Реклама 18+

Перемены в «орлином гнезде»: кадровые перестановки в сборной Австрии

Окончание любого сезона знаменуется решением кадровых вопросов. Особенно когда речь идёт о таком знаковом сезоне, как олимпийский. Четырёхлетний цикл подошёл к концу – пора федерациям озаботиться новой стратегией развития на следующие четыре года. Первая и, пожалуй, самая громкая новость пришла из стана австрийской сборной: Александр Пойнтнер больше не главный тренер австрийцев.

Сложно назвать эту новость хоть сколько-нибудь неожиданной. Разговоры об этом шли уже несколько месяцев: информация о том, что контракт Пойнтнера истекает в этом году, а новые переговоры не ведутся, прошла ещё в районе Турне четырёх трамплинов. Ровно тогда же стало понятно, что внутри команды действительно происходит что-то странное, причём главными участниками назревающего конфликта являются, собственно, главный тренер и Грегор Шлиренцауэр.

До Игр всё развивалось сравнительно тихо, и сор из избы не выносился. Но на Играх Грегора, уже отчётливо понимающего, что то, к чему он шёл последние несколько лет, уплывает у него из рук, прорвало. Та злосчастная пресс-конференция, на которой Шлиренцауэр раскритиковал в пух и прах деятельность тренерского состава и федерации, стала началом конца. Прикладывать к этой ситуации оценочные категории я не желаю и скажу лишь, что это вполне объяснимая реакция излишне эмоционального юноши со сложным характером на осознание того, что путь, который он считал правильным все эти годы, привёл в тупик, и поиск козлов отпущения – естественный процесс. В то время как единственное, в чём Пойнтнер в случае с проваленными Олимпийскими играми Шлиренцауэра был виноват – так это в том, что отпустил его от себя и дал добро на эксперимент с личной тренировочной группой. Однако это тема для отдельного разговора.

Незадолго до конца сезона Пойнтнер дал австрийскому порталу Laola интервью, в каждой строчке которого сквозило подведение итогов этого десятилетия у руля команды. «Годами я зависел от успеха и чувства превосходства, которые и давали ощущение удовлетворения», — рассказывал Пойнтнер, — «Как только ты понимаешь это, то переступаешь черту, при которой дело уже не в далёких прыжках команды. Нужно справляться с другими вещами, в том числе и не самыми приятными и лёгкими». Будто бы между строк он упоминал о конфликте, принимая его как вещь неизбежную, как трудность, которую интересно преодолевать: «Иметь смелость говорить обо всём прямо и громко — это самое важное, ведь дела не всегда идут так, как тебе хочется. Никто не уходит на пенсию, говоря, что всё прошло так, как задумывалось. Со многим нужно уметь справляться, и это делает работу и жизнь интересными». Он описывал, как особенно тяжело было в последний год со всеми этими проблемами, радуясь, что этот трудный для всех сезон раскрасила яркая смена поколений и перемена в основном составе команды. «И всё же я не смогу до пенсии спускать этих ребят с трамплина», — прозвучало из его уст, и стало окончательно ясно, что все разговоры о грядущих переменах не пустой звук.

В прошлую пятницу было объявлено официально: Пойнтнер уходит. Причём если за несколько дней до этого пресса активно обсуждала возможное его повышение и смену Эрнста Веттори в роли спортивного директора прыжкового департамента Австрийской федерации лыжного спорта, то реальность оказалась ещё более суровой: Веттори на своём месте удержался, а Алекс покинул федерацию совсем.

Тем не менее, каким бы ни был его уход и что бы ни вынудило его покинуть сборную и федерацию, нельзя не утверждать: именно Алекс Пойнтнер сделал сборную Австрии такой, какой мы знали её на протяжении последних десяти лет. Можно радоваться бесконечным победам, можно кидаться в телевизор тапочками, матерясь, что эти австрийские черти опять всё выиграли и смотреть невозможно уже, можно возмущаться шести австрийским победам в Турне четырёх трамплинов подряд, 32 медалям на Чемпионатах мира и Олимпийских играх и девяти Кубкам наций за десять лет – но всё это невозможно было бы без этого эмоционального австрийца в неизменной красной кепке на тренерской бирже. Команда, которую можно либо любить до потери пульса, либо ненавидеть всем сердцем за систематическое убийство интриги и своеобразную атмосферу, родилась стараниями Пойнтнера. При нём взлетел и расправил крылья Томас Моргенштерн, при нём раскрылся Андреас Кофлер, при нём усовершенствовал и закрепил свой безупречный стиль Вольфганг Лойцль, при нём разлетался Мартин Кох, при нём – как бы Грегору это ни приходилось не по душе – случились все 52 победы Грегора Шлиренцауэра. Все эти имена, давно вписанные в историю современного спорта, росли и учились всему, что умеют, у Алекса.

Порой Пойнтнер был излишне эмоционален, порой терял самообладание, порой требовал от организаторов и судей чуть больше, чем положено, но это делало его человечным, настоящим, таким, какой он есть. Он никогда не оставался довольным просто хорошим и всегда стремился только к лучшему. С непередаваемой нежностью он относился все эти годы к своим спортсменам, принимая их проблемы как свои. Он верил в них до последнего, до той стадии, когда другие уже давно бы сослали в Континентальный кубок или домой, и передавал эту веру в будущее ребятам. И это работало – нужно быть слепым, чтобы не видеть, что это работало.

