Реклама 18+

«Его игра сводилась к заблокированным броскам, силовым приемам и дракам – иногда все в одну смену». Из кого состоят канадские команды

От редакции Sports.ru: вы находитесь в блоге Hockey Books, который полностью перевел две огненных автобиографии – Фила Эспозито и Шона Эйври, очень умную книгу про хоккейную аналитику, а сейчас взялся за издание о молодежном хоккее с кучей интересных историй. Поддержите авторов плюсами, подписками и комментариями, чтобы крутые переводы чаще появлялись на Трибуне и в вашей ленте.

В третьей главе книги «Пока горят огни» Шон Фитц-Джералд углубляется в состав «Питс» и делает акцент на капитане Логане ДеНобле. Не пытайтесь вспомнить эту фамилию – за пределами «Питерборо» о нем вряд ли кто-то слышал.

Именно этим он и интересен.

В предыдущих публикациях я уже говорил, что на примере «Питс» очень здорово показан весь мир CHL. И капитан-переросток, у которого нет перспектив в большом хоккее, – это настоящее клише. Скажем, когда я учился в Кэмлупсе в начале 2010-х, капитаном «Блэйзерс» был Си-Джей Стретч 1989 года рождения. В своих заключительных двух сезонах WHL он набирал больше очка за игру (то есть даже чуть лучше ДеНобла), занимал одну из трех позиций переростков и после четырех посредственных лет в АХЛ уехал играть в дремучие европейские лиги.

Примерно в то же время капитаном «Сиэтла» в WHL был недрафтованный Бренден Диллон, родившийся прямо через границу – в пригороде Ванкувера. Да, этот тот самый Диллон, который выступает нынче за «Вашингтон», однако тогда его перспективы во взрослом хоккее выглядели весьма туманно. А под роль боевитого капитана-переростка он подходил как влитой.

Я до сих пор подписан на многих игроков «Кэмлупса» своей эпохи – ностальгия мне не чужда. И путь у абсолютного большинства почти такой же, как у ДеНобла и его партнеров по команде – несколько лет в команде CHL, затем канадский вуз и работа плюс-минус в том же городе.

Этим и интересен капитан «Питс» – сам того не представляя, он являет собой собирательный образ капитана почти любой команды CHL.

Напоминаю, что если вам нужны автобиографии Шона и Фила в формате EPUB, то напишите мне здесь – в личку на Sports.ru. Электронная версия книжки про аналитику пока не готова.

Если хочется помочь проекту материально, то внизу есть номер нашей карты.

Глава 3. Жизнь Ноббера

Логан ДеНобл всегда разговаривал так, будто нервничал или ему было немного холодно. Его голос дрожал и прерывался каждый раз, когда он разговаривал в коридоре у раздевалки или в лобби отеля, или в эфире местного телевидения, где он смотрел репортеру в лицо, стоя в кепке, повернутой козырьком назад.

Он был и не самым габаритным нападающим в команде, и не самым быстрым. Другие игроки и бросить могли сильнее, и передачу сделать похитрее, и поляну видели получше. «Питс» выбрали ДеНобла будто до кучи – он ушел под 242-м общим номером, то есть на 223 позиции позже Митча Марнера, будущего крайнего форварда «Торонто Мэйпл Лифс».

Пока «Питс» отходили от неудачного выезда в Мичиган, ДеНобл был одним из лидеров команды в раздевалке. Он усердно работал после драфта, выступая в лиге уровнем ниже за «Линдси Маскиз» (команда Ontario Junior Hockey League – прим. пер.) почти два сезона, пока руководство «Питерборо», наконец, не решило поднять его в основу. В свой первый полноценный сезон в OHL он забросил 20 шайб, а во втором, когда команда далеко зашла в плей-офф, 34. Когда же «Миссиссага» выбила их из кубковой борьбы, именно ДеНобла отправили отвечать на вопросы журналистов вместе с главным тренером Джоди Халлом. Это стало одним из первых признаков того, что его назначат капитаном. Он отнесся к этой роли со всей серьезностью.

ДеНобл родился и вырос в Питерборо и был классическим игроком «Питс». Он был настоящим символом города. Может быть, другие игроки были и поярче, но ДеНобл умел все понемногу и при этом усердно старался, не чураясь запачкаться кровью.

