Реклама 18+

Павел Комолов: Спасибо президенту «Жальгириса» за мой переход в «Амкар»

В последнее время противостояние «Амкара» и «Зенита» приобрело ярко выраженный характер противостояния колонии и ее бывшей метрополии. В Перми собралась целая диаспора футболистов, отвергнутых Питером и мечтающим кое-что ему доказать. Не мудрено, что перед этими матчами о бывших игроках «Зенита» на их родине вспоминают – тренеры сине-бело-голубых на установке, а питерские журналисты – на редакционных планерках.

Как всегда, самую острая память демонстрируют коллеги из Sportsdaily – выбирая очередного пермско-питерского собеседника для интервью, они вспомнили о том, что завтра у Павла Комолова день рождения.

Бывало, устраивали загулы, плыл по течению

 — Павел, какие чувства вызывают у вас игры против родной команды? Нет ли обиды на «Зенит»?

— На что обижаться? Политика клуба — это политика клуба. А то, что не воспользовался шансом, — сам виноват. Должен был выкладываться на сто процентов, тогда мог бы о чем-то рассуждать сейчас, но я точно не сделал все возможное, чтобы играть в «Зените». По поводу эмоций… Да, такое есть, чего уж скрывать. Особенно на «Петровском» на меня нахлынули чувства. Когда-то мальчишкой приходил на этот стадион, а теперь играю сам, а за меня болеют мои друзья и родственники. С другой стороны, когда уже оказываешься на поле, то забываешь обо всем, кроме того плана на игру, который дал нам Гаджи Гаджиев.

 — Какие ожидания от матча с «Зенитом»?

— Мы должны выйти и победить, как иначе?! В первом круге мы попали под «Зенит», получили три гола (игра на «Петровском» проходила в августе и завершилась победой хозяев 3:0. — «Спорт День за Днем»), хотя до этого команду Мирчи Луческу критиковали. Сейчас вообще не важно, как «Зенит» будет выглядеть, важно самим подготовиться к игре.

 — «Амкар» играл против всех лидеров чемпионата? Кто понравился больше всего?

— Мне показалось, что «Зенит» наиболее классная команда. Нам в игре с ними пришлось очень тяжело. Хотя и против «Спартака» было непросто, красно-белые постоянно владеют мячом.

 — Три года вы провели в системе «Зенита». Какие ощущения остались от того времени?

— Если честно, когда я попал в дубль, то ни о чем глобально не думал. Для начала следовало закрепиться в числе резервистов, и все мысли были только об этом — я даже на опытных игроков второй команды смотрел тогда с открытым ртом. Окончательно освоился только в последний год, когда мне доверили капитанскую повязку, причем тот год я провел на непривычной позиции защитника.

 — Почему же вы так и не получили шанса в первой команде?

— Вспоминая себя в том возрасте, понимаю, что не очень серьезно относился к футболу. Как это часто говорят, плыл по течению и не очень задумывался о будущем. Бывало, с ребятами устраивали загулы после игр, один раз на тренировку при Игоре Чугайнове (тренер дублирующего состава в 2007 году. — «Спорт День за Днем») пришел подвыпившим. Но это был единственный случай в карьере. Кстати, давал недавно интервью вашим коллегам с одного спортивного сайта, так они написали, что я отчаялся попасть в «основу» «Зенита», поэтому напился с горя. Это, конечно, неправда. Не сказал бы, что у молодых питерских ребят был откровенный «звездняк», но что-то близкое к этому, наверное, было.

 — Сейчас, вспоминая те годы, могли бы иначе относиться к работе в «Зените»?

— Конечно, мог! Надо было тренироваться больше, мне не хватало сил, возможно, стоило подкачаться. Не исключено, что и к «основе» тогда бы чаще привлекали, а так индивидуально меня никогда не звали на тренировки, только если группой человек по пять.

 — С руководством «Зенита» о своем будущем не разговаривали?

— Со мной никто не разговаривал. К нашей команде не проявляли интерес тренеры большого «Зенита». При Алексее Стрепетове на тренировку как-то собрался приехать помощник Дика Адвоката.

 — Кор Пот?

— Именно. Нам так и сказали, что сегодня будет знакомство с Потом. Помню, Паша Мочалин спросил: «У нас что, сегодня какое-то сложное упражнение будет на тренировке?» (Смеется.)

