры. Первое, что бросается в глаза, когда гуглишь тебя и твою статистику – это то, что тебя никто не выбрал на драфте. Что поразительно, учитывая твои габариты и катание. Тебя это тогда удивило? Или ты в 20-21 значительно прибавил как хоккеист? Что там вообще произошло?

– У меня довольно странная карьера. По меньшей мере, ее начало. Я канадский парень, так что для меня хоккей – это то, чем я питался, чем я дышал, что мне снилось по ночам и ради чего я жил в детстве. Естественно, я болел за «Ванкувер» – а это Павел Буре и близнецы Седины. К нам в Ванкувер многие классные хоккеисты заезжали– в этом плане нам очень повезло.

Ну а потом начинаются детские турниры, молодежные драфты и так далее. Многие из тех, с кем я до сих пор катаюсь дома, в свое время драфтовались. Помню, когда меня никто не выбрал на драфте в 16 лет. Смотрю вокруг, как народ катается, и думаю: «Блин, да я вполне могу с ними играть. Я как минимум играю не хуже». Потом мне повезло попасть в WHL, где я выступал за «Сиэтл».

Там было… Блин, даже не помню уже. В мои первые два года в команде там играли пять или шесть человек, которых выбрали в первом раунде (на самом деле таких было всего трое – Томас Хики, Джим О’Брайен и Рику Хелениус – прим. пер.). Я аж удивился. Ничего себе! Да тут люди прям в НХЛ метят. Скауты на игры ходят, все это обсуждают… Мне очень повезло, что я в 20 лет провел отличный сезон. Подписался с «Далласом» потом.

К счастью, тогда в команде было много классных и опытных игроков – Рэй Уитни, Бренден Морроу, Джейми Бенн, Тревор Дэйли… Там реально длинный список. Думаю, что для молодого игрока – в чем, уверен, вы и сами убедились – здорово. Такие люди помогают понять что к чему, учат, как надо вести себя по отношению к партнерам по команде, да и вообще учат учиться. Поэтому некоторые из них и играют в лиге уже 15 лет. Они приходят на каток и просто получают удовольствие. И вместе с ними понимаешь, что ты играешь в хоккей – да при этом в лучшей лиге мира. Так в конечном счете и прибавляешь.

Биз: Давай вернемся к твоему молодежному драфту. Я тут кое-что вычитал, но, возможно, в тексте была опечатка. Ты что, реально был совсем скромного роста в 14 лет? Потому что в OHL немного другая система – там выходишь на драфт за год до перехода в лигу. А в WHL, как правило, за два, верно?

– Верно. Я тогда действительно совсем небольшим был. 158 см в 14 лет.

Биз: Ничего себе!

– У меня батя 188, а мама – 179. Так что думали, что со мной делать – поплотнее на завтрак кормить? Пшеницы побольше давать? Но в итоге у меня случился скачок роста. Сработало старое клише – надо просто было немного подождать. По-моему, я в 18 лет вымахал то ли до 189, то ли до 192. Бэмби на льду меня никто не называл. Так что с координацией движений у меня все было хорошо. Так все и получилось.

Биз: Да тебя просто на ночь подвешивали вверх тормашками – так и спал. Родители такие типа: не потерпим малышей в своем доме!

– (смеется) Именно! Не позорь род Диллонов! А ну-ка давай расти, пацан! Не тормози!

Уит: Твой батя еще у мамы спрашивает: «Дорогая, а это точно мой ребенок?».

– (смеется) Да уж. Мало ли что там за молочники бродят по району.

Уит: Поразительная ситуация, конечно. А у тебя скачок прям за год был или это растянулось на 2-3?

– Думаю, что мне тогда 17-18 было. У меня поздний день рождения, так что я в 18 лет на драфт выходил. И вот тем летом, думаю, после первого года в молодежке я прибавил в росте. Приехал домой, собираемся с друзьями пойти в гольф поиграть или на каток, а они смотрят так на меня и говорят: «Слушай, Дилли… Ты че, вырос что ли? Или это я скукожился?». Ну а мне почем знать? Когда живешь с родителями, вы видитесь каждый день, так что они ничего не говорят. А потом неожиданно выясняется, что ты вымахал ростом с отца. И тогда он уже заметил изменения. Странно как-то все получилось. Все растут по-разному. Я рад, что и мне удалось со временем вырасти.

Уит: Подходишь теперь к друзьям и сверху так по голове их гладишь: «Здорово, братан! Давно не виделись!».

– Это было забавно, пока меня так Зи по голове не погладил.

(Все смеются)

Биз: Я заметил, что ближе к концу карьеры в молодежке ты наконец стал набирать очки – особенно в последнем сезоне. Тебе пришлось прибавить в этом плане просто потому, что ты уже стал одним из немногих возрастных игроков в команде, или тебе удалось со временем улучшить свою игру за счет каких-то тренерских решений?

– Думаю, и то, и другое в какой-то степени. Я кучу лет просил тренеров, мол, ну поставьте вы меня уже на игру в большинстве. Дайте мне шанс проявить себя перед скаутами. В хоккейной карьере множество же разных аспектов – в какой команде ты играешь, когда ты там играешь, какие у тебя там есть возможности…

У меня в молодежке классные тренеры были: Тернер Стивенсон долгое время играл в НХЛ, Роб Самнер, который сейчас один из ведущих скаутов «Калгари»… Я просто старался прибавлять от года к году. Понимаю, как это звучит. Все так хотят. А в последний год у меня была простая ситуация: либо надеяться через год поступить в Университет Британской Колумбии и пробиваться в жизни как-то через образование, либо как-то попадать в профессиональный хоккей. Мне посчастливилось набрать отличную статистику, играя с классными партнерами, среди которых были и задрафтованные. Я обратил на себя внимание, пообщался с несколькими командами НХЛ… И вот с тех пор все никак не могу вернуться в спецбригаду большинства.

