ЧХБ

«КСРПР ГР…

РЩПН…

ЧХБ…»

 - Видите ли, молодой человек, все беды оттого, что дарованное свыше мы не умеем использовать по назначению. Открываем глазом пивные бутылки, зубами ловим хоккейные шайбы и суём нос не в свои дела. Рассказать тебе, как наши пациенты используют органы, которые традиционно считались детородными?

Профессор легко переходил с «вы» на «ты», от конкретики - к обобщениям, от морализаторства - к подзаборной пошлости, считая коктейль из парадоксов, понятий и несуразных грамматических конструкций приемлемым рабочим языком: «В сущности, большая ли разница, каким путем истина дойдёт до человека - через голову или с обратной стороны?»

- Настоящее предназначение интеллекта раскрыто не полностью. Как знать, быть может, оно и состоит в генерации бессмысленного набора согласных, в которых заключен код к познанию бытия? Ты с ней уже спал?

В историю болезни 22-летней Веры были вклеены две фотографии. Первая, цветная, сделанная довольно давно и распечатанная из профиля в Интернете, позволяла судить о стройной фигуре и красоте светло-русых волос, собранных в незамысловатый хвост. 

Вторая, черно-белая, была снята в день помещения пациентки в стационар и изображала лицо. Вернее, только взгляд: волосы молодой женщины были обриты, а черты, вполне тонкие и правильные, были фоном для огромных глаз, лишенных какого-либо выражения, но, тем не менее, зачаровывающих бездонной темнотой и безупречностью египетского разреза. 

«Древнеегипетского», – поправил себя Вадим. Тема будущей статьи о психологии современных субкультур погрузила молодого ученого в чуждый ему мир косплея, эмо и футбольных фанатов. Строго говоря, случай Веры выходил за рамки темы и профессиональных интересов Вадима, поскольку являлся психиатрическим, но был настолько необычным, что легко завладел его мыслями и свободным временем.

Из анамнеза следовало, что Вера росла обычным ребенком, воспитывалась в полной семье, в школе была усидчива, хорошо успевала по языкам и истории, при этом оставаясь общительной и жизнерадостной. После получения аттестата год готовилась к экзаменам в Университет, а затем поступила на отделение египтологии Восточного факультета, где и училась до последнего времени. Полтора года назад заинтересовалась хоккеем, стала посещать матчи СКА, при этом на трибуны приходила в образе египетской принцессы, составляя ансамбль фриков с Иваном Грозным и Посейдоном. Вадим вспомнил, что видел эту троицу вместе по телевизору.

Клуб выдал Вере бесплатный абонемент, и некоторое время все продолжалось довольно мило: экзотичную красотку много фотографировали, и она, вжившись в образ, раздавала шутливые интервью, рассказывая, как популярен хоккей на берегах Нила, что древнеегипетским хоккеистам не хватает мастерства, зато они обладают незаурядной силой воли, а приглашение в СКА легионера из числа воспитанников хоккейной школы имени фараона Хуфу – дело не самого далекого будущего.

Молодой человек, с которым Вера состояла в близких отношениях и жила в съемной квартире, ушел от нее, обвинив подругу в беспорядочном СМС-флирте с шестью известными хоккеистами одновременно. После этого внимание девушки к спортсменам еще более возросло, а итогом далеко зашедшей игры стал необычный контракт, отправленный ею натурализованному игроку сборной Белоруссии по электронной почте. 

На сканированной копии папируса отсутствовали привычные буквы, зато различались фигурки птиц нескольких видов, глаза, человечки и непонятные знаки. Приложенный перевод на английский гласил: 

«Мастер Хоккея, с одной стороны, и Общество Мастеров Хоккея Кемета, с другой стороны, заключили настоящий контракт со второго года правления Аменемхета III, дня двенадцатого первого месяца сезона Всходов на три года, в течение которых Мастер обязуется участвовать в чемпионатах Кеметской Хоккейной Лиги (КХЛ) в составе команды «Мумии Гизы», а Общество обязуется платить Мастеру тридцать два ките золота в день».  

Mummy

Хоккеист переслал контракт своему американскому агенту, но тот юмора не понял и набрал 911, сообщив о попытке мошенничества и вмешательстве в частную жизнь клиента.

