Реклама 18+

«Три мушкетера» марокканского тенниса. Часть первая. Юнес эль-Айнауи

Главная звезда лучшего поколения арабских игроков.

В конце 1990-х - начале 2000-х мужской теннис не отличался высокой стабильностью. Например, за сезон топ-10 рейтинга ATP могла потерять шесть игроков - так было по итогам 1999 и 2002 годов. Зато уровень конкуренции был довольно высоким, и именно тогда проявить себя удалось многим африканским теннисистам. В их числе было сразу три марокканца - Юнес эль-Айнауи, Хишам Арази и Карим Алами - которых на родине прозвали "тремя мушкетерами".

Юнес Эль-Айнауи

Начало: брал пример с Ноа и Лендла, работал за пятерых, чтобы тренироваться у Боллетьери

Первая часть рассказа посвящена Юнесу эль-Айнауи - старшему и самому успешному теннисисту из знаменитого трио. Он родился в Рабате в семье марокканца и француженки. Отец работал в министерстве финансов, мать - в посольстве Франции. Первоначально Юнес увлекался футболом, однако в семь лет начал заниматься теннисом. Его кумиром стали Янник Ноа, тоже имевший французско-африканское происхождение (его отец был из Камеруна), и Иван Лендл.

Когда Юнесу было 18, он увидел рекламу крупнейшей в мире теннисной академии Ника Боллетьери. Ей требовался различный обслуживающий персонал. При этом сотрудники могли жить в академии и играть на ее кортах, когда на них заканчивались тренировки. Молодой марокканец увидел в этом шанс на исполнение мечты. Однако отец Бумедьен отказался отпускать Юнеса в далекую Флориду: для него образование сына было куда важнее такого, казалось бы, неоправданного риска.

Эль-Айнауи все же поступил по-своему и уехал (после этого отец не общался с ним несколько месяцев). Проведя неделю в академии, он решил стать профессиональным игроком. Денег на оплату занятий у парня не было, поэтому следующие два года ему приходилось буквально работать за пятерых: водить автобус академии, чистить тренажерный зал, натягивать струны на ракетки, подавать мячи и присматривать за более молодыми учениками. Благодаря этому он имел возможность тренироваться рядом с Андре Агасси и Джимом Курье.

"Флорида была для меня раем, - вспоминал он. - 70 кортов! Я всегда играл на самых дальних, но был на седьмом небе от счастья.

Никто в академии не думал, что у меня получится. Кроме меня".

Карьера: вышел на пик в 31, побеждал молодых Федерера и Надаля

Нельзя сказать, что Эль-Айнауи быстро прогрессировал, но его старания не пропадали даром: в 1990 году, когда ему еще не было девятнадцати, он получил wild card в основную сетку грунтового турнира ATP в Касабланке, где сразу проиграл третьему сеяному Горану Прпичу. Еще два года прошли в безуспешной борьбе за победу на мелких турнирах ITF. Зато Юнес дебютировал за сборную в Кубке Дэвиса. А уже в 1992-м в Касабланке он преодолел два круга, причем во втором обыграл будущего чемпиона "Ролан Гаррос" Томаса Мустера, защищавшего титул. Затем удалось отобраться на Олимпиаду в Барселоне, где марокканец уступил Борису Беккеру.

В 1993 году эль-Айнауи вошел в первую сотню рейтинга, через год выиграл первый матч в основе "Шлема", еще через один дошел до четвертого круга "Ролан Гаррос". Удивительно, что он почти не пользовался поддержкой спонсоров: только государственная авиакомпания Марокко оплачивала перелеты. В Париже Юнес останавливался не в отеле, а у знакомых, а на корты добирался на метро. "Я начинал здесь с квалификации, поэтому турнир не выделил мне машину. Я решил ездить на метро. Это принесло мне удачу, так что я продолжаю добираться на "Ролан Гаррос" таким способом", - говорил он тогда.

Стабильных успехов пришлось немного подождать. Наконец, в 1996-м Юнес набрал форму, но тут в его карьеру вмешалась тяжелая травма правой лодыжки. За 15 месяцев марокканец перенес две операции, и в какой-то момент опустился до 523-й позиции в мировой классификации. Иногда ночевать вместе с женой и маленьким ребенком приходилось в "Доме Роналда Макдоналда" в Нью-Йорке (это благотворительная организация, которая обеспечивает лечение тяжелобольных детей).