(Все смеются)

Уит: По большому счету, ты уже ответил на мой следующий вопрос. Ведь на тот момент тобой уже наверняка много команд интересовалось. Ты предпочел «Даллас» другим вариантам? Или он вообще был лучшим из кандидатов?

– Сказать по правде, мне сильно повезло. Думаю, за тот год я пообщался где-то с 10 или 15 командами. Так что в каком-то смысле мне даже повезло, что меня не выбрали на драфте.

Уит: Согласен.

– А в 18 лет я воспринял это очень болезненно. Столько всего пройти, чтобы потом сидеть и горевать с семьей и друзьями. А теперь вспоминаешь это… Допустим, ты центральный нападающий. И тебя в последние десять лет задрафтовал «Питтсбург». Ну, удачи тебе. Так долгое время было и с защитниками. Выберет тебя команда, у которой в обороне полный порядок – и ты, к сожалению, застреваешь. А тут у меня была возможность пообщаться с разными командами, понять, подходишь ты им или нет, проверить глубину их состава…

Опять же – тренеры, с которыми я работал в молодежке, здорово мне в этом помогли. Говорили, мол, у тебя есть выбор: хочешь – живи на пляже в Лос-Анджелесе или построй серьезную карьеру в НХЛ там, где тебе дадут шанс. Я провел немного времени в Американской хоккейной лиге – полтора года. Там я тоже учился у ветеранов и классных тренеров. Затем тебе вдруг подворачивается удачный случай. Ну а как только меня подняли, я уже сделал все, чтобы там остаться.

Биз: «Техас Старс». Остин – один из лучших хоккейных городов, о которых никто толком ничего не знает. Как тебе там жилось?

– Пфф… Ну я уже не уверен, что о нем никто ничего не знает. Это наверняка лучший город в АХЛ. Потрясающее место. Я туда из молодежки попал. У нас отличная команда там была – много молодых и неженатых. Мы просто играли в хоккей и наслаждались жизнью. В центре города запросто могла бы играть команда НХЛ. Понятное дело, когда видишь, как там болеют за «Лонгхорнс» (местная студенческая команда по американскому футболу – прим. пер.), понимаешь, что какая бы команда НХЛ там ни выступала, она все равно будет на втором месте – после университетской.

Но для ребят, которым по 20-21, там полно всего. Мы там отлично время проводили. У нас наверняка отличные результаты дома были, потому что такое ощущение, что все вечеринки новичков проходили именно там.

Биз: Прям ахаэловский Вегас.

– Ахаэловский Вегас, так и есть. Думаю, после выездов по всем этим Рокфордам да Пиориям, оказавшись в техасском Остине, трудно не уйти в отрыв.

РА: В твой второй сезон в «Далласе» в команду перешел 40-летний Яромир Ягр. По-моему, он отыграл там всего 34 матча, но все же – это ведь настоящая рок-звезда в раздевалке.

– Да что тут скажешь… Мне со многими легендами довелось поиграть. Начиная от Брендена Морроу и до Яромира Ягра само собой. А потом перешел в «Сан-Хосе» к Джамбо Джо (Джо Торнтон – прим. пер.), Пэтти Марло, Брент Бернс… Этот список можно долго продолжать. А что касается Ягра, думаю, это был первый случай, когда я увидел какого-то игрока в раздевалке и подумал: «Вот это да!». Что тут скажешь? Это Яромир Ягр! Его резюме говорит само за себя.

Был один случай. С начала сезона прошло всего несколько недель. Я все снимал номер в отеле, а он, кажется, там вообще весь сезон прожил. Так вот тренировочный каток «Далласа» находится в Фриско – это далековато от центра города. И он меня спрашивает: «Какие планы на вечер, молодой?». Ну а какие у меня планы? Поужинать, поиграть в приставку и попробовать не вылететь из лиги.

Он говорит: «Отлично. Мы тут как раз на тренировку собирались». Я сначала подумал, что он прикалывается. Там тогда еще один чех был – Томаш Винцоур. Мы с ним ровесники, и оба первый год в команде (на самом деле будущий форвард «Ак Барса» и «Сибири» уже третий год выступал за «Даллас» – прим. пер.). А он мне говорит: «Не-не, Дилли, я серьезно. Мы едем на тренировку в 11».

И реально – в 22:45 стук в дверь. Поехали на каток. У него ключи, походу, были. Потому что я вообще не помню, как мы попали внутрь – все ж закрыто было. Ну и понеслась – утяжелители на ногах поверх коньков, упражнения на передачи с разворота… Жесть, в общем. Он, кстати, потом как раз передачу заработал, когда я свой первый гол «Ванкуверу» забил. Или это у меня второй гол в карьере был (третий – прим. пер.). В любом случае, для меня это был самый важный гол. Он и Джейми Бенн набрали передачи. Ну то есть… пффф… с ума сойти.

Уит: Еще и в Ванкувере дело было?

– Именно. В Ване. Первый матч в родном городе. Играл за бесплатно.

Биз: (смеется) Понимаю. Купил 30 билетов в нижней чаше и встал раком.

– Я всю неделю бесплатно играл. Всю зарплату спустил. Но оно того, конечно, стоило.

РА: У Джейми Бенна вообще какая-то загадочная аура. Он вроде бы и суперзвезда, но люди про него толком ничего не знают. Он и в раздевалке такой же тихоня?

– Мне кажется, что если узнать Бенни получше, как его партнеры по команде, которые с ним много времени вместе проводят, он отличный чувак. Лучший. Любит пошутить. Но ты правильно сказал, что он в каком-то смысле незаметный. Пока не начнешь с ним видеться каждый день и играть против него, то и не поймешь, что он в полном порядке. Плюс он свой пацан с Британской Колумбии. Мне вообще кажется, что западные канадцы тянутся друг к другу. Он очень хорошо ко мне относился.

