Реклама 18+

То же самое?

Вы, наверное, уже видели, что наш казахский друг не преминул (естественно!) как можно скорее высказаться по поводу допингового (или около того) случая, описанного Марит Бьорген в её собственной книге.

Для начала, конечно, так и хочется спросить: вот кто их всех за язык тянет, этих придурочных норвежцев? Сперва братишек, а теперь и Марит. Столько всего выиграли, обеспечили себя до конца дней, что ещё надо? Сиди себе и молчи, как Тура или Кегля. Нет, им всё неймётся, как хазановскому попке-кретину. И ладно бы хоть умели контролировать себя, на худой конец – дали сначала почитать черновик книги своим менеджерам. А так у одних – детское нытьё и проблемы с памятью (за которые пришлось извиняться издательству, ибо у самих духу не хватило), а другую, похоже, совесть замучила.

Ладно, я вообще-то о другом. А именно о том, что наш друг, костеря российскую пропаганду за дебилизацию населения, которому, как всегда, будет лень копаться в деталях, сам толком не умеет в них копаться и правильно преподносить. Ты бы хоть планку держал, учитель. А то ведь легко скатиться на уровень той же пропаганды, только с обратной стороны.

Начиная рассматривать в своём тексте непосредственно случай с Бьорген, он констатирует: норвежка «...принимала разрешённый препарат, который вносила в специальный бланк при прохождении допинг-контроля».

Допустим. Но такое поведение вкупе с, так сказать, некоторыми всплывшими теперь итогами ЧМ-2017 может напомнить читателю пару фраз из слепаковского «Отката»: «Я всё брал на электронной площадке! Я участвовал в тендерных аукционах!».

В конце поста я дам ещё один параллельный примерчик, сразу приходящий в голову лично мне. На сей раз он будет из реальной жизни. Правда, не спортивной, не норвежской и не российской.

Но возвращаемся к посту Тимы. Там нас ждёт важное продолжение, призванное снять эффект, произведённый слепаковским роликом:

«Губерниев отлично знает, что никакие объяснения спортсмена не спасут, если они не будут биться с результатами лабораторных анализов».

Да не надо пририсовывать Губе усы – он, мол, отлично всё знает. Не знает он ни черта. Во-первых, он давно уже не спортсмен. А во-вторых, судя по словам и поведению Марит, она сама ничего толком не знала. Оттого-то и сидела, тряслась две недели. В самом деле: препарат-то разрешённый, но с запрещённым стероидом-то что делать?

Это, конечно, не случай Старых с её идиотской косметикой и даже не случай Йохауг, поскольку крем Терезы не был разрешён и ни в какую форму, естественно, не вносился. Но это и не случай Суннбю, который малость переборщил со своей противоастматикой, ибо никакого терапевтического исключения на 19-норандростерон у Бьорген не было.

А и было бы – ей всё равно грозил бы бан. Как минимум до конца сезона. Кстати, что у нас там со сроками?

«Если ты приняла три таблетки для сдвига менструального цикла, а у тебя нашли концентрацию, соответствующую десяти инъекциям, ты – допинговый труп, готовься к четырёхлетнему отпуску за свой счёт»

А если не уходить далеко от жизни? Мартин, например, был «в отпуске» всего два месяца, Тереза – полтора года. Конечно, у них не было десяти инъекций, но к чему выдумывать условные примеры, когда есть реальные кейсы, причём норвежские? Или именно поэтому напоминать о них и не хочется? Типа, лить воду на мельницу ватников.

Кстати, голубчик, ты не подчеркнул и то, что концентрация 19-норандростерона в пробе Марит была отнюдь не минимальной. Тем не менее, её случай спрятали под сукно.

Жаль – Юстина Ковальчик была бы довольна, даром что сама ничуть не лучше со своим дексаметазоном.

Теперь нам говорят, что «спрятали» Бьорген потому, что пресловутый метаболит в лекарстве – Primolut-N – не содержался (потому-то оно и не было запрещено). Он всего лишь образовался в организме норвежки в результате неких химических процессов, связанных с метаморфозами норэтистерона. Последний входил-таки в состав «Примолют-Нора», но анаболических эффектов, актуальных для спорта, не давал – даже с учётом упомянутых метаморфоз.

Я не врач и не могу подтвердить или опровергнуть данную информацию, но могу задать другой вопрос: если Primolut-N был вполне себе разрешён к применению и его принимали многие спортсменки, почему проблемы возникли только у Марит?

Можно, конечно, предположить, что 19-норандростерон «родом» из данного лекарства на самом деле находили у многих, просто все официальные структуры, как и сами спортсменки, об этом точно так же молчали и молчат. Но тогда придётся предположить и то, что WADA каждый раз рассматривала подобные случаи сугубо индивидуально и не потрудилась объединить их в нечто целое, чтобы, наконец, выпустить дополнительную инструкцию для FIS и врачей сборных. А то ведь и врач самой Бьорген – Петтер Олберг – не был готов к подобному повороту событий. Или она первой ласточкой стала на данном направлении?