Обычно игроки разъезжаются по другим городам по завершении карьеры в молодежном хоккее. Горстка счастливчиков подписывает профессиональные контракты. Многие поступают в университеты. Другие же возвращаются домой – будь то Брэнтфорд, Торонто или Москва. Для них «Мемориал Центр» – это что-то вроде школы, с которой связаны несколько ярких воспоминаний юности, куда они возвращаются только ради встреч класса или по особенным случаям.

ДеНобл подумывал о том, чтобы поступить в университет в другом городе (приморские провинции выглядели неплохим вариантом), но затем все равно вернуться назад. Питерборо был его родным домом, где он мог добраться до озера или поля для игры в гольф быстрее, чем в городе вроде Торонто, в котором пришлось бы пробиваться через 15 кварталов. «Мемориал Центр» останется для него частью ежедневной жизни. Ветераны клуба снимали лед после игр «Питс», чтобы погонять шайбу. Там же катались и дети. Годы спустя ДеНобл будет идти по тем же коридорам мимо вывесок с фамилиями всех капитанов в истории клуба и ряда аккуратно развешанных командных фотографий. Какая бы история ни стояла за их снимком текущего сезона, Логан ДеНобл будет вспоминать ее каждый раз, приходя на арену – до конца жизни.

Паниковать еще было рано. Побед у «Питерборо» по-прежнему было больше, чем поражений, и команда чувствовала себя комфортно среди лидеров Восточной Конференции OHL. Проблемы множились, но ситуация не казалась неразрешимой. «Питс» завершили октябрь разгромом «Гамильтон Буллдогс» со счетом 8:3, а ДеНобл был признан третьей звездой матча с двумя голами и результативной передачей.

Несколько дней спустя они одолели «Бэрри» в овертайме, но тут начались травмы. Нападающий Зак Галлант, выбранный на драфте «Детройтом», повредил колено. Форвард оборонительного плана Ник Айзаксон травмировал плечо. Тихий 19-летний крайний нападающий Адам Тимлек чем-то заболел. А ДеНобл примкнул к ним в лазарете.

Все они не попали в состав на воскресный ноябрьский матч на выезде против «Миссиссаги», где «Питс» отдали на растерзанье вратаря Хантера Джоунса, проводившего свой дебютный сезон. В первом периоде их перебросали 23-7 – и это был, наверное, их лучший отрезок встречи. Джоунсу в итоге бросили 62 раза, а «Питерборо» проиграл 2:9. Джонатана Энга удалили до конца матча за неправильную атаку во втором периоде, а защитника Коула Фрэйзера выгнали в третьем за удар кулаком соперника, который не сбросил краги.

Хоть Дилан Уэллс и не подавал виду, дела у него тоже шли неважно. Однако вместо того, чтобы дать ему отдохнуть, «Питс» снова поставили его в старт. Это была тактическая ошибка. Из пяти первых бросков он отразил лишь два. Джоди Халл посадил его на скамейку уже на восьмой минуте («Питс» проиграли «Кингстону» 1:7 – прим. пер.).

Через пару дней они уступили «Гамильтону» 0:4. 24 часа спустя – 1:4 с «Ошавой» дома, и для «Питс» это было уже пятое поражение в семи матчах. На этом отрезке, где команде из-за травм и дисквалификаций не мог помочь ряд ключевых опытных игроков, «Питс» уступили с общим счетом 20:38.

Ник Робертсон, перспективный новичок из Калифорнии, пять матчей подряд не набирал очки и зачастую расплачивался за свои ошибки – Халл сажал его на скамейку до конца встречи, чтобы для него это стало суровым уроком. Энг за шесть матчей набрал лишь одну передачу. Уэллсу бросали по 40 раз и больше – чаще, чем кому-либо в команде хотелось. И он пропускал немного больше, чем от него ожидали.

ДеНобл понимал, что это спад. Но он не мог длиться вечно. Иначе и быть не могло – у «Питс» подобралась слишком хорошая команда.

Он вернулся из лазарета и вышел на матч против «Ошавы», пропустив две недели. Он видел, как «Питс» было непросто справляться с огромным количеством пропущенных бросков и какие проблемы у них возникали в обороне. При игре в большинстве у «Питерборо» будто бы появилась странная традиция – как минимум один раз позволять сопернику убегать «в ноль».

