Реклама 18+

Джейми Каррагер. «Величайшие игры» «Ливерпуль» - «Барселона» (4:0)

Об авторе/Вступление

  1. «Ливерпуль» – «Барселона» (4:0)
  2. «Эвертон» - «Бавария» (3:1)
  3. «Ливерпуль» - «Арсенал» (0:2)
  4. Германия - Англия (1:5)
  5. Англия - Голландия (4:1)
  6. «Ливерпуль» - «Эвертон» (3:2)
  7. «Манчестер Юнайтед» - «Бавария Мюнхен» (2:1)
  8. «Ливерпуль» - «Ньюкасл Юнайтед» (4:3)
  9. «Манчестер Сити» - «КПР» (3:2) 
  10. «Барселона» - «Манчестер Юнайтед» (3:1)
  11. «Милан» - «Ливерпуль» (3:3)

Благодарности

***

Вторник, 7 мая 2019 г.

Полуфинал лиги чемпионов УЕФА 2018/19, ответный матч

«Энфилд»

«Ливерпуль» - «Барселона» (4:0)

Ориги 7, 79

Вейналдум 54, 56

«Победа в Лиге чемпионов дала нам окончательное доказательство того, что мы должны быть победителями»

— Юрген Клопп

Восстановление «Ливерпуля» на вершине английского и европейского футбола под руководством Юргена Клоппа началось на удачно названной «Хоуп-стрит» (прим.пер.: с англ. Улица Надежды»).

Прямо напротив престижного филармонического зала города и в хорошо расположившемся театре «Эвримен» — питательной среды для многих лучших драматургов, поэтов и художников Мерсисайда — находятся шикарные номера и люксы, предоставляющие Клоппу и его игрокам штаб-квартиру перед матчами на «Энфилде».

В отеле «Хоуп-стрит» Клопп подписал тренерский контракт с «Ливерпулем» в 2015 году, и тот предложил ему сцену, с которой в 2019 году он выступил со своим самым вдохновляющим вокальным выступлением. Только дважды в истории еврокубков — греческий «Панатинаикос» в 1971 году и «Барселона» в 1986 году — команда пропустила три или более голов после первого матча полуфинала и все равно вышла в финал. Во второй половине дня второго матча полуфинала Лиги чемпионов против «Барселоны» страстная речь Клоппа на предматчевой встрече команды убедила его игроков, что они могут стать третьей командой, которая сделает это, бросит вызов ожиданиям и низвергнут свой дефицит счета 3:0 против недавно коронованных чемпионов Испании.

«В следствие того, что это вы — это не невозможно», — заверил Клопп свою команду.

Капитан команды Джордан Хендерсон внимательно прислушивался к убедительному обращению главного тренера. «Для меня в тот день все началось с командной установки главного тренера, — сказал он мне. — У него есть способность говорить правильные вещи в нужное время. Мотивация, приведение нас в правильное расположение духа и уверенность, которую он построил на том, что он сказал нам и как он это сказал — вот почему мы так хорошо сыграли».

Намерение Клоппа состояло в том, чтобы привить веру и бесстрашие. «План состоял в том, чтобы наброситься на "Барселону" с первой же секунды, и если мы потерпим неудачу, то сделаем это по-своему, — объяснил главный тренер во время нашего обсуждения последующей победы. — В тот вечер нам нечего было терять. Мы хотели, чтобы "Барселона" чувствовала себя некомфортно с первого же удара. И именно это мы и сделали».

«До сих пор в моей жизни это была величайшая игра, в которой я когда-либо участвовал, и, безусловно, одна из величайших в истории. Может быть, она и не была против "Барселоны" Хави [Эрнандеса] и [Андреса] Иньесты, но они были достаточно хороши, чтобы выиграть соревнование и достаточно хороши, чтобы победить нас. Но недостаточно хороши, чтобы победить команду, с которой они столкнулись в тот вечер на "Энфилде"».

Приступая к анализу этого и десяти других известных матчей в этой книге, я подумал, что было бы полезно спросить Клоппа, как он определяет по-настоящему отличную игру.

«Драма, — ответил он. — Что дольше остается в памяти всех вовлеченных людей, так это когда разыгрывается драма. У великих игр в истории есть своя история. Какова ситуация перед игрой? Каковы шансы обеих команд на победу? Ты тоже был частью некоторых из них. Я уверен, что по крайней мере одна из них есть в этой книге!»

Драма, которой мы жаждем, может иметь много основ.

Нет ничего более захватывающего, чем маловероятный камбэк, подобный тем, которые произошли между «Манчестер Юнайтед» и «Ливерпулем» в финалах Лиги чемпионов 1999 и 2005 годов.

Есть такие матчи, которые становятся классикой благодаря безупречному выступлению на самых грандиозных спортивных площадках, например, когда «Барселона» выиграла Кубок чемпионов на «Уэмбли» в 2011 году.

Кроме того, есть игры, которые вызывают прилив адреналина, подобный тому, который я испытал, будучи школьником-эвертонианцем в 1985 году, наблюдая, как Говард Кендалл побеждает мюнхенскую «Баварию» в атмосфере медвежьей ямы «Гудисон Парк» — вечер, в котором участие зрителей сыграло решающую роль.

Некоторые игры запоминаются из-за почти комичного несовершенства, такого как фарсовая защита, когда «Ливерпуль» победил «Ньюкасл Юнайтед» со счетом 4:3 в 1996 году.

И, возможно, наиболее драматичны, есть незабываемые повороты, как это было в случае с «Манчестер Сити», опасавшимся, что они сбились с пути до последних секунд титульной гонки 2011/12 — современное возрождение достижений «Арсенала» в аналогичных обстоятельствах против «Ливерпуля» двадцать три года назад.

«Ливерпуль» против «Барселоны» в мае 2019 года впитывает в себя элементы всего вышеперечисленного.

«Многое из того, что делает игру великолепной, связано с ожиданиями, — продолжил Клопп. — В нашем случае никто не думал, что у нас будет шанс. Играть против такой команды, как «Барселона», проигрывая со счетом 3:0? Победить в этом матче нелегко, а? Но самое главное в любой отличной игре — это то, как ты играешь. Без этого не может быть драмы. Игра не будет отличной, если игроки не проявят себя. Их игра должна быть по-настоящему хорошей».

Пара подсюжетов также могут помочь, и «Ливерпуль» был неохотно хорошо снабжен ими перед этим ответным матчем, их поражение на «Ноу Камп» шестью днями ранее было одной из многих неудач, которые сделали их триумф через невзгоды более значимым.

Двое из их опасной ударной группы из трех человек, Мохамед Салах (выбыл из-за сотрясения мозга) и Роберто Фирмино (лечился от растяжения паха), были недоступны. Двое из «Барселоны», Луис Суарес и Филиппе Коутиньо, были бывшими игроками «Ливерпуля».

Недавнее прошлое «Ливерпуля» состояло в том, что команду хвалили за второе место. Клопп уже проиграл три финала с «Ливерпулем», включая финал Лиги чемпионов 2018 года, и свои шесть последних в качестве главного тренера. Владельцы клуба Fenway Sports Group отпраздновали лишь один трофей с момента выкупа ими команды 15 октября 2010 года — Кубок Лиги 2012 года под руководством Кенни Далглиша — но проиграли финал Кубка Лиги, финал Кубка Англии, финал Лиги Европа и финал Лиги чемпионов. Они также едва-едва упустили титул чемпиона Премьер-лиги под руководством Брендана Роджерса в 2014 году при невыносимых обстоятельствах, уступив преимущество «Манчестер Сити» за две игры до окончания чемпионата.

Репутация «почти добившегося» шла к болезненному обновлению, когда за двадцать четыре часа до визита «Барселоны» «Манчестер Сити» снова встал перед «Ливерпулем», победив «Лестер Сити» со счетом 1:0 и за один матч до конца опережая команду Клоппа на одно очко в Премьер-лиге.

Несмотря на то, что команда Клоппа набрала 97 очков, она могла бы претендовать на самую нежелательную награду в английском футболе — рекордное второе место, проиграв лишь одну из своих тридцати восьми игр.

«Я был зол, — сказал Хендерсон, уязвленный всеми этими близкими "неудачами". — Я не знаю, правильное ли это чувство, но именно так я себя и чувствовал. Это было из-за того, что произошло в первом матче в Испании, а затем вечером перед ответным матчем. Мы все думали, что «Лестер» может что-то противопоставить «Сити», а затем [Венсан] Компани забивает примерно с 35 метров, и это похоже на "черт побери". Но когда мы собрались на следующее утро не было ощущения, что кто-то из команды чувствовал себя подавленным. Что бы ни случилось, мы знали, что игра с «Барселоной» на «Энфилде» — это огромная игра, которая не часто случается, поэтому мы были готовы извлечь из нее максимум пользы. Я думал, что наш шанс пройти через это был более трудным, нежели полностью упущенным».

Что придало «Ливерпулю» уверенности, так это неудача со счетом 3:0 в Испании. «Мы все чувствовали, что сыграли достаточно хорошо в Барселоне, и что счет на самом деле не отражал ход матча, — сказал мне председатель правления «Ливерпуля» Том Вернер. — Ты знаешь футбол лучше меня, но это был однобокий исход игры на поле. Я помню, как Жозе Моуринью говорил, что не дал бы ни пенни за шансы "Ливерпуля" в этом ответном матче, но темп нашей игры был таким безжалостным и решительным. Так что, хотя я бы не сказал, что чувствовал себя уверенно, я не был мрачен так как мы играли хорошо».

Вот почему Клопп был непреклонен в том, что ситуацию можно исправить. «После первого матча Лиги чемпионов, когда ты выигрываешь со счетом 3:0, это отличный результат, а если ты проигрываешь со счетом 3:0, это абсолютно отвратительный результат, — сказал тренер. — Но с каждым днем ты приближаешься к следующей игре, счет 3:0 уже не кажется таким хорошим, а проигравшая команда больше не чувствует, что это так плохо, потому что шанс все еще есть. Таким образом, мы убрали две важные вещи из первой игры. Мы чувствовали себя лучше, и «Барселона» знала, что для них было бы лучше, если бы они забили четвертый гол. Это можно было видеть по их реакции, когда [Усман] Дембеле не забил четвертый мяч в самом конце».

Клопп имел в виду критический заключительный акт на «Ноу Камп» на шестой добавленной минуте, когда в отчаянной попытке забить гол на выезде голкипер «Ливерпуля» Алиссон Бекер увидел, как его главный тренер поощряет его пробежать по всей длине поля, чтобы попробовать забить гол с чужого углового. Это то, чего можно обычно ожидать на заключительных секундах второго этапа или финала. К счастью, Алиссон не добежал, поэтому, когда «Барселона» вырвалась в контратаку, и у Дембеле был самый легкий шанс сделать счет 4:0, ему все еще нужно было переиграть вратаря, но нападающий покорно пробил в бразильца.