 — Как вы расстались с «Зенитом»?

— Узнал об этом совершенно случайно. Администратор обмолвился, что видел список тех, с кем не будет продлен контракт. Не сказал бы, что я сильно удивился. Мне было уже 20 лет, и пора было заканчивать играть за «молодежку».

 — В сезоне-2009 зенитовские резервисты выиграли молодежное первенство России. Кто из ребят того состава не раскрылся?

— Если брать талант, то я бы назвал Пашу Мочалина, Стаса Матяша, Яна Бобровского, закончившего из-за травмы. Они вполне могли бы играть в премьер-лиге. Андрей Зайцев — классный вратарь, но у него со спиной возникли проблемы. Сережа Костин, которому в какой-то момент не повезло, сейчас он играет во втором дивизионе (за ивановский «Текстильщик». — «Спорт День за Днем»), он и сейчас может играть уровнем выше.

 

Отношение к русским в «Жальгирисе» было совершенно нормальным

 — Какие варианты предлагались после «Зенита»?

— У меня тогда был агент, который предлагал трудоустроиться в команду второго дивизиона. Я не очень хотел туда ехать, надеялся попасть куда-то в ФНЛ. А потом появился вариант с просмотром в Нальчике, после которого Юрий Красножан сказал, что мне еще рано в премьер-лигу, нужно окрепнуть. Так и было, на тот момент я не был готов ни физически, ни психологически. А потом контракт с агентом закончился, и я сказал, что самостоятельно буду искать себе команду.

 — И перешли в «Жальгирис»?

— Сначала проходил просмотр в латвийском «Вентспилсе», но было видно, что они во мне не заинтересованы. В «Жальгирис» мне помог попасть мой друг — Ян Бобровский, который находился тогда в команде и договорился со спортивным директором клуба о моем просмотре. Через полторы недели я подписал контракт. Кстати, «Зенит» торговался с «Жальгирисом», так как имел право получить за меня компенсацию, но в последний день трансферов все закончилось хорошо.

 — Тяжело адаптировались к новым условиям?

— С языком, как вы понимаете, проблем не было, с адаптацией тоже. В команде играли питерцы — Бобровский, Андрей Нагуманов, еще один россиянин. Отношение к русским было совершенно нормальным, я ничего такого особого не заметил. С другой стороны, жил в Вильнюсе, где много русских, может, в провинции и по-другому.

 — Что собой представляет чемпионат Литвы?

— Первая четверка чемпионата — это уровень ФНЛ, «Жальгирис» претендовал бы, возможно, на повышение в РФПЛ. Это мое мнение. Когда я приходил в команду, только начиналось ее восхождение и были довольно большие проблемы с финансированием. Мы тогда даже форму после тренировок стирали, а горячая вода в душе заканчивалась через пятнадцать минут, поэтому частенько садились в машину и мылись уже дома. Финансы и условия, кстати, тогда для меня роли не играли, главное было играть. Я тогда жил один, без девушки. Много ли мне надо было? Снять квартиру, залить бак бензина в машину и не голодать.

 — Литву часто упоминают в контексте скандалов с коррупцией и договорными матчами. Не сталкивались с этим?

— Никто мне ничего не предлагал, но я слышал, что в Литве есть такие явления. Руководство «Жальгириса» утверждало, что они не занимаются такими вещами. Правда, я помню один матч, когда ходили слухи, что несколько наших игроков сдали матч. Но я об этом узнал только спустя полгода.

 — Из Литвы вы перебрались в Польшу?

— Мы играли товарищеский матч с «Белхатувом», я понравился главному тренеру, и меня взяли в аренду.

 — Что за команда «Белхатув»?

— Вообще полное название — ГКС «Белхатув». Шахтерский клуб. В Белхатуве рядом есть, как это называется по-польски, «копальня», то есть шахты, где добывают бурый уголь. В Польше всегда было два государственных клуба — «Заглембе» и как раз «Белхатув». Клубы небольшие по сравнению с Россией, но контракты все выполняются в срок и в полном объеме. В Польше случилась только одна задержка, и об этом нас предупредили за пару недель.

 — Тяжело было адаптироваться в новой команде с учетом языкового барьера?