Оперативники 86 отделения полиции Приморского района запрос Интерпола отправили в мусорную корзину, решив, что помешанной косплейщицей должны заниматься не сотрудники уголовного розыска, а доктора из больницы им. Скворцова-Степанова, и вызвали санитаров.  

Медикам не пришлось творить насилие, поскольку Вера, абсолютно лысая и голая, сама открыла дверь в квартиру и встретила крепких молодых людей веселой улыбкой. Через пару минут помещение наполнилось хохотом: врачи говорили по-русски, а девушка, все так же обнаженная, активно гримасничая и жестикулируя, несла в ответ тарабарщину на неизвестном им языке. 

Вместо подписи в согласии на госпитализацию Вера нарисовала три иероглифа и указала на настенный календарь, в котором оказались те же символы, а напротив - соответствующие им буквы русского алфавита. 

Расшифрованное неприличное слово развеселило санитаров еще больше, поскольку на египетском оно выглядело оригинально и красиво, идеально соответствуя непристойному образу девушки.  

В итоге, согласие подписала мама Веры, которую пришлось вызвать и ждать минут сорок. За это время египтянку удалось кое-как нарядить. Привычной одежды в квартире не оказалось, и она была сопровождена в психиатрическую лечебницу в обличье, полностью соответствующем легенде – в клазирисе, сложно драпированной накидке, в расшитом ожерелье и парике из овечьей шерсти, который молодым сотрудникам больницы больше напоминал растаманские дреды.

 «Вашей дочери обязательно помогут. Поверьте, так будет лучше для всех», - Евгения Александровна, закрыв дверь за санитарами, уводившими Веру в холодную темноту ноябрьского вечера, бессильно упала на диван и, не умея рыдать, до раннего утра глотала слезы, которые не текли из глаз по щекам, а сразу попадали куда-то внутрь и застревали в глубине, наполняя сердце тяжестью и тревогой.

***

- Меня зовут Вадим… Вера пропала.

- Кто вы и что вам нужно?.. 

- Вадим. Пропала Вера… из клиники. Исчезла. Мне нужно с вами поговорить.

- Вы врач?

- Нет, психолог. Я уверен, что она не больна. Да откройте вы уже…  

После того, как Веру увезли, прошло четыре недели. Все это время Вадим, работая над статьей, изучал историю болезни, встречался с докторами, сотрудниками хоккейного клуба СКА, чтобы по документам и показаниям очевидцев составить максимально полное представление о расстройстве девушки и восстановить ход предшествующих ему событий. 

- Вы ее видели?

- Пока Веру кололи нейролептиками, к ней не пускали. Первая наша встреча была назначена на сегодня, но утром ее в палате не нашли. Я не знаю подробностей, видимо, она сбежала… Говорят, следов нет. Дежурная смена ничего не может объяснить. Сейчас в больнице работают следователи – наверняка, скоро будут здесь.

- Мне нечего сказать ни им, ни вам. Чего вы хотите?

- Помочь. 

- Они обещали то же.

- Вере ставили два диагноза: биполярное аффективное расстройство и обсессивно-компульсивное. Ни тот, ни другой достоверно не подтвержден: лечащий врач отметил, что в результате терапии нейролептиками темп бреда возрастает или снижается в зависимости от характера препарата, но связность, обстоятельность и содержание ее фантазий остается неизменным. Она понимает вопросы врача, заданные по-русски, но отвечает исключительно на древнеегипетском…

- На египетском, Антон.  Современного египетского языка не существует, это даже я знаю.

Евгения Александровна, прожившая последний месяц как в тумане, впервые проявила внимание к словам Вадима, а ее живой ум педагогического работника с тридцатилетним стажем, казалось, начал выходить из оцепенения.

- Да. Видео с ответами вашей дочери передавали специалистам Восточного факультета, и из расшифровки следует, что она по-прежнему называет себя египетской принцессой, которая должна к началу сезона Всходов собрать хоккейную команду. Расшифровка бесед идет трудно. Вера произносит многие слова по-своему, речь насыщена неизвестными современной науке деталями.

- Хотела бы я знать, как они смогли перевести сочетание «хоккейная команда» с египетского…

 - Параметры ее мозговой деятельности соответствуют показателям здорового человека, но, если ее продолжат лечить, это ненадолго. Что-то заставляет ее фантазировать, расхаживать голышом, рассылать странные письма. Я не понимаю, зачем она это делает, но убежден, что ее истории – не патологический бред, а искусная выдумка, самообман, сказка – все что угодно, только не болезнь. Ей нужен не психиатр, а психолог. Я должен встретиться с Верой раньше, чем это сделают врачи, и убедить хотя бы на время отказаться от этого маскарада.

