НБА

Нелли-бол. Дон Нельсон – о том, что сделало его великим тренером

Оригинал – The Players’ Tribune

Пятьдесят лет назад один мудрый человек сказал мне слова, которые я никогда не забывал:

«Мы будем играть быстро».

Эта цитата выглядит, как какое-то общее замечание. Но посколько они шли из уст Реда Ауэрбаха, тренера чемпионских «Бостон Селтикс», они обретали гораздо большее значение для меня, поскольку означали, что я буду частью нового и восхитительного баскетбольного стиля.

Это был 1965 год, и я только что подписался с «Селтикс» как свободный агент после нескольких трудных сезонов в лиге. Меня задрафтовали в 1962 «Чикаго Пэкерс», которые вскоре сменили название на «Чикаго Зефирс» – и которые также отчислили меня после первого же сезона. «Лейкерс» подобрали меня с рынка отказов, и следующие два года я провел в Лос-Анджелесе, играя в свой последний сезон там чуть более 6 минут в среднем за игру. Я был в восторге от приглашения в «Селтикс», поскольку всегда восхищался тем, как Ред тренировал свои команды. Они бежали, бросали, выигрывали титулы благодаря новому баскетбольному стилю.

Быстрый отрыв.

1960-е известны как Десятилетие Большого Человека. Если бы вы включили игру НБА в шестидесятые, то наверняка увидели бы, как центровой доминирует во встрече – будь то Уолт Беллами, взлетающий для броска сверху, или Уилт Чемберлен, цапающий все подборы, бигмены контролировали то, как проходит баскетбольный матч.

Но Ред изменил это. Он хотел ускорить темп и диктовать течение игры. И если был кто-то достаточно умный, чтобы воплотить это в жизнь, это был он. Ауэрбах был величайшим архитектором баскетбола, и 9 титулов, которые он завоевал в роли тренера, – результат одной из лучших тренерских работ в истории лиги.

Будучи самым новым «кельтом», я вскоре выяснил, что Ред имел в виду под «быстро». Да, в лице Билла Расселла у нас был величайший центровой, которого видывал мир, но мы все равно должны были бежать. Если мы могли обогнать соперника, мы это делали. Посмотрите записи наших игр. Билл Расселл, 206 см роста, мчался словно защитник и завершал атаки в быстром отрыве. Это было довольно необычно.

alt

Но этот стиль родился не за один вечер. Мы провели бесконечные часы тренировок под руководством Реда в зале (что также известно, как «Школа Баскетбола»). В конце каждой тренировки Ред уделял пару минут, чтобы вбить в наши головы понимание, почему быстрый отрыв был так важен, постоянно повторяя те элементы, которые делали его успешным: подбор, длинный пас, завершение. Все было важным.

Но для Реда ничто не было лучше старой доброй двусторонки. Я до сих пор помню, как он выкрикивал имена команд через всю площадку, воздух на которой был заполнен запахом его тлеющей сигары: «Билл и «Большие» сюда, Хавличек и «Маленькие» на другую половину!».

Расселл всегда был частью «Больших». С ним играли Уэйн Эмбри, Сэтч Сэндерс, Бэйли Хауэлл и Тоби Кимбалл. Команда Хавличека, «Маленькие», всегда состояла из Кей Си Джонса, Сэма Джонса, Лэрри Сигфрида и меня. По идее команда Билла должна была нас обыгрывать. Их стратегия была довольно простой: пасуем мяч, затем грузим его под кольцо. На бумаге противостояния вообще не должно было быть, но у нас было то, чего им не хватало: скорость.

И как только Ред давал стартовый свисток, мы начинали гонять Билла и его ребят по залу. Не имело значения, что в команде Билла были гиганты. Скорость всегда побеждает. Если мы вытаскивали кого-то из «Больших» на периметр, мы просвистывали мимо него к кольцу и набирали легкие очки. Эти двусторонки показали нам, что не обязательно быть большим, чтобы доминировать в игре. Невысокие баскетболисты тоже могут играть эту роль.

Доминирование «Маленьких» на тренировочном паркете, основанное на скорости, затем переносилось уже всей командой в настоящие игры. Даже «Большим» это уже нравилось. После того, как их столько раз на тренировках обгоняли защитники, теперь уже они сами могли с мячом прорываться к кольцу.