— Было тяжело, тем более я человек скромный, особенно по молодости. С английским у меня было туго. Хоть я начал заниматься языком еще в Вильнюсе. Поляки и сами были не особо знатоками английского, поэтому пытался что-то понимать по-польски. Мне помогал администратор, который немного знал русский.

 — Какой-то дискриминации по отношению к своей персоне не почувствовали?

— Нет, но истории про отношение к новичкам в польских клубах слышал. В «Жальгирисе» Раймондас Виленишкес рассказывал, что поляки целый год в раздевалке переодевались отдельно от него — таким образом они показывали свое отношение. И только спустя год (!) его пустили в раздевалку, признав, что он приносит пользу и помогает зарабатывать премиальные. Хорошо, что у меня таких проблем не было.

 

В Греции хотел завершить карьеру

 — Почему не остались в Польше после полугодичной аренды?

— Поляки хотели меня выкупить, но президент сказал, что у них не было требуемой суммы. Мы договорились с «Жальгирисом», что подождем. Я съездил в отпуск, отдохнул, приезжаю, а «Белхатув» уволил своего тренера, новый тренер привел на мое место молодого поляка. Вернулся в «Жальгирис», получил тяжелую травму — полгода практически не играл. По сути, пришлось начинать все заново. А через два года мы стали чемпионами Литвы. По окончании чемпионского сезона вместе со спортивным директором «Жальгириса» решили, что мне нужно расти, и стали искать варианты продолжения карьеры. И так появился вариант в Греции.

 — Далеко не самый слабый чемпионат в Европе.

— Поэтому и поехал. Мы подумали: польский чемпионат 21-й в рейтинге, а греческий — 12-й.

 — Что не понравилось?

— Впечатления от города были унылые — маленький и грязный городишко. В Греции тогда бушевал кризис, и это явно ощущалось — многие магазины просто не работали. С Польшей было не сравнить, там все вроде просто и без выкрутасов, но всегда чисто на улицах и погулять приятно. В «Верии» со мной играл один чех, я его спрашивал про город, на что он хмурился: «Ну да, что-то среднее между Европой и Африкой».

 — Рассказывают, что у «Верии» был шальной президент.

— Президент — владелец сети супермаркетов типа нашей «Пятерочки». Выбор в супермаркете, кстати, довольно скудный. Как только я подписал контракт, спортивный директор вызвался мне помочь купить в магазине продукты. Говорю: поехали в Carrefour. На что мне строго указали, что продукты футболисты «Верии» должны покупать только в супермаркетах президента, иначе будет штраф. Но мы с женой все равно ездили в те магазины, которые нам нравились, и не попадались. Да и общее отношение к футболистам было потребительским, премиальных не платили, зато президент проводил много собраний, где говорил, что ему не нужны футболисты, а нужны воины.

 — Хотелось поскорее уехать из Греции?

— Было тяжело, я сыграл всего шесть матчей, хотя перед стартом чемпионата мне говорили, что на меня рассчитывают. С греческими грандами сыграть не удалось — перед матчем с «Олимпиакосом» заболел и сидел с температурой на лавке запасных. Если честно, в Греции начали посещать мысли о завершении карьеры. К тому времени я уже женился, в Грецию прибыл с супругой и думал: «Чего я сюда приехал? Зачем ее привез?» Конечно, я мог уехать и играть у нас во втором дивизионе и спиваться, как это бывает.

 — Спиваться?!

— За примерами далеко ходить не надо — два товарища рассказывали, как в Старом Осколе они прямо с тренировки шли за бутылкой, и так каждый день.

 — В Европе такого не бывает?

— Везде бывает. В Польше на каком-то выезде ребята без моего участия (я травмировался на тренировке) проиграли 0:5. Потом выяснилось, что перед игрой полсостава попили пивка, а тренеру пришло письмо из гостиницы о приключениях игроков — в итоге двух самых рьяных оштрафовали. И с тех пор, кстати, в коллективе пошел разлад, который и привел к вылету из Экстракласса. Ребята подумали, что их сдал один из ветеранов.

 — Играя за границей, в одном из интервью вы рассказывали, что ваша цель — Европа. Но вернулись в итоге в Россию, и не обошлось без шуток про лимит на легионеров.