- На каком языке вы собираетесь это делать?

Вадим, которого Евгения Александровна при прощании снова назвала Антоном, вернулся домой к вечеру уставшим и несчастным. Их поездка на квартиру Веры ничего не дала, сама Вера после исчезновения из больницы там не появлялась, а каких-то новых зацепок, которые помогли бы аспиранту в его поисках, не было. Календарь с расшифровкой египетского алфавита, обычный для студентки набор учебников по истории древнего мира и вымершим языкам, несколько современных книжек – Пелевин, Сорокин, «Пятьдесят оттенков серости»…  

Увидев на полке знакомое издание «Теории семейных систем» Боуэна, Вадим, сам не зная зачем, попросил разрешения забрать книжку домой.

Заглянув в почту после ужина, Вадим не обнаружил новых писем. Во «входящих» было несколько автоматических оповещений с разных сайтов, но Вадим, не читая, удалил все, кроме одного: «Пользователь ЧХБ добавил вас в список друзей. Теперь он может следить за вашими комментариями в персональной ленте, а вы можете писать ему сообщения через внутреннюю почту. Вы можете управлять списком своих друзей в настройках вашего личного кабинета». 

Профиль загадочного пользователя был зарегистрирован только что и не содержал никакой дополнительной информации о его обладателе. ЧХБ не оставил ни одного комментария или записи, поэтому Вадим, проигнорировав уведомление, отодвинул от себя ноутбук и принялся листать книгу, которую взял в квартире Веры.

Было видно, что томик ранее прочитан с усердием. В тексте были аккуратные подчеркивания и пометки, сделанные иероглифами. Понимая, что надежды понять смысл записей нет, Вадим, тем не менее, с помощью Интернета попробовал сделать русскоязычную транслитерацию записей.

Выписав буквы, соответствующие звучанию трех иероглифов на титульном личте, Вадим чуть не лишился рассудка. На салфетке были те же: Ч, Х, Б.

- Вера, где ты?

- Дома.

- Мы были на Сиреневом бульваре с твоей мамой, там никого.

- Я не на Сиреневом бульваре, а дома. Может, мне капслоком  начать писать, чтобы до тебя быстрее доходило?

- Что такое ЧХБ?

- Мое имя, если пользоваться русским алфавитом. Сайт не понимает нашу раскладку:-)) 

- Мне нравилось называть тебя Верой)

- То есть «ВР», потому что гласные у нас не пишут). Мое настоящее имя звучит примерно как  «Аче-еа-ахо-ообэы» - научу правильно произносить, когда встретимся))

- Без гласных как-то туго. Как твоему подданному написать: «Я люблю богиню хоккея?»

- Говори о себе в третьем лице: «ВДМ ЛБТ ЧХБ»))))))))

- А ты любишь скобочки)

- )) это же русские слова, записанные по египетским правилам. Никакая древняя богиня тебя не поймёт и не ответит взаимностью)

- Я хочу тебе помочь.

Вадим искренне верил, что Вера продолжает свою игру и поражался, как беззаботно она болтает после двадцатидневного курса терапии, прошлой ночью сбежав из психиатрической больницы и скрываясь невесть где от врачей и полиции. Наверняка, ей нужны деньги, еда, укрытие, связь…

Вера не отвечала долго, около часа. Вадим находился в полудреме, собираясь поудобнее уложить потяжелевшую голову на клавиатуру, когда в личку пришло новое «божественное» сообщение. На этот раз текста не было, только длинная-предлинная гиперссылка.

После того, как браузер раза четыре в разной форме предупредил о переходе на ресурс, не заслуживающий доверия, а Вадим, помолившись за здравие антивируса и проверив близкий к нулю баланс банковской карты, согласился принять на себя ВСЕ риски, по экрану пополз индикатор загрузки…

***

Открыв глаза, Вадим тут же их зажмурил. Египетское солнце, стоявшее высоко над горизонтом, ослепляло, но не жарило, в уши немедленно набился песок, а порывы крепкого ветра раскачивали высокую фигуру Вадима на осыпающихся волнах.

Вера стояла рядом, пыталась удержать спутника, не привыкшего к нетвердой основе, от падения, и улыбалась.