«Да, хорошо, что он не послушался, — сказал Клопп о своем первом номере. — Это была не то что бы настоящая идея. Это было рефлекторное решение. Мы подумали: "Может, попробуем?" Потому что при счете 3:1, забив еще один гол, все негативные ощущения от большого отрыва стираются».

«Честно говоря, это была не самая большая моя ошибка за тот вечер. А вот использование Бобби Фирмино в качестве игрока замены [на 79 минуте матча]. Вся информация, которой я располагал, заключалась в том, что он был в форме, но он не был готов, поэтому мы потеряли его ко второй игре, а затем потеряли и Мо [Салаха] в следующей игре в Ньюкасле».

«Вдобавок ко всему, наша самая большая проблема перед второй игрой заключалась в том, что это все еще была "Барселона"».

Поскольку титул все еще был поставлен на карту, Клопп не смог сохранить энергию своих игроков во время поездки на выходные на северо-восток, предшествующей визиту «Барсы». «Барса», признанная чемпионом Испании десятью днями ранее, дала отдохнуть всем своим лучшим одиннадцати игрокам стартового состава во время матча с «Сельтой Виго» за три дня до ответного матча.

Но по мере приближения начала матча была одна мера влияния, которую «Барса» не могла контролировать. Призывные крики «Ливерпуля» вдохновляют болельщиков не меньше, чем игроков.

«С "Энфилдом" никогда не знаешь наверняка, — сказал Хендерсон. — С нашими болельщиками всегда есть ощущение, что произойдет что-то серьезное».

Я слышал много попыток преуменьшить значимость поддержки «Энфилда». Часто высказываются насмешливые предположения, что это миф, поддерживаемый самолюбованием фанатов «Ливерпуля», а не реальность, особенно когда выездные болельщики время от времени перепевают «Коп» во время сдержанных матчей Премьер-лиги начала дня.

Если уровень между двумя командами огромен или толпа не «намерена делать это», знаменитая атмосфера «Энфилда» может быть нейтрализована. Существует бесчисленное множество примеров того, как команды переигрывали «Ливерпуль» на «Энфилде». Но когда уровень мастерства равен или не так разношерстен, и «Коп» привносит свою отличную поддержку, то окружающая среда, несомненно, влияет на результаты.

Нужно посмотреть на результаты только тогда, когда качество и энергия на поле и вне его скоординированы, чтобы понять, откуда берется вся шумиха.

«Люди в Америке спрашивают меня, каково это — играть на «Энфилде» в такие вечера [как против «Барселоны»]. Я отвечаю, что нет ничего подобного этому нет, — сказал Том Вернер. — Я был на нескольких матчах в Лондоне, но не на «Энфилде» [до того, как стал председателем «Ливерпуля»]. Когда я был там в первый год нашего владения командой на матчах против «Уигана» и «Вест Бромвич Альбион», люди говорили мне: "Подожди, пока это будет во время серьезной игры на европейской арене в середине недели"».

Соперники в Англии могут закрывать глаза и уши сколько угодно, но это правда.

Это самая лучшая атмосфера в мировом футболе? Я не могу беспристрастно заявить об этом. Я уверен, что по всей Европе и в Южной Америке есть стадионы, где болельщики так же шумны или устрашающи. Но они не могут быть более влиятельными.

Независимо от уровня шума, я всегда чувствовал, что у нас есть часто упускаемое из виду, но непосредственное и очевидное преимущество. «Энфилд» довольно маленький. Хотя стадион регулярно обновлялся с момента его строительства в 1884 году и вмещает 55 тыс. болельщиков, его компактность никогда не нарушалась. Планировка подходит для борьбы в клетке, когда болельщики настолько близки к действию, что могут смотреть в глаза игрокам, в отличие от «Ноу Камп», «Олд Траффорд» или «Сан-Сиро», которые кажутся огромными по сравнению с ними. В длину размеры поля на «Энфилде» (100,58 на 69,58 метров) делают его таким же ограниченным, как и любой элитный стадион. Согласно официальной статистике, размер «Ноу Камп» составляет 105,16 на 67,67 метра, хотя, когда я играл там в полуфинале Кубка УЕФА 2001 года, наш главный тренер Жерар Улье сказал нам, что поле сделали более широким в соответствии со стилем игры «Барсы». «Манчестер Юнайтед» сделал такое же наблюдение, когда был на «Ноу Камп» на матчах Лиги чемпионов.

Какими бы ни были точные данные о длине и ширине полей, «Энфилд» кажется намного плотнее по сравнению с большинством лучших стадионов Премьер-лиги и Европы.

Даже когда тебя везут на стадион, возникает ощущение замкнутости, когда командный автобус осторожно маневрирует по узким улочкам и мимо рядов террасных домов ко входу. Для тех, кто видит его впервые, он должно быть выглядит как такая аномалия, как будто по соседству приземлился футуристический, потусторонний корабль-носитель. Визуально контраст разительный и волнующий, каким-то образом одновременно современный и винтажный.

Психологически это имеет такое же большое значение, как и пристрастие болельщиков, создавая чувство клаустрофобии, из-за которого проблемы испытывают те, кто не знаком с ареной. Даже величайшие игроки.

Уэйн Руни часто говорил мне, что когда он играл на «Энфилде» никогда не чувствовал, что у него есть время возиться с мячом, сочетание угнетающей, орущей толпы, мотивированных противников и небольшого пространства для игры оказывало удушающий эффект.

Как игрок «Ливерпуля», мы намеренно стремились сделать так, чтобы наше поле казалось тесным для игроков выездной команды, непривычных к причудливости этого места. Прежде чем приспособятся, они уже могут проигрывать в пару голов. В полуфинале 2019 года прошло четырнадцать минут, прежде чем «Барса» успокоилась, собрала воедино значимую последовательность передач и начала угрожать воротам Алиссона. Я так часто это видел, и это определенно было связано с тем, что они настраивались на окружающую обстановку.

Чем дольше я играл на «Энфилде», тем больше на поле у меня начинала развиваться мышечная память. К последним нескольким сезонам моей карьеры я мог вспомнить свои позиции на играх, в которых я принимал участие много лет назад, так что я как будто реагировал на разные ситуации по привычке, знаком с каждой травинкой и с тем, где будет или, по крайней мере, должен быть каждый из моих товарищей по команде.

«В этом что-то есть, — согласился Хендерсон, который стал моим товарищем по «Ливерпулю» в 2012 году. — Когда ты привыкнешь там играть, если ты закроешь глаза, ты сможешь точно знать, где находишься. Всякий раз, когда я представляю себе игру сейчас, я всегда нахожусь на поле "Энфилда". Может быть, это из-за размера. Может быть, это потому, что он так замкнут. Но когда я играю на "Уэмбли", я чувствую себя иначе — там поле больше и труднее закрыть пространство. "Энфилд" не похож ни какое-либо иное место».

Мне нравилось слушать, как бывший главный тренер «Арсенала» Арсен Венгер описывал сложности всякий раз, когда он привозил свою команду на «Энфилд». «Это самое трудное место в Европе, — сказал он в 2019 году. — Теперь это единственное место, где ты можешь свернуть за угол и пожать руку болельщикам! Ты можешь сказать "Привет, братишка, как дела?" и продолжать играть в футбол. Знаете, это настоящее футбольное поле. Сегодня мы строим сложные стадионы, но это стадион с душой, с реальным давлением на соперника. Атмосфера — всё — там особенное».

Превращение в оружие самой известной трибуны из всех, «Копа», началось при Билле Шенкли в шестидесятых годах. Шум ранних набегов клуба в Европу под руководством его и Боба Пейсли достиг кульминации в формирующих статус вечерах в середине недели, таких как в полуфинале Кубка чемпионов 1965 года против миланского «Интера», который «Ливерпуль» выиграл со счетом 3:1 (хотя позже они вылетели со счетом 4:3 по совокупности двух встреч), и зажигательный камбэк против «Сент-Этьена» в 1977 году, победа со счетом 3:1, одержанная Дэвидом Фэйрклоу, который вывел «Ливерпуль» в полуфинал со счетом 3:2 по результату двух матчей. Вскоре последовал первый из шести Кубков чемпионов «Ливерпуля». В августе 2020 года мюнхенская «Бавария» сравнялась с этим показателем, но только мадридский «Реал» и миланский «Милан» выигрывали Лигу чемпионов большее количество раз.

К тому времени, когда я закончил карьеру в 2013 году, болельщики «Ливерпуля» считали нас скорее европейским, чем английским футбольным клубом. Как и команда, они старались показать себя с лучшей стороны в присутствии зарубежных гостей.

Я считаю, что это отражает приоритеты, что у «Ливерпуля» всего на один Кубок чемпионов меньше, чем Кубков Англии. Мадридский «Реал» девятнадцать раз выигрывал свой внутренний кубок, «Барселона» — тридцать раз, а мюнхенская «Бавария» — двадцать.

Появилось четкое различие между характером «Энфилда» в европейский вечер по сравнению с внутренними кубковыми турнирами. Я без колебаний выступаю от имени главных тренеров, за которых я играл, и товарищей по команде, с которыми я делил раздевалку, с гордостью признавая наш в это вклад. Как и мои медали, я дорожу тем фактом, что сыграл за клуб 150 европейских матчей — больше, чем любой другой игрок «Ливерпуля» или английский игрок на момент написания этой главы.

В период с 2001 по 2010 год мы участвовали в трех европейских финалах, выиграли два, а также выиграли два Суперкубка УЕФА. В 2008 году мы вышли еще в один полуфинал Лиги чемпионов, а в 2002 и 2009 годах — добрались до четвертьфиналов. Десятилетие завершилось полуфиналом Лиги Европа в 2010 году. Это семь сезонов из десяти, в которых мы были, по крайней мере, четвертьфиналистами европейского турнира.

Некоторые из опытных игроков открыто признают, что европейские матчи на «Энфилде» в середине 1980-х годов не всегда были такими яркими, как в мою или сегодняшнюю эпоху. Это отражает значительный рост показателей посещаемости. Посмотрите старые кадры с полуфиналов Кубка чемпионов «Ливерпуля» в 1984 и 1985 годах, и болельщиков там было меньше, чем на играх чемпионата. 20 марта 1985 года «Ливерпуль» играл свой домашний матч с венской «Аустрией» в четвертьфинале Кубка чемпионов. Посещаемость составила 32 761 человек. Даже если учесть, что середина восьмидесятых была особенно тяжелым временем в городе с проблемами нищеты и безработицы, эта цифра была чуть менее чем на 11 тыс. меньше, чем в повторном матче пятого раунда Кубка Англии против «Йорк Сити» двумя месяцами ранее. Еще более бросается в глаза домашний матч в первом раунде победной кампании «Ливерпуля» в Кубке чемпионов 1984 года против датского «Оденсе», за которым наблюдали лишь 14 985 болельщиков.