Трудно было выделить какую-то одну проблему, поэтому он даже и не пытался. Вместо этого ДеНобл залез в единый словарь хоккейного капитана и достал оттуда несколько проверенных клише. «Питс» надо играть пожестче», – сказал он. Они должны стать командой, «против которой было бы трудно играть», а, значит, надо было «не чураться черновой работы».

«Я каждый год прохожу через спад, – сказал он. – Рано паниковать. Это лишь ноябрь».

***

Едва ли не самый грозный игрок в составе «Питс» застенчиво улыбался, сидя на стуле на помосте, и гладкие черты его лица смягчались до такой степени, что казались даже нежными. Коула Фрэйзера выбрали под 131-м общим номером на драфте НХЛ, и в комнату для интервью в чикагском «Юнайтед Центре» он зашел в бейсболке «Детройта», которая была под стать его новой игровой сетке без фамилии на спине.

Это был второй день драфта, который проходит в значительно более деловой обстановке, чем первый, когда игроков представляют во всех красках по федеральному каналу. Второй день пролетает достаточно быстро и в гораздо более спокойной атмосфере. На второй день клубам надо отработать шесть раундов драфта – 186 игроков разбирают без перерыва на рекламу. Ближе к концу есть ощущение, что ты на последнем дне занятий в школе. Все спешат в аэропорт.

Фрэйзер и не думал, что его выберут – по крайней мере, так высоко. Центральное скаутское бюро НХЛ поставило его на 206-е место в списке лучших полевых игроков Северной Америки за полгода до драфта. Четверо игроков «Питерборо» попали в этот список. Фрэйзер расположился ниже всех. В итоговом рейтинге, который был составлен весной, он продвинулся выше – аж до 197-го места.

«Я толком даже и не знал, чего ожидать, – сказал он с улыбкой, которая обнажила небольшую щель между его передними зубами. – Я вообще в туалет шел, когда меня выбрали, прикинь».

«Детройт» задрафтовал его не в надежде, что он будет забивать голы, дирижировать большинством или как-то еще вносить важный вклад в атаку. Он приглянулся им своим суровым стилем игры, желанием ловить шайбу на себя и потому что он может запугать соперников. Директор молодежного скаутинга «Детройта» Тайлер Райт выразил надежду на сайте клуба, что Фрэйзер сможет «усложнить жизнь» всем соперникам.

Именно этого от него ждали и «Питс». Фрэйзер был здоровым, но не по-мультяшному. При росте 188 см и с весом 88 кг его плечи были шире, чем у кого-либо в команде. «Питерборо» в целом сделал ставку на мастерство вместо мускул, а потому если кто-то и мог подраться, запугать или провести силовой, чтобы преподать урок по одному из неписанных хоккейных правил, это был как раз 18-летний парень из городка Карлтон Плэйс в Онтарио.

«Я точно не упущу возможность как следует въехать в соперника, чтобы завести ребят на скамейке, – сказал он. – Потому что я по себе знаю, как меня заводит, когда кого-то раскалывают. Я точно не оставляю это без внимания. Я знаю, как на это реагируют на скамейке – все смеются, заводятся и выходят на лед еще более заряженными».

Даже в разгар ноябрьского спада все в городе понимали, что «Питс» все же преодолеют трудности за счет большого количества заброшенных шайб. Иначе быть не могло, ведь в их составе было слишком много нападающих, нацеленных играть в НХЛ. А как только Дилан Уэллс вернулся в привычный ритм, «Питс» знали, что у них в распоряжении один из лучших вратарей лиги, если вообще не страны.

Опасения вызывала лишь оборона. После прошлогоднего плей-офф команду из-за возрастного лимита покинули два ключевых защитника. Бывший капитан «Питс» Брэндон Профет поступил в Университет Куинс (один из ведущих канадских вузов в городе Кингстон – прим. пер.), в то время как Кайл Дженкинс (самый результативный защитник «Питерборо» в кубковых матчах) поступил на факультет искусств в Университете им. Уилфреда Лорье (также один из лучших вузов страны в городе Ватерлоо – прим. пер.).

Мэттью Тиммс остался в команде, но получил травму стопы вскоре после старта сезона. Ему было всего 19 лет и с ростом 175 см он уже давно смирился с тем фактом, что о продолжении карьеры в НХЛ речи не идет. Тиммс был способен как дирижировать большинством, так и заставлять руководство клуба бить себя ладонью по лбу. Он любил рисковать, что временами приводило к неприятностям как на льду, так и за его пределами. Но к перелому кости в стопе привел вовсе не риск – это произошло, когда он прыгнул в бассейн на сплочении команды. Травму отнесли к разряду случайных.

