Реклама 18+

Первые шаги Леона Драйзайтля: на год уходил в футбол, плохо катался, провалил дебютный сезон в НХЛ

Главный немец в истории хоккея.

Вечером 3 октября 2018 года арена Lanxess в Кельне была заполнена болельщиками. События такого масштаба неизбежно оставляют красочные воспоминания у любого, кто стал их свидетелем. Товарищеский статус матча, проходившего в рамках NHL Global Series Challenge, не снижал его значимости в глазах публики. «Кельн» принимал «Эдмонтон» в присутствии 18400 зрителей. Гудящий от волнения стадион ждал начала матча с участием игрока, который уже уверенно шел к тому, чтобы стать живой иконой немецкого спорта.

Он был в стартовом составе «Эдмонтона», и, когда диктор на арене, оглашая состав гостей, произнес «Леон…», Lanxess Arena единодушно взорвалась: «Драйзайтль!». Это прозвучало настолько громко, слаженно и страстно, что мурашки побежали даже у главного тренера «Ойлерс» Тодда Маклеллана.

«В игре бывают моменты, когда волосы поднимаются дыбом, и вы понимаете, что это нечто совершенно уникальное, – сказал он. – Для меня это был трогательный момент. Для Леона, для его отца, для его родного города. Я чувствовал это, и уверен, что Леон тоже».

Эта встреча вызвала мощный эмоциональный подъем не только у всех присутствовавших на арене. Леон тоже получил ментальный заряд, который помог ему преодолеть гроссмейстерскую отметку в 50 шайб и более 100 очков в том сезоне НХЛ. 

«Я думаю, что этому матчу будет уделено много внимания, – говорил Драйзайтль, уроженец Кельна. – Это довольно спортивный город. Там любят свой футбол и свои спортивные команды. Лично для меня особенно важна игра с «Хайе». Мой папа тренирует эту команду, так что будет довольно забавно играть против нее».

Матч, который «Ойлерc» выиграли со счетом 4:3 в овертайме, стал поистине символичным для Леона. Мало того, что он играл в своей родной стране, он также имел удовольствие сделать это в городе, в котором вырос. А его отец, бывший игрок Немецкой хоккейной лиги (DEL) Петер Драйзайтль, в это время был главным тренером соперника – крепкой и эмоционально заряженной команды из Кельна.

Символичным стало и то, что счет открыли выходцы из Германии. Тобиас Ридер, проводивший свой пятый сезон в НХЛ и первый за «Эдмонтон», переиграл вратаря «Кельна» Густафа Весслау как раз после передачи Драйзайтля. А шайба у Леона оказалась после ошибки игрока «Кельна», выдавшего пас прямо на него.

Вероятно, этот вечер стал логичным вознаграждением в истории, которая началась еще в детстве в Кельне, когда Драйзайтль-младший пришел в хоккей.

В детстве играл во все подряд, уходил из хоккея на год

Сын Петера Драйзайтля начал кататься на коньках, когда ему было четыре года, но для юного Леона это было не более чем развлечение.

«Папа, я не хочу! Хочу домой», – кричал малыш, когда впервые появился на катке. 

Как позже рассказывал Леон, он вообще ничего не хотел, кроме как бегать по раздевалке с клюшкой. Как и большинство детей, он не всегда хотел тренироваться и с возрастом проявлял еще меньше энтузиазма к работе вне льда.

«Пока это было весело, он был взволнован и мог заниматься часами, – говорил его отец. – Но когда хоккей становился серьезным, можно было увидеть, что ему не нравится это занятие».

Драйзайтль-старший не настаивал, чтобы сын шел по его стопам, и не возражал против решения Леона взять годичный перерыв в хоккее. Поэтому он гонял мяч на футбольном поле до 10 лет.

На самом деле в детстве Леон пробовал все. Он играл в футбол, гольф, теннис, пинг-понг. Но, в конце концов, больше всего наслаждался хоккеем.