— Не исключаю, если бы лимита не было, то у меня не появилось бы шанса сыграть в «Амкаре» и РФПЛ. Конечно, я с удовольствием поехал бы в Германию, но вариантов не было. Не знаю, в будущем все может произойти. Я думаю, что мне есть куда прогрессировать.

 — Европейский опыт помог заиграть в РФПЛ?

— Я думаю, что опыт игры в Европе мне помог, тем более разница между нашей премьер-лигой, Польшей и Грецией не такая уже большая. А уровень сопротивления команд типа «Легии», «Леха» сопоставим с уровнем лидеров российского футбола.

 

Попасть в премьер-лигу было моей целью

 — Как считаете, надо ли молодым питерским футболистам уезжать во второстепенные европейские клубы?

— Ехать или не ехать — рецептов нет. Все зависит от вариантов. Я не вижу никаких проблем, чтобы поехать. Это интересный опыт — и футбольный, и жизненный. В Европе можно многому научиться. Например, там считается нормальным, когда футболисты занимаются самоподготовкой, могут прийти раньше на тренировку, в тренажерный зал. Но, с другой стороны, если получается развиваться в России, почему нет?

 — Можно ли сказать, что ваша история в чем-то поучительна?

— Тяжело сказать. Несмотря на то что я не сразу заиграл в премьер-лиге, это было моей целью. В конце концов мне это удалось. С другой стороны, считаю, что у меня всегда был набор качеств, который позволял играть в РФПЛ, и мне нужно было раньше выходить на этот уровень. Просто ответственность за тот шанс, который у меня был, я осознал гораздо позже. Но, мне кажется, есть и более поучительные истории в нашем футболе.

 — Переход в «Амкар» — переломный момент в карьере?

— Да, причем с переходом мне в очередной раз помог спортивный директор «Жальгириса», которого я теперь уже могу назвать своим другом. Он свел меня с агентом — Александром Маньяковым, который и сумел организовать мне просмотр в «Амкаре». После чего Гаджи Гаджиев предложил подписать контракт. Насчет переломного момента не знаю. Одно дело — подписать контракт, другое — завоевать место в составе и приносить команде пользу.

 — Сейчас чувствуете, что уже в основной обойме футболистов?

— Сейчас — да, но первые полгода пришлось очень тяжело. Все изменилось год назад на сборах, когда Гаджи Муслимович начал наигрывать меня справа в полузащите после травмы Жоры Пеева (болгарский полузащитник «Амкара». — «Спорт День за Днем»). Видимо, моя игра на этом месте тогда устроила главного тренера, и остаток сезона я уже провел в основной обойме.

 — Какие задачи ставит руководство «Амкара» на весеннюю часть чемпионата?

— Понятно, что перед сезоном нам не было озвучено никаких задач. Все понимали, что первостепенная задача — сохранить прописку в премьер-лиге. Но все равно любому спортсмену хочется выигрывать в каждом матче и находиться выше в турнирной таблице. Сейчас уже хочется залезть в еврокубки. Пример «Ростова» у нас перед глазами. Понятно, что мы можем это сделать. Гаджи Муслимович постоянно говорит, что мы можем играть с любой командой.

 — Переходы Александра Селихова и Георгия Джикии в «Спартак» дают вам дополнительную мотивацию?

— Такие примеры могут давать дополнительную мотивацию, но в моем случае этого не требуется. Я понимаю, что не достиг своего потолка и мне есть куда расти. На самом деле важно просто поверить в себя, в свои силы. Мне такую возможность дали в «Жальгирисе», за что я им очень благодарен.

Оригинал - тут

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Гордость Урала
+23
Популярные комментарии
Actas
+4
Удачи Паша !!!! «Жальгирис» тебя помнит.
Игорь21
+2
Вообще я хорошего мнения о Павле, может, как игрок, он немножечко не дотягивает до игрока основного состава, но человеческие качества у него это компенсируют. Да и наиболее близок к болельщикам, порой даже единственный подходит к болельщикам на выезде. В общем, по близости к народу он действительно большой молодец)
Struzhok
0
Жирный плюс)))
Ответ на комментарий Игорь21
Вообще я хорошего мнения о Павле, может, как игрок, он немножечко не дотягивает до игрока основного состава, но человеческие качества у него это компенсируют. Да и наиболее близок к болельщикам, порой даже единственный подходит к болельщикам на выезде. В общем, по близости к народу он действительно большой молодец)
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+