Еще одним опытным защитником был Алекс Блэк. Он был высокого роста, с добродушной улыбкой и взъерошенными рыжими волосами. Он проводил свой второй сезон в «Питс», к которым он примкнул в результате обмена с «Сарнией» в декабре прошлого года. Блэк был так называемым «переростком», поскольку ему исполнилось 20 лет за неделю до старта чемпионата.

Каждая команда могла заявить до трех переростков – в «Питерборо» ими были Блэк, ДеНобл и Никита Коростелев. Блэк обожал играть в хоккей, но и в будущее он не мог не заглядывать. Он являл собой неплохого защитника, но было совершенно понятно, что на профессиональном уровне ему не играть. Если повезет, в следующем сезоне он уже поступит в университет, где будет играть против сверстников, а не подростков, которые лишь недавно покинули родной город и привыкали к комендантскому часу. А после вуза он станет пожарным.

Блэк и Тиммс были в определенной степени полезными и опытными игроками, но с Крисом Пронгером, угрожающе нависавшим над соперниками и игравшим по 30 минут за матч, их никак нельзя было сравнить. Наставники «Питерборо» уже давно не обладали такими талантливыми защитниками, как бы клуб ни пытался изменить эту ситуацию.

Генеральный менеджер Майк Оук был неплохо осведомлен о том, что говорили болельщики команды в интернете. Те же разговоры он то и дело слышал в городе перед началом сборов: «Как Оук собирается решать проблему с защитой?». Самый большой ход он сделал за две недели до выезда «Питс» в Мичиган, обменяв два драфт-пика в четвертом раунде на Остина Османски – рослого защитника из «Миссиссаги». Османски был 19-летнем парнем из пригорода Баффало – Ист Ороры. У него в какой-то степени были и габариты, и жесткость, которых по общему мнению и не хватало «Питерборо». «Баффало Сэйбрс» сочли его достаточно перспективным, чтобы потратить на него драфт-пик в седьмом раунде 2016 года – он ушел на 188 позиций ниже, чем Остин Мэттьюс, которого выбрали под первым общим номером.

Османски был одним из двух игроков в команде, родившихся в США, и руководству клуба потребовалось время, чтобы узнать его получше. Во время непродолжительного разговора трех тренеров в начале осени один из них пожал плечами и охарактеризовал Османски двум своим собеседникам как «непознаваемого американца».

Лучшее катание в команде было у Деклана Чизолма – 17-летнего парня, который в следующем году выходил на драфт. Он буквально летал по площадке, но некоторые аспекты игры он лишь начинал познавать, равно как и некоторые обязанности профессионального хоккеиста. Наставник команды Джоди Халл не поставил его в состав на предсезонный матч в Баффало, потому что он проспал. Его сосед по номеру пришел на игру вовремя.

У Фрэйзера не было такого катания, как у Чизолма, и в атакующих действиях он был не столь хорош, как Тиммс. Он специализировался на том, чтобы действовать другим на нервы. Фрэйзер неплохо катался и хорошо бросал, но с шайбой он играл без изюминки. Как правило, его действия сводились к заблокированным броскам, силовым приемам и дракам. Порой все это умещалось в одну смену.

«Питс» беспокоило то, что он плохо контролировал свои эмоции. Фрэйзер был больше всего эффективен, когда носился по своей зоне с открытым бомболюком в полной готовности разорвать в клочья любого нападающего, которому взбредет в голову завозиться с шайбой. Он был словно ядерной бомбой «Питерборо», служившей в качестве сдерживающего фактора – с той лишь разницей, что никто не знал, когда он детонирует.

У него внутри где-то был переключатель. После игр он выглядел крайне милым в коридорах «Мемориал Центра», со смехом рассказывая своим друзьям и родственникам, как разрешил своей девушке себя подстричь. Он был активен на рождественской командной вечеринке, где игроки и тренеры соревновались в праздничной викторине. Он сидел за одним столом с помощником главного тренера Эндрю Верноном – признанным экспертом в этой области, что, как шепотом отмечали его соперники, было напрямую связано с его способностью незаметно гуглить ответы в телефоне. Фрэйзер сразу все понял и с ухмылкой полез в телефон. Он покраснел, когда его на этом поймали.