Тоска по возвращению в число лучших в Европе и признательность за то, что было потеряно — и, возможно, действительно никогда не возвращалось — усилились за шестнадцать лет изгнания из Кубка чемпионов между 1985 и 2001 годами. Сегодня существует страсть к соревнованиям под эгидой УЕФА, которая выходит за рамки увеличения доходов.

Отчасти это связано с идентичностью, «Ливерпуль» — первопроходец на континенте. Клуб стал всемирно популярным в 1970-х годах благодаря европейскому успеху, а в менее успешные или трудные времена, особенно в девяностые, история была главным источником надежды на будущее.

Это европейское наследие впервые поразило меня как игрока в 2001 году, когда мы сыграли вничью с «Ромой» в четвертом раунде Кубка УЕФА. Тренер нашей команды направлялся на «Олимпийский стадион», священную землю, на которой «Ливерпуль» выиграл свой первый Кубок чемпионов в 1977 году и четвертый в 1984 году. По мере нашего приближения прожекторы, казалось, освещали город. Я почувствовал, что впитываю историю. Эти эмоции вернулись, когда я играл в соборах «Ноу Камп», «Сан-Сиро» и «Бернабеу».

Я знаю, что иностранные игроки и болельщики так же относятся к визитам на «Энфилд». Наши по праву считают себя ровесниками «Реала», «Барсы», «Баварии» и «Милана», наслаждаясь задачей оправдания блестящей репутации.

Сейчас также проводится больше игр, которыми можно насладиться, изменение формата Лиги чемпионов с 1992 года означает, что есть гарантия как минимум трех домашних матчей. К тому времени, когда наступает стадия плей-офф, существует убеждение, что на «Энфилде» мы можем победить любого.

Смогли бы мы победить команды мирового класса, которые мы обыграли в Кубке УЕФА 2001 года и Лиге чемпионов 2005 года, без болельщиков на «Энфилде»? Ни за что. Болельщики сделали себя главными персонажами в этих историях до такой степени, что использование власти «Копа» всегда будет продуманной уловкой главных тренеров и игроков «Ливерпуля». Иногда призывы под знамена не нужны, как, например, когда Жозе Моуринью превратил себя в мимического злодея и первым поддался «Энфилду» в полуфинале Лиги чемпионов 2005 года. Когда он заявил, что наш победный гол Луиса Гарсии был забит болельщиками, заставив словацкого лайнсмена Романа Слиско признать, что его удар пересек линию у трибуны «Коп», Жозе подумал, что он вел себя пренебрежительно. Болельщики на «Копе» все еще носят это как знак почета, идеальный ответ любому, кто считает атмосферу «Энфилда» не столь вдохновляющий.

Независимо от того, вызывает ли влияние «Копа» негодование, уважение или почтение, оно питает самооценку болельщиков «Ливерпуля».

Такие истории перекликаются с романтикой Юргена Клоппа, и он с самого первого дня сделал приоритетом привлечение болельщиков. «Когда ты никогда не испытывал атмосферу "Энфилда", ты никогда не сможешь ее понять, — сказал он мне. — Я, конечно, слышал об этом еще до того, как приехал в Ливерпуль. Но это совершенно другой уровень, чем я ожидал. Прежде чем приехать сюда ты всегда думаешь, что это слухи. На самом деле все обстоит как раз наоборот. Из всех стадионов в мире я бы сказал, что если ты играешь здесь под прожекторами, и твоя команда хороша, и другая тоже хороша, то это создает особую атмосферу. Когда ты слышишь стадион и входишь на него, он кажется другим, а когда снаружи темно, ты чувствуешь себя еще ближе. Мне особенно нравится это время суток. Это когда мы все бодрствуем и полны энергии».

«У нас настоящая футбольная публика. Я бы сказал, что в Англии атмосфера отличается от немецкой. В Германии, когда игра не такая захватывающая, болельщики все равно поют. Некоторые поют на протяжении всей игры, так что уровень остается постоянным. В Ливерпуле, когда игра откровенно дерьмовая, то на стадионе может быть тихо. Тогда люди говорят: "Я думал, что атмосфера будет лучше". Болельщики больше реагируют на происходящее на поле. Иногда мне действительно хочется, чтобы, когда мы играем не так хорошо и нам это нужно, болельщики больше бы нас подталкивали, но для этого нужен блок или подкат, и они снова там. Они возвращаются в игру. Теперь я слышу, как люди празднуют подкаты. Когда Милли [Джеймс Милнер] делает подкат, я могу распознать шум толпы. Это приветствие похоже на гол, но не такое долгое. Другое. Мне это очень нравится.»

Клоппа иногда называют лучшим болельщиком «Копа», что звучит принижающе, пренебрегая его качествами тренера, тактика и менеджера. Тем не менее, его отношения с болельщиками «Энфилда» являются частью того, что делает его идеальным для «Ливерпуля», гарантируя, что он пойдет по наследственному пути, который начался с Шенкли.

«Очевидно, я не знаю, как это было, когда Шенкли и Пейсли возглавляли клуб, но я чувствую, что между этим тренером, этими игроками и нашими болельщиками существует связь, которая не похожа ни на что, что я когда-либо видел, — сказал Том Вернер. — Когда Джон Генри [основной владелец], Майк Гордон [президент FSG] и я встретились с Юргеном в Нью-Йорке до того, как он занял эту должность, первое, что мы подумали, это то, что он станет отличным руководителем в любой организации. Если бы он продавал мыло, он был бы лучшим в этом деле! Он чуткий. Он умный. Он смиренный. Он сострадательный. Мы также чувствовали, что он хорошо подходит для "Ливерпуля". Если бы он перешел в другой клуб, то это было бы не такое хорошее совпадение».

«Последнее, что я хочу делать — это ухудшать отношения с другими главными тренерами. Это несправедливо и непродуктивно. Но на самом высоком уровне все должно быть превосходно, и у нас с Юргеном есть это превосходство».

За всю мою жизнь ни одно назначение на руководящую должность в «Ливерпуле» не было принято с такой радостью. Клопп уже был звездой в дортмундской «Боруссии», где он выиграл два титула чемпиона Бундеслиги. Когда в Англию просочились изображения, на которых он общается с болельщиками на южной трибуне дортмундского «Сигнал Идуна Парк», известной в Германии как «Желтая стена», возникло ощущение неизбежности того, что однажды он станет главным тренером «Ливерпуля», что выходило за рамки качества футбола его команды.

Выбор в пользу Клоппа также обнадежил «Коп», доказав, что «Ливерпуль» оставался привлекательным для востребованных тренеров после трех предыдущих назначений с 2010 года — и это при всем уважении — которые приходили из «Суонси», «Фулхэма» и зала легенд «Ливерпуля».

Покинув Дортмунд на запланированный годовой перерыв, Клопп мог бы дождаться любой работы в Европе. «Манчестер Юнайтед» поговорил с ним, когда сэр Алекс Фергюсон ушел в отставку, но Клопп интуитивно почувствовал, что «Ливерпуль» тоже придет за ним. Как только он занял свое место, футбольный мир спросил, что принесет сочетание самого эмоционального главного тренера в спорте и самого эмоционального футбольного клуба Европы.

Матч «Ливерпуль» - «Барселона» (4:0) был впечатляющим ответом.

Мое первое наблюдение после повторного просмотра игры состоит в том, что «Барселона» не играла плохо. И хотя «Ливерпуль» был фантастичен, он не был настолько умопомрачительно велик, чтобы переигрывать своих соперников с первой до последней минуты. Я видел более совершенные выступления при Клоппе, в которых его команда не забивала так много, и худшие выступления, чем у «Барсы», которые дали положительный результат. Но как исполнение заранее продуманного плана на игру и упражнение в использовании всех доступных видов оружия против грозного противника, вооруженного значительным преимуществом, этот матч не мог быть лучше.

Шаблон, определяющий соответствие, может быть уменьшен до первых сорока девяти секунд. В течение пяти секунд после начала матча Хендерсон и дублеры Салаха и Фирмино, Дивок Ориги и Джердан Шакири, взяли в кольцо левого защитника «Барселоны» Жорди Альбу и полузащитника Ивана Ракитича. Важно отметить, что три игрока «Ливерпуля» находились против двух игроков «Барсы», а крайний защитник соперника находился под постоянным давлением.

Эта способность превосходить «Барсу» численностью, особенно на больших пространствах, была темой всего вечера, мгновенно продемонстрировав, где будет выиграна тактическая битва. Альба и правый защитник Серджи Роберто провели жаркий вечер в своих зонах на краю защиты, расстроенные решимостью «Ливерпуля» превосходить их числом в лице Хендерсона, Шакири и Трента Александер-Арнольда справа, а Милнера, Садьо Мане и Энди Робертсона слева. Оба крайних защитника «Барселоны» были вынуждены совершать ошибки в первые десять минут, одна из которых непосредственно привела к первому голу Ориги.

Часть тактического плана Клоппа состоит в том, чтобы выиграть владение мячом в оборонительной трети соперника. «Ливерпуль» делал это восемь раз за две игры, по сравнению с тремя у «Барсы». Это было следствием высокого давления и контрпрессинга — или гегенпрессинга, если дать ему популярный немецкий перевод — с которым Клопп больше всего ассоциируется: обеспечение того, чтобы мяч выигрывался высоко в поле в течение нескольких секунд после его потери.

В то время как три его форварда были спусковым крючком для большей части этого, также требовалось, чтобы против «Барселоны» центральная тройка была в отличной физической форме: Хендерсон, Милнер и Фабиньо преуспели в обеих матчах против Ракитича, Серджи Бускетса и Артуро Видаля.

Контрастный подход между «Ливерпулем» и «Барселоной» здесь, или любая встреча между Клоппом и командой с чертами бывшего тренера «Барселоны» Пепа Гвардиолы, делает ее праздником для ценителей тактики. Это была битва между командой, которая славилась тем, что была лучшей в мире с мячом, и той, которая была лучшей в мире без него.

По данным УЕФА, «Барселона» завершила вечер с 55% владения мячом, выполнив 512 успешных передачи по сравнению с 358 у «Ливерпуля». Но эта информация создает мираж контроля «Барсы», потому что были определенные участки поля, где «Ливерпуль» хотел, чтобы их соперник пытался или выполнял короткие передачи на товарищей по команде, которые находились в осаде. Не было длительного периода, когда игроки «Барсы» Эрнесто Вальверде спокойно смотрелись с мячом.

Фабиньо и Милнер были особенно заметны в патрулировании центральной зоны из-за их способности постоянно возвращать владение мячом. Фабиньо выиграл в общей сложности двадцать три подбора, восстановления владением мячом, перехвата или единоборств один-на-один в этом ответном матче. Милнер забирал мяч больше, чем любой другой игрок на поле (тринадцать раз). Правый защитник Александер-Арнолд занял второе место с одиннадцатью восстановлениями владения мячом. Одно из них было особенно важно во втором тайме.

Соответственно, «Ливерпуль» пробежал на командных 6,7 километра больше.

