Реклама 18+

Не только покер в первом матче: история Криса Контоса

Ровно 29 лет назад, легендарный усач – судья Билл МакРири впервые вбросил шайбу в игру на льду арены в Тампе. Это был тесный Экспо Холл – помещение сельскохозяйственной выставки и ангар для хранения техники на скорую руку переоборудованный под хоккейную площадку. Мы много раз вспоминали про сам матч в эту дату, поэтому сегодня мы немного изменим себе и расскажем про карьеру его главного героя. Крис Контос забросил в том шайбе четыре шайбы и на много лет стал единственным автором покера в клубной истории, прежде чем его достижение не повторил Мартин Сан Луи. Превзойти его так до сих пор никто и не сумел.

Карьера Контоса было более чем насыщена. Он играл в хоккей на профессиональном уровне пару десятилетий в шести разных странах, выигрывал серебро Олимпиады и играл в одном звене с двумя величайшими хоккеистами в истории.

Но всё равно после завершения карьеры, всю карьеру Криса Контоса принято умещать всего в пару событий. Это, собственно говоря рекорд Молнии по голам, забитым в одной игре – сегодня исполняется 29 лет, как он его установил и следующие 23 года удерживал его единолично. И до этого – его девять голов в 11 матчах плей-офф за Лос-Анджелес, благодаря которым он, обойдя по результативности Уэйна Гретцки, помог тому отыграться в серии с его бывшим клубом – Эдмонтон Ойлерс – со счёта 1-3.

Справедливо это или нет, но в Интернете это единственные два достижения, которые вы узнаете про Контоса.

«Каждый раз приходится иметь дело с этим», смеется Контос. «Я, блин, был выбран в первом раунде драфта. Я не должен был стать ‘автором одного хита’.

Но я ни за что не променяю это на что-то другое. Во время плей-офф, когда у игрока идет голевая серия, каждый раз в том числе всплывает моё имя. Каждый год, когда игрок Тампы забивает три гола в одном матче – внезапно мой телефон начинает мигать. Можно предположить, что Стивен Стэмкос или Никита Кучеров могли бы легко забить пять или шесть голов в одной игре. Но вот прошло уже почти 30 лет»

Контос с радостью совершает путешествие во времени в тот волшебный вечер в Экспо Холл в Тампе 7 октября 1992 года.

Сейчас Крис владеет полиграфической компанией в Мидлэнде, провинция Онтарио, неподалеку от Торонто. У него двое детей – Кристофф, который в свои 27 профессионально играет в хоккей в Швеции и Джоэлль – 23-летняя оперная певица. Он женат уже 32 года на Джоанне с которой он познакомился на вечеринке в старших классах школы и которая сопровождала его во всех путешествиях – в Швеции, Финляндии, Германии, Италии и Швейцарии.

«Нам повезло», говорит Контос. «Мы посмотрели мир».

Контос гордится своей карьерой, и это заслужено, хотя ее НХЛ-овский этап продлился не так долго, как он рассчитывал. Выбранный в первом раунде (общий 15-й номер) Нью Йорк Рэйнджерс в 1982 году, Контос сыграл лишь230 игр в НХЛ в составе Рэйнджерс, Питссбурга Лос-Анджелеса и, собственно, Тампы. И забил в них лишь 54 гола.

В истории Молнии было более 60 хет-триков, забитых такими игроками, как Венсан Лекавалье, Стэмкос и Кучеров. Но только двое забивали четыре шайбы. Контос и член Зала Славы Мартин Сан Луи, повторивший рекорд 18 января 2014 года.

Это не должно быть единственной вещью, которую вы помните про Контоса. Но если вы болельщик Молнии, то это точно то, о чем вы не забудете.

Каким бы сумасшедшим не получился дебют Контоса за Молнию в ее первом матче, то как он дошел до этого было настолько же интересно.

В тот же год, когда Контос был задрафтован, он дебютировал в НХЛ в составе Рэйнджерс после достаточно сильной юниорской карьеры в составе Торонто Мальборос в Хоккейной Лиге Онтарио. Команда из оригинальной шестерки на тот момент находилась в сорокалетнем периоде без Кубков Стэнли, но под руководством тренера Херба Брукса провела несколько сильных сезонов, но проигрывала в 1982, 83 и 84 годах в плей-офф Династии соседей из Айлендерс. Контос сыграл 78 матчей за три сезона в Нью-Йорке, курсируя между основой и Нью-Хэйвеном из АХЛ.