- В это время года у нас не особенно жарко, да и климат за три с половиной тысячи лет изменился.

- Вера, можно по порядку: где мы, что происходит, и как ты исчезла из больницы?

- Какой порядок может быть, если мы говорим о вечности? Нет никакой разницы, с чего начинать. Идём, нужно успеть познакомить тебя с отцом до начала игр.

На четырёх сторонах самой большой пирамиды были устроены трибуны, заполненные людьми. Невероятно, но пирамиду окружали четыре ледовых площадки, установленных на каменистом плато. Игроков на льду не было. 

Вера взяла Вадима за руку и потащила внутрь пирамиды, в «подтрибунное помещение», где была устроена раздевалка. Игроки, не стесняясь своей наготы в присутствии женщины, привычно облачались в хоккейную амуницию и обсуждали предстоящую игру.

- С нами сам Морис Ришар, знакомься.

- Not a hockey fan yet? Come on, scream for Mummies!

- В каждую пятерку мы приглашаем одного вашего легионера, остальные игроки местные – мы учимся и повышаем свой уровень. В прошлом у нас на воротах был Везина.  Сейчас основной вратарь – мой отец, который долго был в запасе и прошёл в состав после того, как мы не смогли потянуть контракт Третьяка.

- Постой, Вера, но ведь Третьяк жив. Он не может играть в команде мумий.

- Не забивай ерундой голову, она тебе ещё пригодится. Ты, вообще-то тоже не умирал, а ведь попал сюда как-то. Строго говоря, все вы ещё не родились, чтобы думать о смерти. Кстати, до того, как белорус меня сдал, я подписала абсолютно живого Сушинского – вот уж кто любит хоккей! Правда, Макса пришлось обменять из-за лимита, сегодня он против нас играет за «Египетскую силу».

- Подозрительно знакомое название.

- Макс придумал. У нас традиция: название на сезон выбирает главная звезда. Giza Mummies – не наше же изобретение.

Ришар, услышав название своей команды, одобрительно зачавкал жвачкой.

Вадиму казалось, что лимит неправдоподобности исчерпан, и ничего более фантастического, чем четыре катка под египетским солнцем за полторы тысячи лет до Рождества Христова, случиться уже не может, но похоже, что сюрпризы, приготовленные Верой, только начинались.

- Папа, это Вадим.

- Вадим, это Юрий Алексеевич, фараон.

У Гагарина, как и у других египетских царей до него, была личная раздевалка. Он деловито приладил щитки, полюбовался увенчанным змеей новеньким золотым шлемом, ослепительно, как египетское солнце, улыбнулся, надел шлем на голову и отправился к команде.

- Ну, мужички, с богом. Поехали!

- Свети как тысячи солнц, - отозвались боевым кличем двадцать голосов, и «Мумии», выйдя из освещаемого факелами прохладного сумрака пирамиды, заскользили по льду.

2

Игры проходили на всех четырёх площадках одновременно, восемь команд, участвующих в чемпионате, бились за очки, чтобы попасть в четверку, которая в конце сезона разыграет Кубок фараона Гагарина. «Мумии», для которых Вера была кем-то вроде генерального менеджера, закончили свой матч вничью 2-2.

Буллиты в этом сезоне не пробивали по единогласному решению КХЛ, чтобы не давать дополнительного преимущества командам, в которых на воротах играли легионеры. Даже Вадиму было понятно, с чьей подачи и в чьих интересах было установлено данное правило. «И здесь блат», - усмехнулся про себя Вадим, в сопровождении Веры отправляясь на аудиенцию к Гагарину.

- Вадик, я тебе расскажу все быстро и по-простому. Мы здесь для того, чтобы оставлять следы. Пусть американцы ходят по Луне, а Земля должна остаться нашей. Задача египетского хоккея – сформировать культурный слой с явными признаками присутствия славян в древней Африке. Партия дала нам ресурсы, обеспечила льдом, построила пирамиды, дав только одно задание: играть в хоккей так, чтобы через тысячи лет археологи смогли доказать, что Египет – наш, то есть русский.

- Как вы здесь оказались? Как появлялось все это?

Вадим махнул рукой в сторону пирамид и катков.

- Я же говорю: партия обеспечила. Если мы полетели в космос, неужели не сможем притащить в пустыню глыбу льда из Антарктиды, прорыв канал от моря? Правда, кое-что пошло не так. Археологи не смогли найти хоккейные артефакты, и наша роль в истории пока остаётся неоцененной.