Вот вам, кстати, забавная история про Бенни. Мой первый матч. Мы играем дома против «Сент-Луиса». Я неплохо знал Джорди, потому что играл с ним в АХЛ. Так что у нас довольно близкие отношения были. Но Джейми – это все равно Джейми Бенн. Капитан «Даллас Старс». Поэтому и относишься к нему соответствующе. Приезжаем на каток в 4:30 – или уже не помню во сколько. И он смотрит на меня такой и говорит: «Че, Дилли, первый матч у тебя сегодня?». Я говорю: «Ну да» – «Нервничаешь?». Я говорю: «Ну есть такое». И он: «Правильно делаешь. Это же НХЛ».

(Все смеются)

Отлично вообще. Приехали. Ну он потом успокоил меня, естественно. Перекинулись шутками, поиграли в футбол и все такое. А так вообще, да – мне там 21 или 22, собираюсь сыграть первый матч, а тут тебе капитан команды такое говорит. Я подумал: «Блин, ну и дела». Но ничего страшного не случилось. Вроде без косяков отыграл.

Уит: Как думаешь, Джейми Бенн придет к нам на передачу? Биз, ты же говорил, что общаешься с ним? У меня миллион вопросов для него есть.

Биз: Он мне ни разу на этот вопрос не ответил, сколько я ни спрашивал.

Уит: Может быть, он ждет выхода на пенсию?

Биз: Возможно.

– Наверняка. Я думаю, вам в итоге удастся его уговорить. Может быть, вам стоит обоих братьев Бенн позвать, не знаю.

Биз: Джорди точно оставит его в тени. Мне кажется, он чуть более открытый. Похоже, что у тебя отличные отношения со всеми. Тебя в итоге обменяли на Джейсона Демерса в «Сан-Хосе». Были ли какие-то слухи о том, что тебя могут обменять? Как ты на это отреагировал – со слезами и горечью или же с радостью, потому что у «Шаркс» тогда команда на ходу была?

– Да всего понемногу. Все сразу и вместе как-то было. Это ведь моя первая команда. Думаю, многие согласятся, что когда приходишь в команду, которая тебя драфтовала или с которой подписал первый контракт, то думаешь: «Да я тут 20 лет буду играть. А потом уйду в закат и стану мэром этого города». Думаешь, что жизнь будет прекрасна. Я так видел ситуацию. Мне все нравилось в «Далласе». В команду пришло много молодых. То и дело видишь чей-нибудь дебют в лиге или первую заброшенную шайбу. Первый раз с кем-то затусишь, первый совместный выезд… Все это очень сближает.

Думаю, тот обмен заставил меня впервые подумать: «Ну и дела. Это действительно бизнес». Мы тут не просто так в хоккей играем. Оказывается, есть куча всего, что ты никак не контролируешь. После обмена события развивались стремительно, как и всегда в таких случаях, верно? Тебя обменивают и сообщают об этом на катке. Даже не помню всех деталей. По-моему, мне об этом сказали после тренировки в час дня. А в 5:30 я уже улетел в Сан-Хосе –в другой мир и другую часть страны. А ты там только и знаешь, что «Фэйрмонт», центр города да каток.

Ты все правильно сказал. Там была мощная ветеранская команда – Бернси, Марло, Джамбо, Куч (Логан Кутюр – прим. пер.)… Настоящие легенды, которые до сих пор набирают помногу очков. Мне кажется, что когда я зашел в раздевалку, то вдруг неожиданно понял, что хочу провести в этой команде как можно больше времени и быть какой-то ее частью.

Уит: Был ли там кто-нибудь, кто без лишних слов вызывал еще большее уважение, чем Тревор Дэйли? Ты уже говорил сегодня про него. Я начал играть против него, когда нам было лет по 14-15. На одном турнире до 17 лет его признали лучшим игроком. У него сумасшедший талант. Потом я уже чуть-чуть поближе с ним познакомился. Оказалось, что он и за пределами площадки крутой чувак. Прям настоящий профессионал. С офигенным катанием. Я так понимаю, вы тесно общаетесь?

– Дэйлс мне до сих пор пишет и звонит. Даже после того, как завершил карьеру в этом году. А какая карьера у него была! Он собственным трудом заработал все свои достижения. У него два Кубка Стэнли, причем один раз они наш «Сан-Хосе» обыграли в финале. Не скажу, что тогда прям сильно за него радовался (улыбается).

К тому же, он всегда хорошо относился к молодым. У него за плечами даже не знаю сколько сотен матчей (1058 в регулярке и еще 71 в плей-офф – прим. пер.). Он очень хорошо ко мне относился. На ужин приглашал и к себе домой. Так что, да, Тревор Дэйли один из лучших игроков за всю историю. Он до сих пор работает в хоккее. По-моему, он директор хоккейных операций в «Питтсбурге» или что-то в таком духе (старший советник отдела хоккейных операций – прим. пер.). Им с ним здорово повезло.

Биз: Получается, что тебе повезло поиграть во всех этих командах, где всегда находились люди, бравшие тебя под свое крыло. Мне доводилось слышать одну историю про Джамбо Джо, когда ты уже перешел в «Сан-Хосе». Я вот только не помню – на Рождество это случилось или у вас просто какие-то выходные были?

– Да, прикольная история. По крайней мере, я так считаю. В общем, 23 декабря. Мы в Анахайме. Раскатка перед матчем. А меня как раз только-только обменяли – недели так три назад. Я все еще тихо вел себя в раздевалке. В команде было несколько молодых ребят примерно моего возраста – с ними и стал как-то общаться. Я жил в отеле. У нас с родителями были планы – они уже прилетели в Сан-Хосе. Так что 23 декабря надо лететь назад на пару дней. Рождество, все дела.

