Реклама 18+

Автобиография Майкла Каррика «Между Линиями». Глава 16. «Жозе»

Я был взволнован, когда Жозе Моуринью принял «Манчестер Юнайтед» 27 мая 2016 года. Жозе вернул клубу немного хвастовства и спеси, а также подарил мне надежду. Я оставался в подвешенном состоянии, не зная, что происходит, ведь Луи указал мне на дверь, а затем вышел в неё первым. Я был на Гран-при Монако с Грэмом и друзьями, когда официально объявили о назначении Жозе, и меня вытащили на интервью Sky Sports F1. Я сказал: «Думаю, Жозе подойдет клубу». Это был отличный выбор для «Юнайтед», я знал это. Странно было говорить о ситуации в клубе. Я думал, останусь ли я его частью?

Когда я вернулся из Монако, Жозе позвонил: «Я хочу, чтобы ты остался. Хочу дать тебе новый контракт». Слава Богу! Я был совсем не готов заканчивать с футболом. Я чувствовал, что ещё могу быть полезен «Манчестер Юнайтед». Когда я отправился в Каррингтон, чтобы встретиться с Жозе, меня с ходу поразила его аура. Когда вы с ним, вы знаете, что рядом с вами босс, которые способен на важные, смелые решения. Именно это умение подать себя отличает лучших менеджеров от остальных. С первой тренировки я понял, что Жозе — победитель. Победа — единственное, что его интересует. Всякий раз, когда я смотрю на Жозе, я просто думаю о трофеях. Он ненавидит проигрывать.

Одержимость Жозе трофеями видна за километр. 7 августа мы вернулись на Уэмбли, чтобы сыграть за Комьюнити Шилд. В прошлом мы никогда не относились к нему серьёзно, он был частью предсезонной подготовки. Жозе отчаянно хотел выиграть его, чтобы привить нам привычку побеждать, и мы обыграли «Лестер Сити». Мы вернулись на «Уэмбли» за ещё одним трофеем 26 февраля 2017 года. Кубок Лиги был очень важен для Жозе. Он не так престижен и популярен, как Кубок Англии, но Жозе сказал: «Это не Лига чемпионов, но это следующая победа». Итак, мы победили «Саутгемптон» со счетом 3-2 и забрали ещё один трофей. Жозе притягивает их. В финале Лиги Европы в Стокгольме 24 мая 2017 года Жозе планировал обыграть «Аякс», позволив им контролировать мяч, чтобы сыграть на контратаках и растянуть их оборону резкими прорывами Маркуса Рашфорда.

Однако, мы думали не только о победе в Лиге Европы как таковой. Это было намного больше, чем просто получение трофея. Наш город был в трауре после того, как 22 человека погибли в результате террористической атаки на концерте Арианы Гранде в Манчестер Арене. Трагедия затронула всех. Я много раз заходил туда, чтобы забрать билеты. Это так близко к дому, невольно думаешь, что жертвой мог стать кто-то из твоих близких. Это могли быть мои дети. Что вы делаете, чтобы помочь? Вы молитесь, вы пытаетесь показать поддержку. Моё сердце разрывалось, когда я читал истории людей, отчаянно ищущих своих близких. Мы старались показать свою поддержку семьям и друзьям погибших. В раздевалке после игры в Стокгольме мы сфотографировались с плакатом, на котором было написано: «MANCHESTER A CITY UNITED #PRAYFORMANCHESTER».

Вернувшись в Англию, я продолжил готовиться к своему благотворительному матчу, назначенному на 4 июня, самой трудной вещи, которую я когда-либо делал в своей жизни. Я так дотошен, что хотел контролировать каждую мелочь, чтобы быть уверенным, что всё пройдет по высшему разряду. Я горжусь тем, что «Манчестер Юнайтед» провёл игру в мою честь, и я воспользовался возможностью, чтобы собрать деньги для Фонда Майкла Каррика. Я думал о благотворительности в течение некоторого времени, и это была прекрасная возможность начать заниматься ей. Мы зарегистрировались как благотворительная организация, чтобы помогать детям чувствовать себя в безопасности, вдохновлять их и помогать реализовывать свой потенциал. Я посмотрел на районы в Ньюкасле и Манчестере, где регистрировались случаи детской бедности. Как мы можем жить в обществе, в котором дети вынуждены бороться за своё будущее? Я хотел внести небольшой вклад в решение этой огромной проблемы, поэтому мы инвестировали в два города, которые так много для меня значат. Наши проекты в Траффорд Барн, Уоллсенде, Норт Шилдс и Байкере сфокусированы на футболе, и это привлекает детей, но также мы учим необходимым для жизни навыкам и дисциплине. Я хочу отвлечь детей от преступного пути и дать им шанс в жизни. Они видят, как тренеры помогают учащимся колледжей, и сами обращаются за помощью и наставничеством. Это дает им надежду на будущее. Таким образом, мой почётный матч был жизненно важен, чтобы собрать средства для Фонда.

