Реклама 18+

«История Грэма Джонса: от нон-лиги до полуфинала ЧМ»

«Не поймите меня неправильно, но когда я впервые встретил Роберто Мартинеса, то чувства были сравнимы с теми, когда я впервые встретил свою жену. Я знал, что с этим человеком все получится.

Мы оба были из самых разных слоев общества, из совсем разных культур, но верили в одни и те же ценности, хотели создавать команду одинаковым путем. Все это сразу здорово облегчило жизнь. Я был первым подписанием Роберто в тренерский штаб Суонси. Приехав в Южный Уэльс, стал заниматься поиском игроков, которые по какой-то причине еще не раскрыли свой потенциал. На моем пути сразу появилась куча помех. Ситуация напоминала аналогичную в шотландском Хэмилтон Академикал, который я только что покинул. Именно там были мои первые полгода тренерской карьеры, во время которых я прорезал зубы. За эти 6 месяцев работы ассистентом я достаточно хорошо изучил себя и важные аспекты работы с игроками. Не подумайте, что это хвастовство, но я обнаружил, что я достаточно сильная личность. В Хэмилтон хватало вещей, которые я не мог вытерпеть, поэтому не опасался бороться с ними. Я по-прежнему считаю, что игроки должны быть ведомыми тренерским штабом до тех пор, пока они не заслужат доверия. Как только это произойдет, вы можете отдать некоторые полномочия лидерам команды, но лишь только после того, как они заслужат это право.

Иногда в футболе приходится мимикрировать и играть какую-либо роль. В Суонси моей задачей была борьба с внешними факторами, которая обеспечивала бы тактический и технический вклад Роберто в игроков. В то же время было важно, чтобы я придерживался своих собственных идей. Никто не желает, чтобы ассистент был полным клоном менеджера. Любой хороший ассистент должен быть человеком со своим собственным стилем ведения дел – кем-то, кто мог бы справиться с любой нештатной ситуацией. Конечно, при всем этом он не должен забывать, что представляет менеджера и его философию. В этом плане работа с Роберто была приятной и в меру бодрящей. Он казался чрезвычайно умным, вдумчивым и тактичным человеком. Я регулярно делился с ним своими мыслями. Роберто был готов слушать до тех пор, пока у меня были веские основания что-то утверждать. Эта открытость необходима вам, если вы желаете обеспечить хороший климат в вашем тренерском штабе. У нас в Суонси сложилась чертовски хорошая обратная связь: Роберто доверял мне, а я ему. В то же время, у него было достаточно самостоятельности: выслушав мнение штаба, Роберто без колебаний выбирал то решение, которое сам считал правильным. Это была мощная комбинация.

Как команда менеджеров, мы были представителями «новой школы» тренерского ремесла. Но в то же время, в себе я всегда оставлял 5 процентов старого британского метода управления командой, так как из нее все еще можно почерпнуть много всего полезного. «Старая школа» отнюдь не делает тебя динозавром. На самом деле, именно из нее вышло столько сильных личностей, которые актуальны до сих пор. В отличие от континентальной модели управления, в британской вы постоянно прямы и честны с игроками, независимо от того, как они принимают такое отношение. Если принимают правильно, то в большинстве случаев это становится для них причиной расцвета.

Работа в Суонси оказалась тем самым примером, когда правильные люди собрались в нужном месте в нужное время. В какой-то момент успехи Роберто заметили в Премьер-Лиге и пригласили работать в Уиган. Меня снова пригласили присоединиться к нему в качестве ассистента, и мой переезд не обошелся без проблем. Моя семья на тот момент уже давно обосновалась в Уэльсе, а руководство Суонси предложило именно мне занять должность менеджера клуба. Конечно я всегда мечтал стать менеджером. Но у меня была реально мощная связь с Роберто. Можете сказать, что я просто струсил, но это вовсе не так.

Благодаря поддержке владельца Уигана Дейва Уилана мой переезд из Уэльса прошел почти безболезненно. После такого я просто не мог подвести Роберто и его новый клуб. Надо сказать, что мистер Уилан оказался идеальным работодателем. Он не просто владел контрольным пакетом акций клуба, вспоминая о нем раз в месяц, а был настоящим хозяйственником. В чем-то Уилан считал свою работу даже творческой. Впоследствии, он рассказывал, что когда нанимал нас, то искал в новых работниках похожие черты. При его поддержке мы могли работать спокойно, и как нам того хотелось. Трижды мы оказывались в зоне вылета или вообще на последнем месте Премьер-Лиги в тот момент, когда до конца сезона оставалось 10 или менее матчей. За это время мы не услышали ни одного упрека в свою сторону. Мы просто те же три раза выполняли свою задачу и оставляли клуб в высшем дивизионе.