Так вот раскатка. Катаюсь я по кругу, и тут кто-то из молодых – то ли Крис Тирни, то ли Баркли Гудроу – спрашивает меня: «Слушай, Дилли, а какие у тебя планы на выходные?». Я отвечаю, мол, ничего такого, лечу обратно в Сан-Хосе, встречусь с родителями, сестра из Торонто еще прилетит. Проведем время вместе, погуляем по городу. И он такой: «А, ну ладно тогда». И уехал.

Я думаю: «Кто ж так делает-то? Даже не рассказал зачем спросил». И тут подкатывает ко мне Джамбо и говорит: «Да, жаль, Дилли, жаль. Отстой, братан» (имитирует акцент Торнтона – прим. пер.). А я такой: «Чего?! В чем отстой-то?». В общем, подкатываю к Гуди и спрашиваю: «Что у вас тут происходит?». Он отвечает: «Да мы тут компанией собираемся. Человек 5-6. Джамбо арендовал частный самолет, и мы после игры летим в Вегас».

И я такой: «…что? В смысле после сегодняшней игры? Которая в Анахайме? Вы что, потом сразу на взлетную и понеслась?». Он говорит: «Ну да. Сразу после матча. Посмотрим, как пойдет, мало ли там овертайм – тогда немного сдвинем график. Но, в целом, все норм». В общем, еду обратно к Джамбо. А я при этом за три недели с ним всего парой слов перекинулся. Типа, привет, Джамбо. Рад познакомиться, Джамбо. Ну и вот я ему говорю: «Джамбо, а на меня местечко найдется? А то мне тут пацаны говорят, что вы в Вегас на частном самолете собрались».

Я до этого там был, наверное, один раз. Гоняли с ребятами из «Далласа». Но без жести. Ну а тут как быть? Легенда хоккея Джо Торнтон приглашает меня в Вегас на рождественские выходные. Ну и что вы думаете? Только закончился матч – мы по буллитам, что ли, выиграли, потому что, естественно, в основное время игра не закончилась – прохожу мимо тренеров. А я в команде три недели! Тодд Маклеллан (главный тренер «Шаркс» – прим. пер.) на меня смотрит, типа, а чего это ты в автобус не садишься?

А вы же помните, как там в Анахайме – я иду прям мимо парковки, мимо автобуса и за угол направо. Садимся вшестером в убер. Это вот как раз тот самый момент, когда думаешь: «Вот это я понимаю лига!». Сели в самолет, играю в карты с Джамбо. С ума сойти! Я лечу в Вегас с Джо Торнтоном! Прилетели, отлично провели время само-собой. Он, естественно, за всех все заплатил. Позаботился о пацанах.

Биз: Вот это да!

– Когда спрашивают, что Джамбо за человек, почему он до сих пор играет и почему он до сих пор приносит пользу своей команде… Я вам так скажу – я ни разу не видел, чтобы он пропускал дополнительные тренировки по желанию в «Сан-Хосе». Ему сейчас 42, и он играет за «Торонто». Он выходит на лед с молодыми звездами и не отстает от них. Да что там не отстает – им бы самим за ним угнаться. Такие мелочи и запоминаются игрокам. Особенно учитывая, что я тогда только пришел в команду, где мне посчастливилось провести еще 5-6 лет. Круто было.

Биз: Остон наверняка привел его в команду, чтобы тот оплачивал частные самолеты, когда они тусить с Бибзом (Джастином Бибером – прим. пер.) летают. Ради этого его и подписали, да, Уит?

(Все смеются)

Уит: Ты представляешь какими глазами Бибз смотрит на Джамбо? Так только матерые католики на Иисуса смотрят. Перед тобой стоит легенда – с бородой! Про него уйма подобных историй. Все же рассказывают нечто подобное. Типа, эй, пацаны, как насчет составить мне компанию? (имитирует акцент Торнтона – прим. пер.) Забавно, как он тебе сказал, типа, «отстой» (имитирует акцент Торнтона – прим. пер.). Он же просто так не отпустит, верно?

– Он лучший. И опять же – неважно, молодой ты, который выходит на первый матч, или форвард четвертой тройки… Это вообще не имеет значения. Он ко всем относится одинаково. Здорово смотреть на его карьеру. Я помню еще в Ванкувере его матчи смотрел, когда он выиграл золото на Олимпиаде в составе сборной Канады. А тут он меня приглашает в частный самолет, мы проводим вместе одни из лучших дней моей жизни, летим обратно после Рождества и снова выходим на лед.

РА: Бренден, к нам на передачу приходил Брент Бернс. Один из самых ярких хоккеистов, само собой. Может быть, он вообще самый уникальный партнер по команде в твоей карьере?

– Про Бернси я могу сказать следующее… Он выиграл Норрис Трофи и вообще один из лучших защитников в истории хоккея. И при этом с ним можно попить кофе или пиво. Можно хоть сутки с ним провести – и все равно не увидишь никакой надменности. У него вообще куча интересов в жизни. У него свое ранчо есть – и об этом он готов говорить сутки напролет. Только выпадает выходная неделя – а он ведь еще и на Матчи всех звезд ездит, что отнимает время – но вообще он при любой возможности летит к себе на ранчо. И он там просто расслабляется. Или бегает. Или охотится. Или рыбачит. Или еще что-нибудь. Бернси это прям по кайфу.

Я помню, мы как-то в пейнтбол пошли играть командой. Типа, сплочение. И вот Бернс там себя проявил во всей красе. Ему неинтересно просто так чем-то заниматься. Если он за что-то берется, то по полной программе. В общем, мы собираемся поиграть в пейнтбол. Клуб оплачивает снаряжение и все остальное. Так он пришел, будто на войну собрался. Весь в броне с ног до головы. Один этот костюм ему встал косарей в пять. Дробовик с собой принес – причем наверняка полуавтомат. Короче, Бернси офигенный парень и классный партнер по команде. Я рад, что мы до сих пор дружим.

РА: Тебя обменяли на «Вашингтон» на дедлайне в феврале. Твой контракт подходил к концу. Наверняка ведь ожидал, что тебя куда-то обменяют?