Я не хотел бессмысленной игры с бездельничающими игроками. Мне нужен был настоящий топ-матч с лучшими футболистами и чувством соперничества, поэтому я собрал «Манчестер Юнайтед» образца 2008 года и «Команду Всех Звёзд Майкла Каррика». У нашей команды 2008 года никогда не было шанса отпраздновать то, чего мы добились в Москве, так что это был наш шанс.

Я страстно хотел, чтобы менеджерами были сэр Алекс и Харри Реднапп. Я не хотел проявлять неуважение к Жозе, потому спросил его, хочет ли он поучаствовать. «Не беспокойся обо мне! — ответил Жозе. — Смотри, это твой день. Ты должен пригласить сэра Алекса, иначе быть не может». Без Босса всё было бы совсем иначе. Я очень нервничал, когда набрал его номер, но он даже не спросил дату, просто сказал: «Да, я в деле». Я почувствовал громадное облегчение. Харри также согласился, и я начал собирать команду. Я пригласил Гари Невилла, Уэйна Руни, Патриса Эвра, Рио Фердинанда, Неманью Видича и Пола Скоулза, в то же время в команду Всех Звёзд вошли Робби Кин, Кларенс Зеедорф, Джейми Каррагер и Джон Терри. Было непросто сесть, взять чистый лист бумаги и попытаться собрать 2 состава. Что если ребята, с которыми мы выиграли Лигу Чемпионов в 2008 году, не смогут приехать, и нам не хватит игроков? Что если я не смогу подобрать достаточно людей для команды Всех Звёзд? Я представлял, насколько стыдно мне было бы, если бы я не смог всё организовать. Постепенно я начал писать смски ребятам, чтобы начать. К сожалению, Стивен Джеррард и Фрэнк Лэмпард получили травмы и были вынуждены отказаться, и я всерьёз начал беспокоиться, хватит ли нам игроков. Но мои опасения были напрасны. Я был поражен реакцией парней на мою просьбу, они прилетели со всех концов света, некоторые прибыли буквально утром перед игрой.

Количество совещаний, проведённых ради одного матча, было немыслимым! На одной из самых первых встреч я приехал на «Олд Траффорд», ожидая увидеть комитет в лице Грэма, Кея, Лизы, Дэвида Гайсса, Джо Тонга и Доминика Митча. Я вошел в конференц-зал, где за столом сидели 25 человек из отделов маркетинга, билетов, юриспруденции, полиции, безопасности и менеджмента стадиона. Это был хаос. В конце концов, за несколько месяцев мы всё решили. Наш комитет хорошо справился со своей задачей. Я в долгу перед ними. Это была непроста операция, которая внезапно стала куда более сложной. В выходные перед игрой я был в коттедже в Котсуолде с Ричи [Гарсия], который прилетел из Австралии с Джанелль и детьми, чтобы остаться с нами на несколько недель и сыграть за команду Всех Звёзд. Я просто отдыхал, когда позвонил Дэвид Гайсс. «Проведение матча под угрозой», — сказал Дэвид. Ариана Гранде объявила, что выступит на благотворительном концерте в 6 вечера в воскресенье, 4 июня. Я понимал, что этот концерт очень важен для Манчестера. Я также понимал, что это значило для моего матча из-за того, что его начало проведение планировалось в 16-00 на «Олд Траффорд», в полумиле от места, где на площадке для крикета проходил концерт One Love Manchester. Мы не могли просто отменить наши планы, верно? Я говорил с Ианом Хопкинсом, главным констеблем полиции Большого Манчестера, я говорил с Эдом Вудвордом и Ричардом Арнольдом, управляющим директором «Юнайтед». «Возможно вам придется отменить игру», — сказал Ричард. «Как мы можем так поступить? — сказал я. — Мы продали 60 000 билетов». Я позвонил Дэвиду, который сказал: «Майкл, Иан Хопкинс говорит, что это приказ сверху, ты даже не представляешь от кого. Мы получили указания от представителя премьер-министра». Я привык контролировать ситуацию, но теперь в дело вмешалось правительство, и это был другой уровень: абсолютно ничто не могло помешать концерту One Love Manchester.