В нашем 4-м сезоне у руля Уигана, мы все-таки не смогли спасти клуб от вылета. Но мы добились чего-то более стоящего, добрались до финального матча в Кубке Англии, где предстояло встретиться с Манчестер Сити. Это был еще тот голодный до трофеев Сити Роберто Манчини, которые брал свои первые в 21 веке титулы и еще только готовился стать самой доминирующей силой в английском футболе. Разумеется, их состав был невероятно хорош по сравнению с нашим. Уигану предстояло преодолеть сопротивление Карлоса Тевеса, Серхио Агуэро, Яя Туре, Давида Силвы, Венсана Компани. Мы конечно здорово опасались за результат, но в то же время не чувствовали себя заранее обреченными. Мы понимали, что существует такой план, по которому обязательно появится шанс выиграть этот матч.

Я вырос, ежегодно наблюдая финал Кубка Англии в субботу в 15 часов сразу по окончании сезона. Я конечно пытался представлять себя на этих мероприятиях, но в реальности все оказалось совсем другим… невероятно крутым по масштабу действом. На этот раз финал проводился не по окончании сезона, а за 2 тура до. Стартовый свисток был дан в 17:30. Было дождливо и холодно. У нас мало что получалось против «горожан», хотя за годы в Уигане у нас уже был опыт побед над командами из топ-4 (в то время «большую четверку» как раз покинул Ливерпуль, и Манчестер Сити с радостью занял их место – прим. ред.). Наш единственный шанс появился только в компенсированное время, мы были обязаны реализовать его. Через несколько минут, когда прозвучал финальный свисток, поднялся нереальный шум, который не смолкал следующие два часа. Мы тогда еще не понимали, что это был величайший апсет за четверть века.

Нам нельзя было увлекаться. Через 3 дня предстоял матч против Арсенала, который было необходимо обыгрывать, чтобы избежать вылета из Премьер-Лиги. На следующий день после нашей победы в Кубке Англии свои матчи в чемпионате выиграли Ньюкасл и Норвич. Это поставило нас в еще более худшее положение. После поражения от Арсенала во вторник, победа на Уэмбли все равно не казалось какой-то отдаленной и бесполезной. Наш релегейшн был подтвержден, и за короткой время мы прошли путь от невероятной радости до горького разочарования. Но еще раз повторюсь, абсолютно никто не сказал бы, что сохранение места в Премьер-Лиге важнее, чем победа в самом старом футбольном турнире в мире.

В такие моменты вы можете потерять контроль над эмоциями, потому что футбольный мир совсем не является реальным. Игроки становятся профессионалами в 16 лет и заканчивают играть в +/- 35. Они не знают, что такое реальный мир, так как существуют в мире, который защищен от всех проблем. Если бы на моем пути все сложилось должным образом, то я тоже попал бы в этот защищенный мир. Но этого не случилось, в 18 лет меня изгнали из Миллуолла. Спустя годы я могу сказать, что это была лучшая вещь, которая случалась со мной. Я нашел для себя работу инженера и занимался изоляцией труб, в свободное время поигрывая в нон-лиге. Это позволило мне оценить себя и понять, чего я хочу от этой жизни. Уже тогда я хотел тренировать. В какой-то момент я увидел рекламу, в которой Ньюкаслу требовались в академию различные уборщики, операторы стиральных машин, газонокосильщики и т. д. Я обратился и быстро получил работу. Мне еще повезло, я попал на место, хоть как-то связанное с тренерской деятельностью. Никакого гламура, я расставлял фишки и тренировал детей в окрестностях Ньюкасл-апон-Тайн. Как только я вошел во вкус, то сразу понял, что для того, чтобы расти, нужно получать тренерские лицензии.

В течение следующих 18 месяцев шрамы от моего отчисления из Миллуолла заживали. Моя нон-лиговая карьера была в самом разгаре, я получил свою первую тренерскую лицензию, которая сейчас эквивалентна FA Level Two. Все мои мысли были устремлены на то, чтобы стать тренером. Но все ближайшие планы были сорваны, когда после 5 лет в нон-лиге мне предложил профессиональный контракт Донкастер. Даже будучи профессионалом, я никогда не позволял застрять себе в футбольном защищенном пузыре, потому что уже знал, насколько сложен реальный мир. Я продолжал проявлять интерес к тренерской работе. Лицензия А я получал в Лиллшелле, где расположен один из Национальных Спортивных Центров вместе с моим большим другом Дарреном Муром. Впоследствии эта лицензия помогла мне получить работу в академии Мидлсбро, где я 4 года тренировал одну из команд U14. Я уверен, что наделал кучу ошибок в тот период, но вам придется их делать, чтобы расти как тренер. Я экспериментировал с различными системами, формами, схемами. Каждую тренировочную сессию я проводил с мыслями, что смогу понять и улучшить игроков, с которыми мне приходится работать. Это убеждение я никогда не отпускал от себя. Даже тогда, когда работал с одними из лучших игроков мира в сборной Бельгии.