– Пожалуй. Исходя из того, чего ожидали от «Сан-Хосе» в прошлом сезоне и как в итоге сложилась для нас ситуация… Мы точно рассчитывали на иной результат. Так что где-то в районе Рождества, когда у нас затянулась череда поражений, невольно начинаешь задумываться о себе и своем положении дел. Мой контракт подходил к концу, а переговоров касательно нового со мной никто не вел. Так что я понимал, к чему все идет. Не сказать, что Сан-Хосе – огромный медийный рынок, но вокруг все чаще и чаще стали говорить о моем потенциальном обмене.

Думаю, в такой ситуации остается лишь надеяться, что тебя обменяют в команду, у которой есть шанс побороться за кубок. Поэтому когда я узнал про «Вашингтон», то на меня нахлынула грусть и разочарование от того, что я провел шесть сезонов в команде, которая чего-то добилась, где мне удалось построить хорошие отношения с ребятами – и вот теперь все это изменится, хочу я этого или нет.

Но потом я перешел в «Вашингтон» и увидел, что тут за команда и ребята. Это положительно сказалось на ситуации с обменом. Как я уже сегодня и говорил, меня больше беспокоило как тут начать правильно здороваться, чем что-то другое.

РА: Ты быстро понял, что хочешь остаться в команде и заключить с ней новый контракт?

Биз: Да как только они ему насыпали ###### кучу денег! Сколько там тебе дали? Тебе же жирно навалили, верно?

– Контракт на четыре года, Биз.

Уит: Загугли, Биз, раз тебе это так интересно.

Биз: Я так и сделаю.

Уит: У нас тут не тот подкаст, куда приходят люди и рассказывают про свою зарплату. У нас совсем другой формат, чувак.

(РА и Диллон смеются)

Биз: Понял. Извиняюсь.

– В общем, для меня главным фактором стало знакомство с пацанами. Я увидел, что они здорово проводят вместе время. Плюс сам уровень команды сыграл свою роль. Александр Овечкин ведет всех за собой, и у нас есть возможность побороться за кубок, который я пока еще не выигрывал. К тому же, команда собиралась и усиливаться. Уже были разговоры, что к нам приедет «Хэнк» Лундквист. Безусловно, очень жаль, что с ним вот так все получилось. Надо еще добавить, что Вашингтон – это настоящий хоккейный город, что очень важно. Здесь отличный хоккейный рынок и играют отличные чуваки. В конце концов, думаю, большего и желать нельзя.

Биз: Как тебе вся эта тема с повязкой Cobra Kai, которую выдают лучшему игроку оборонительного плана? (помимо этого в «Вашингтоне» после каждого матча выдают повязку Miyagi-Do лучшему игроку нападения – прим. пер.) Она ведь тебе в первом же матче досталась! Ты вообще видел это шоу? Может быть, расстроился, что в честь него раздают награды лучшим игрокам матча? (имеется ввиду сериал Cobra Kai, наследника фильмов франшизы The Karate Kid – прим. пер.)

– (улыбается) Я уже пару серий посмотрел, потому что когда Лавии (главный тренер «Кэпиталс» Питер Лавиолетт – прим. пер.) выдал эту речь после первого матча сезона, мне кажется, многие ребята в команде переглянулись, типа «а ты не в курсе, что там за персонажи вообще?».

(смеется) Я смотрел фильм «Карате-пацан», так что немного понимал что к чему. Думаю, когда Лавви выдал эту речь, где он говорил о настрое, который ему хотелось бы видеть в команде, он попал в настроение команды. Надо идти к своей цели, и неважно, что там творится в мире. Так что, да, нам с Оушем достались эти повязки после первого матча. Надеюсь, мы продолжим побеждать и дальше, и все в раздевалке примерят эти повязки.

РА: Тебе уже довелось видеть, как Ови добавляет себе в блюдо сразу два соуса? Про него ходит такая слава (отсылка к истории про итальянский ресторан в пригороде Вашингтона, где Овечкин перед играми всегда заказывает высококалорийную пасту с курицей и набором из четырех соусов – прим. пер.).

Биз: Я слышал, что он на выезде просто уничтожает туалеты.

(РА смеется)

– (улыбается) Ови живет по своим правилам. Нам остается лишь смириться в этом плане. Что касается соусов, то у нас на выезде теперь есть свой паста-бар.

(У Биза в буквальном смысле упала челюсть – прим. пер.)

– Так что не надо переживать по поводу того, что он все соусом Альфредо зальет. Я вам так скажу – здесь, в «Вашингтоне», совсем другая лига в этом плане. Тут все по высшему разряду.

Биз: Причем они его поставили в другую часть комнаты после того подкаста (отсылка к выпуску 2018 года, где историю про кулинарные пристрастия Овечкина рассказал его бывший одноклубник Бойд Гордон – прим. пер.).

– Именно! А он такой, типа, ребят, ну вы чего? (смеется) А вот что касается туалета… Может быть, он уже больше так не делает, потому что я ничего такого не слышал. Впрочем, у нас у всех отдельные номера, так что кто его знает, что там творится за закрытыми дверьми.

Биз: Ок, справедливо.

Уит: Как тебе Ови в раздевалке вообще? Он соответствует твоим ожиданиям или у тебя их вообще не было? Как он ведет себя в компании пацанов?

– Думаю, когда я только приехал в Ваш, ситуация была примерно как с Джамбо. Когда смотришь на таких людей издалека, лишь выходя против них на лед, думаешь: «Да он настоящая легенда!». Думаешь, он только и делает, что упорно работает на тренировках – в этом и залог его успеха. Иначе почему он так хорошо играет?