Вот и гадайте теперь, в чём же дело-то было: то ли Марит, в отличие от других спортсменок, всё-таки переборщила с дозой (и тогда где же бан хотя бы на два месяца?), то ли WADA в своё время явно стормозила в плане описанной мною инструкции. И сколько, интересно, ещё в истории спорта было таких вот тайных бьоргенов с примолютами?

А ещё остаются вопросы насчёт огласки подобных случаев. Наш друг тут же всё объясняет:

«Кодекс WADA содержит целый пакет норм, направленных на защиту частной жизни. Все антидопинговые кейсы, которые не закончились решением о дисквалификации, в принципе являются конфиденциальными. Именно поэтому информация о положительной пробе спортсмена сообщается только ему самому (часто через федерацию), а уж разглашать её или нет – решает он сам».

Допустим, допустим. Но что же мы имеем на практике?

«...абсолютно аналогичные случаи (с оправданием россиян) тоже имели место. Биатлонистка Моисеева, легкоатлетка Григорьева не дадут соврать».

И верно, что не дадут. Вот и не ври! Когда говоришь далее:

«Вот это – не другое. Это то же самое. С тем же самым результатом».

Нет, дорогуша, не то же самое. Ну-ка, ещё раз об этих (и не только этих) случаях.

Биатлонистку Татьяну Моисееву поймали на чемпионате мира в Эстешунде-2008. На всякий случай напомню, что это был тот самый чемпионат, на котором российская команда во главе с Юрьевой и Чудовым выступила очень здорово – 3-3-5 (плюс четыре «деревяшки»), несмотря на неудачу в женской эстафете. Да, совершенно верно, тот самый, о причинах успехов на котором мы с вами сегодня «всё знаем», ибо скандал с АЮЯ случился уже в следующем сезоне.

Так вот: когда Татьяну после женской эстафеты, завершавшей тот чемпионат, обвинили в использовании дексаметазона (того самого, на котором за три года до этого погорела Ковальчик), информация об этом немедленно разошлась по всей спортивной прессе. Не потому, что кодекс WADA был дополнен нормами о неразглашении конфиденциальной информации значительно позже, а потому, что IBU в отношении Моисеевой, в отличие от FIS в отношении Бьорген, таки начал расследование: Татьяна, в отличие от Марит, в своём бланке для допинг-контроля ничего не указала.

Вот тебе и «то же самое»! Это уже ближе не к Бьорген, а к Пылёвой и Логинову. Которых ты, кстати, изо всех сил приравниваешь друг к другу, как классический пропагандист.

Далее последовало требование объяснительной (здесь сходство со случаем норвежки и вправду есть), а месяц спустя Джеймс Каррабре констатировал, что препарат, использовавшийся Моисеевой, предназначался для лечения офтальмологических нарушений и действительно не требовал обязательного внесения в бланк, поскольку дексаметазон – глюкокортикостероид, то бишь препарат, не относившийся тогда к числу однозначно запрещённых. (Эта кривая вывезла и Юстину, хотя детали и там были другими – в частности, дело дошло до CAS.)

Таким образом, IBU прекратил расследование и закрыл дело. Но ведь открыл же! Потрепав нервы не только спортсменке (которой, к слову, пришлось пропустить два последних этапа Кубка Мира) и её окружению, но и болельщикам. Не говоря уж о том, что один 114-килограммовый дядя, который сегодня сидит в большой грязной луже, не преминул тогда в очередной раз выблеваться в микрофон.

Так что – не то же самое. Россиянке было хуже. Я уж не спрашиваю о том, с чего ты вдруг взялся говорить в положительном ключе о «спасении» Моисеевой, когда все прекрасно знают о твоей позиции в адрес отношений Бессеберга и России.

Может, потому, что Татьяна – ещё не слишком больной пример для тебя? В отличие от топовых норвежек, она всё-таки середнячка. А уж упомянутая тобой спринтерша Анастасия Григорьева – и вовсе ноунэймша. (Описывать заодно и её случай не буду. Кому интересно, может почитать о ней здесь и убедиться, что в деталях это тоже отнюдь не то же самое.)

Зато есть ещё один российский пример, поинтереснее. Но я понимаю – для Тимы он очень болезненный. Дело в том, что «то же самое» по результату произошло когда-то и в отношении рыбки покрупнее – Альбины Ахатовой.

Если кто забыл, в сезоне 2002 / 2003 её тоже пришлось спасать, причём дважды. Сначала – от смерти с помощью кордиамина, содержавшего запрещённый никетамид (а другого лекарства под рукой не оказалось), потом – от IBU.