В сезоне 1985-86,  после потери места в основе, он принял неожиданное по тем временам решение – и в первой половине регулярного чемпионата уехал играть в Финляндию, прежде чем вернуться и завершить сезон в АХЛ. В январе 1987 он был обменян на Рона Дугэя (пытавшегося потом тоже продлить свою НХЛ-овскую карьеру, приехав в первый тренировочный лагерь Тампы) и провел часть следующих нескольких сезонов с Марио Лемьё и компанией, периодически оказываясь с капитаном Пингвинов в одном звене. И не только.

«Я помню как мы развлекались с Марио в те времена, и я считал, что я неплохо играю в видео игры», вспоминает Контос. «Но он был в видео играх таким же Богом, как и на льду. Я думал я неплохо умею играть. Но каждый раз, когда я играл против него, он каждый раз меня размазывал. Этот парень с другой планеты. Игра вроде называлась“Blades of Steel”. Видео игры в те времена были достаточно архаичны. Но, блин, он просто уничтожал меня. Я не мог в это поверить».

После Питтсбурга Контос был обменян в Кингс и стал одноклубником с Гретцки – ещё один потрясающий опыт.

«Оглядываясь назад, как много парней могут этим похвастаться – что они играли и с Марио и с Уэйном?», задается вопросом Контос. «Мне повезло. Что я помню – это их невероятный хоккейный интеллект. Гретцки больше шахматист, с убийственным пониманием того, что происходит на льду. Марио был чистым талантом с клюшкой и шайбой. Он был больших габаритов, и вы можете посмотреть на хайлайты, как он раз за разом оставлял защитников в дураках. Он был особенным. Я никогда не видел ничего подобного».

Контос провел шесть матчей за Королей под конец регулярки 1987-88, однажды набрав шесть очков за матч против Чикаго. Он думал, что он получит место в основном составе на следующий сезон. Ошибка. Ему пришлось ехать играть в Швейцарию.

Возвращение получилось забавным.

«После того сезона, я вернулся и подписал контракт с Кингс в последние минуты перед делайном», рассказывает Контос. «Я только что въехал в дом. В те времена не было мобильных телефонов, и мне нужно было отправить контакт в НХЛ факсом до дедлайна. Мой отец пришел ко мне в 11 вечера и стал стучать в мою дверь со словами, ‘Ты должен успеть подписать этот контракт с Лос-Анджелесом!’ Мой приятель владел лесопилкой, которая называлась Древесина Бобра. Мы побежали к нему и отправили контракт по факсу и на следующий день я уже летел в ЛА.

СМИ, как обычно переврали эту историю, и внезапно оказалось, что я летом подрабатывал на лесопилке и ужинал, когда мне позвонил агент сообщить о предложении. Но всё было совсем не так. Это забавно, как в Штатах любят раздувать из мухи слона. Я никогда не работал на лесопилке или что-то ел из металлического ланч-бокса. Но в итоге получилась веселая история».

Контос в итоге вышел и навел шороху в том плей-офф, забив 9 голов в 11 матчах, чем помог Кингс обыграть Ойлевс в семи встречах. Тогда же он забил свой единственный на тот момент хет-трик. Его статистика в плей-офф за карьеру: 11 голов, ноль передач и минус 12 в 20 играх.

Играть в Лос-Анджелесе – это особая история сама по себе

«Вы не поверите», рассказывает Контос. «На наших играх можно было увидеть (Сильвестра) Сталлоне. Тома Хэнкса и Джона Кэнди. Это был парад звезд. Мы стали любимым развлечением звезд. Это была фантастика. Мы приходили на матчи Лейкерс и нас сажали на лучшие места, прямо рядом с Джеком Николсоном. С нами обращались как с рок-звездами».

И это сделало следующую остановку Контоса в НХЛ – в Тампе своего рода культурным шоком.

Как и многие игроки в команде расширения, Контос не планировал стать её частью.

Он тренировался с Олимпийской сборной Канады, в надежде попасть в состав на игры Альбервилле. Но когда Контос уже собирался сесть на борт самолета, вылетающего из Швеции на Олимпиаду, его отозвали в сторонки и сказали, что он попал в число последних отцепленных от сборной хоккеистов.

Это был удар ниже пояса.

«У меня были кое-какие проблемы с пахом, и было несколько ребят, которые тоже претендовали на место», рассказывает Контос. «Это было как в фильме ‘Survivor,’ и я оказался одним из тех ребят, за изгнание которых с острова проголосовали.

Знаете, что тяжело? Для хоккеиста это удар, но если ты не в состоянии с ним справится, то тебе не место в бизнесе. Всегда ведь происходит что-то подобное. И когда закрывается одна дверь – открывается другая».

Терри Крисп был ассистентом тренера в олимпийской сборной Канады, и ему нравился Контос. После того, как его назначили главным тренером Молнии, Контосу предложили двухлетний двусторонний контракт. «Терри сказал, что это открытая вакансия», говорит Контос.