А когда уже поближе познакомишься с Джо Торнтонами и Алексами Овечкиными, станешь узнавать их поглубже, то начинаешь видеть и другое. Как здорово они общаются с ребятами в раздевалке, например. Ну и если говорить конкретно про Ови, то он всегда улыбается. Он настоящий мутант. Он же забивает голы, будто это… Даже не знаю. Даже не представляю, как вообще можно добиться всего, что ему удалось.

Я, кажется, второй или третий матч в команде проводил, когда он в прошлом году забросил свою 700-ю шайбу. Можно было подумать, что он первую шайбу в лиге забросил, он так ее праздновал. Мне кажется, что он этот настрой с собой каждый раз и привносит на тренировки и матчи. Одно могу сказать точно – 700 шайб случайно не забрасывают. Да еще и чтоб все вокруг тебя обожали.

РА: Я вижу, ты сидишь в кепке «Сиэтл Маринерс». Это же ведь она? (команда MLB – прим. пер.)

– Совершенно верно. Только произношение надо поправить, а то поползут еще слухи (намек на ярко выраженный бостонский акцент РА – прим. пер.).

РА: (смеется) Я даже и не подумал об этом. Что ты там хотел, Биз?

Биз: Учитывая, что нам приходится следить за огромным количеством команд, можешь назвать игрока «Вашингтона», который, может быть, сейчас и не самый заметный, но, на твой взгляд, выстрелит в ближайшие пару лет?

–  (после паузы) Да я думаю, он уже выстрелил. Мне кажется, это Том Уилсон, которого мы, безусловно, знаем по его силовой игре. И, кстати, про мутантов – это же 193 см и 100 кг по льду носятся. Но я считаю, что его выделяет и настрой. Он постоянно прибавляет. Он ведь и в этом сезоне набрал уже 4-5 очков за первые несколько игр (разговор состоялся до 7-матчевой дисквалификации Уилсона – прим. пер.). Он выходит и на меньшинство, и на большинство. Думаю, он сердце нашей команды. Когда у него самого идет игра, то за ним, вроде бы, и другие тянутся. Мне кажется, он заряжает своей энергией партнеров. Да и не только их. Мы сейчас играем без зрителей. Так что атмосфера и все остальное нынче не как в обычном матче НХЛ.

Да и потом у нас есть талантливая молодежь. Например, тот же Макмайкл, которого мы называем McJesus. Правда, я его на льду не видел с МЧМ.

(Все улыбаются)

Считаю, что если он будет хотя бы на четверть так же хорош, как Коннор Макдэвид, то он нам тут в Ваше крайне пригодится.

Уит: А я давно уже нахваливаю этого пацана. Я, кстати, еще, кажется, раза два в гольф играл с Бэкстремом. Ты тут как раз говорил, что он самостоятельно согласовал свой новый контракт как настоящая легенда.

– Да уж.

Уит: И вот всего после пары совместных поездок могу сказать, что я бы с удовольствием играл с ним в одной команде, просто потому что он настоящий тихоня, но при этом постоянно всех подкалывает. Звучит нелогично, понимаю.

– Так и есть (смеется).

Уит: Ну правда же. У него тонкое чувство юмора. Думаю, что в раздевалке, учитывая все его достижения за карьеру, все его бесконечно уважают.

– Он из тех, про кого редко что-то говорят. Как и Джейми Бенн, про которого мы уже сегодня говорили. Я думаю, Ови сам признается, что во многих его шайбах есть огромная заслуга Бэки, который ему в нужную точку поперечные передачи делает. Я рад, что мне больше не надо выходить на меньшинство против этих ребят.

Думаю, Никки – это олицетворение профессионализма. Ну и потом вы же знаете этих шведов – думаешь, типа, да он нас вообще не слушает, а он потом приходит через пару дней и давай коры мочить по всей этой теме. Он классный партнер и классный парень, которого обожают все пацаны. Он любит проводить время с командой – и неважно какая у тебя там роль. Он ко всем относится исключительно уважительно и ладит тоже со всеми. Да и раз он набирает столько голевых – значит, он точно делает что-то правильно.

Биз: Мы раньше тренировались c тобой в зале Fortius вместе с братом Райана Нюджента-Хопкинса – как его зовут? Адам Нюджент-Хопкинс?

– Да, Адам Нюджент-Хопкинс. Кстати, Fortius приказал долго жить. Он закрылся 1 января.

Биз: Блин, жаль. Я тогда старался остаться в хоккее, а ты как раз выходил на новый уровень. Где ты теперь в основном занимаешься в Британской Колумбии?

– В последние пару лет там и тренировался. Я до сих пор помню, как ты постоянно рассказывал про то, что выиграл Кубок Колдера и каким бойцом офигенным ты был в плей-офф (Биссоннетт выиграл главный трофей АХЛ в составе «Манчестера» в сезоне-2014/15 – прим. пер.).

По-моему, это было летом после операций на паховой грыже. Не знаю уж, как ты там ее заработал. Возможно, потому что кубок часто поднимал.

Биз: Ага, я часто поднимал Кубок Колдера, что пришлось оперировать двустороннюю паховую грыжу. Я же с тобой познакомился примерно в то же время, что и с Говнистой Синди (отсылка к истории Биссоннетта про секс с девушкой, которая в процессе дефецировала на простынь – прим. пер.). Весь тот бардак в Ванкувере случился из-за тебя!

(Все смеются)

– Мы тогда знатно тусили в квартире на улице Битти. С (бип) и остальными.

Биз: Нам нельзя упоминать (бип) в подкасте! Он в этом плане странный. Он предпочитает оставаться глубоко в тени. А мы тогда, Уит, такой бардак творили…

Уит: И что, он прям сказал, типа, даже имя мое не упоминайте?

– Ну вырежете тогда потом.

Биз: Да мы просто имя запикаем и все. Пускай это останется тайной (речь скорее всего про Бойда Гордона – прим. пер.).

– Он был моим коллегой в компании «Биз разрывает Британскую Колумбию». Мы же палили из всех орудий. Чего ж он от славы-то отказывается? Он блестяще справился со своей задачей!