И когда мы играли в «Бостон-Гардене», матчи ничем не отличались от тренировок. Если соперник промахивался, Билл или Сэтч брали подбор, быстро пасовали кому-то из наших защитников, и начиналась гонка. Никакого промедления. Мы поражали кольцо спустя пару передач. Мы все были на одной волне.

Лига еще не видела нападения, похожего на наше, и результаты были неоспоримыми. За те 11 лет, что я провел в «Селтикс», мы завоевали 5 титулов и лишь раз закончили сезон с 40 поражениями. Наша атака основывалась на промахах и вынужденных потерях соперника. Если другая команда промахивалась или теряла мяч, мы пытались тут же обогнать их и набрать легкие очки. Стиль игры Реда был тем, что всегда влияло на меня – даже после того, как моя игровая карьера закончилась.

alt

* * *

Моей первой тренерской работой на самом деле были не «Селтикс». Я начал свою тренерскую карьеру за тысячу миль к западу от Бостона, в «Милуоки Бакс». Сразу после того, как повесить кеды на гвоздь, я стал ассистентом тренера, а когда Лэрри Костелло ушел в отставку в середине сезона 1977/78, меня бросили в этот костер.

Когда я дебютировал, честно говоря, я не был готов взять бразды. Помню свою первую тренировку с командой. Я собрал их в круг и объявил им: «Ребята, я понятия не имею, что делаю». Я тренировал их, словно продолжал играть за «Селтикс», но также внедрил некоторые собственные стратегии. Я знал, что хочу играть в нестандартный баскетбол, извлекать выгоду из скорости. Но это было не просто использование пары страниц из плэйбука Реда Ауэрбаха.

Начнем с того, что мы были не самой талантливой командой. Среди «Бакс» не было Биллов Расселлов или Джонов Хавличеков, но они боролись в каждой игре, и это значило для меня больше, чем число побед. Лишь когда мы заполучили Боба Ланира и Пола Пресси, я осознал, что нас может ожидать успех.

Ланир был одним из самых умелых центровых своего времени, но он уже был в возрасте, когда я его получил. Мне пришлось слегка видоизменить наш стиль, чтобы он подходил к его сильным сторонам. Он был машиной по подборам и очень сильно помогал всей команде на щитах. Но добавление в эту команду Пола Пресси привнесло дополнительную динамику, которой я раньше нигде не видел.

Рост Пресси составлял 196 см, у него были длинные руки и навыки обращения с мячом, как у лучших защитников лиги. Изначально он был форвардом, но у него были великолепные руки, и я не видел проблемы в том, чтобы использовать его как защитника. Я получал разыгрывающего в теле форварда. Этим он создавал проблемы для опекавших его защитников. И, конечно, он делал команду лучше. Несколько лет он набирал более 7 передач за игру. Тогда было не так много форвардов, кто мог набирать очки, защищаться и ассистировать, как Пол Пресси. Он был феноменальным игроком.

С каждым сезоном мы пристраивали новые части к нашей команде, и вскоре она стала показывать проблески моего видения: нетрадиционный баскетбол с упором на быстрые отрывы. Это был мой фирменный стиль игры. После 11 лет в «Милуоки» я стал главным тренером «Голден Стейт Уорриорз», но не перестал работать над своим стилем. И в сезоне 1989/90, моем втором в «Голден Стейт», этот стиль (позднее известный как «Нелли-бол») обрел нужные очертания.

Я хотел, чтобы в тренируемой мною команде форвард мог вести быстрый отрыв. Но больше всего я хотел, чтобы на паркете всегда находились мои лучшие игроки – вне зависимости от их позиции. Мне казалось, в этом есть смысл. Я не очень заботился о позициях. Люди часто спрашивали меня, почему у меня одновременно играет так много невысоких баскетболистов, а я всегда давал им один и тот же ответ: «Ты делаешь то, что должен сделать для победы. Так что выводи своих лучших людей на площадку».

В «Уорриорз» у меня имелось трое игроков калибра звезды – Тим Хардуэй, Крис Маллин и Митч Ричмонд, так что я естественно хотел, чтобы они играли вместе. Я понимал, что из-за этого у меня будет низкая пятерка, и было очевидно, что нам нужно делать упор на скорости.

Я хотел, чтобы «Голден Стейт» бежал так, как когда-то я играл в «Бостоне» и чему учил в «Милуоки». Я хотел, чтобы они двигали мяч. И вскоре мы стали лидерами лиги по результативности и родились знаменитые «Run-TMC». Нашей целью в каждой игре было набрать 100 очков, и часто мы набирали больше. Тимми бежал с мячом, рядом с ним был Крис или Митч, и это вскрывало любую защиту.