Наверстывать упущенное помогал скандально известный игрок и хороший друг эль-Айнауи Джефф Таранго. Марокканец выиграл шесть "Челленджеров" за 1998 год и получил от ATP награду "Возвращение года". В 1999-м эль-Айнауи взял трофей в Амстердаме, а в 2000-м выиграл три пятисетовика на пути к четвертьфиналу Australian Open и ворвался в топ-15.

На пик формы Юнес вышел к 31 году: для сравнения, в этом возрасте многие его ровесники - например, Пит Сампрас, Джим Курье и Рихард Крайчек - либо уже не выступали, либо заканчивали карьеру. А вот марокканец начал сезон 2002 года с титула в Дохе, ко второй неделе мая имел еще трофеи в Касабланке и Мюнхене, финал в Дубае и победы над Ферреро и Корретхой в Кубке Дэвиса. Особенно ценным был, конечно, успех в родных стенах: "В том финале с Гильермо Каньясом на стадионе находилось, наверное, семь или восемь тысяч человек. Все три сложных сета они активно меня поддерживали. Пожалуй, это был лучший момент в карьере", - вспоминает эль-Айнауи.

На US Open он прошел четыре круга и взял сет у первой ракетки мира Хьюитта, а сезон завершил с рекордными для себя 45 победами. Настоящий звездный час ждал Юнеса через несколько месяцев в Мельбурне, где он взял у Ллейтона реванш, а затем уступил Энди Роддику в одном из самых памятных и напряженных матчей на "Шлемах" в XXI веке. Поединок длился ровно пять часов, состоял из 83 геймов и по их количеству стал рекордным матчем Australian Open после введения тай-брейка (в 2017-м Карлович и Себальос превзошли это достижение). Неудивительно, что Роддик не нашел сил, чтобы в полуфинале справиться с Райнером Шуттлером.

"Мой уровень уважения к нему рос по ходу матча все сильнее и сильнее. Ему 31 год, он был на корте пять часов и держался до последнего. Это очень впечатляюще. Не думаю, что буду способен на такое в 31", - восхищался соперником Роддик.

Сам эль-Айнауи по окончании турнира стал известен даже тем, кто следил за теннисом не очень внимательно. "Забавно. Я в туре с 1990 года, и многие до сих пор меня не знали, - реагировал он на это. - После матча с Роддиком они говорили: "О, а кто этот молодой марокканец?" Хотя я ближе к концу карьеры, чем к началу! Но это было классно. Теперь меня узнают, хотя и путают с Джеймсом Блэйком иногда".

Кстати, в достижении успеха в Австралии важную роль сыграл Таранго, официально ставший тренером эль-Айнауи как раз в начале сезона. Он отмечал, что "если Юнес будет достаточно выкладываться, то сможет подняться в рейтинге так высоко, насколько этого захочет". Впрочем, они расстались уже в мае из-за личных разногласий. "Я хотел тренировать Юнеса, потому что у него огромный, но нереализованный талант. Я был убежден, что если он пересмотрит некоторые вещи в своей игре и сможет лучше подстраиваться под соперников, то добьется побед, о которых никогда не мечтал", - рассказывал американец, сожалевший, что не сможет раскрыть потенциал своего старого товарища.

За пределами корта эль-Айнауи приобрел репутацию веселого улыбчивого парня с необычной прической и всячески старался изменить отношение общества к мусульманам, испорченное тогда многочисленными трагедиями. Вероятно, в этом ему помогало знание шести языков: арабского, английского, итальянского, португальского, испанского и французского.