Оглядываясь на события тех лет, сейчас Драйзайтль считает детским свое решение сделать перерыв. «Это было не совсем для меня, – говорит он о своем футбольном увлечении. – Хоккей был лучше, я думаю».

Наверное, у каждого человека, в детстве увлеченного спортом, дома присутствовал уголок мотивации. Постеры известных игроков, развешанные по стенам, шарфы и вымпелы любимых команд, клюшки и майки с автографами, папина кружка с клубной символикой – все это создает культ спорта и развивает стремление побеждать.

С культом спорта и мощной атмосферой успеха в семье Леона не было проблем. В качестве игрока Петер Драйзайтль участвовал в семи чемпионатах мира, Кубке мира и трех зимних Олимпийских играх. Он провел в общей сложности 146 матчей за немецкую сборную.

Леону этого было недостаточно, и он решил добавить мотивации.

 «В Мэдисон Сквер Гарден приходят только самые крепкие».

Эту фразу Леон Драйзайтль написал на листке бумаги и прикрепил к стене в своей детской спальне в Кельне, что ознаменовало его серьезное отношение к хоккею.

Приняв решение сконцентрироваться на хоккее, Драйзайтль завершил два сезона в команде своего родного города – «Кельна» U16. Затем переехал в Мангейм, чтобы провести еще три сезона за местный клуб.

В те ранние подростковые годы Леон часто тренировался с командой «Равенсбург» из второго дивизиона Германии, которую в то время тренировал его отец. В эту команду входил канадец Бен Томсон, который взял Драйзайтля под свое крыло. Томсон носил номер 29 на своей майке, который Леон впоследствии использовал в своей карьере.

«Это очень важно для ребенка, – сказал Петер Драйзайтль об этом наставничестве. – Чтобы рано оказаться в хоккейной команде, нужно просто познакомиться с атмосферой в ​​раздевалке, узнать, как общаются тренеры и игроки друг с другом. Я думаю, это очень помогло».

В Мангейме Драйзайтль жил в общежитии с Домиником Кагуном, который позже проведет несколько сезонов в НХЛ. Они отлично ладили на льду и за его пределами. За два сезона напарники выдали рекордную статистику: Драйзайтль набрал 295 очков в 55 играх, Кагун – 332 в 57. Во втором сезоне 97 голов Драйзайтля вызвали небывалый ажиотаж в местной прессе, и за результативные подвиги его прозвали немецким Гретцки.

Уехал развиваться в Канаду, восхищался Дацюком

Несмотря на игровое доминирование, элитный для подростка хоккейный интеллект и видение площадки, Петер Драйзайтль не спешил продвигать талантливого сына вверх по карьере.

Договорившись с тренером «Мангейма» Хельмутом де Раафом, он принял решение оставить его в группе сверстников. Драйзайтль-старший справедливо полагал, что Леон мог бы лучше научиться играть, если б у него было дополнительное время для принятия решений.

Это был обдуманный шаг. Дело в том, что при отлично развитых навыках контроля и обращения с шайбой молодой Драйзайтль откровенно плохо катался.

Хельмут де Рааф давал Драйзайтлю специальные упражнения на тренировках, цель которых состояла в том, чтобы сделать его шаг более мощным.

«Вы могли видеть, насколько он талантлив, – сказал де Рааф, бывший вратарь сборной Германии и давний партнер Петера Драйзайтля. – В тренерском штабе мы знали, что ему достаточно просто улучшить катание, чтобы играть в НХЛ».

Постепенно Драйзайтлю это удалось, и он провел полноценный сезон-2011/12 за команду Мангейма U18 и выиграл с ней чемпионат. Леон был назван лучшим игроком Немецкой молодежной лиги DNL.

Набрав 56 очков в 35 играх и получив право на импорт-драфт CHL, Леон сказал своим родителям, что игра в Северной Америке необходима для его развития и продвижения.