Твоя задача – рассказать современникам, где нужно искать свидетельства русского вклада в историю Кемета. Вера снабдит тебя необходимыми инструкциями. Иди, обнимемся на прощание…

Вадим проснулся поздним утром в своей постели, так и не сумев понять, как туда попал. Он был огорчён, как ребёнок, плачущий из-за того, что световым мечом из «Детского мира» нельзя отрубить руку злодею. Пирамиды, хоккей, Гагарин оказались сном. Интересно, хотя бы Вера существует на самом деле, или это только история болезни? Надо написать ей…

Вадим зашёл в личку. Вчерашняя переписка с ЧХБ была на месте. Загадочная ссылка, естественно, не работала, обращаясь к несуществующему ресурсу. Разочарование, сменившееся новым сюрпризом.

На email Вадима пришло уведомление. В письме оказались оплаченные авиабилеты до Египта на его имя с вылетом из Пулково через три часа. В платежных сведениях – банковская карта с именем VERA GAGARINA. «Ну вот, никаких тебе Аче-еа-ахо-ообэы», - подумал Вадим, решив, что Вера назначает ему свидание в Египте. «Или не Вера? Почему я решил, что пишет она? Может быть, это делают санитары из клиники и ржут, ржут, режут над бедным Вадиком?».

В аэропорту, однако, выяснилось, что билеты настоящие, и очень скоро Вадим оказался рядом с тем местом, которое недавно видел во сне. Веру он не встретил, зато совсем близко находился лагерь археологической экспедиции.

Археологи были впечатлены точностью и убедительностью инструкций, которые они получили относительно места раскопок, и принялись за работу.

31 декабря 2017 года в Гизе, под песком, на глубине 25 метров была обнаружена глиняная табличка с силуэтом египетской богини Ачееаахоообэы.

Первым, кому показали сенсационную находку, оказался Вадим. Проскользив взглядом по фигуре Веры, изображенной с хоккейной клюшкой в руках, он перешёл к тексту, написанному капслоком:

«С НВМ ГДМ!

ЧХБ ЛБТ ВДМ».

На лице Вадима сияла счастливая улыбка.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Наивный. Спортивный. Мой
+19
Реклама 18+
Популярные комментарии
Бехбуди
+3
Проверка правильности принятого решения по методе иранских шахиншахов:


1) Мозговой штурм. Собираем визирей, чиновников, придворных поэтов, мудрецов и прочий уважаемый люд.



2) Находим выход из сложившейся ситуации - разрабатываем поведенческую линию.


3) Абстрагируемся от насущных дел и закатываем пирушку. Песни - пляски, алкогольный угар.


4) Возвращаемся к обсуждению повестки дня. Приходим к единому мнению. Последнее совпадает с принятым на трезвую голову - профит!


Если, Верочка-джан, после бутылочки-другой "хека" кандидатура Беливо покажется все такой же привлекательной, боритесь во что бы то ни стало и не упускайте! Иншалла, прямым конкурентам эдакий перл - то не достанется!
Ответ на комментарий ЧХБ
я слышала, сфинксы из меннефера хотели побороться на драфте за этого юношу, джафар-ага
ЧХБ
+3
я слышала, сфинксы из меннефера хотели побороться на драфте за этого юношу, джафар-ага
Ответ на комментарий Бехбуди
Смею предложить кандидатуру Беливо в “Giza Mummies”, кхе-кхе. Продолжив дело Ришара, он станет первым центром на долгие - долгие годы!
Бехбуди
+3
Смею предложить кандидатуру Беливо в “Giza Mummies”, кхе-кхе. Продолжив дело Ришара, он станет первым центром на долгие - долгие годы!
i-volk
+3
Береги себя!)

С Новым годом!
Ответ на комментарий turul
Надо же я практически пьяный и отчасти счастливый решил проверить что там новенького на спорта ру а тут такой текстовый подарок от моего кумира 80 х ))) тест прелесть ! Всех с новым годом !!! Автору победы. Я бухать дальше.
skhimin@qmail.com
+3
Ну вы даёте! Работать в новогодний вечер!..

Ладно, тогда С НВМ ГДМ!

Успехов!
Написать комментарий 31 комментарий

Новости

Реклама 18+