Удивительный случай, который наглядно показывает характер марокканца, произошел на турнире в Галле в 2003 году. Матч первого раунда Юнес проводил против 19-летнего дебютанта Кристофера Кодериша. Молодой немец так волновался на глазах местной публики, что на его игру трудно было смотреть: почти все мячи летели в аут. Эль-Айнауи, чувствовавший это, пытался поддержать соперника: хлопал после каждого выигранного им розыгрыша и заводил трибуны. Тем не менее матч закончился разгромом за 49 минут. Встреча завершала игровой день, болельщики собирались уходить, но тут марокканец вдруг вступил в диалог с арбитром: "Еще один сет, - попросил он. - Еще один сет, просто для развлечения. Все эти люди хотят увидеть большее. Давайте предоставим им такую возможность".

Судья, столкнувшийся с подобным впервые, был крайне удивлен, но согласился. Под восторженные крики и аплодисменты публики они сыграли сет. Напряженный теннисный матч превратился в веселое шоу, организатора которого зрители потом чествовали еще несколько минут.

Хардовые турниры "Большого шлема" обычно складывались для Юнеса удачнее двух других. В Нью-Йорке в 2003-м он последовательно обыграл 17-летнего Рафаэля Надаля (45-ю ракетку мира на тот момент) и двух игроков первой десятки Иржи Новака (со счетом 7:5 на решающем тай-брейке) и Карлоса Мойю. Можно предположить, что эль-Айнауи тогда играл с особым вдохновением, ведь меньше чем за неделю до стартового матча у него родился третий сын.

Обзор матча эль-Айнауи и Надаля на US Open-2003

Кстати, победа над Рафой стала для марокканца второй в матчах с будущими представителями Большой четверки: четырьмя годами ранее он отдал пять геймов юному Роджеру Федереру в Гштааде.

За лучшим сезоном в карьере последовал резкий спад: всего пять матчей за 2004 год, причем два из них не были завершены из-за травм. Эль-Айнауи почти полностью пропал из тенниса на несколько лет. Напомнить о себе удалось в сезоне-2008, когда он прошел квалификацию и добрался до полуфинала в Мюнхене. А в 2010 году он объявил о завершении карьеры перед турниром в Дохе. Там Юнес вышел во второй круг, в 38 лет став самым возрастным теннисистом, выигравшим матч в туре, за 15 лет.

Наконец, в 2017 году 45-летний эль-Айнауи вновь вошел в историю. Он выиграл встречу первого раунда на «Фьючерсе» в Бахрейне, благодаря чему стал самым возрастным игроком в рейтинге ATP.

Почему же Юнес раскрылся так поздно? У него есть объяснение: "Мне понадобилось время, чтобы собрать хорошую команду, в частности, тренера по физподготовке и физио. Также со мной стала путешествовать вся семья. Я много лет прилагал усилия, не опускал руки и добился того, к чему стремился с 16 или 17 лет".

Сейчас: тренирует в Катаре, а в его честь назвали главный корт в Марокко

Эль-Айнауи в матче ветеранского Тура чемпионов ATP в 2015 году

По результатам опроса, который в 2003 году проводила газета L'Economiste, эль-Айнауи был назван главным кумиром марокканцев. Обошел он, например, именитого бегуна Хишама эль-Герружа и премьер-министра страны Дриса Жетту. Теперь, конечно, Юнес уже не так популярен среди соотечественников, но по-прежнему пользуется большим уважением.

Сейчас эль-Айнауи 48 лет, он работает тренером в Федерации тенниса Катара. Его именем назвали центральный корт Королевского теннисного клуба в Марракеше, где с 2016 года проводится единственный в Африке турнир ATP, а национальная сборная играет матчи Кубка Дэвиса.

Хотя Юнес помогает развивать теннис в другой арабской стране, не забывает он и о Марокко. "Мое место дома. Там я чувствую себя лучше всего", - говорил он еще после завершения карьеры в 2010-м. А через год справедливо критиковал организаторов турнира в Касабланке, которые дали wild card не местным молодым талантам, а Маркосу Багдатису и Жереми Шарди, так что в основной сетке оказался только один марокканец.

Возможно, через некоторое время эль-Айнауи вернется на родину, чтобы найти и вырастить новых звезд. Но такого особенного игрока, как он, уже не будет.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Теннисная история
+47
Популярные комментарии
Строитель
+1
Хорошая история Хорошего парня!!👍👍🙏🤝👏👏
Спасибо!
Mish
+1
Очень интересно спасибо :)
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+