«Мы не можем просто отменить матч», — сказал я Иану. Прошло девять-десять месяцев, люди купили билеты, забронировали поезда и отели. Это не какой-то мелкий праздник на районе, вы не можете отложить такую игру на неделю. Иан был спокоен и непоколебим.

«Мы попытаемся сделать что-нибудь, — сказал он. — Я полностью поддерживаю вас, мы всё согласовали и прояснили, это футбольный матч с низким уровнем риска». Тем не менее, на него явно оказывалось колоссальное политическое давление. Однажды на выходных Иан сказал, что обеспечить безопасность двух событий одновременно было просто невозможно, потому что они использовали парковку «Олд Траффорд» для крикетного поля. Это были тяжелые выходные. Всё в силе? Всё отменяется? Давление нарастало, мне звонили и говорили, что если из-за матча придётся отменить концерт — я понесу ответственность.

Я снова поговорил с Ианом: «Мы не можем отменить матч, но, смотри, я хочу, чтобы всё сложилось удачно для всех. Мы можем назначить начало матча пораньше». Сначала мне предложили подвинуть игру на 11 утра. 11 утра! Потом на полдень. В итоге мы договорились о 14-30. Иан был великолепен на протяжении всех этих дней. Он мог бы усложнить ситуацию для нас, поскольку его подчинённые были вынуждены разрываться между двух мероприятий в одном месте с разницей в несколько часов. Иан теперь является доверенным лицом моего фонда. Джо [Тонга] и Дэвид [Гайсс] тоже были невероятны в те ужасно напряжённые выходные. За 10 месяцев они проделали огромную работу, чтобы собрать все детали воедино. Джо в итоге делала абсолютно всё, бралась за любые дела. Этого никогда бы не случилось без неё. Джо сделала для нас гораздо больше, чем должна была.

30 мая мы объявили о переносе начала матча, и я воспользовался возможностью, чтобы ещё раз выразить соболезнования семьям и друзьям погибших. Я хотел показать сплочённость города; показать, что мы вместе. Мы пригласили некоторых членов семей и друзей погибших на этот игру. Как сделать это правильно? Это невероятно деликатная ситуация. Я не хотел, чтобы они подумали, будто я хочу сказать: «Приходи на футбол, и всё будет хорошо». Некоторые захотели прийти, некоторые — нет, в итоге набралось 15 гостей. За полтора часа до начала я поднялся, чтобы встретиться с ними в корпоративной ложе. Я посоветовался с женой Грэма Кей, которая работает в хосписе Святого Катберта в Дареме, и она дала мне несколько советов.

Я встал перед этими людьми и сказал несколько слов, это была одна из самых сложных вещей, которые я когда-либо делал. Что я могу сказать, чтобы помочь им почувствовать себя лучше? «Я соболезную вашей потере, вашим страданиям. Даже не могу представить, через что вы проходите. Я просто надеюсь, что сегодняшний день принесёт вам немного покоя и счастья». Мой голос стих, и слезы наполнили мои глаза. Один из лучших дней в моей жизни, я радуюсь своей карьере в окружении семьи и друзей, а они страдают, потеряв близких. Я чувствовал себя таким беспомощным. Мой матч внезапно стал не таким уж и важным. Я не мог поверить, насколько они были скромны и благодарны за то, что пригласили их. Я подписал несколько футболок и программ, а затем направился в раздевалку.

В комнате, наполненной смеющимися игроками, моё настроение резко изменилось. Пару дней назад я сказал Лизе: «Больше всего я жду момента, когда вновь окажусь в раздевалке с Боссом, парнями и тренерским штабом». Я видел хорошо знакомые лица ребят, приклеивающих тейпы и делающих растяжку в медицинской комнате. Это было настолько привычно, что даже странно. Просто парни, внезапно вернувшиеся к старой рутине. Рио издавал дикий шум во время массажной разминки. «Ааааааах!! Оооо, Боже!!!!» Очевидно, его мышцы были менее эластичными, чем раньше! Я плакал от смеха.