Поэтому не скучать по Алексу с красно-бело-красным флажком на тренерской бирже будет совершенно невозможно.

Впрочем, ходят слухи о том, что с флажком на бирже мы его можем ещё увидеть. Правда, с финским. Но источник этих слухов настолько пространен, что оставим это в категории наивных надежд.

Австрийская пресса активно нагнетала обстановку в последние пару недель перед объявлением. По сообщениям, основной кандидатурой на пост главного тренера значился Андреас Фельдер. Фельдер – один из величайших австрийских летающих лыжников всех времён, однако тренерская карьера его весьма сомнительна: он два года, с 1995 по 1997 год, уже руководил австрийскими прыгунами, и на счету его заслуг значится проваленный Чемпионат мира 1997 года и любопытный скандал с Андреасом Голдбергером, кокаином и югославским гражданством; а на следующих строчках его резюме значилась лишь работа с двоеборцами. Кандидатура, скажем честно, весьма спорная.

Тренер норвежцев Алекс Штокль признавался, что с ним связывались представители австрийской федерации, чтобы поговорить про возможное возвращение на родину, однако он отверг все предложения. Газеты активно писали о том, что переговоры велись и с тренером сборной Германии Вернером Шустером (правда, сам Шустер ушёл в глухой отказ и не подтвердил даже сам факт переговоров).

Имя Хайнца Куттина значилось в самом конце списка возможных претендентов. Поэтому когда в прошлую пятницу было анонсировано имя нового главного тренера сборной Австрии, новость оказалась весьма неожиданной.

Вместо того, чтобы раздавать интервью или догуливать законный отдых перед началом подготовки к летнему сезону, Куттин сразу же приступил к работе: он решил использовать Венский городской марафон в качестве тренировочного задания для ребят. Невозможно сказать, что бегуны из ребят получились хорошие, но как упражнение на тимбилдинг марафон вполне сгодился. Отсутствовали на нём лишь двое: Томас Моргенштерн, у которого свои вопросы, на которые нужно найти ответы, и Грегор Шлиренцауэр, предусмотрительно укативший в Норвегию незадолго до официального объявления новостей.

Пять вещей, которые нужно знать о новом наставнике красно-бело-красных

– Куттин был весьма талантливым спортсменом. Пиком его карьеры стали две золотые медали, личная на среднем трамплине и командная на большом на Чемпионате мира 1991 года в Валь ди Фьемме. Также среди его заслуг индивидуальная олимпийская бронза Альбервилля-1992 и командные серебро и бронза в Альбервилле и Лиллехаммере. Карьеру он закончил рано, в 24 года, сразу перейдя к тренерской деятельности.

– У Хайнца Куттина неплохой тренерский опыт за плечами: он сотрудничал с немецкой командой, работал с австрийской сборной как ассистент тренера в 2002-2003 годах, затем тренировал польскую Б-команду в 2003, а затем два года, с 2004 по 2006, был главным тренером основной сборной Польши. Затем он вернулся в расположение Австрийской федерации и работал на родине.

– Последние несколько лет Куттин был личным тренером Томаса Моргенштерна и сыграл значительную роль во всех событиях прошлого сезона. «Добро пожаловать, Хайнц! Я очень рад за тебя и с нетерпением ожидаю новые испытания вместе с тобой и командой!» – написал Моргенштерн у себя в фэйсбуке. К слову, это назначение ярко подчёркивает приоритеты федерации вкупе с весьма резкими высказываниями президента ÖSV в адрес Шлиренцауэра.

– В тренерской работе с командой Куттин наметил для себя путь на формирование командного духа и гармоничной атмосферы. «Все мы в одной лодке, важно, чтобы все гребли в одном направлении. Я верю, что каждый может научиться многому от остальных», –  уверяет Куттин в свежем интервью, говоря о «непродуктивности» конфликтов вроде того, что произошёл на Играх.

– Куттин получит больше свободы действий в новой должности, нежели было у Пойнтнера: Австрийская федерация лыжного спорта пересмотрела обязанности спортивного директора, перенеся с этой роли все связанные с подготовкой спортсменов обязанности и полномочия на должность главного тренера. Отныне Эрнст Веттори будет заниматься исключительно административной работой, а Хайнц Куттин получает новые, не отягощённые должностной бюрократией инструменты для достижения задуманных целей.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Не во сне, а наяву
+18
Популярные комментарии
regina.paliy
+3
Мой любимый тренер в прыжках.
Anna Konovalova
+1
Жаль, очень жаль, да. Но у него ещё будет как минимум Пхёнчхан :)
Ответ на комментарий Olga Friauf
И все-таки жаль, что у Шлири не вышло взять личное золото Олимпиады(
Olga Friauf
+1
И все-таки жаль, что у Шлири не вышло взять личное золото Олимпиады(
Написать комментарий 6 комментариев

Новости

Реклама 18+