Но когда ты играешь низкой пятеркой, соперник будет делать все что угодно, чтобы задавить тебя под кольцом. И я регулировал свой персонал. Я не собирался сражаться с «бигменами», я хотел перехитрить их. И поэтому мои форварды начали разыгрывать – прямо как Пол Пресси в моем «Милуоки». И хотя Крис Маллин и Митч Ричмонд отлично играли пойнт-форвардов, был еще один игрок в моей команде, умениям которого недостает признания.

Его зовут Том Толберт.

Он не был одного с Run-TMC уровня, но он был отличным баскетболистом. С ростом 203 см, он был одним из моих самых талантливых «больших». Он постоянно создавал мисматчи центровым соперника, поскольку он мог играть лицом к кольцу и был достаточно изобретателен, чтобы нести угрозу с периметра.

alt

Весь мой тренерский успех нужно разделить со множеством моих ассистентов, физиотерапевтов и игроков. Но без Реда Ауэрбаха, научившего меня нюансам быстрого отрыва, ничто не было бы возможным. Он должен получить всю славу за изобретение «Нелли-бола» и за то, каким быстрым стал сегодняшний баскетбол.

В современной НБА мы видим, как невысокие игроки становятся более важными. С текущими правилами «хэнд-чека» у защитников есть возможность играть более свободно и бросать больше трехочковых, что раскрывает игру на площадке. Они могут чаще использовать свое преимущество в скорости и делать жизнь проще для остальных игроков. Этот стиль был бы невозможен, если бы Ред не придумал бы его изначально.

Лучше всего эти принципы воплощает команда, игрой которой я наслаждаюсь больше всего – «Голден Стейт Уорриорз». Тренер Керр проводит великолепную работу с этими ребятами – в особенности со Стефом Карри. То, как Керр использует умения Стефа на площадке, напоминает мне то, как я сам работал со Стивом Нэшем в «Далласе». Так же, как Нэш умеет использовать заслоны и совершать броски, когда защитник неплотно опекает его, действует и Стеф. Очевидно, Керр и Стефен Карри хорошо учили свои уроки. И это самое замечательное в баскетболе. Не важно, в какое время ты играл или тренировал, ты всегда можешь придумать какие-то новые тактики. Когда я пытался донести свои идеи до команды, я постоянно твердил своим игрокам: «В баскетболе можно заниматься плагиатом».

Нет ничего плохого в том, чтобы копировать то, что работает. Нет никаких правил, запрещающих просматривать записи игр и пытаться повторить чей-то успех. Если посмотреть на все успешные команды, в какой-то степени они все были вдохновлены великими командами и игроками, что были до них. Редко удается изобрести колесо заново.

Нас всех кто-то вдохновил.

Фото: REUTERS/Robert Galbraith; en.wikipedia.org; nba.com

+230
Реклама 18+
Популярные комментарии
Рахон Р.
+84
Может быть, "мои лучшие НИГРЫ"
Ответ на комментарий Кудрявцев Максим
"Но больше всего я хотел, чтобы на паркете всегда находились мои лучшие игры – вне зависимости от их позиции. "

Игроки наверное?
yourlastrain
+14
Отличный перевод, спасибо!

Почаще бы читать столь полезные статьи великих людей
Роман Сприкут
+8
Вообще 19-й номер Нельсона выведен из обращения в Селтикс.
Ответ на комментарий Николай Соколов
Не знал, что он играл в том Бостоне, но это многое объясняет. Всегда любил команды двух тренеров: Рик Адельман и Мистер Неллибол. Их команды не завоевывали призы, но завоевывали сердца
ААФ-88
+6
Странно, что когда Билл ушел, то скорость не помогла...

Обожаю ГСВ времен ТМС и (самая мякотка) Шарунаса, но центровой формации "скорость + все остальное" этой ватаги не помешал бы, и сколько Нельсон их перепробовал, и ведь нашел, но... Уэббер, Уэббер!.. (((

ЗЫ.

Очепятка:

как повесить кеды на гвоздь/////

видимо - повесиЛ
Greenbiz
+5
Круто, спасибо.
Написать комментарий 20 комментариев

Новости

Реклама 18+