Сэр Алекс сидел на столе в углу, и было похоже, что время остановилось. Мы снова вернулись в ту московскую эпоху, команда снова вместе — это было прекрасное чувство, когда великий человек направлял нас. Нам было очень приятно видеть и слушать его. «Не смейте проиграть, ёпт», — сказал сэр Алекс. — «В прошлый раз вы получили 5 голов в свои ворота», — продолжил он, вспоминая "Хоторнс". «Когда счёт стал 5-2, я подумал, что мы забьём штук 10 к концу матча. Потом вышел Лукаку и забил 3 мяча из-под Рио. Кто-нибудь когда-нибудь делал хет-трик, играя против тебя?»

«Нет», — ответил Рио.

«Ну, Лукаку сделал».

«Нет, на самом деле, Роналдо», — вспомнил Рио. Босс знал, что Рио был сильным защитником.

«Разве вы не видели, как он играл за КПР?!» — спросил Нев у Босса. Мы рассмеялись, как в старые добрые времена, будто на дворе снова 2008 год.

«Неплохо, Нев!» — сказал сэр Алекс. — «Лучший комплимент, который я могу вам сделать, кроме того, что вы отличная команда, это то, что вы отличные ребята. Вы хорошо справились, все вы. Уходить из футбола всегда сложно. Чжи Сун заканчивает университет в Швейцарии. Рио работает на ТВ вместе со Скоулзи. Нев владеет Манчестером, скупая всё и вся. Ван дер Сар управляет «Аяксом». Фантастика. Итак, разомнитесь хорошенько. Есть что добавить? Забавно, сколько раз я спрашивал у вас: «Кому-нибудь есть, что сказать?» Хоть бы раз кто-то высказался!»

«Просто к концу ваших речей мы обычно уже спали», — сказал Гиггз. Снова комната наполнилась хохотом.

«Ты ранил меня в самое сердце!» — улыбнулся Босс.

Я сидел там, получая удовольствие от каждой секунды. Я оглянулся и увидел, как Грэм завязывает шнурки, готовится, слушает нашу болтовню. Это был идеальный момент. Мой брат был рядом, и это было великолепно, потому что я знал, как много это значит для Грэма — сыграть с парнями, которых он знал, но боготворил. Я также хотел, чтобы он был там, потому что так он ещё больше мог понять, насколько мне важна эта команда. Я знал о его травме [спины], но Грэм неплохой игрок, и он не выглядел бы неуместно. Ребята сделали для меня почётный коридор, потом я должен был произнести речь. Я упомянул о трагедии на Арене и сказал: «Эта игра приобрела особое значение в связи с тем, что произошло, я просто хотел бы поприветствовать членов некоторых семей…», и мне пришлось остановиться из-за оглушительных аплодисментов 70 000 человек. Через некоторое время я продолжил, добавив: «Я хотел бы выразить свои соболезнования… Берегите друг друга и будьте сильными». Манчестер всё ещё скорбел, и мы очень заботились об уважении жертв, сотрудников пожарной службы, скорой помощи и тому подобное. Когда я упомянул, что мы также пригласили 300 работников служб спасения, они тоже получили порцию оваций. Я не хотел никого пропускать, поэтому продолжал благодарить людей, и это немного затянулось. Я слышал, как игроки шаркают ногами в нетерпении. «Сколько можно, Каррас?» — услышал я краем уха. — «Во сколько начало?!» Они думали, что я наслаждаюсь своей минутой славы! Когда вы находитесь на поле, вам почти не слышно динамики стадиона, поэтому они не знали, о чем я говорю.

Это был хороший матч. Я знал, что это была последняя игра Уэйна на «Олд Траффорд», он прилетел из отпуска в Барбадосе, и было забавно наблюдать, как он ругается на арбитра, Нила Суорбрика. Некоторые ребята подошли к матчу с полной серьёзностью, и Зеедорф был просто шикарен. Даже Берба сделал несколько спринтов.

Когда Карра снёс Нева, будто в замедленной съёмке, я рассмеялся во весь голос. Зрителям это понравилось. Нев и Карра ладят друг с другом, теперь они хорошие друзья, но их соперничество никогда не утихает. Грэм вышел и на самом деле сыграл очень хорошо. Я хотел пасовать ему снова и снова. Это был наш маленький момент абсолютного счастья, и мы ждали его достаточно долго. Я смотрел, как он разворачивается с мячом и практически застывает из-за боли в спине, но он продолжал играть, и было приятно, что фанаты «Юнайтед» встретили его блестяще. Я посмотрел на всех членов семьи и друзей в ложе директоров и понял, насколько это эмоциональный момент для них — видеть меня и Грэма на поле вместе. Лиза была там с детьми во время игры. Мама и папа были окружены друзьями и семьей и просто сияли от гордости. Мамина мама, бабушка Тауэрс, умерла совсем недавно, и мы все думали: «Было бы неплохо, если бы она это увидела». Это также много значило для Ричи. Возвращение на поле после столь долгого времени было особенным. Я сравнял счёт, сделав его 2-2, и после того, как я забил, то посмотрел на детей на трибуне и дэбнул. Нужно было видеть их лица. Они были единственными людьми, для которых я хотел бы сделать этот жест!

