Реклама 18+

Арсен Адамов: «Когда Глушаков приехал, он спросил, что можно и нельзя надевать»

Одним из открытий сезона РПЛ-2021/22 стал защитник екатеринбургского «Урала» Арсен Адамов. Его команда борется за выживание в премьер-лиге, но по игре в обороне одна из лучших в чемпионате России — 18 пропущенных мячей, меньше только у московского ЦСКА (16). Осенью 22-летний футболист, внук бывшего министра спорта Чеченской Республики, экс-вице-президента грозненского «Терека» Хайдара Алханова, дважды попадал в расширенный список сборной России.

Возможно, в 2022 году Арсен Адамов сумеет впервые выйти на поле в составе сборной. По данным СМИ, почти завершен его трансфер в московский «Локомотив», клубам осталось договориться только по его сумме — факт переговоров подтвердил и Хайдар Алханов.

source.img_6844.jpg

В середине декабря Адамов дал интервью «Известиям» (перед игрой в Ростове), в котором рассказал о своей карьере, возможном дебюте в национальной команде, работе под руководством главного тренера «Урала» Игоря Шалимова, отношениях с Денисом Глушаковым и отъезде из Грозного.

Новая позиция

— «Урал» провалил старт сезона, но не проигрывает уже шесть матчей подряд, а в 11 последних турах потерпел всего два поражения. За счет чего команда преобразилась?

— Последнее время мы больше внимания уделяли атаке. В обороне наладили чуть-чуть, сейчас уже на каждой тренировке отрабатываем атаки «3 в 2», «4 в 3», «5-3», «5-2». Быстрые атаки тренируем и в последних трех играх забили три мяча — это небольшой прогресс. До этого действовали от обороны, но в последних матчах больше пытались в атаку, агрессивно. Турнирная таблица непростая, нам нужны были очки. И хорошо, что уже пять встреч не проигрываем.

— У вашего главного тренера репутация человека, склонного к комбинационному футболу. Он изначально что-то похожее на спартаковский стиль пытался ставить? Можно сказать, что осенний акцент на оборону был вынужденным? Или он с самого начала вас так просил играть?

— Мы и сейчас если на каких-то отрезках играем от обороны, то вынужденно. По ходу сезона стали действовать в три центральных защитника и в последних матчах начали понимать, что от нас хочет главный тренер. Изначально пробовали в четыре защитника играть, но пропускали нелепые мячи. Перестроились на три центральных и в чемпионате идем на втором месте по наименьшему количеству пропущенных.

— Когда решили менять схему?

— Начали перестраиваться во время первого перерыва на сборные, в начале сентября. Но в выездном матче против «Рубина» это не сработало. В Казани была первая наша игра в три центральных. Мы не понимали, как перестраиваться. В итоге проиграли 0:4. После матча нам, защитникам, индивидуально показывали, как играть. Для меня это была новая позиция в центре при такой схеме, до этого обычно на фланге располагался. И через две-три игры мы поняли, что от нас требуют тренеры. Поэтому пропускаем мало.

— Вы не пропустили в матче с «Зенитом» (0:0) и в обоих матчах с «Локомотивом» (0:0; 1:0), причем в первом случае «Локо» еще не казался таким кризисным. Против кого в РПЛ сложнее обороняться?

— Не сказал бы, что с кем-то трудно. Вот «Сочи» — у них не так много моментов было, но они так же опасны, как «Зенит». Сочинцы показались мне очень хорошей командой за две встречи этого сезона — и когда обыграли нас летом (2:0), и когда недавно сыграли с нами вничью (1:1). Но еще труднее было обороняться против «Зенита». У него более мастеровитые игроки. Плюс [Артем] Дзюба ростом почти два метра, с ним бороться практически невозможно, потому что габариты дают о себе знать.

source.img_0105.jpg

— Вы выделили Дзюбу, но ведь он тогда в первом тайме ничего не создал и был незаметен.

— Да-да. Может, из-за погоды, но в первом тайме не дали ему ничего сделать. При этом попотеть Дзюба нас заставил.

— Насколько тяжела перестройка после августовского прихода Игоря Шалимова?

— У каждого тренера свои видение, схемы, упражнения. Не сказать, что на 100% всё поменяли, но с приходом Игоря Михайловича чуть-чуть наладили игру в атаке. Он ведь всю карьеру был атакующим игроком и больше всего требует от нападающих. Объясняет, как им правильно открываться, выходить из обороны в атаку через форвардов. Это основные моменты, которые мы с его приходом наладили. И за счет этого «Урал» в последних играх хорошо атакует.

«Футбол у нас в крови»

— Вы родились в Нижнем Тагиле. Как ваши родители там оказались?

— В Нижнем Тагиле мой отец (Руслан Адамов. — «Известия») работал. Я здесь родился, а через месяц переехали в Грозный. Отец работал в милиции. Когда вернулись в Грозный, он потом стал начальником службы безопасности в «Ахмате».