«Германия не относится к большим хоккейным странам, поэтому развитие в некоторой степени ограничено», – объяснил он. Драйзайтль дал слово, что пойдет в любую команду, которая его выберет.

«Если вы хотите быть хорошим игроком, будете играть где угодно, – говорил Леон. – Мне не нужно играть в «Виндзоре», чтобы попасть в НХЛ. Я просто хотел играть за границей и для меня не имело значения где».

Драйзайтль прибыл в центральный Саскачеван в августе 2012 года перед тренировочным лагерем. Попечителем Леона стала Кэрол Ринг, давний член команды, которая когда-то присматривала за Майком Модано.

«Все, что я знала – это то, что он из Германии и считался суперигроком», – вспоминала она.

Драйзайтль и Ринг прекрасно ладили. Она помогла Леону с английским. Вместе они смотрели много спортивных передач по телевизору, особенно хоккей и футбол, что ускорило адаптацию молодого немца.

«Иногда он говорит по-английски лучше меня, – впоследствии отмечал партнер Леона по «Эдмонтону» Дарнелл Нерс. – Это довольно впечатляюще для немецкого парня».

Одним из товарищей по команде, с которым он быстро поладил, был Джош Моррисси, будущий защитник «Виннипег Джетс». Они вместе играли в компьютерные игры и просматривали в автобусе лучшие моменты с участием любимых звезд НХЛ. Моррисси нравилась игра Эрика Карлссона и Данкана Кита, а Драйзайтль восхищался волшебством Павла Дацюка.

Леон здорово выглядел в первых сезонах за «Рейдерс» в WHL, набирая в среднем больше очка за игру, и считался одним из лучших юниоров драфта НХЛ-2014. Он умело пользовался своими габаритами и мог укрывать шайбу от соперников, благодаря чему контролировал темп игры.

Драфт-профиль молодого немца содержал восторженные отзывы о его готовности играть в НХЛ. Скауты сравнивали его разностороннюю игру с Анже Копитаром. А директор Центрального скаутского бюро Дэн Марр назвал его «законным кандидатом» на первое место в общем рейтинге:

«Это мощный нападающий, у которого очень трудно отобрать шайбу. Он прекрасно видит площадку и делает эти пасы типа «нитка в игольное ушко». У Леона очень хорошее игровое чутье. Он знает, как открыться, и знает, как завершить момент».

Однако качество и скорость катания все еще не позволяли ему конкурировать на более высоком уровне. Многие специалисты отмечали, что слабая работа ног может фатально сказаться на карьере Драйзайтля. И даже тренер «Рейдерс» Кори Клоустон корректно намекал, что немец действительно не самый быстрый игрок. 

Это было то, над чем он продолжал работать, но критика, по его мнению, была преувеличенной.

«Я думаю, это нормально, что большие парни двигаются не так плавно, как маленькие. Я большой парень. У меня длинные ноги, – говорил Драйзайтль, рост которого приближался к 190 сантиметрам. – Иногда это выглядит немного неловко, может быть, но я думаю, что прекрасно передвигаюсь по льду».

Тяжелое катание Драйзайтля не стало проблемой и для «Ойлерс», которые выбрали его под общим третьим номером на драфте-2014.

Тренер из Чехии прокачал навык катания

Драйзайтль дебютировал в НХЛ 9 октября 2014 года против «Калгари» и спустя две недели забил свой первый гол. 

Но его дебютный сезон не получился успешным: 9 (2+7) очков в 37 играх и 21-е время в команде. В итоге «Ойлерс» сожгли первый год контракта новичка, прежде чем отправили его обратно в юниорскую лигу, на этот раз в «Келоуну» (но тоже в WHL).

В фанатской среде начались споры о том, сможет ли 19-летний Драйзайтль улучшить свои навыки, вернувшись в юниорский хоккей на некоторое время. 

«Парень отчаянно хочет стать важным игроком на льду и проявить себя в этой лиге, – говорил тренер «Эдмонтона» Даллас Экинс. – Это требует времени, настойчивости и целеустремленности, а его настойчивость и целеустремленность прямо сейчас выдающиеся».