Но порой в глазах Фрэйзера будто тух огонек. Он хмуро приветствовал встречных в коридоре, смотря себе под ноги или в телефон. На льду же он становился совершенно непредсказуемым. Его было легко вывести из себя. Если он входил в этот режим, его уже никто не мог оттуда вытащить.

Джек Граймз был едва ли не единственным тренером, который вообще понимал, где у него находится этот переключатель. Он был одним из помощников Халла на протяжении двух сезонов, но затем перешел в другой клуб OHL. Граймз и сам раньше играл в OHL на позиции нападающего, а тренерской деятельностью занимался уже более десяти лет. Он был приветливым и при этом не слишком болтливым, а с Фрэйзером у них были хорошие отношения. Вот только Граймз покинул клуб летом, поскольку «Питс» предложили ему контракт лишь на один год. В его понимании более оскорбительным жестом, чем 1-летнее соглашение, было бы только его полное отсутствие. Поэтому он перешел в «Гелф Сторм». Инструкцию по использованию Фрэйзера он не оставил.

Другие команды быстро поняли, что этот костер было легко разворошить – достаточно было одного силового и пары смачных слов. Они заставляли его оборачиваться и вступать в гневную перепалку. Порой он долго катил за обидчиком уже после свистка, чтобы продолжить разговор. Накаляющаяся обстановка чувствовалась даже с трибуны.

Фрэйзер вышел из себя в матче против «Миссиссаги», который закончился разгромным поражением, что и привело к ноябрьской дисквалификации. «Питс» уступали 2:8, и все шло к тому, что они проиграют во второй раз в трех матчах. Их разбомбили по всем счетам – это был самый настоящий позор. В телевизионной трансляции комментатор пошутил, что дальний бросок от ворот «Питерборо», возможно, был самым трудным для вратаря «Миссиссаги» за всю игру. Хантеру Джоунсу (новичку, который лишь в четвертый раз вышел в стартовом составе) бросили больше раз, чем суммарно за две предыдущие встречи. Он сделал 53 сэйва и все равно проиграл.

«Миссиссага» была все той же командой, которая стерла «Питерборо» в порошок в прошлом плей-офф – а ведь в этом сезоне «Питс», вроде бы, собирались поквитаться за те поражения. Именно от них ждали побед с разгромным счетом. На последних секундах встречи в практически пустом «Херши Центре» разочарование на льду можно было почти уловить на слух (в сезоне-2016/17 «Миссиссага» заняла третье место с конца в лиге по посещаемости со средней аудиторией в 2720 зрителей; «Питерборо» оказался строчкой ниже с показателем 2666 – прим. пер.).

«Питс» уже были в меньшинстве, когда Фрэйзер покатил в угол за шайбой, чтобы выбросить ее из зоны. Нападающий «Стилхедс» Майкл Литтл упал на колени, и произошло столкновение. Фрэйзер упал на лед, но все было нормально, пока он не развернулся. Он толкнул Литтла, а когда оба встали на ноги, он толкнул его еще раз клюшкой.

А затем сбросил краги, будто те загорелись. Он со всей силой набросился на Литтла, провел три сокрушительных удара, и, как минимум, один из них пришелся точно в центр лица. У Литтла не было времени на то, чтобы заблокировать удар. У него не было времени сбросить краги. Было даже непонятно, хотел он драться или нет. Фрэйзеру, видимо, было все равно – он не оставил ему выбора. Все избиение (от первого удара до последнего) уместилось в пять секунд.

Литтл медленно поехал на скамейку, а с его лица капала кровь. Гнев игроков «Миссиссаги» наполнил тишину арены. Фрэйзер быстро удалился в туннель, ведущий к гостевой раздевалке, и в следующий раз вышел на лед лишь почти через три недели.

***

В 2013 году «Торонто Мэйпл Лифс» впервые за девять лет вышли в плей-офф НХЛ, обогнав свою судьбу. Из-за локаута в том году был усеченный календарь, и команды сыграли лишь 48 матчей вместо обычных 82.

«Лифс» закончили короткий чемпионат на пятом месте в Восточной конференции на шесть очков выше отсечки зоны плей-офф. Быстрорастущий в то время класс хоккейных болельщиков математического уклада проанализировал данные и пришел к выводу, что этот успех был миражом – «листья» были не настолько хороши, как можно было заключить из их положения в таблице.