После игры в Голливуде, сцена в Тампе слегка смущала. Молния играла в Экспо Холл – очаровательном, но слегка убогом сарае Florida State Fairgrounds. Случались иногда просто легендарные истории, которые не могли произойти больше нигде. Например, как отец и сын во время перерыва зашли в раздевалку игроков в поисках туалета.

«Я помню, что мой крестный отец был на той игре (с четырьмя забитыми шайбами)», вспоминает Контос. «Когда я забросил третью, он бросил свою кепку на лед. Он из Мичигана. Это же традиция для хет-трика, все об этом знают. Но один из охранников начал кричать ему ‘Эй ты! Выходи отсюда! Нельзя бросать вещи на лед!’

Фил Эспозито крича на охранников, объясняя им традицию. Типа: ‘Нет, нет, это хоккей’».

Здание вмещало чуть более 10 тысяч болельщиков, но они создали наэлектризованную атмосферу в том матче-открытии в октябре 1992 года.

«Это было очень круто, потому что все были вокруг тебя, над тобой», рассказывает Контос. «Мне казалось, что мы в Чикаго во время исполнения гимна. Это было очень круто».

Контос сделал этот вечер ещё более запоминающимся своими четырьмя голами, обеспечившими Молнии победу со счётом 7-3. Все четыре своих гола он забил в ворота действующего обладателя Везина Трофи – Эда Белфора.

Первые два гола были забиты во время формально одного большинства.

Шла пятая минута матча. Контос и Адам Крейтон за воротами выигрывают шайбу у защитника Стива Смита. Крейтон из-за ворот отбрасывает ее на синюю ленту накатывающему для мощного щелчка Робу Замунеру. Крис Контос тем временем занимает позицию у левой штанги ворот. Джереми Рёник бросается под бросок, Эдди Белфор выкатывается из ворот, чтобы сократить угол обстрела… Кажется, что Замунер вкладывает в щелчок весь свой вес и всю свою силу…

Но в последний момент Роб вместо убийственного щелчка, который был обречен попасть в бросившегося под него Рёника или, в крайнем случае, – в Белфура, делает мягкую ювелирную передачу на стоящего перед пустыми воротами Крису Контосу, и тот, элементарно положив крюк клюшки на лед, переправил шайбу в совершенно пустые ворота, включив счетчик заброшенных Молнией шайб в Национальной хоккейной лиге.

«Я просто встал сбоку от ворот и Замунер использовал меня как бортик в бильярде», вспоминает Контос. «Только что завершился тренировочный лагерь ия был первым или вторым в команде по очкам. У меня шла игра, поэтому я и получил место в основе. У меня бы его не было, если бы я не провел действительно хороший лагерь. Всё шло прям как мне было нужно».

Прошло всего 58 секунд после этого знаменательного события, а Контос уже был первым игроком из ранее нехоккейного штата Флорида, оформившим дубль. Долгий розыгрыш шайбы в большинстве, во время которого, кстати, произошло и первое в истории попадание в каркас ворот (Контос вывел на завершающий бросок защитника Роба Рэмэджа, и тот с убойной позиции напротив ворот зарядил в штангу). Геометрически выверенный квадрат. Контос выигрывает борьбу за шайбу и оставляет ее Крейтону, а сам устремляется на ту же позицию, с которой забил первый гол. Адам Крейтон – передача на Замунера, Замунер в касание на лицевую линию Джону Такеру. Такер также в касание завершает сторону квадрата передачей вдоль линии ворот, и Контос замыкает передачу, переправляя шайбу в сетку. 2-0.

А в середине второго периода Крис Контос был уже первым в истории команды игроком, сделавшим «трюк со шляпой».

Сергей Кривокрасов завладев шайбой в своей зоне и не находясь под прессингом, имея время осмотреться и принять правильное решение, зачем-то, не глядя, в касание достаточно пижонским пасом между ног отправляет игровой снаряд к синей линии. А там нет никого из партнеров в красной форме – только одинокий Джо Рики в форме хозяев льда. Рики бросает по воротам и попадает в спину Брайану Марчменту. От спины защитника гостей шайба отскакивает на клюшку Контоса. Поразить ворота, стоя прямо по центру в трех метрах и бросая без помех? Ну, вы поняли. 6-1. Первый хет-трик в истории Тампы.

«Третий был бросок между щитков Белфору», продолжает вспоминать Контос. «Это было забавно. Когда я был с Кингс в том плей-офф, это было против Гранта Фюра – и это был лучший вратарь на тот момент. А в тот вечер мы играли против Чикаго, против Белфорв, который только что выиграл Везину. Я понял, что мне нужно просто бросать. Шайбы у меня имели глаза в тот день».