Они спросили меня, сделаю ли я это, когда мы бездельничали перед игрой, даже не думая, что я действительно могу. Семья Лизы тоже была там. Джун и Даг, её брат Глен, его жена Жасмин и их сын Бодхи, а также дедушка Лизы Билл, также известный как «Грэмпс». У нас такая дружная семья, хотя мы давно жили далеко друг от друга. Это была моя вина, что Лиза уехала из дома, но Джун и Даг всегда были рядом с нами и никогда не вмешивались. Ни разу у нас не было разногласий или ссор. Это весьма неплохо для родственников! Они многим пожертвовали и оказали мне огромную поддержку, было здорово, что они были со мной на «Олд Траффорд».

Особенный день стал ещё более особенным, когда мы поняли, что собрали 1,5 миллиона фунтов стерлингов для фонда. У меня не хватает слов, чтобы отблагодарить всех, кто пришёл — игроков, менеджеров и фанатов. После этого у нас была вечеринка, выпили пива со старыми друзьями, это было великолепно. Уазза покинул «Юнайтед» тем летом, и я был действительно огорчён его уходом. Мы разделили многие замечательные мгновения и стали близкими друзьями.

11 июля 2017 года Жозе назначил меня капитаном. Это настоящая привилегия — пойти по стопам таких великих людей, как сэр Бобби, Брайан Робсон, Кантона, Кино, Нев и Уазза. Первой игрой сезона был Суперкубок Европы против «Реала» в Скопье, я был на скамейке запасных и отчаянно желал победы, поскольку Суперкубок был единственным клубным трофеем, который я не выиграл.

Джейси донимал меня: «Сможешь достать мне футболку Роналду?» Я сказал: «Ох, я посмотрю, что смогу сделать». Я обычно не прошу футболки у соперников, но я встретил Ронни на разминке, мы оба не попали в старт. Он подошёл ко мне сам, мы обнялись и немного поболтали. «Послушай, ты не мог бы подарить моему младшему футболку после игры?» — «Да, без проблем. Увидимся после финального свистка». Ронни был безумно хорош, просто золото. Он пришёл в нашу раздевалку, чтобы поболтать с игроками и персоналом. Это было очень мило с его стороны — заглянуть поздороваться со старыми знакомыми. Он отдал мне футболку, и я попросил его подписать её для Джейси. «Как-как это пишется?» — спросил он. Я произнёс по буквам. Но он всё равно написал неправильно!! Но это не имеет значения. Джейси был на седьмом небе от счастья, когда я передал ему подарок. Мы болтали около 10 минут, он рассказывал о жизни в Мадриде, спрашивал о Манчестере и сотрудниках Каррингтона. Каррингтон сыграл ​​огромную роль в наших жизнях. Роналду — лучший игрок в мире, за всем этим блеском скрывается обычный человек, работающий над собой изо дня в день. Он безжалостен к себе. Его прогресс впечатляет — он начинал как созидательный игрок, вингер, потом стал забивать голы, превратился в инсайда, а затем, когда стал старше, в настоящего центрфорварда. Мы вернулись домой и продолжили строить новую команду под руководством Жозе. Нам нужно было идти в ногу с «Сити», и их победа на «Олд Траффорд» 10 декабря отбросила нас назад. Должен признать, они провели потрясающий сезон. Эмоции накалились после того дерби. Игроки «Сити» праздновали в гостевой раздевалке, и шум легко распространялся по этому тесному коридору. После столь эмоционального матча для пожара хватило небольшой искры. Они имели право праздновать и шуметь столько, сколько хотели. Некоторые из наших парней подумали, что этот шум создавался специально, чтобы спровоцировать нас. Один их игроков шумел сильнее, чем, как мы считали, стоило бы, поэтому мы провели краткий обмен мнениями в коридоре, всё было довольно безобидно. Я не играл в том матче из-за кое-какой проблемы.

Оригинал книги «Майкл Кэррик: Между линиями»

Все книги на carrick.ru

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Между линиями
+5
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+