Биз: Да уж. Что ни день, то бой. Ты же тогда тренировался с Таннером Глэссом и еще парой ребят?

– Да. Таннер Глэсс, Эрик Брюэр… там много классных ребят было, сейчас уже всех и не вспомню.

Уит: Этот вообще был сорвиголова!

– Пфф… да не то слово. Я, кстати, с Зи разговаривал про него на днях. Они же оба играли за «Принс Джордж Кугарс» в WHL (команда представляет город в Британской Колумбии, где показатель жестоких преступлений, включая тяжелые, в два раза выше среднего уровня по стране – прим. пер.). И оба выбились в люди. Брюз провел более тысячи матчей в НХЛ. Великолепная карьера. Думаю, он сейчас наслаждается жизнью как никогда прежде. Постоянно играет в гольф в Ванкувере.

Уит: Молодец.

– У нас тогда вообще хорошая компания подобралась. Они и меня с собой брали, и Моргана Райлли… Вообще много молодых было. Тот же Шэй Теодор. А в последние годы летом там собирались уже я, Морган, Шэй Теодор, Райан Джохансен… У нас хорошая компания. Само собой и Нюжд с братом к нам присоединились. Они с собой еще пару ребят приводили. Они там по своим делам были, а потом просто на каток приходили по соседству. Там все условия для пацанов созданы.

Биз: Прикинь, Уит, мне не разрешали тренироваться с серьезными пацанами. Я тренировался после них с игроками АХЛ. Я поэтому постоянно и хвастался Кубком Колдера.

Уит: (улыбается) Только обычно эта группа первой выходит на лед, так что еще и вставать надо раньше.

Биз: #####, я думал, что Кубок Колдера поможет мне перебраться в серьезную группу!

– Биз всем уши прожужжал с этим кубком. Лежишь у физиотерапевта после тренировки, а тебя спрашивают, типа, а вот этот Пол Биссоннетт, он вообще сколько матчей-то сыграл? А то он же вообще не замолкает.

Уит: Он меня вообще со стола согнал!

(Все смеются)

Биз: А я просто у Брюза немного игр занял! Он как до тысячи дошел, я оставшиеся у него подрезал и добавил себе в статистику!

– У Брюза на всех хватило бы.

Биз: Прикольно, что вы там за моей спиной про Кубок Колдера разговаривали. Обтекайте!

Уит: Да, Биз тогда решил, что он немного круче, чем он есть на самом деле. Думаю, справедливо сказать, что у нас обоих периодически возникала эта проблема.

Биз: (улыбается) Это точно.

Уит: И ты в итоге сдружился в Эриком Брюэром? Просто потому, что он тебя на тренировки звал? Или вы сейчас особо не общаетесь?

– Да не, мы до сих пор списываемся с Брю. Он мне написал, когда я контракт подписал. Да и весь плей-офф он мне писал, и когда обменяли… Думаю, так у всех после завершения карьеры… Состояние такое… И в хоккее, вроде бы, хочется остаться, и жизнь уже другая… У Брю теперь семья, и он проводит с ней много времени. Я помню он забавные истории рассказывал. Он тут забирал после футбольной тренировки своих дочерей, которым по 6 или восемь 8 лет, что ли (13 и 10 – прим. пер.). Рассказывал, с какими трудностями он там сталкивается.

Его до сих пор в зале то и дело встретить можно. Он как-то на горном велосипеде, что ли, катался. Он пришел в зал, а у него плечо убитое просто. Я ему говорю: «Брю, да тебя будто в углу кто-то расколол». А он мне говорит: «Вполне возможно, что это самая тяжелая травма всей моей жизни». И он ее не в хоккее заработал! У него АКС прям болтался (акромиально-ключичный сустав – прим. пер.).

Уит: Это разрыв.

– Именно.

Уит: Вместе с Луонго и Бертуцци, да и много кем еще… Ужас, конечно, как его «Айлендерс» обменяли. Выбрали его под пятым номером и быстро слили, а он построил себе длинную и успешную карьеру. Так вот я о том, что я давненько про него не вспоминал, хотя он всегда был для меня примером.

– Согласен.

РА: Бренден, я сегодня уже заводил речь про Сиэтл. Ты все-таки там четыре года отыграл и родился прямо через границу. Ты рад, что в этом регионе теперь будет 32-я команда НХЛ?

– Это обалденная новость для города. Да и в целом для лиги. Думаю, когда туда приедут на выезд, все поймут, что это обалденный город. Мы туда, как правило, каждое лето гоняем с друзьями, когда «Блю Джейс» там на выезде (команда MLB из Торонто – прим. пер.). Я там на стадионе, наверное, один из 100 на 20 или 30 тысяч, который сидит в полной атрибутике «Маринерс». Потому что это моя команда.

Как ты и сказал, я провел там несколько лет. Я там впервые попал на матчи MLB и NFL. Так что у меня много хороших воспоминаний про этот город. А на катке, на котором будет выступать команда, я первые два года играл как раз. Он раньше назывался KeyArena. Теперь, конечно, там много перестроили, так что все будет выглядеть иначе, когда мы приедем на выезд.

Плюс будет классное дерби с «Ванкувером», потому что до него рукой подать (расстояние между городами составляет около 230 км – прим. пер.). Вообще весь Тихоокеанский дивизион – или как там теперь? Дивизион Хонда? – от этого в конечном счете выиграет.

Уит: Нормально на вас народ ходил, когда ты там играл?

– Отличная посещаемость была. Там же раньше играли «Сиэтл Суперсоникс» (команда НБА, переехавшая в Оклахому в 2008 году – прим. пер.), которые собирали по 18-19 тысяч. Так что на их фоне мы, конечно, не особо собирали («Тандербердс» стабильно идет в середине таблицы посещаемости WHL, в среднем собирая около 4500; стоит отметить, что в 40 км от города выступает еще одна команда лиги – «Эверетт Силвертипс» – с посещаемостью чуть выше – прим. пер.).