Такой вывод был сделан на основе концепта, известного как Корси, который разработал чикагский финансовый аналитик, решивший квантифицировать владение шайбой. Сам по себе этот статистический показатель не так уж и сложен: он учитывает попытки нанесения бросков одной команды (которые долетают до вратаря, равно как и те, что идут мимо ворот, или блокируются) и сопоставляет их с другой. Итоговый показатель выдается в качестве процента. Если у команды высокий процент – принято считать, что она лучше действует с шайбой. Большое количество бросковых попыток предполагает, что команда больше времени проводит с шайбой, а это, как правило, ведет к голевым моментам.

У «Лифс» в том сезоне был плохой Корси. Более того, он был одним из худших в лиге. После вылета из первого раунда плей-офф, команда не смогла пробиться в кубковую стадию в трех следующих сезонах. Это было лишним доводом в пользу холодной математической реальности – статистику можно обмануть на спринтерской дистанции, но в итоге она практически всегда тебя догонит.

Как и «Торонто» в 2013-м, «Питс» вряд ли могли похвастаться сильным Корси в сезоне, когда они далеко забрались в плей-офф. OHL не публикует всю статистику необходимую для подсчета Корси, но в регулярном чемпионате Дилан Уэллс был на втором месте в лиге по количеству бросков по его воротам. «Питерборо» перебросали в восьми матчах плей-офф из 12.

То же самое происходило и в этом году. У команды будто был какой-то системный сбой. Складывалось ощущение, что соперники точно знали, где надо надавить на «Питс» – словно где-то была кнопка, нажатие которой открывало люк под средней зоной. Игроки «Питерборо» падали на лед, размахивая руками, и отдавали шайбу соперникам, оставляя без какой-либо помощи своего вратаря. Их опрометчивая манера игры в начале октября потеряла все плюсы в атаке и осталась практически с одними минусами в обороне.

Тренеры утверждали, что готовили игроков. Они показывали им видео (иногда проецируя его прямо на стену в раздевалке, как, например, было во Флинте) и объясняли стратегию на матч. Однако в разговорах между собой они начинали волноваться, что другие команды поняли, что нападающие «Питерборо» были уже не те – они были вовсе не из того теста, что неуступчивые игроки, чьи баннеры гордо висели под сводами арены. Скорость защитников тоже вызывала вопросы. Команда нуждалась в помощи, и было непонятно, получат ли они ее от генерального менеджера Майка Оука в виде обмена.

Капитан старался всех успокоить. «Напоминаю: на дворе ноябрь, – говорил ДеНобл. – Сезон не выигрывают и не проигрывают в ноябре».

Никто не звал его ни по имени, ни по фамилии – по крайней мере, в «Мемориал центре». Все звали его Ноббер, и он был одним из многих Нобберов, чье семейное древо глубоко уходило корнями в почву вокруг реки Отонаби (на которой стоит город Питерборо – прим. пер.).

Эта команда была у него в крови. Его дед по матери Род Читтик сыграл шесть матчей за «Питс» 50 годами ранее. Его двоюродный дедушка Пэрри Читтик сыграл 71 матч за два сезона, включая один, где он был в одной команде с Родом. С другой стороны семьи у ДеНобла был еще один дядя, выступавший за «Питерборо» – Джефф ДеНобл провел за команду два матча в 1980-х.

Логан ДеНобл родился в октябре 1997-го – на год позже, когда в Питерборо в первый (и пока в последний) раз проходил Мемориальный кубок. Лучшие годы клуба пришлись и вовсе более чем на десять лет раньше. При его жизни «Питс» ни разу не заканчивали сезон на первом месте в OHL. Они не выиграли ни одного Мемориального кубка и лишь один раз вообще попали на турнир (Мемориальный Кубок – главный турнир молодежного хоккея в Канаде, в котором соревнуются три чемпиона лиг, входящих в CHL, и команда, принимающая игры – прим. пер.). Поток игроков из «Питерборо» в НХЛ сократился до нескольких капель.

В его детстве «Питс» были не просто хоккейной командой. Это был способ пообщаться с семьей и лечь спать попозже, когда он был помладше. Его тетя покупала сезонные абонементы, и он хорошо помнит, как боролся со сном до тех пор, пока к родительскому дому в дни игр не подъезжала ее машина, чтобы отвезти его на арену. Шум мотора был для него уколом адреналина, от которого он моментально просыпался по знакомой дороге вниз по улице Лэнсдаун (именно на ней расположена арена – прим. пер.).