Он пытался бросить между щитков? Или просто бросал в сторону ворот?

«Я любил бросать между щитков», отвечает Контос. «Это действительно была моя любимая зона для броска. В те времена у нас были тяжелые деревянные клюшки с алюминиевыми или деревянными же крюками. После того, как я завершил карьеру, я попробовал карбоновые клюшки моего сына. Шайбы вылетали прям как ракеты, как стрелы из лука. Шайба просто летит от твоей клюшки».

Было забавно после третьего гола, как телекомментаторы объясняли зрителям традицию бросания кепок на лед: «Это может обойтись в копеечку». Кстати, крестного отца Контоса в итоге выели с трибуны? «Ни за что», отвечает Крис. «Он бы ни за что не покинул тот матч».

Четвертый и последний гол в матче Контос забил за 28 секунд до конца второго периода, опять в большинстве.

Джо Рики делает продольную передачу вдоль синей линии Дагу Кроссману. Кроссман возвращает шайбу Рики. Рики в касание осуществляет наполовину бросок, наполовину передачу в сторону ворот Белфура, рядом с которыми дежурит Контос. Подставление клюшки, и шайба влетает в ближний верхний угол. Счет 7-2, и Контос становится автором первого в истории команды покера. В первом же матче в истории.

«Я подставил клюшку, пропустив ее у себя между ног», говорит Контос со смехом. «То, что Кросби постоянно делает, словно в этом нет ничего сложного. Получается, что я опередил время».

Он завершил сезон с 27 голами (51 очко) в 66 играх.

«На момент 21-й игры сезона, у меня был 21 гол и я был впереди Гретцки и Лемьё», вспоминает Контос.

Но позже в матче в Торонто, Контос столкнулся с защитником Листьев Дрейком Береховски и порвал связки. На этом закончился его сезон и, ещё хуже, вся его карьера в Тампе и в НХЛ вообще.

«Я бы легко забил 20-35 голов в том сезоне», говорит он. «Но такова жизнь».

С его контрактом возникли определенные проблемы в следующем сезоне, и ему позволили всё-таки ещё раз попытать счастья и пробиться в олимпийскую сборную Канады. Он попал в состав на игры 1994 года в Лиллехаммере и выиграл серебряную медаль, после того, как канадцы проиграли шведам в решающем матче (помните тот золотой гол Петера Форсберга, с которым он попал на почтовую марку?).

Контос никогда больше не вернулся в НХЛ, но он играл в Швеции и Германии, а также за три команды из ИХЛ в промежутке. Он завершил карьеру в 1998 году.

И Контос ни о чем не жалеет.

«Я не сдавался, Я могу это точно сказать», говорит Контос. «Я играл 16 лет, это всё началось с Рэйнджерс, выбора в первом раунде драфта. Потом была ссылка в Нью-Хэйвен. Я не пил, не нарушал режим. Я был шутником в раздевалке, пытаясь вписаться в команду. Это морально тяжело, когда ты приходишь из юниоров и все от тебя чего-т о ожидают. Ты вроде и хороший парень, и вроде идёшь в нужном направлении, ты вроде и игрок неплдохой, но ты не вписываешься в их планы.

По-хорошему, им следовало отправить меня обратно в юниорку, когда я не устроил их в основе. Но такова жизнь».

Четыре гола Контоса продержались рекордом 22 года, прежде чем Сан Луи повторил его в 2014 году. Хоккеисты Молнии забили 42 хет-трика в промежутке. Почти при каждом из них, репортер в пресс-боксе (или болельщики на трибунах) вспоминал Контоса и его рекорд.

«Я был в нужном месте в нужное время», говорит Контос. «Пока Тампа будет в Лиге, это будет не как забить первый гол в истории Квебека, которого больше не существует. Это особенное. Это список значимых достижений и, как минимум, я есть в этом списке».

Последний вопрос Контосу – что стало с теми четырьмя шайбами с того матча? Он с ними позировал в раздевалке..

«Они, наверное, валяются где-то у меня около дома, в Джорджиан Бэй (на северо-запад от Торонто)», отвечает Контос со смехом. «У нас был каток на воде, дети играли и бросали и однажды потеряли свои шайбы где-то в снегу. Они пришли и сказали ‘Нам нужны шайбы’. У меня был шкафчик с всяческими вещами с матчей, где лежали эти шайбы. И они взяли их. Им было лет 8-9. Забавно, правда?»

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
#ВеримВТампу
+31
Популярные комментарии
curdboy
0
Жду от Куча 5 голов в матче с Монреалем)))
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+