А потом мы переехали на арену минутах в 30-40 на юг от города. Там были просто потрясающие условия. Мэтт Барзэл там разрывал пару лет назад. Теодор там еще играл, да и много кто. В общем, это отличный хоккейный город, без вопросов.

Биз: Здорово.

РА: Биз, извини что перебиваю, я тут напоследок быстренько хотел спросить. Ты выступал под четвертым номером в трех разных командах, что нечасто увидишь, потому что во многих командах он выведен из обращения. Ты отдаешь этим номером кому-то дань почтения или просто так повелось?

– Да я просто как-то всегда под ним играл еще с детства. Даже не помню с какого года. Бобби Орр – любимый игрок моего отца. Я этот его гол за «Брюинс», когда он взлетел в воздух, даже не знаю сколько раз видел. Так что поэтому и стал играть под четвертым номером. Да и потом было много игроков, выступавших под четвертым номером, за которыми я следил. Тот же Скотт Стивенс. Круто было играть под тем же номером. Кстати, по молодежке я и под пятым играл, потому что четвертый был занят нашим капитаном Томасом Хики, которого выбрали в первом раунде. У него потом карьера отлично сложилась. Забрать у него четвертый номер было нереально (улыбается).

Ты правильно сказал – мне повезло. Посмотришь так на некоторые команды – «Монреаль», «Торонто» или «Рейнджерс» – и думаешь: «Блин, да как там пацаны вообще номер выбирают? Там же куча выведена из обращения!». Так что мне повезло.

Биз: Надо за часы Casio выкупать, да, Уит? Вместо Rolex. А чего вы смеетесь? На них два года гарантия, между прочим!

РА: И встроенный калькулятор!

Биз: Главное чек не выкидывать!

– Кови же про это рассказывал, вроде. Он же какое-то время за «Монреаль» играл в том году. И по-моему он Кулаку Rolex купил в обмен на номер.

Уит: Да ладно?

Биз: Вот это поступок!

– Красивый жест.

Биз: Да ему просто деньги ляжку жгут!

Уит: Ему и самому эта поездка в Монреаль на пользу пошла, и клуб потом высокий драфт-пик получил, когда его обменяли, верно? Или как там было? РА, ты что-то на эту тему говорил недавно.

РА: Да, они забрали его с рынка, а потом обменяли его на пару драфт-пиков (на самом деле, Ковальчука обменяли в «Вашингтон» на драфт-пик в третьем раунде, но «Монреаль» при этом брал на себя половину выплат по контракту – прим. пер.). Это был отличный ход для Бергевена (РА с акцентом коверкает фамилию Бержевена – прим. пер.).

Биз: Burger Van – генеральный менеджер года! Дайлон, спасибо что пришел (Биз специально коверкает фамилию гостя, подтрунивая над акцентом РА – прим. пер.). У меня больше нет вопросов. У вас очень хорошая команда. Правда, я не помню, поставили мы на то, что вы попадете в плей-офф или нет. Уит, мы ставили на них?

Уит: Нет.

– Надо что-то решить по этому вопросу.

Уит: Так это же хорошо. Если я поставил против кого-то, то обычно происходит с точностью до наоборот. Я же еще после первой недели сказал, что с удовольствием поменял бы свою ставку с «Питтсбурга» на «Вашингтон», но я ни за что на это не пойду, потому что первые мне билет в жизнь дали.

– Я только хотел сказать, что странно слышать такие слова от бывшего игрока «пингвинов».

Уит: Правильно. Поэтому «Питтсбург» будет выходит в плей-офф каждый год, пока есть этот подкаст. По крайней мере, я в этом уверен. Биз вон тоже каждый раз говорит, что «Финикс» – точнее «Аризона» – пройдет весь сезон без единого поражения.

– Да у него это наверняка в контракте прописано.

Биз: Да, я им по карману.

Уит: Спасибо, что пришел, старик. Я знаю, что ты большой любитель гольфа. Так что мы тебя потом и на съемках Sandbagger увидим, Биз уже об этом говорил (еще один совместный проект Биза и Уита, где они играют в гольф с хоккеистами – прим. пер.). Будет здорово.

– Спасибо, что позвали, пацаны!

Понравилось? Поддержи проект рублем! Наша карта – 4274 3200 3863 2371

Интервью Райана Кэллахана. «Мы выносим на клюшках Мадонну – и она говорит: «Ребят, закройте глаза, а то я без белья». Бывший игрок «Тампы» и «Рейнджерс» травит истории

Интервью Криса Торберна. «Бросить не может. Отдать не может. Кататься не умеет. Что за ######?!». Как поднять Кубок Стэнли, если сыграл 4 матча плей-офф за карьеру

Книга о молодежном хоккее Канады. (Опубликовано четыре главы)

Книга «Хоккейная аналитика. Кардинально новый взгляд на игру». Хоккейная аналитика дает уникальный взгляд на игру и меняет ее. Но игроки, тренеры и менеджеры все равно в это не верят (и ссылки на все предыдущие)

Автобиография Фила Эспозито. «Вид на нудистский пляж? Отлично. Я там прямо в центре и встану». Последняя глава автобиографии Эспозито (и ссылки на все предыдущие)

Автобиография Шона Эйври. Закончил карьеру из-за Тортореллы, женился на супермодели и стал актером. Последняя глава книги Эйври (и ссылки на все предыдущие)

Фото: Gettyimages.ru/Mark Blinch/NHLI, Patrick Smith, Bruce Bennett, Christian Petersen

+188
Популярные комментарии
marchisio
+26
Спасибо большое за перевод! Каждый раз жду с нетерпением нового выпуска)))
ivanov2285
+13
Всегда интересно!
Алексей Матыгин
+8
отличное интервью
Написать комментарий 17 комментариев

Новости

Реклама 18+