— Отец и дедушка повлияли на ваше желание заниматься футболом?

— Нет, на самом деле отец не настаивал на том, чтобы я играл в футбол. Мы с братом учились в одной школе, и всегда мой брат после двух-трех уроков уезжал домой. Я был младше и не понимал, почему так происходит. Оказывается, он ходил на футбол и мне ничего не говорил. Мама не говорила, потому что я ростом был невысокий и она боялась, что со мной на футболе что-то случится. А потом как-то мы с отцом поехали на его игру. Мне понравилось. Тренер брата сказал отцу, что если я захочу, то он меня возьмет в команду. Там ребята были 1997 года рождения, а я 1999-го. То есть я почти полтора года тренировался с ребятами старше себя. А так можно сказать, что футбол у нас в крови: отец, брат, дедушка.

source.img_0133.jpg

— В прошлом году был шанс закрепиться в основе «Ахмата»?

— Если честно, никогда не считал себя слабее защитников основного состава «Ахмата», но мне не давали стопроцентного шанса показать себя. Я дебютировал в Грозном как раз при Шалимове, когда он там работал. Это было в последнем туре позапрошлого сезона против «Краснодара» (0:3). Сыграл очень хорошо и показал, что если мне дадут шанс, то есть не пять-шесть минут, а полный матч, то составлю конкуренцию любому футболисту. Но решение уйти в «Урал» возникло потому, что знал: не буду там играть. Не от меня зависело. Делал, что мог. И еще раз повторю, не считаю, что был слабее тогда тех футболистов, которые играли в основе. Тренер видел иначе. В итоге принял решение переехать. Когда переходил в «Урал», знал, что буду играть. Я благодарен команде за то, что мне дали такой шанс.

— Как возник вариант с «Уралом»?

— Я поехал с «Ахматом» в Тулу на матч с «Арсеналом». После игры я должен был лететь в Ростов в расположение основного состава. Тогда — за дубль — мы выиграли, я забил два мяча. И по дороге в аэропорт мне позвонил тренер Иса Байтиев. А как раз в то время основа «Урала» должна была играть в Туле. И они случайно заехали посмотреть молодежку. Байтиев знал тогдашнего главного тренера «Урала» Юрия Матвеева. Они где-то учились вместе. Байтиев мне позвонил: «Я разговаривал с тренерами «Урала», они сказали, что посмотрят тебя». Это был ноябрь или конец октября прошлого года. Я даже не думал тогда, что перейду в «Урал». А в середине декабря мне позвонили из клуба и сказали: «Мы хотим взять тебя, если с твоим руководством договоримся». И так случилось, что руководители клубов договорилось. Руководство «Ахмата» пошло мне навстречу. Я благодарен ему за это.

 Помните, как в прошлом сезоне весной при Юрии Матвееве стали играть в основном составе «Урала»?

— Изначально, когда я пришел в январе, тренеры говорили, что шанс будет. И что шансом надо будет воспользоваться. В марте наш капитан Денис Кулаков перед игрой с «Арсеналом» (2:0) заболел коронавирусом, тренер подошел ко мне и сказал: «Вот твой шанс, твори, показывай!» Я тогда сыграл очень хорошо и после этого матча стал стабильно играть в основе.

Вопросы адаптации

— Вы пересекались в Грозном с Денисом Глушаковым, в Екатеринбурге — с Павлом Погребняком. Они подсказывали вам что-то особенное?

— Конечно. С Глушаковым мы и сейчас на связи, раз в неделю переписываемся. Потому что, когда он был в Грозном, я где-то ему помогал адаптироваться, показывал места, помогал, где-то он мне подсказывал. Когда мы были в Грозном, всегда были вместе. И его советы я всегда слушал. Денис — хороший человек и футболист. И с Погребняком мы пять-шесть месяцев были в команде. Он невероятный профессионал. В 37–38 лет так великолепно играть не каждому удается. Но он смог, потому что относился к делу очень хорошо.

— Местным ребятам часто приходилось так подробно объяснять легионерам или новичкам правила жизни в Грозном?

— Да нет, и особо сложностей не было. Когда Денис приехал, он спросил, где можно вкусно поесть, где погулять, что можно и нельзя надевать. Основные вещи я ему объяснил. Он сразу всё понял, всё запомнил. Проблем вообще не было.

 Какие есть основные правила для тех, кто едет к вам в гости?

— У нас в республике нельзя ходить в шортах и майке по городу и гостинице. Именно короткой майке, а не футболке. Менталитет не позволяет.

— Вам тяжело было адаптироваться в Екатеринбурге, когда впервые переехали жить за пределы Чеченской Республики?