Возвращение в юниорский состав после половины сезона в НХЛ было хоть и неприятно для игрока, но все же выглядело логичным решением. По итогам сезона-2014/15 «Ойлерс» были лучше только двух команд – «Аризоны» и «Баффало». В середине чемпионата своей должности сначала лишился главный тренер Даллас Экинс, которого обвиняли в неумении выстроить структуру игры, отсутствии прогресса у молодежи и низкой мотивации игроков. А затем по совокупности негативных факторов был уволен генеральный менеджер Крэйг Мактавиш. Такой итог не был связан с игрой одного лишь немецкого нападающего, в клубе годами копились проблемы. Но во многом плачевная ситуация «нефтяников» подтолкнула Леона к тому, чтобы изменить свою подготовку.

Драйзайтль доминировал в последнем юниорском сезоне, заработав награду лучшему игроку плей-офф WHL, когда «Келоуна» выиграла чемпионат лиги. Затем он стал лучшим бомбардиром и самым ценным игроком Мемориального кубка, несмотря на то, что «Рокетс» проиграли в овертайме финала «Ошаве». На контрасте с играми в НХЛ он отчетливо осознал, насколько его текущий уровень не позволяет конкурировать во взрослом хоккее. Масла в огонь подливали болельщики и пресса «Эдмонтона», которые требовали большего вклада от молодых звезд команды.

«Я думаю, что я был в то время хорошим игроком, но недостаточно сильным, – объяснял позже Драйзайтль. – Я имею в виду, что у меня не было достаточно сил, чтобы кататься на скорости НХЛ в течение длительного времени. Я мог ехать быстро от 15 до 20 секунд, но не мог поддерживать темп. Чтобы играть и добиваться успеха с мужчинами, нужно быть сильным, и именно на этом я сосредоточился тем летом».

Петер Драйзайтль познакомил сына с Марианом Водой, который был главным тренером «Градец Кралове». Почти все лето Леон тренировался с Водой в Чехии.

Чтобы улучшить катание, обычно нужны тренировки на льду, но Вода вместо этого сделал акцент на том, чтобы сделать Драйзайтля сильнее.

«Мы определенно сосредоточились на тренировках вне льда. Я думаю, он (Вода) просто понял, что мне нужно делать и над чем надо работать. Как бы странно это ни звучало, встреча с этим тренером – лучшее, что могло случиться со мной этим летом. Я работал над своими ногами каждый божий день», – объяснял Драйзайтль.

Каждый день были разные упражнения. Никогда не было скучно, Вода был креативным и опытным тренером.

«Я делал приседания на одной ноге, тяжелые приседания, выпады, подъемы на ящики с отягощением, бег в гору, упражнения на координацию и быструю тренировку ног с отягощением и без него. Несколько дней у меня горели ноги, но на следующий день он находил новый способ озадачить меня. Приседания на одной ноге действительно помогли», – добавил Леон.

Он сосредоточился на работе ног, хотя в нечетные дни нагружал спину и грудь, чтобы дать отдых ногам. Он не катался на льду в первые месяцы лета, но был уверен, что его тренировки работают, и он становится сильнее.

«Я мог сказать только по своим ногам, – говорил Драйзайтль, указывая на свои выпуклые квадрицепсы. – Они были намного больше. Мой вес продолжал расти. Я смог пробежать больше хилл-спринтов (короткий и быстрый бег в гору), больше приседать на одной ноге с более тяжелым весом, и я просто продолжал прогрессировать – а это то, что было нужно».

Игроков хвалят или критикуют за их игру, но от взгляда болельщиков ускользает тот объем работы, который они проделывают вдали от центра внимания. Это происходит летом, когда их не снимает камера, и требуется дисциплина и настойчивость, чтобы добиться успеха.