Клопп никогда не стремился копировать медленную, терпеливую игру «Барселоны», видя в футболе больше последовательного высвобождения энергии для поддержания атак. Однажды он лихо и красочно описал это как разницу между громким футболом в стиле хэви-метал и «тихой песней оркестра». Этот грув заметно изменился в последние годы. «Ливерпуль» теперь более способен уменьшать громкость, снижать темп и при необходимости вносить сложные изменения в аккорды. В этот вечер это должна была быть и была стена звука.

«Я думаю, что ты тренируешь так, как это соответствует твоей личности, — объяснил Клопп. — Очевидно, что я не такой художник, каким был Пеп Гвардиола как игрок или другие парни мирового класса. Мне пришлось много работать, и это то, чего я ожидаю от своей команды».

В то время как Гвардиола впитал учение Йохана Кройффа и вспоминает Марсело Бьелсу в качестве повлиявшего на него, Клопп был увлечен другим гуру того времени и главным тренером, имя которого вы увидите в этой книге чаще, чем любое другое — Арриго Сакки из «Милана».

«Сакки полностью изменил наше представление о футболе, — сказал Клопп. — Он один из самых влиятельных тренеров в истории футбола и полностью изменил мое игровое мышление. Из-за него нам пришлось по-новому оценивать размер поля. Я уверен, что вы помните, как играли с тактикой персональной опеки, когда в значительной степени нужно было следовать за противником, которого провожали чуть ли не до туалета. Поле всегда казалось невероятно большим. Никто не играл с высокой [оборонительной] линией, потому что многие команды играли с либеро [чистильщиком]. До него мне говорили, кого опекать, и вот и все. Слишком часто команда с лучшими игроками выигрывала игру, потому что все разбивалось на единоборства один-на-один по всему полю, поэтому, если другой игрок был лучше вас, как вы могли выиграть? Организация игры Сакки сделала ее совершенно другой».

«Я научился этому не у Сакки, но нам это принес мой главный тренер в «Майнце» Вольфганг Франк, что означало, что в качестве игрока я просмотрел пятьсот видео «Милана». Я видел, как всякий раз, когда Франко Барези поднимал руки, чтобы совершить офсайдную ловушку, все остальные в команде ждали. Защита, ориентированная на мяч, стала настоящим инструментом, и, конечно, вдобавок к этому «Милан» был сенсационной командой с Руудом Гуллитом, Марко ван Бастеном и Барези. Они были одними из лучших игроков на свете».

«Так что все это было частью моей тактической подготовки. С тех пор у нас было четыре тренировки в неделю, на которых мы не видели мяча. Может быть, это было уже слишком! Но почти за один вечер мы стали успешной футбольной командой. С нами было нелегко иметь дело. Мы очень хорошо защищались, и это открыло мне глаза. Это стало основой для меня, когда я стал главным тренером, и до сих пор является таковой. Организация — это основа футбола».

Подобно Жерару Улье в 1998 году и Рафе Бенитесу в 2004 году, когда он переехал на «Энфилд» у Клоппа был чистый холст с точки зрения тактической настройки. Всем им было дано указание побеждать, а не строго придерживаться футбольной библии. Да, было предпочтительнее сделать это в стиле Кенни Далглиша 1980-х годов, но было признано, что игра модернизируется, поэтому никто не настаивал на том, как они это сделают.

На предшественника Клоппа, Роджерса, больше повлиял стиль «Барсы».

Я вижу определенные элементы настройки Улье и Бенитеса в системе Клоппа с оборонительной организацией, когда мяч у соперника, но огромная, фундаментальная разница (помимо гораздо большей силы в глубине и технического мастерства всей команды) заключается в том, что все, что «Ливерпуль» делает сегодня по сравнению с тем, когда я играл — на 20 или 30 метров выше по полю.

Изменение происходит между контратакой и контрпрессингом. Наша игра, как правило, велась по старинке, что означало, что, когда мы теряли мяч, наши полевые игроки, как правило, отступали на свою половину поля, занимали свои позиции и ждали шанса отыграться и использовали наших динамичных полузащитников и быстрых нападающих, чтобы быстро перевести нас из обороны в атаку. У команды Клоппа все еще есть эта угроза контратаки, когда они вынуждены отступать, но они более мужественны в удержании атакующих позиций при потере мяча. Они редко, если вообще когда-либо, отступают. Это означает, что вы чаще будете видеть, по крайней мере, восемь, возможно, даже девять или десять игроков «Ливерпуля» на половине поля соперника, сжимающих игровую зону и делающих невозможным побег защищающейся команды. Часто для соперника более опасно держать мяч вблизи своей штрафной, так как она окружена нападающими и полузащитниками «Ливерпуля», и упущенное владение мячом может напрямую привести к возможности забить гол. Иногда единственный вариант защиты — забросить мяч далеко и высоко на половину поля «Ливерпуля», где центральный защитник или вратарь Алиссон подберет его и начнет новую атаку.

Для такой команды, как «Барса», которая с религиозной преданностью ценит игру от вратаря, делает «Ливерпуль» особенно опасным соперником.

С первых минут матча «Ливерпуль» против «Барселоны» Клопп увидел свою современную интерпретацию методов Сакки в их наиболее потрясающе эффективной форме. Под давлением напористых форвардов «Ливерпуля» «Барселона» в течение пяти минут была вынуждена отдать три быстрых длинных паса. Первый был сделан центральным полузащитником Клеманом Лангле через семь секунд, уступив владение мячом. Вратарь Марк-Андре тер Штеген и центральный защитник Жерар Пике были вынуждены поступить так же, поскольку Ориги, Мане и ряд атакующих полузащитников преследовали их. С первой минуты гости поняли, как неловко было бы навязывать свой предпочтительный стиль и ритм.

«Мне понравилось начало игры, — сказал Клопп. — Мы просто продолжали без колебаний наступать. Я сразу же это понял. То, что мы развили, было храбростью. Во многих играх нашим правым защитником мы прессинговали левого защитника соперника. Все дело в своевременности, и мне понравилось, что каждая ошибка и неверное суждение могут привести к футбольной катастрофе. Против «Барселоны» вы можете выглядеть нелепо, если их пасы будут проходить. У них были свои моменты, но мы сразу же занимали нужные места».

Вот ключ к тому, чтобы свести на нет пасовую игру «Барселоны»: откажите им в пространстве, потому что они любят действовать в центре поля, пытаясь обойти противников точными пасами на 6 или 10 метров, особенно когда стремятся создать пространство для Лионеля Месси.

Проблема «Ливерпуля» заключалась в том, что, когда мяч у Месси, тактика и построение могут оказаться неуместными. С ним все возможно. Его первый прорыв в сердце обороны «Ливерпуля» был совершен через двадцать семь секунд, остановленный изысканным подкатом Фабиньо.

После этого у «Ливерпуля» появился первый шанс.

Вирджил ван Дейк вынес мяч, и его товарищи по команде набросились на неудачный пас Артуро Видаля. Милнер, Мане и Шакири нашли место за пределами полузащиты «Барсы», и Хендерсон мог пробить в дальнюю штангу с кросса швейцарского вингера, который носком вынес Альба. Тем временем, в 70 метрах позади, левый защитник Энди Робертсон небрежно следил за тем, чтобы не попытаться избежать столкновения с затылком Месси, потрепав его, когда аргентинец поднимался с земли после подката Фабиньо. Месси пожаловался турецкому арбитру Джюнейту Чакыру.

Прошло меньше минуты после начала матча, и толпа была полностью вовлечена и наслаждалась этим, скандируя имя Робертсона.

Это «Энфилд».

Затаившему дыхание началу, к которому стремился Клопп, помог Хендерсон, преуспевающий в роли атакующего полузащитника справа от центральной тройки, задавая темп, оказывая давление на Ракитича и Альбу. «Моя работа на этой позиции состояла в том, чтобы создавать пространство, — объяснил Хендерсон. — Это не было чем-то специально для этой игры или специально под Альбу. Был ли там Мо [Салах] или Шак [Шакири], я чувствовал, что могу помочь освободить его от его опекуна».

Хендерсон обратился с просьбой занять эту позицию двумя месяцами ранее, поговорив с Клоппом о желании перейти с позиции №6 — опорного полузащитника, где он был щитом до подписания Фабиньо из «Монако» в 2018 году, на более атакующую позицию №8. «Это был по-настоящему важный разговор, — рассказывал мне Джордан. — Надо отдать должное боссу. Многие главные тренеры сказали бы: "Нет, я вижу тебя на этой позиции". Он был готов видеть меня на обеих позициях. Я выучил роль №6 и улучшил ее, чтобы играть на уровне, которого у меня не было, когда я только начал на ней играть. Но мне нравится использовать свою энергию как №8. Я забил в матче чемпионата против «Саутгемптона» [5 апреля], и моя уверенность возросла».

Это все еще было рискованно, учитывая конкуренцию, когда Джорджиньо Вейналдум, Милнер, Наби Кейта и Адам Лаллана боролись за одно и то же место в полузащите. Вейналдум был усажен скамейку запасных в ответном матче. Хендерсон был в запасе на «Ноу Камп».

«Очевидно, я был не в восторге от этого, — сказал он. — Я был разочарован тем, что не играл в такой серьезной игре, особенно на таком стадионе, как "Ноу Камп". Я знал, что нам предстоят большие матчи в Премьер-лиге и домашняя игра, но я чувствовал себя хорошо и думал, что смогу сыграть во всех них. Главный тренер хотел немного ротировать состав. Как оказалось, Наби получил травму в начале первой игры, так что мне нужно было быть готовым».

Эта смена игроков была оправдана, когда наскок Хендерсона привел к первому голу на 7-й минуте, чему способствовало отсутствие у Альбы осведомленности о начальном этапе матча, в котором необходимо было избежать раннего провала.

Не в последний раз за этот вечер все началось с углового Александер-Арнолда.

Вместо того, чтобы держать всех своих защитников в штрафной, «Барса» держала своего самого маленького, Альбу, на ее краю. Помимо того, что он держался подальше от верховой борьбы, это было сделано для того, чтобы использовать его скорость, если появится возможность для контратаки. Ракитич выбил мяч головой на Хендерсона, который находился ближе к средней линии, что должно было послужить сигналом для Альбы занять свою обычную оборонительную позицию, тем более что Мане переместился вправо во время исполнения стандартного положения и имел возможность там задержаться в отсутствие левого защитника. Пас вперед от Хендерсона срикошетил от Ракитича обратно на половину «Ливерпуля», поэтому Альба побежал за мячом и прижал Милнера, который прикрывал фланг исполняющего угловой Александер-Арнолда в роли правого защитника «Ливерпуля». Решение Альбы было неверно оценено, потому что у него не было шансов оказать давление на Милнера, который с комфортом обменялся пасами с Алиссоном, а затем с Шакири, прежде чем мяч получил центральный защитник Жоэль Матип.