— Здесь был еще один чеченец, Чингиз Магомадов, он сейчас в аренде в «КАМАЗе». Он мне помог полностью адаптироваться. С первого дня проблем не было. Погодные условия были единственной проблемой. Когда приехал, здесь было минус 30. После сборов тяжело было тут тренироваться. Но сейчас адаптировался.

source.2p0a5380.jpg

— Как отреагировали на слова Валерия Карпина, сказавшего, что в Хорватии наша сборная боялась?

— Я с Валерием Георгиевичем поработал десять дней. Знаю, что он говорит, что требует, как объясняет. Он говорил играть в футбол, не обороняться, не сидеть сзади. Он требовал играть в комбинационный, агрессивный мужской футбол.

— Вас в сборной наигрывали на фланге обороны, где перед матчем с Хорватией были проблемы, так как из-за травмы не мог помочь Сергей Терехов, а Федор Кудряшов не выдержал всю игру, потянул мышцу и из-за этого случился его автогол. Не было мысли, что могли попасть в состав, если бы находились в команде?

— Тяжело сказать. Почему я вообще не попал в окончательный список на ноябрьские матчи? Перед матчем с «Химками» (0:0) я сильно заболел, а именно на эту игру приехал тренерский штаб. И после матча назвали окончательный состав, меня там не было. Думаю, что на 60–70% из-за болезни не попал в состав. Если бы кто-то в сборной травмировался дня за три-четыре до игры с Кипром (6:0), то, возможно, меня бы вызвали. А может, и нет. Матч с «Химками» был 31 октября, а состав сборной на Кипр и в Хорватию огласили 1 ноября. Я вернулся в общую группу в «Урале» 6 ноября, провел одну предыгровую тренировку и сыграл с «Зенитом».

— С листа выходили на поле против лидера?

— Да, потренировался 30–40 минут, а до этого неделю не тренировался. Но матч получился удачный, получил приз как лучший игрок встречи.

source.2p0a0173.jpg

«Такие моменты бывают, их надо пережить»

— Какие были ощущения, когда в матче с «Зенитом» в вас полетел Клаудиньо, получивший за это красную карточку?

— Я отобрал мяч у Малкома. Знал, что Клаудиньо будет играть в подкате, потому что он этот мяч не доставал. Я убрал мяч вправо, и он ударил меня выше щитков. Я не просил карточку. Я просто встал. Ко мне подходит доктор и спрашивает: «Можешь играть?» Я ответил, что могу. А он мне говорит: «Всё, его удалили». Я даже не знал, что его удалят. В голове я не держал, что это чистая красная. После игры посмотрел повтор, действительно, к сожалению, это прямая красная карточка.

— Клаудиньо подходил к вам после матча с извинениями?

— Нет, но я читал интервью, где он извинился. Всё нормально.

— Связывались ли с Федором Кудряшовым после его автогола в матче с Хорватией?

— Нет. Да и его вины там особо нет. Это чистая случайность. Это может быть с каждым футболистом. Такие моменты бывают, их надо пережить.

— У вас были в детстве или в юности коллеги по амплуа, на кого вы ориентировались?

— Когда в академии был, то сильно не следил за европейским футболом. Но равнялся на Ризвана Уциева. Не только хороший футболист, но и хороший человек. То, что он делает, — дорогого стоит. Он всегда всем помогал, продолжает помогать до сих пор. На него я и равнялся. А когда перешел во взрослый футбол, то в России мне всегда нравился Марио Фернандес. Каким-то вещам я научился у него.

— Вы можете стать первым чеченцем, который дебютирует за национальную сборную. Кто-то из республики поздравлял вас с первыми вызовами?

— Да, почти все. Не всем даже смог ответить. Я благодарен каждому, кто написал тогда. Для чеченского футбола, для республики — это достижение, когда кто-то попадает в сборную.

— Вы как-то уже анализировали будущих соперников сборной по стыковым матчам — Польшу в полуфинале и Швецию или Чехию в финале?

— Рано анализировать. Ближе к марту тренерский штаб будет анализировать. А сейчас надо работать, попасть в сборную. Это задача номер один.

— Не держите в голове, что есть шанс сыграть против Роберта Левандовски или даже Златана Ибрагимовича?

— Конечно, хотелось бы попробовать свои силы против таких топов. Но не хочу загадывать. Всё возможно. Надеюсь, в марте вызовут в сборную. Буду прилагать все усилия, чтобы вызвали.

Источник

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Новости из ФК Урал
+31
Популярные комментарии
BezikGame
+9
Молодец! Хороший парень с хорошим настроем!
SALTAN
+6
Не часто отпрыски людей(добившихся чего то в жизни) буквально, роют землю, чтобы доказать свою состоятельность.На ум приходит разве только Овечкин.
Арсен на правильном пути. У него горят глаза. Не видел проходных матчей с его участием. Могу пожелать только удачи в футбольной карьере.
mekraboff
+1
Молодец Арсен, удачи тебе во всем! Надеюсь увидеть твою игру и за сборную, уверен что ты там рано или поздно будешь!
Написать комментарий 6 комментариев

Новости

Реклама 18+