«Я думаю, что уверенность сочетается с моей повышенной скоростью, и теперь я знаю, что могу обыграть соперника и представлять угрозу. Около трех полных недель я делал много упражнений на коньках в конце лета. Мариан невероятный тренер. Мы хорошо ладим. Я очень рад, что мой отец порекомендовал его, и это окупилось», – сказал Драйзайтль.

На перемены в физических кондициях молодого немца обратил внимание назначенный летом главным тренером «Эдмонтона» Тодд Маклеллан.

«Я помню, как приехал в летний лагерь и наблюдал за борьбой игроков [на льду]. Я заметил, что Леон провел много времени, наклонившись над своей клюшкой и восстанавливая дыхание, – сказал Маклеллан. – Больше я этого не вижу. На тренировках не вижу, в играх не вижу, а летом видел. Так что с этого момента он стал лучше».

* * *

16 августа 2017 года Драйзайтль подписал с «Ойлерс» восьмилетнее соглашение на 68 млн долларов. Тогда этот контракт выглядел спорным, но в последующие годы стал рассматриваться как один из самых выгодных в лиге. Драйзайтль заслуженно считается элитным форвардом: четыре подряд сезона высочайшей результативности, три из которых с превышением отметки в 100 очков. И, весьма вероятно, был бы четвертый 100-очковый, но эпидемия COVID-19 прервала сезон на 56-й игре – у Леона тогда было 84 (31+53).

С момента подписания многолетнего контракта Леон стал первым среди немцев обладателем «Арт Росс Трофи» (лучший бомбардир) и «Харт Трофи» (самый ценный игроку регулярного чемпионата). А история его успеха говорит о том, что иногда нужно сделать шаг назад, чтобы потом продвинуться на два вперед.

Неудивительно, что на пример Драйзайтля ориентируется все больше детей в Германии. На родине он сделал для хоккея то же, что Дирк Новицки для баскетбола.

В столице Альберты нет «Мэдисон Сквер Гарден». Но это не имеет значения. Детская мечта должна иметь осязаемый облик, чтобы появилось желание учиться и двигаться в нужном направлении.

Начиная с момента, когда Драйзайтль прикрепил к стене в своей детской спальне короткий мотивационный лозунг, начался его успешный путь в хоккее. Прокачав катание, Леон не на шутку разогнался и, похоже, не собирается останавливаться.

С детства работал над психологией, всегда везло с тренерами. Как Кэйл Макар стал лучшим защитником НХЛ

Михееву в «Ванкувере» будет трудно. В команде рассчитывают на его скорость, но не умеют ее использовать

Революция в «Бостоне»: прежний тренер уволен за то, что прессовал молодежь. Новый – бывший алкоголик и гуру коммуникации

Фото: Gettyimages.ru/Martin Rose/Bongarts, City-Press, Heiko Oldörp/picture alliance, Minas Panagiotakis; globallookpress.com/nordphoto / Mueller, BEAUTIFUL SPORTS/Axel Kohring, Herbert Bucco; eastnews.ru/AP Photo/Jeff Roberson

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Тренерская комната
+118
Популярные комментарии
Manny Legace
+26
Так это же не фигурное катание. Да, Овечкин бежит, а не катится. Однако по сравнению с пешеходом Бэкстремом Ови- настоящая ракета. А в молодости вообще был одним из самых быстрых игроков в лиге, имея тушу в 100+ кг. Скорость важнее гораздо, потому он и эффективен.
Ответ на комментарий Шлёма Презерман
у Овечкина тоже катание некрасивое, куцые короткие шаги, такое ощущение, что он не катит, а бежит в коньках. Виталий Семеныч Давыдов насколько восхищался катанием Бэкстрема (когда тот был в Динамо), настолько же и морщился от катания Овечкина. Но это, тем не менее, не мешает ему быть эффективным.
JohnDenver
+23
Плохо катался? Он и сейчас как раскаряка бегает
пользователь заблокирован
+13
У него и сейчас катание не айс
Написать комментарий 33 комментария

Новости