С расположенным высоко в поле Альбой — Суарес был единственным игроком «Барсы», который в тот момент находился глубже него — левому защитнику пришлось бежать обратно на свою половину поля, когда Матип послал высокий диагональный пас в сторону Мане. Выполнив два 70-метровых спринта менее чем за тридцать секунд, Альба сумел восстановить свой позицию, но когда он направил мяч обратно в сторону Пике, тот был усталым, неуверенным и искусно предугаданным и перехваченным Мане. Контроль мяча и пас Мане были великолепны, когда он предоставил капитану возможность совершить рывок вперед в той центральной роли, которая ему так нравилась.

«Когда я увидел пас Жоэля и то, как с ним поступили дальше, я ожидал, что Садьо побежит на подбор», — сказал Джордан.

Хендерсон метнулся в штрафную между тремя защитниками, удобно уклонившись от Пике и с близкого расстояния пробил в Тер Штегена. Вратарь сумел лишь парировать удар в сторону Ориги, который занес мяч в ворота.

«Я должен был забивать, но, к счастью, Дивок был там», — добавил Хендерсон.

Чувства «Барсы» уже были задеты. Невозможно избежать того факта, что команда, возглавляемая Вальверде в 2019 году, не была похожа на ту, которая выиграла Лигу чемпионов при Гвардиоле в 2009 и 2011 годах. Бускетс и Пике все еще были там наряду с Месси, но угроза «Барсы» была скорее индивидуальной, чем коллективной, Суарес также был способен на моменты непревзойденной гениальности.

Я поговорил с Хави Эрнандесом о победе «Барселоны» в Лиге чемпионов 2011 года над «Манчестер Юнайтед», в этой книге есть отдельная глава, в которой я более подробно обсуждаю традиционный стиль «Барсы», но меня заинтересовало его мнение о том, как клуб пытался поддерживать стандарты той золотой эры.

«После Пепа Луис Энрике возглавил команду, в которой был атакующий трезубец из Месси, Суареса и Неймара,—- объяснил он. — Эти трое были решающими и делали разницу в матчах с другими командами. С этим трезубцем не требовалась высокая циркуляция мяча или смена позиций, так как, как только мяч достигнет любого из них, они создадут игру, которая изменит ситуацию. Наша игра была немного более вертикальной благодаря этим трем игрокам. Мы могли начинать в центре поля и атаковать в передачах мяча между Месси, Неймаром и Суаресом, и их было невозможно остановить».

«Это была потрясающая команда, но да, она отличалась от "Барсы" Гвардиолы. С нынешней "Барсой" я могу дать свои комментарии только по тому, что вижу по телевизору, потому что меня там нет. Они регулярно из года в год меняют тренеров. Я вижу, что они хотят владеть мячом, но они все еще не добиваются результатов. Жаль, потому что я верю, что у них есть конкурентоспособная команда и игроки, чтобы побеждать».

Вальверде был четвертым тренером «Барсы» с момента ухода Гвардиолы в 2012 году. В течение двенадцати месяцев у них будет еще двое.

Несмотря на все это, стоит напомнить себе об удивительных сведениях о квалификации «Барсы» по прибытии в Мерсисайд. Помимо того, что они были чемпионами Ла Лиги, они не были побеждены в своих предыдущих одиннадцати матчах Лиги чемпионов, в процессе выиграв восемь из них и сохранив шесть раз свои ворота в неприкосновенности. Они не смогли забить лишь пять раз в своих предыдущих пятидесяти шести играх. Единственное поражение в их предыдущих двадцати двух европейских играх было нанесено «Ромой» в четвертьфинале 2017/18, хотя поражение со счетом 3:0 во втором матче стало источником вдохновения для «Ливерпуля», который добивался аналогичного результата, тем более что в тот вечер вратарем «Ромы» был Алиссон.

Более того, у них был Месси, который снова превзошел отметку в пятьдесят голов за сезон. «Барсе» нужен был лишь один, чтобы гарантировать, что «Ливерпулю» понадобится пять, чтобы пройти дальше — об этом, возможно, жалел редактор их социальных сетей, ведущий официальную страницу клуба в Твиттере, который указал на этот момент во время игры. «Мы собираемся забить по крайней мере один... согласны?» — гласило сообщение.

Имея в своей команде лучшего игрока в мире, нельзя винить их за то, что они чувствуют себя уверенно.

Как единое целое, «Ливерпуль» был более сплоченным, чем «Барса», но Месси все равно отличился в первом матче, его штрафной удар на 82-й минуте на «Ноу Камп», сделавший счет 3:0 был показателем его гениальности.

«Это было просто невероятно, — вспоминал Хендерсон. — Когда он собирался его исполнить, я не был уверен, что он сможет пробить, потому что расстояние было таким далеким. Я подумал, что он, возможно, подумывал о том, что он отбросит мяч на дальнюю штангу».

Вместо того, чтобы персонально опекать Месси в обеих играх, Клопп признал элемент игры против такого таланта, посчитав, что направлять одного игрока на то, чтобы тот тенью следовал за ним было контрпродуктивно, потому что его уровень таков, что он обязательно добьется успеха на дриблинге или в конечном итоге создаст возможности для удара.

«Есть определенные вещи, такие как штрафной удар Месси, против которого нельзя защититься,— сказал Клопп. — Честно говоря, нельзя защититься во многих ситуациях с Месси, потому что он обладает такими индивидуальными качествами. То, как они пасуют мяч и что они делают, означает, что ты должен быть по-настоящему храбрым. Против "Барселоны" можно сыграть лучшую игру в своей жизни, и Месси все равно забьет три гола. Немного этого и случилось в первом матче. У них тоже были хорошие моменты во второй игре, но когда они их создавали, Али [Алиссон] был на месте».

Алиссон совершил пять сейвов на «Энфилде» и был наиболее бдителен в первом тайме, когда «Барса» несла большую атакующую угрозу, несмотря на рано пропущенный гол. Как только Видаль и Коутиньо ловко комбинировали, чтобы предоставить Месси его первую возможность на 15-й минуте — быстрый удар с края штрафной площадки, который Алиссон отбил — «Барса» стала сильнее по ходу первого тайма, а Тер Штеген был менее занят, чем хотел бы надеяться Клопп.

Как и «Ливерпуль», «Барса» играла по схеме 4-3-3 во время владения мячом, но они переключались на 4-4-2 всякий раз, когда команда Клоппа пыталась строить свои атаки со своей половины поля, а Коутиньо и Видаль отступали, чтобы страховать своих крайних защитников. После первоначальной насыщенности оборона гостей выглядела более надежной перед перерывом, в то время как влияние Месси росло.

Испанская команда создала три момента между 15 и 20 минутами, второй из которых был связан с еще одним обнадеживающим длинным забросом от Пике. Матип выбил его прямо в центральный круг, но Видаль опередил Милнера на подборе, освободив Месси там, где он преуспевает больше всего, перед отступающей четверкой защитников. Он отдал на Коутиньо, чей удар пришелся слишком близко от Алиссона и последний совершил спокойный сейв.

Затем Месси две минуты спустя пробил мимо, когда появились признаки растущей уверенности «Барселоны».

Этот период не был продлен, хотя некоторые из небрежных передач Шакири незадолго до перерыва почти стоили им гола, так как Месси снова бил с позиции 10-го номера аккурат из-за пределов штрафной. В последнем действии первого тайма аргентинская суперзвезда снова дала о себе знать своим превосходным пасом, отправив Альбу один на один с Алиссоном. Вратарь сделал свой лучший сейв, распластав свое тело настолько, чтобы блокировать попытку забить гол.

Лидерство «Ливерпуля» означало, что упорство и оптимизм болельщиков с трибуны «Коп» были сохранены, их стремление взаимодействовать помогало в более спокойные периоды действий благодаря подстрекательскому присутствию двух членов состава «Барсы».

Из двух моих бывших товарищей по «Ливерпулю», пытавшихся убить мечты своего старого клуба, один, в частности, демонстрировал все желание, энтузиазм и угрозу, к которым привыкли его бывшие болельщики. Суарес играл так, словно у него была миссия сжечь все, что осталось от его мостов на «Энфилде».

Ни разу со времени откровенности Моуринью перед полуфиналами Лиги чемпионов 2005 и 2007 годов противник не становился такой легкой мишенью для толпы, ищущей способы гарантировать, что их рев не утихнет. Некоторые болельщики «Ливерпуля» были ошеломлены игрой Суареса в первом матче, которая не давала никакого представления о том, что он — бывший игрок их команды, особенно когда он энергично, но безуспешно умолял голландского арбитра Бьорна Кёйперса удалить Милнера за безобидный, случайный налет на Месси.

Меня это не удивило. Я был бы лицемером, если бы критиковал Луиса за те качества, которые мне нравились в нем, когда он носил красную футболку только потому, что он сейчас был одет в футболку «Барселоны». Что мне нравилось в Луисе как в товарище по команде, так это, прямо скажем, то, что ему было наплевать, что кто-то думал о нем, когда дело доходило до победы в футбольных матчах. Он никогда не видел черты, не говоря уже о том, чтобы беспокоиться о том, можно ли ее пересечь. Это радость — иметь кого-то столь хорошего и решительного в своей раздевалке. До прихода Клоппа и его новобранцев Суарес был лучшим игроком «Ливерпуля» со времен Джона Барнса в 1987 году. В качестве лучшего игрока «Ливерпуля», с которым мне довелось работать он уступает лишь Стивену Джеррарду. За нас он был воином.

Вот почему существовала естественная склонность, какой бы ошибочной или неправильной она ни была в ретроспективе, защищать его всякий раз, когда возникала подобная полемика. Мы живем и работаем в пузыре, где все сводится к «команда в первую очередь», поэтому, когда одного из твоих коллег волтузят, менталитет осады берет верх, и суждения могут стать обманчивыми. Я знаю, что в ситуации с Луисом мы были виновны в этом.

Когда такой игрок против вас, конечно, нет никаких сомнений в том, чтобы изобразить его как негодяя, который будет использовать любое доступное темное искусство для достижения успеха.

В некотором смысле личность Суареса помогла «Ливерпулю» в ответном матче. Его отказ от какой-либо сохраняющейся лояльности «Энфилду» означал, что «Коп» без колебаний сделал то же самое. Чувства могут быть приостановлены до матчей легенд через несколько лет, когда я уверен, что Суареса встретят как героя, которым он когда-то был.

Уругвайца освистали, когда он ждал, чтобы разыграть мяч с центра поля в 2019 году. Я отметил время первого скандирования «отвали, Суарес» на 23 минуте и 30 секунде, вскоре после того, как он приукрасил свое падение после столкновения с Ван Дейком. Скандирование повторилось, когда он попытался утешить Робертсона, которому требовалось лечение после столкновения с нападающим. Робертсону пришлось уйти в перерыве из-за полученной травмы лодыжки, что означало, что Вейналдум вышел со скамейки запасных в центр поля, а Милнер перешел на позицию левого защитника.