Работа в сборной Бельгии пришла в очень нужное для меня время. За 7 лет работы с Роберто в Уигане и Эвертоне пришлось преодолеть казавшийся бесконечным марафон из 265 матчей Премьер-Лиги. Особенно после Эвертона мне срочно требовалось что-то новое. Как тренер я всегда был полностью предан делу и готов работать по 12 часов, 7 дней в неделю. Работа в Эвертоне требовала этого на постоянной основе, вы просто не сможете там выжить без полной приверженности клубу. Это замечательный клуб, несмотря на всю глобализацию Премьер-Лиги он все еще старается быть как можно более семейным, но эта работа реально выжала из меня все соки.

Обстановка в сборной Бельгии была совершенно другой. Команда была наполнена игроками мирового уровня. Приближался Чемпионат Мира 2018, на котором требовалось выступить как минимум не хуже, чем в 2014. После следующих слов вы можете посчитать нас чересчур самоуверенными. После жеребьевки Чемпионата Мира мы сразу поняли, что в ¼ финала нас будут ждать Бразильцы, которые не проигрывали уже черт знает сколько матчей. Уже в январе Роберто сказал мне, что знает, как играть против них, потому что просмотрел все их матчи под руководством Тите. Также должен развеять все сомнения: перед решающим матчем группового этапа против англичан нас никогда не посещала мысль о сложном или более легком пути к финалу в случае возможного поражения. Мы прививали в команде культуру победителей. Чтобы быть командой-победителем, необходимо обыгрывать любого соперника при любых турнирных раскладах. Только в этом случае у вас есть шанс стать безоговорочно лучшей командой мира.

Для более удобного планирования работы мы сами переехали в Ватерлоо. Непосредственно из Бельгии было гораздо проще отправляться в поездки, чтобы наблюдать за игроками, разбросанными по клубам всей Европы. Мы впервые столкнулись с тем, что все ваши подопечные совсем не как на ладони. Нам реально приходилось отсматривать по 15-20 матчей за неделю. Вам приходилось разбираться в том, как использует игроков менеджер клуба, а уже потом понимать, как встраивать их в игру сборной. Лично мы видим парней лишь 5 раз за год. С ноября по март мы их не видим вообще, только трансляции. В те ценные моменты, когда все собираются, вы пытаетесь найти золотую середину, которая подошла бы каждому игроку и его игровому стилю. Получается этакий франкенштейн, где один игрок играет, как его учил Пеп Гвардиола, другого – Юрген Клопп, третьего – Жозе Моуриньо, а четвертого – Антонио Конте.

В России мы стали победителями группы, но чуть не провалились с японцами в 1/8 финала. Вытащить тот матч помогли лишь эффективные замены, ну и бескомпромиссность самих японцев конечно сыграла нам на руку. Как и предсказывал Роберто, в ¼ мы попали на Бразильцев, которые по-прежнему не проигрывали. Следующий день после матча с японцами мы сделали выходным, потому что игроки были слишком возбуждены. Затем был еще один восстановительный день. Внезапно мы поняли, что до одного из самых главных матчей жизни осталось меньше суток. После тренировки у нас было лишь 20 минут, чтобы подготовить парней к встрече с бразильцами. 20 минут обсуждения схемы и стиля игры соперника. Это стало кульминацией всей моей 11-летней тренерской деятельности. Для того, чтобы отвечать на бесконечные вопросы игроков, мне приходилось вспоминать все, что я узнал за эти 11 лет.

На следующий день мы столкнулись с величайшей футбольной нацией всех времен. Я вышел на стадион и не мог поверить, что это происходит со мной. Но я знал, что я заслужил право быть там. Я был достаточно хорош для этого, я мог внести и свой вклад в этот матч. То, что мы выиграли этот матч, вовсе не было какой-то Случайностью или провидением. От нон-лиги до бронзовой медали Чемпионата Мира, за всем этим стоит колоссальная работа, и единственными случайными факторами в ней были раннее отчисление из Миллуолла и знакомство с Роберто Мартинесом в Суонси. Мне повезло тренировать мировых звезд, работать вместе с топовым футбольным менеджером, но еще раз повторюсь, все это не было результатом Случайности.

 Источник: www.coachesvoice.com

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Все Поправимо
+11
Реклама 18+
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+