Конечно, и здесь детали были совсем другими. Во-первых, предупреждение Ахатова тогда всё-таки получила – очевидно, за то, что в момент «совершения преступления» находилась в полубессознательном состоянии. Да-да, находиться на грани жизни и смерти в среднегорной Антерсельве – это вам не «написать» в штаны оттого, что женский цикл у вас, видите ли, не сдвинулся. Во-вторых, последовали хорошо известные вам сегодня санкции в отношении СБР, в том числе финансовые. В-третьих, тот случай, как и случай с Моисеевой, вполне себе стал достоянием гласности, и не то чтоб раскричаться, но – разговориться общественность тоже успела, причём в лице самой Магдалены Фошберг (правда, тогда уже отошедшей от дел).

А сугубо спортивный результат в итоге – тот же, что и у Бьорген: никто спортсменку от стартов не отстранял, и она в конце концов стала второй в общем зачёте, уступив (да и то немного) лишь Мартине Глагов. Так что в чём-то стародавний случай с Альбиной даже ближе к случаю с Марит, нежели упомянутые тобою, Тима.

А потому повторяю: ты, дружочек, раз уж взялся костерить пропагандистов за то, что они подсовывают народу совершенно разные случаи, выдавая их за одинаковые и паразитируя на их сугубо поверхностном сходстве, сам-то держи планку и не упускай из виду важные дополнительные детали, ограничиваясь лишь одинаковым итоговым официальным результатом.

Кстати, на закуску:

«Невежественной массой управлять легче, читающее стадо очень быстро перестаёт быть стадом»

Уверен? Как насчёт того же Советского Союза, в котором ты сам родился и который, помнится, гордился своим статусом самой читающей страны в мире? Это ведь не мешало советскому народу быть коммунистическим стадом, не так ли? То есть – ты вновь упускаешь из виду какие-то важные детали.

Так что ещё раз, для закрепления: осторожнее на поворотах, Тима. А то Понасенковым станешь. Собственно, во многом давно уже стал. Только не франкофонским, а дойчеватным. И не от истории, а от юриспруденции.

Ну, а теперь, в конце, чисто для развлечения, – обещанный параллельный пример.

Он – латвийский, из 2013 года. И, надо сказать, мелкий (даже по местным масштабам), если говорить о суммах. Крупным он был только в плане шума, поднятого вокруг него Алексеем Навальным латвийского пошиба – журналистом Лато Лапсой:

Да, есть у нас такой любитель зорко следить за власть предержащими.

Можете, если хотите, прочитать всю его статью (на тех же Delfi) под названием «О Гренде и правильном погружении рыла» (прямую ссылку не даю, потому что с недавних пор с латвийскими ссылками на sports.ru возникают трудности), а можете – только приводимую далее квинтэссенцию. Это – фрагмент русского перевода оригинальной статьи, который я чутка изменил, дабы вышло ещё более хлёстко. И поставить эту квинтэссенцию рядом с тем фактом, что Марит Бьорген заполнила бланк допинг-контроля, как полагается. То есть соблюла все необходимые бюрократические процедуры. Ну, а потом, как говорится, найдите 10 отличий.

«Таким образом, Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией чётко сказало нашим политикам (если кто-то ещё был не в курсе): если вы законно попали к политической кормушке, то единственное, о чём вам теперь стоит тревожиться и что нужно соблюдать, – это процедура. Читай – правильный угол погружения рыла в корыто. Ну, ещё правильно издаваемые при этом звуки. Если с этими процедурными вопросами всё будет в порядке, никому не должно быть дела до того, сколько вы выжрали из этой кормушки, сколькими ногами вы туда влезли и, что главное, кому от этого была польза, кроме вас. Ну, а если в процессе глотания какая-то недоросль всё же посмеет подойти и сделать вам замечание, вы будете иметь полное право поднять на минутку своё рыло из корыта и высокопарно прохрюкать: так и быть, щенок, я не потребую от тебя извинений!»

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Там, где мы, и там, где нас
Популярные комментарии
Бартоломью Робертс
+2
Мой персональный хейтер даже сюда за мной притащился. Клоун :о))
Ответ на комментарий Бартоломью Робертс
Картина спортсовского сюрреализма, - заочный спор двух человек, фактически не признающих эффективность современной анти-допинговой системы (отрицанием результатов сорокалетней работы учёных в области анаболических стероидов) о тонкостях толкования АДК :о))
Бартоломью Робертс
+2
Картина спортсовского сюрреализма, - заочный спор двух человек, фактически не признающих эффективность современной анти-допинговой системы (отрицанием результатов сорокалетней работы учёных в области анаболических стероидов) о тонкостях толкования АДК :о))
Бартоломью Робертс
+1
Это признание того, что у WADA нет и никогда не было, эффективных методик выявления анаболических стероидов в допинг-пробах спортсменов.
Ответ на комментарий Konstantin Riga
Вообще-то это - признание того, что наука продолжает развиваться. Как будто мало было в науке радикальных переходов от старого учения к новому.
Написать комментарий 9 комментариев

Новости

Реклама 18+