Ван Дейк, Милнер и, чаще всего, Фабиньо — все они были вовлечены в стычки с Суаресом в первом тайме, бразильский полузащитник проявлял наибольшее несогласие с ним после того, как ему ошибочно показали желтую карточку после очередного идеального подката. Естественно, Луис сделал вид, что это был худший подкат, под который он когда-либо попадал.

Его серьезный шанс увеличить свой счет голов на «Энфилде» появился на 51-й минуте, когда Месси отправил Луиса между Милнером и Ван Дейком, и Алиссон, нырнув вправо, снова сделал то, что для него выглядело обычным сейвом. Технический персонал «Барсы», изучавший игру, не мог критиковать игру своей команды в тот момент.

Я знал, что Суарес отмахнется от реакции болельщиков. Равно как и Хендерсон. «Мои чувства к Луису никогда не изменятся, — сказал он. — Я знаю, каков Луис. Победитель. Он сделает все, чтобы победить. Я знаю, что болельщики злились на него, но у меня не было враждебности ни к нему, ни к Филу».

Филиппе Коутиньо — более чувствительный персонаж. Я не уверен, что были какие-либо обстоятельства, при которых он мог бы хорошо сыграть в тот вечер. Там, где Суарес не пожалеет об уходе с «Энфилда», учитывая его победы в Лиге чемпионов и Ла Лиге за «Барсу», переезд Коутиньо в Испанию больше помог «Ливерпулю», чем ему. Своими голами и голевыми передачами ему было суждено запомниться как катализатор омоложения «Ливерпуля», а теперь его будут считать способствовавшим этому за счет доходов от его трансфера в размере £142 млн. в январе 2018 года.

Оглядываясь назад, мы приходим к такому выводу. Председатель «Ливерпуля» признался мне, что в то время от его ухода не было никаких положительных моментов. «Это был временный удар, — сказал Вернер. — Я не думаю, что скажу что-то секретное, когда говорю, что мы очень хотели, чтобы Коутиньо остался. Мы были очень разочарованы, потому что чувствовали, что все хотят трофеев и медалей, и мы хотели, чтобы он добился этого в «Ливерпуле», а он сказал нам, что хочет уйти. Вы хотите, чтобы люди, которые будут сражаться до конца своей карьеры за "Ливерпуль" не думали о том, чтобы делать это за "Барселону", "Реал Мадрид" или "Баварию"».

Когда Суарес и Коутиньо решили покинуть «Ливерпуль», это подтвердило опасения, что для многих ведущих игроков клуб был скорее ступенькой, чем конечным пунктом назначения, поскольку они следовали тенденции. Рахим Стерлинг попросил о трансфере в «Манчестер Сити» летом 2015 года. Фернандо Торрес сделал это и перешел в «Челси» в 2011 году. Незадолго до этого, в 2010 году, Хавьер Маскерано переехал в «Барселону», а Хаби Алонсо перешел в мадридский «Реал» в 2009 году. Трансферы Суареса и Коутиньо не вызвали такой же ярости, как было со Стерлингом и Торресом, потому что существовало хоть какое-то понимание привлекательности игры на «Ноу Камп» каждую неделю по сравнению со «Стэмфорд Бридж» или «Этихад».

При других обстоятельствах, я подозреваю, что Суаресу и Коутиньо был бы оказан неоднозначный прием в их первом соревновательном возвращении на «Энфилд» в футболках «Барсы». Некоторые болельщики, возможно, даже боролись со своими чувствами, если бы воссоединение проходило на групповом этапе соревнования. Вместо этого Суарес и Коутиньо пострадали от яростной реакции толпы, стремящейся показать им, насколько команда без них выросла.

Вернер считает, что продажа Коутиньо стала знаковым событием, сигнализирующим о том, что игроки перестали воспринимать «Энфилд» как питстоп. «Это исключительное качество руководства Юргена, что игроки теперь хотят играть за "Ливерпуль", а не искать перехода в другой клуб», — сказал он. Я надеюсь, что это правильно, хотя я подозреваю, что южноамериканские игроки всегда будут тянуться в Ла Лигу.

Траектория карьеры Коутиньо с момента его ухода с «Энфилда» сама по себе может служить предупреждением об опасности жертвовать тем, чтобы быть кумиром «Копа», рискуя затеряться среди группы авторитетных, старших суперзвезд в других местах. В полуфинале 2019 года Коутиньо был тенью игрока, который ушел шестнадцатью месяцами ранее. Контраст с его предыдущим выступлением в Лиге чемпионов под руководством Клоппа — его последним европейским выступлением за «Ливерпуль» — способствует отрезвляющему чтению.

Бразилец стал игроком матча за «Ливерпуль», одержав победу со счетом 7:0 над московским «Спартаком» 6 декабря 2017 года, в игре, которую команда Клоппа должна была выиграть, чтобы выйти в 1/8 финала. Производительность Коутиньо в тот вечер была мирового класса. Помимо трех голов, он наслаждался сотней касаний мяча, пятьдесят семь из которых были успешными передачами. Одиннадцать из них были в последней трети.

В матче против «Ливерпуля» на «Энфилде» в 2019 году Коутиньо коснулся мяча тридцать семь раз. Только восемнадцать пасов нашли товарища по команде, из которых только два были в финальной трети. Через 60 минут его заменил Нелсон Семеду.

Коутиньо — классический пример игрока, которого укрепляет доверие тренера, построившего команду вокруг своих активов. В «Барсе» ему ни за что не собирались потакать подобным образом, пока Месси и Суарес были в таком авторитете. Хотя продажа бразильца не планировалась, Клопп проявил лучшее в других, как только ему больше не нужно было приспосабливать в одном составе то, что английская пресса назвала новой «великолепной четверкой» нападающих «Ливерпуля» — Салаха, Фирмино, Мане и Коутиньо. В то время «Ливерпуль» был великолепен в атаке, но уязвим в обороне. Вместо того, чтобы заменить Коутиньо атакующим полузащитником того же класса, Клопп начал отдавать предпочтение более тактически осведомленным, оборонительным, работящим полузащитникам, лучше подготовленным к игре с высоким давлением, что затем позволило ему дать Робертсону и Александер-Арнолду шанс походить на вингеров или, на винг-бэков больше, чем на крайних защитников. Баланс команды был улучшен без №10, что доказывает теорию Клоппа о том, что «ни один плеймейкер в мире не может быть настолько хорош, как хорошая ситуация для контр-прессинга».

Когда Коутиньо уходил из этой игры, он представлял собой печальную фигуру. Посмотрев повтор, я искренне пожалел его.

«Может быть, в тот вечер Фил был не тем игроком, которого мы видели в "Ливерпуле", — сказал Хендерсон. — Но "Энфилд" не просто повлиял на него. Он повлиял на каждого игрока "Барсы". Он может сделать это с кем угодно. После этого я поговорил с Луисом и Филом, и, хотя они и были расстроены, они пожелали нам всего наилучшего в финале».

Реакция «Ливерпуля» на продажу Коутиньо является доказательством того, что создание высококлассной команды на 80% зависит от замысла и на 20% от удачи. Расходы достигли нового уровня, когда Ван Дейк прибыл из «Саутгемптона» за £75 млн. в январе 2018 года, а Алиссон из «Ромы» шесть месяцев спустя за £65 млн. Без средств от продажи Коутиньо я не уверен, что цена Алиссона была бы подъемной. Вот тут-то и проявляется элемент удачи, даже если есть опыт и мудрость в том, чтобы воспользоваться нежелательным или неожиданным изменением обстоятельств. «Ливерпуль» часто по-крупному тратился. За последние тридцать лет они никогда не тратили так разумно.

Существует навык определения или подбора подходящих футболистов для системы, в которой «Ливерпуль» стал более искусным с тех пор, как я пришел в клуб. «Когда я вспоминаю о некоторых игроках, с которыми тебе приходилось играть... давай просто скажем, что сейчас мы смотрим на команду с превосходными исполнителями на каждой позиции», — посочувствовал Том Вернер. В отличие от последних лет, я не могу припомнить слишком много подписанных в «Ливерпуль» игроков за время моего пребывания в клубе, которые начинали плохо и стали несказанно лучше.

Конечно, любой трансфер сопряжен с риском. Даже признанные игроки сборных могут не суметь адаптироваться к новой среде, поэтому никто не приходит в клуб с железобетонной гарантией. Это делает рекрутинг Клоппа с 2015 года необычайно впечатляющим, и спортивный директор клуба Майкл Эдвардс и его команда скаутов берут на себя большую часть этой заслуги. Каждая значительная покупка в первую команду процветала. Мане, Салах, Вейналдум, Матип и Робертсон не были сенсационными, ломающими бюджет трансферами по сравнению с завышенными ценами, распространенными по всей Европе. Двое из этих игроков, Робертсон и Вейналдум, присоединились к клубам, которые отправлялись в Чемпионшип («Халл Сити» и «Ньюкасл Юнайтед» соответственно), в то время как Салах считался неудачником во время своего предыдущего пребывания в английском футболе с «Челси».

Все великие команды могут указать на сделки, которые никогда не могли быть запланированы в точности так, как они были реализованы, но которые оказались переломными. Вспомните продажу «Лидс Юнайтед» Эрика Кантона в «Манчестер Юнайтед» в 1992 году. Это, вероятно, изменило ход следующих двух десятилетий английского футбола.

Можно привести доводы в пользу того, что полдюжины игроков, подписанных Клоппом были для него самыми важными. «Дело не только в нападающих, — сказал Вернер. — Я думаю, что все согласны с тем, что трансфер Вирджила был ключевым элементом, но куда бы вы ни посмотрели на поле, везде есть превосходство. Иногда игрок такого уровня, как Милнер, даже не выходит в старте».

Несмотря на все эти умные покупки, когда Клопп прибыл на «Энфилд», он не мог себе представить, что подросток, родившийся и выросший в Ливерпуле, такого качества, как Александер-Арнолд, окажется на пороге дебюта в первой команде. Такие продукты академии бесценны. Трент был центральным полузащитником в молодежной команде, но с тех пор, как он стал правым защитником, он стал символом атлетизма и высокого давления «Ливерпуля», как и любой другой игрок. Он играет свою роль точно так же, как Дани Алвес играл за «Барселону» при Гвардиоле — творческая сила, такая же, как и защитная — тратя так много времени на попытки (и в целом преуспевая) выиграть мяч в атакующей трети и создании моментов. Александер-Арнолд отвечал за большинство голевых передач «Ливерпуля» во время их стремления стать чемпионами Европы, а затем и Премьер-лиги.

Учитывая сравнение с Алвесом, «Барса», должно быть, почувствовала, что их обыгрывают в их собственной игре, когда они пропустили второй гол на 54-й минуте.