Капитанство было для него не пустым звуком – он взял на себя эти обязанности задолго до того, как «Питс» пришили ему на сетку литеру С. Выступать за «Питс» значило для него представлять весь Питерборо, а логотип на груди отождествлялся с городом больше, чем что-либо еще. Условный турист в пивном садике где-нибудь в Европе, может быть, и не в курсе о природных красотах вокруг города, но он с довольно большой вероятностью слышал про «Питс».

Быть родом из Питерборо – тоже особенное чувство. В городе была главная улица, торговый центр, Costco (магазин оптовых продаж, считается показателем развитости региона – прим. пер.) и кольцо пригородных домиков, но ему все равно было никак не сравниться с яркостью и динамичностью такого мегаполиса, как Торонто. ДеНобл считал это скорее плюсом, чем минусом. Питерборо был меньше, но именно в этом, как он считал, и заключалась его сила – меньший масштаб делал людей ближе друг к другу, особенно в периоды кризиса. Он убедился в этом воочию.

Его мама Джоди Читтик-ДеНобл работала в городском департаменте управления по чрезвычайным ситуациям. Она дежурила 24 часа в сутки. Если звонок поступал от кого-то из жителей, обычно это означало, что кто-то попал в серьезную беду. Если уровень реки поднимался слишком высоко, она руководила процессом размещения мешков с песком. Если что-то случалось в аэропорту или в местный источник пресной воды попадали химикаты – звонили ей.

Как-то в прошлом сезоне они ехали с Логаном в машине и вдруг зазвонил ее телефон – в жилом доме произошел пожар. Вместо того, чтобы ехать домой, его мама устремилась к месту происшествия. Было ощущение, что она несколько часов не слезала с телефона. Она старалась нейтрализовать критическую ситуацию, но были и другие люди, готовые прийти на помощь.

«Было так круто видеть других людей, которые бросили свои дела, чтобы помочь этой семье, – рассказывает она. – Думаю, в этом и есть вся суть Питерборо. Мы живем в сплоченном обществе, где если тебе что-то нужно, то можно обратиться к любому человеку, и тебе никто не откажет, и обязательно помогут».

Эту часть Питерборо он старался привнести с собой и в раздевалку. В 2015 году «Питс» задрафтовали центрального нападающего из Финляндии Йонне Таммела. Он приехал подростком и без водительских прав. ДеНобл организовал ему масштабный полуторачасовой тур по всем достопримечательностям города. В конце он пообещал новому партнеру по команде: «Если тебе что-нибудь нужно, просто напиши мне, и я за тобой заеду».

В августе «Питс» наняли спортивного психолога, и она проводила занятия в комнате ветеранов имени Пэта Кэйси в перерывах между тренировками. Опытным игрокам и новичкам команды рассказывали о том, что формула успеха состоит на 30 процентов из таланта и на 60 процентов из психологической устойчивости, а оставшиеся 10 процентов занимает удача.

На 15-й минуте она предложила сыграть в игру. «Ну а теперь давайте немного подурачимся, – сказала она. – Мне нужен очень смелый человек, который не побоится встать сюда перед всеми».

Несколько новичков, для которых карьера OHL началась лишь пару часов назад, уставились в пол. Ветераны улыбнулись. Кто-то засмеялся. А затем возникла неловкая тишина. Это было самое начало сборов, а потому никому не хотелось добровольно подписываться на то, что могло привести к позору. В команде было слишком много незнакомых лиц. Это было сравнимо с первым днем занятий в школе.

«Вы на меня смотрите, как на сумасшедшую, – сказала она. – Вы бы видели себя со стороны». Она прокашлялась. «Я не хочу вас пугать. Я вовсе не страшная. Мне просто нужен человек в помощь».

ДеНобл поднял руку.

«О, отлично, – сказала она с удивлением. – Напомни, как тебя зовут?».

«Логан», – ответил он.

Она спросила, почему он решил выступить добровольцем.

«Ну, все что-то замолчали, – сказал ДеНобл. – Вот я решил взять удар на себя».

Остальные игроки хмыкнули. Психолог не собиралась ни во что играть. Ей просто хотелось узнать готов ли кто-нибудь встать и рискнуть. Она вручила ДеНоблу новехонькую кепку «Питс» в качестве награды.