Это была прекрасная иллюстрация гегенпрессинга. Александер-Арнолд сначала проиграл мяч Ракитичу из-за небрежного удара головой в середине половины «Барселоны». Вместо того, чтобы рассматривать это как сигнал к отступлению, ответ Трента и его товарищей по команде состоял в том, чтобы продолжать нападать, чтобы отвоевать владение обратно. Окруженный Хендерсоном и Ориги, Ракитич отдал левому защитнику Альбе тот же короткий боковой пас, который он совершил в его сторону в первые пять секунд матча.

У Ракитича получился архетипический «пас в больницу», из-за которого Альба немедленно подвергся риску подката с равными шансами потерять мяч, который, даже если и не привел бы к физической травме, привел к футбольному несчастному случаю из-за серьезной раны в оборонительной структуре «Барселоны».

Трент был высоко в поле и достаточно настойчив в единоборстве, чтобы исправить свою же ошибку, продолжая бежать по правому флангу с равновесием и уравновешенностью атакующего полузащитника. Он прострелил и Вейналдум был быстрее и сильнее, отразив неудачную попытку блокировки от Видаля и переиграл Тер Штегена.

Энергия «Энфилда» была полностью высвобождена. Это происходит, когда игра там становится невыносимой для соперника, так как домашние игроки, нападающие в сторону трибуны «Коп», заряжаются энергией от своей собственной игры и перфоманса болельщиков. Гости чувствуют себя ошеломленными, на их эмоциональное состояние влияет осознание того, что игра ускользает, и они ничего не могут поделать, чтобы остановить этот неудержимый импульс.

Все, что «Барса» могла сделать, чтобы приостановить штурм — это поблагодарить помощника судьи, ответственного за видеоповторы за проверку правильности подката Трента. Хендерсон был вовлечен в насмешливую беседу с судьей, пока ждал, когда гол будет засчитан. «Я спрашивал, в чем проблема, — сказал Джордан. — Не было никаких причин не продолжать игру».

Между забитым голом Вейналдума и возобновлением игры прошло больше времени (девяносто одна секунда), чем между розыгрышем мяча и третьим голом.

Срочность «Ливерпуля» привела к тому, что через девять секунд после начала с центра поля Фабиньо прессинговал Бускетса, и Ван Дейк выиграл мяч у Месси у центральной линии. «Ливерпуль» повел со счетом 3:0 двадцать две секунды спустя, девять касаний мяча с участием Ван Дейка, Хендерсона, Фабиньо, Ориги, Милнера и Шакири завершились кроссом швейцарского вингера на Вейналдума. Голландец остался без опеки между центральными защитниками «Барсы», которые демонстрировали все симптомы шока и благоговения. Их самообладание исчезло, они больше не выполняли основные задачи, такие как закрытие атакующих игроков соперника или наблюдение за теми, кто находился в штрафной.

«Как только был забит второй гол, я сказал: "О Боже!", — сказал мне Том Вернер, который смотрел матч в доме Джона У. Генри в Бостоне. — Люди спрашивали, может ли это случиться, и говорили, что это сон. А потом, конечно, третий гол. Как только счет стал 3:0, Бог не собирался нас подводить».

Картины тяжких вздохов от Месси и Суареса усугублялись воспоминаниями о результате от «Ромы» годом ранее. Репутация «Барсы» за то, что она летела в любую точку мира и диктовала правила игры, была разорвана в клочья.

Месси продолжал угрожать, но даже его мастерство в игре покинуло его на 67-й минуте, когда он оказался в ситуации, идентичной той, в которой он забил в матче с «Ливерпулем» в Барселоне. На этот раз стенка подпрыгнула достаточно высоко, и голова Матипа заблокировала попытку со штрафного. Минуту спустя Алиссон совершил свой последний магический сейв на ближней штанге.

«Ливерпулю» все еще требовался четвертый гол, чтобы выиграть противостояние. К тому времени он казался неизбежным. Манера победного гола подчеркнула остроту ума игроков «Ливерпуля», в то время как игроки «Барселоны» были дезориентированы. Это также продемонстрировало, как самые изобретательные и инстинктивные моменты в игре обязаны перспективному планированию.

Во время европейского отрезка Клопп направил сообщение сотрудникам академии клуба, в котором подчеркнул важность того, чтобы мальчики, подающие мячи, набранные из молодежной команды, были бдительными и активно поддерживали темп игры, тем самым максимально используя преимущества системы УЕФА с большим количеством игровых мячей.

Среди тех, кто получил инструкции перед визитом «Барселоны», был Оукли Канноньер, игрок в возрасте до 16 лет, родившийся в Лидсе, которого отправили сидеть у правого углового флажка у трибуны «Коп». Его быстрое мышление гарантировало, что для защитников «Барсы» не будет никакого послабления, когда мяч будет отдан в касание, поэтому он мог претендовать на ключевую роль в одном из самых важных голов правления Клоппа.

«Перед игрой Фил Роско [менеджер по уходу за игроками в академии «Ливерпуля»] пригласил нас на встречу, чтобы посмотреть видеонарезку со многих европейских игр, показывая нам, как хорошо работали мальчики, подающие мячи», — объяснил мне Оукли.

«Пеп Лейндерс [помощник Клоппа] сказал Филу, что главному тренеру нужно, чтобы мы помогали как можно дольше держать мяч в игре. Все говорили, что это особенно важно, когда мы проигрываем со счетом 3:0».

«Я уже несколько раз был мальчиком, подающим мячи на "Энфилде", и знал, чего от меня ждут. И мне всегда нравится сидеть перед "Копом", потому что там самая лучшая атмосфера, поэтому я попросил разрешения быть там».

Оставалось одиннадцать минут, когда Канноньер и Александер-Арнолд объединились, и правый защитник заработал свою четырнадцатую голевую передачу в сезоне и, вероятно, самую запоминающуюся в его карьере.

Двадцатилетний парень выиграл угловой, отправив его за лицевую от Роберто и наблюдал, как мяч отскочил от рекламного щита в штрафную. Когда Ориги неторопливо отошел в сторону, игроки «Барсы» лениво проигнорировали подающего игрока, пятеро из них стояли рядом с Мане — одним из двух игроков «Ливерпуля» в штрафной, потому что они предполагали, что Александер-Арнолд подождет, пока прибудут Ван Дейк и Матип, чтобы атаковать со второго этажа.

Канноньер быстро подал Александер-Арнолд еще один мяч, позволив ему застать «Барсу» врасплох.

«"Барса" выбила мяч, и когда он отскочил обратно в поле, я думаю, они подумали, что это тот, который вернется к Тренту, — вспоминал Оукли. — Очевидно, что все произошло не так. Я заметил мяч на поле, так что с тем, который у меня был там было уже два мяча. Как только смог, я просто отдал тот, что у меня был Тренту, а затем забрал другой».

Притворившись, что отошел от углового флажка, чтобы позволить Шакири подать угловой, Александер-Арнолд бросился назад, чтобы подать на Ориги, который стоял в полном одиночестве, в то время как четверо из восьми игроков «Барселоны» в штрафной повернулись спиной. Завершение Ориги был непростым, он пробил в касание и с полулета, прежде чем Тер Штеген смог выйти на мяч.

Иногда голы активируют временную паузу, когда зрители переваривают то, что произошло на самом деле. В данном случае это было настолько необычно, что многие задавались вопросом засчитают ли его.

«Я подумал: "Что только что произошло?" — сказал Хендерсон. — Я оглянулся, когда мяч приближался, как раз в тот момент, когда Дивок собирался отправить его в верхний угол ворот. Когда мяч вошел в сетку, я подумал: "Давайте праздновать". Судья не стал просматривать гол, и я видел, как игроки "Барселоны" возвращались с опущенными головами. Вот тогда-то я и понял, что с ним нет никаких проблем».

«То, что сделал Трент, было настолько инстинктивно. Большинство людей в такой ситуации подумали бы: "Лучше потратить немного времени, подождать высоких парней из защиты и сосредоточиться на том, чтобы забросить качественный пас в штрафную". Но в этот момент матча Трент думал, что мы все время хотим, чтобы мяч был в игре. Это был такой важный момент, чтобы сделать нечто подобное».

В Бостоне изобретательность Трента подняла на ноги руководителей его клуба. «Четвертый гол был таким зрелищным — никто никогда его не забудет, — сказал Вернер. — Пас Трента был таким блестящим, но именно его идея создала гол. Его креативность напоминает мне школьную команду, пытающуюся быстро вернуть мяч в игру. Это застигло "Барселону" врасплох, но к тому времени темп игры был столь безжалостным и решительным. Когда ты оглядываешься назад, кажется, что "Барселона" двигалась на позиции для подачи углового, и в штрафной были девять их игроков [включая вратаря], которые не были готовы. В этом и заключается гениальность Трента, что он не только видел это, но и все еще обладал способностью рассмотреть неопекаемого Ориги».

Поставив себя в позицию победителей, зрелость и опыт «Ливерпуля», позволившие ему провести последние одиннадцать минут и дополнительные пять минут добавленного времени, были впечатляющими.

Работа мальчиков, подающих мячи не была завершена. Проработав на шестой передаче семьдесят девять минут, ребята из академии были так же искусны, как и игроки в изменении темпа игры в соответствии с ситуацией.

«Когда был забит четвертый гол, нам всем сказали притормозить, — сказал Оукли, которому сейчас шестнадцать лет и который мечтает когда-нибудь принять участие на поле так же, как он делал это с бровки. — Этот посыл пришел к нам со скамейки запасных, но, имея опыт предыдущих игр, мы уже знали, что делать в такой ситуации. Когда я оглядываюсь на все это сейчас, приятно, что я принял в этом какое-то участие, хотя я вообще не ожидал, что об этом будут так часто упоминать, как это случилось на следующее утро. Я получил электронное письмо от исполнительного директора клуба [Питера Мура], в котором он поблагодарил меня за проделанную работу».

Впервые в этом противостоянии «Ливерпулю» было что терять, и все же Алиссону больше не потребовалось совершать ни одного сейва. На последние шесть минут «Ливерпуль» сменил систему на трех центральных защитников, Джо Гомес заменил Ориги. Последней попыткой «Барсы» спасти матч было отправить центрального защитника Пике вперед в качестве экстренного нападающего.

Мне особенно понравилось пересматривать игру «Ливерпуля» во время добавленного времени, виртуозный пример управления игрой.

Последним штрихом игрока «Барселоны» в открытой игре стал выход на замену Артура на 93-й минуте и 14 секундах. Фабиньо перехватил стремительный пас Месси, рванулся вперед и заставил аргентинца погнаться за ним и совершить разочарованный, неуклюжий фол. Это подвело итог тому, что я считаю лучшим индивидуальным выступлением «Ливерпуля» за вечер, штрафной удар, который заработал Фабиньо, был встречен «Копом», как будто это был пятый гол. С оставшимися шестидесятью секундами расправился Милнер провел после того, как Ван Дейк вынес мяч со штрафного по левому флангу, и мяч оберегался рядом с угловым флажком «Барсы». Шум от «Копа» во время финального свистка все еще вызывает мурашки по коже.