«Ты, кстати, быстро довольно вызвался, – сказала она. – Бывают случаи, когда я с группами работаю, а они обычно побольше, и вообще все молчат».

Когда поднимается вопрос о роли капитана в сложных отрезках сезона, обычно говорят о человеческих качествах. Капитан не может помочь вратарю сделать ключевой сэйв в третьем периоде. Капитан не может в одиночку улучшить Корси буксующей команды или исправить хилое большинство. Ожидания от капитана зачастую невозможно квантифицировать. Они выглядят чуть ли не мистическими. Однако вклад капитана можно оценить по тому, насколько целостна команда за пределами площадки (если два десятка подростков вообще могут быть сколько бы то ни было целостными).

ДеНобл надеялся хотя бы частично сохранить какие-то традиции. По вторникам после вечерней тренировки «Питс», как правило, ужинали в пабе «У Райли», который располагался в двух километрах от «Мемориал центра» на улице Джордж. Все бронировалось заблаговременно и к пяти часам вечера официанты уже приносили за стол кувшины с колой и водой. После ужина многие игроки шли в кинотеатр в двух кварталах на север. Если там не было ничего интересного, то все шли к кому-нибудь домой смотреть матч «Торонто Мэйпл Лифс».

«Мы просто отдыхаем и узнаем друг друга получше, – рассказывает ДеНобл. – Начинаешь чувствовать себя комфортней со всеми. Мне кажется, это ключевой момент».

Разбиваться на группы плохо. ДеНобл прошел через это в свой первый сезон. По его словам, «Питс» несколько лет упорно работали над тем, чтобы изменить эту ситуацию. Без усилий ничего не получилось бы. Например, в команде в том году было четверо русских. ДеНобл говорит, что на выездах русские держались отдельно: «…по понятным причинам. Но вчера на ужине мы им сказали: «Так, русские, давайте-ка рассаживайтесь, пора сменить обстановку».

Однако главная проверка капитана приходится не на ясную погоду, а когда на море бушует шторм.

Понравилось? Поддержи проект рублем! Наша карта – 4274 3200 3863 2371

Часть 1. Детский хоккей – это отдельный город, спрятавшийся за стенами от остального мира. Там своя политика, обряды и диалект

Часть 2. «Один из игроков уже видел подобный район – по телевизору, в сериале «Ходячие мертвецы». Как выглядит молодежный хоккей Канады

Часть 3. Арена без перил (и иски, которые могут быть за это), тесные офисы и очень, очень взрослые болельщики. Проблемы скромных хоккейных клубов в Канаде

Часть 4. «Если священник мыл руки – значит кого-то из детей отключили от аппарата жизнеобеспечения». Удивительная история Ника Робертсона

Книга «Хоккейная аналитика. Кардинально новый взгляд на игру». Хоккейная аналитика дает уникальный взгляд на игру и меняет ее. Но игроки, тренеры и менеджеры все равно в это не верят (и ссылки на все предыдущие)

Автобиография Фила Эспозито. «Вид на нудистский пляж? Отлично. Я там прямо в центре и встану». Последняя глава автобиографии Эспозито (и ссылки на все предыдущие)

Автобиография Шона Эйври. Закончил карьеру из-за Тортореллы, женился на супермодели и стал актером. Последняя глава книги Эйври (и ссылки на все предыдущие)

Фото: Gettyimages.ru/Claus Andersen, Dennis Pajot, Jared Wickerham

+61
Популярные комментарии
coastick
+7
Периодически смотрю ВХЛ и АХЛ, притапливая за "Хитмен" и "Кометс". Когда на Центральную Россию опускается ночь, не спится и хочется посмотреть спорт, то ВХЛ, АХЛ и Лига МХ - лучшее из возможного. Под НХЛ иногда отрубаюсь между периодами, начиная залипать еще до, на длительной рекламной паузе, а про НФЛ вообще молчу...
Ashot Galkin
+2
Одна из низших лиг, а количество зрителей и картинка - не хуже КХЛ
Canopus77
0
Зачем так обижать CHL. Сильнейшая в мире молодёжная лига, в нее стремятся игроки со всех стран.
Ответ на комментарий Ashot Galkin
Одна из низших лиг, а количество зрителей и картинка - не хуже КХЛ
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+