Когда судья свистнул об окончании матча Милнер упал на колени. От усталости он разрыдался. Равно как и Хендерсон. «Это было из-за того, как это произошло, — объяснил капитан, который оправился от боли после травмы колена в первом тайме, чтобы помочь своей команде выиграть. — Я чувствовал себя таким выжатым. Это было нереально. Невероятно. Просто невероятное чувство. Мое тело чувствовало, что оно больше не может бежать. Что странно, так это то, что через восемьдесят семь минут игры я думал, что смогу бежать столько, сколько меня попросят. Я был готов продолжать прессинговать, как будто это была первая минута. Через несколько минут раздался финальный свисток, и во мне ничего не осталось. Первое, о чем ты думаешь — это все усилия, которые тебе потребовались, чтобы выстоять против такой качественной команды. Затем приходит осознание того, что ты едешь на еще один финал после того, как год назад его проиграл. Затем с финальным свистком следует высвобождение. Да, это было немного эмоционально».

Одним из устойчивых послематчевых образов, которые отмечали игроки и персонал, был Салах в футболке с надписью «Никогда не сдавайся» — лозунг, который каждый болельщик «Ливерпуля» в городе хотел огласить на следующий день.

В Бостоне было одно лишь сожаление. Владельцы не были на стадионе, чтобы присутствовать на праздновании после окончания матча. «Вы, должно быть, слышали наши крики с другого конца пруда, — сказал Вернер. — Видеть, как главный тренер, тренерский штаб и команда выстраиваются стеной перед «Копом» и поют You’ll Never Walk Alone... Такие слова, как волшебный и впечатляющий, полностью не говорят обо всем. Это такие вечера, которые всегда отличали этот клуб от других. Знаешь, Джейми, мы все как болельщики это чувствуем. Я знаю, что все мы несем ответственность за руководство клубом, но мы страдаем вместе с каждым болельщиком, когда результаты не идут в нашу пользу, и мы празднуем, когда команда хорошо играет».

«Я надеюсь, что в своей жизни я увижу игру хотя бы наполовину столь же захватывающую, как эта, но если этого не случится, я думаю, что все еще могу быть довольным. Я мог бы смотреть ее снова и снова во сне. Я думаю, она показала, что когда вы приходите сюда, что вы не играете за какой-то там клуб. Со всей историей и плечами легенд, на которых стоят нынешние игроки, вы играете за футбольный клуб "Ливерпуль". Это уникально».

Мой последний вопрос к Хендерсону касался еще одного классического камбэка «Ливерпуля» из этой книги.

— Итак, каково это — быть частью второго по значимости выступления «Ливерпуля» всех времен после Стамбула? — спросил я.

— Мы оба будем предвзято судить об этом! — рассмеялся Джордан.

— Я полагаю, что у нас было больше времени, чтобы забить наши три гола. У вас было лишь сорок пять минут!

— Я думаю, мы можем согласиться, что это должен быть величайший вечер на «Энфилде», особенно когда ты играешь против «Барселоны» с лучшим игроком в мире в ее составе. Но да, тот «Милан» тоже был не так уж и плох!

Я согласен, что это величайший вечер «Энфилда». И я в восторге от того, что мы можем сравнивать и делиться нашим опытом всю оставшуюся жизнь.

Разница с победой над «Барселоной» в том, что она напрямую привела к трем трофеям: «Ливерпуль» выиграл финал Лиги чемпионов у «Тоттенхэм Хотспур» 1 июня и, следовательно, прошел квалификацию в финал Суперкубка и Клубный чемпионат мира по футболу, который они также выиграли в августе и декабре следующего года соответственно.

Клопп говорит, что победа в Лиге чемпионов подтолкнула игроков к четверке трофеев, что больше всего значило, что его команда эффектно отмахнулась от разочаровывающего поражения в Премьер-лиге 2018/19 от «Манчестер Сити», выиграв на восемнадцать очков в 2020 году, положив конец тридцатилетнему ожиданию «Ливерпуля» стать чемпионами Англии. «Мы выиграли другие трофеи из-за игры против "Барселоны", — сказал он. — Победа в Лиге чемпионов дала нам окончательное доказательство того, что мы должны были стать победителями».

«Мой любимый момент после того, как мы выиграли [финал] в Мадриде, после встречи со всей моей семьей, был, когда все тренеры сидели вместе с пивом. Мы смотрели друг на друга и думали, как нам повезло, что мы пришли в такой клуб, как "Ливерпуль", и у нас есть такие игроки. В футболе так трудно что-либо выиграть. Тебе нужна удача, но тебе также нужно как сумасшедшему форсировать удачу, что и сделали эти парни, особенно после всех ударов, подходя к титулам так близко раньше».

До 2019 года клуб семь лет обходился без какого-либо крупного трофея. Ни один состав «Ливерпуля» не держался без них на протяжении восьми лет с тех пор, как Шенкли пришел в клуб в 1959 году. Теперь, вместо того, чтобы говорить о кубковом и титульном голоде, вокруг клуба ведется дискуссия о создании династий.

Размышляя об этом, я часто вспоминаю интервью, которое я дал «Скай Спортс» вскоре после назначения Рафы Бенитеса главным тренером «Ливерпуля» в 2004 году. Майкл Оуэн недавно был продан мадридскому «Реалу», «Челси» не скрывал, что преследует нашего капитана Стивена Джеррарда, и клуб находился на перепутье, в отчаянных поисках зарубежных инвестиций, чтобы снова побороться за самые высокие награды. Мой будущий коллега по «Скай», Джефф Шривз, хотел знать, подумаю ли я когда-нибудь о том, чтобы уехать «куда-нибудь посерьезнее».

— Серьезнее? — ответил я. — Кто же серьезнее, чем «Ливерпуль»? Насколько серьезнее? Больше денег?

Джефф предположил, что мои надежды на победу в Премьер-лиге и Лиге чемпионов были бы более реалистичными в другом английском клубе.

— Нет, я этого не потерплю, — ответил я. — Если мы все сделаем правильно в этом клубе, мы будем на вершине.

К тому времени, когда я завершил карьеру как игрок, я должен признать, что уверенность, выраженная во время того интервью, ослабла. Наша победа в Лиге чемпионов в 2005 году не стала стимулом для новых почестей. Поглощение клуба американцами Джорджем Джиллеттом-младшим и Томом Хиксом в 2007 году грозило финансовой катастрофой с банковскими долгами, превышающими £280 млн., и хотя второе поглощение FSG обещало и в конечном итоге привело к более продуманному, постепенному восстановлению клуба, я знал, что оно не принесет плодов, пока я не уйду — хотя я переживал, что закончил на год раньше, когда команда Роджерса почти выиграла Премьер-лигу.

К тому времени, будучи медиа-экспертом, после продажи Суареса в 2014 году и ухода Стивена Джеррарда в 2015 году, всякий раз, когда я более беспристрастно смотрел на свой клуб, я не видел перспективы того, что «Ливерпуль» в ближайшем будущем станет чемпионом Премьер-лиги. Не с таким финансовым могуществом «Манчестер Сити», с «Манчестер Юнайтед», который сумел побить мировой трансферный рекорд, и в то время как «Челси», «Арсенал» и «Тоттенхэм Хотспор» создавали препятствия для квалификации в Лигу чемпионов, не говоря уже о борьбе за титул.

Для владельцев 2019 год стал началом периода, когда они увидели ощутимую награду за девять лет устойчивого прогресса, в течение которых они были мучительно близки ко всем почестям.

«В самых смелых мечтах я бы никогда не подумал, что мы дойдем до того момента, когда одновременно станем чемпионами Европы и Премьер-лиги, — сказал Вернер. — Что сделало победу в Премьер-лиге такой особенной, так это то, что мы были на волосок — на длину футбольного мяча — от победы в 2019 году. Я думал, что будет трудно вернуться после этого. Я подумал, что шаг назад может быть таким же вероятным, как и шаг вперед. Но игроки были так сосредоточены, что совсем не расслаблялись».

Победа над «Барселоной» и все, что за ней последовало, продемонстрировали, как два ключевых решения FSG изменили все.

Первое, очевидно, назначение Юргена Клоппа.

Вторым было объявление в октябре 2012 года о том, что клуб останется на «Энфилде», а не будет строить новую арену в соседнем Стэнли Парк.

Переживая заново эту игру и предвкушая будущие европейские кампании, кажется немыслимым, чтобы «Ливерпуль» когда-либо задумывался об уходе. Для меня показательно, что такое предложение было сформировано с минимальным сопротивлением в ответ на то, где клуб оказался в конце 1990-х годов, до европейского возрождения. Это укрепляет мое мнение о том, что знаменитые вечера УЕФА на «Энфилде» являются таким же следствием моего поколения, как и наследие шестидесятых, семидесятых и восьмидесятых годов. Отказ FSG от планов переезда и поиск средств для реконструкции «Энфилда» следует рассматривать как одно из самых важных решений «Ливерпуля» за всю историю. Клуб не был бы тем, чем он является, если бы стадиону по праву не приписывали голевую передачу в каждом крупном трофее на доске почета и в каждой из величайших игр на «Энфилде».

 

«Победа над "Барселоной" не состоялась бы без болельщиков, — сказал Клопп. — Это невозможно. Это настоящее вдохновение. То, что я чувствовал до игры, то, что я чувствовал во время игры и то, что я чувствовал после игры — это нечто особенное. Нам еще предстоял финал, но в этот момент мы выиграли Лигу чемпионов».

***

Приглашаю вас в свой телеграм-канал

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
helluo librorum
+55
Популярные комментарии
JetAnfild
+2
Статья зацепила. Три часа ночи, а дочитать нужно обязательно.))
Антон Перепелкин
+1
там ведь и тренерская чехарда, что не умаляет достижения Ливерпуля, описанного Каррагером в первой главе его книги.)
Ответ на комментарий Сосед Педро - биопапа Месси
Там еще в 17 году каталонцев тоже пару раз жестко взлохматили, тот же Ювентус например (еще раз 0-3, 2(!!!) раза за 5 лет в 17 и 20 розыгрыш 20/21 по 0-3), про матчи с ПСЖ и судейство в том году уже не интересно писать (первый матч 0-4). Куда уж больше? После ухода Хави и Иньесты (чемпионов всех видов турниров) каждый год Барселону с треском вышвыривают из ЛЧ.
Антон Перепелкин
+1
можно было бы попросить вас привести примеры (кроме упомянутой Ромы и приснопамятного ПСЖ) в "громлении в плей-офф ЛЧ" и уж тем более о "вытирании ног", но вы ведь не для этого писали свое сообщение, не так ли?)
Ответ на комментарий Сосед Педро - биопапа Месси
Такое себе достижение. Каталонцев только ленивый не громил в ЛЧ в последнее время, порой куда как покрупнее. После ухода Хави и Иньесты, все подряд вытирают ноги.
Написать комментарий 12 комментариев

Новости

Реклама 18+