Реклама 18+

Гильем Балаге. «Сезон на Грани» 5. Менеджер, которого заполучил «Ливерпуль»

Этот пост написан пользователем Sports.ru, начать писать может каждый болельщик (сделать это можно здесь).

Об авторе/Благодарности/Вступление

  1. Прибытие Рафы
  2. Перед началом матча (Болельщики)
  3. Перед началом матча (Команда)
  4. Клуб, который унаследовал Бенитес
  5. Менеджер, которого заполучил «Ливерпуль»
  6. Признаки неравенства
  7. Стивен Джеррард: Особый случай «Ливерпуля»
  8. Перерыв
  9. Дорога на Стамбул
  10. Полуфинал
  11. Шесть незабываемых минут
  12. Уставшие ноги в дополнительное время
  13. Пенальти
  14. Парад Победы
  15. Новый сезон
  16. Триумф в Кубке Англии

Фотографии

***

Я научился не доверять людям

По мере того, как «Ливерпуль» Бенитеса прогрессировал в Европе, а «Валенсия» опускалась все ниже в Ла Лиге, улицы города, который в течение трех лет был домом Рафы, наполнялись слухами. Согласно одному из них, в начале правления Клаудио Раньери Амадео Карбони спросил своего нового тренера, как лучше всего защищаться. Раньери ответил: «Точно так же, как ты делал это в прошлом году». На что озадаченный игрок ответил: «Но в прошлом году у нас было пять способов обороны, в зависимости от соперника и ситуации». Предполагаемое решение от Раньери было следующим: «Тогда просто используй тот, что тебе больше нравится». Какова бы ни была правда в этой истории, она, безусловно, определяет работу Бенитеса.

Рафа оставил после себя команду, очень похожую на ту, которой он восхищался в детстве. «Мои ориентиры — Йохан Кройф и его "Команда мечты" "Барселоны", а также мадридский "Реал" Джона Тошака и, конечно же, "Милан" Арриго Сакки. Их упорная работа, с мячом или без него — это единственный путь, которому можно следовать, но его почти невозможно скопировать из-за фантастического качества их игроков. Однако их успех подчеркивает важность "команды". В прошлом "Ливерпуль" был стаей, а сама команда была звездой. Теперь мы должны как можно ближе подойти к этому менталитету. В любом случае, здесь, в Англии, легко навязывать свои идеи, потому что менеджер имеет полную свободу строить, тренировать и навязывать свою волю своей команде».

Он в основном оставляет свой след на тренировках или во время тактической подготовки, репетируя каждую ситуацию, которая может возникнуть во время матчей, чтобы проработать все их подводные камни и возможности. Его цели — обучить игроков, повысить их уровень понимания и способности правильно реагировать, и, в конечном счете, дать им возможность взять под контроль свою собственную судьбу и искать собственные решения, когда во время матча они находятся под давлением. «Я учитель физкультуры, я работал в школах, — вспоминает Бенитес. — Ты очень скоро узнаешь, что если ты скажешь людям что-то сделать, они сразу же сделают это. В то время как если ты научишь их, как что-то делать, они будут делать это постоянно. И тогда это будет делаться автоматически на протяжении всей их карьеры. У меня нет никакого особого секрета, кроме этого. Все сводится к работе и времени на тренировочном поле, а также к наличию игроков, которые достаточно умны, чтобы понимать. Времени всегда не хватает, но если игроки понимают, чего я от них добиваюсь, то они быстро учатся».

Например, спорная зональная защита, которую почти не использует ни одна английская команда и которая не смогла остановить гол Мальдини в Стамбуле, репетировалась неделю за неделей. Бенитес расставлял игроков там, где он хотел, чтобы они были, объяснил им тактику и объяснял, что можно и чего нельзя делать в системе. Хотя освоение азов стоило «Ливерпулю» двух или трех голов, сейчас команда начинает принимать оборонительную формацию, которую требует от них босс с «Энфилда».

Бенитес педантичен, и за его спокойным обаянием скрывается безумная одержимость деталями. В доме его родителей хранится более 1500 кассет, а в Мелвуде уже около 300 таких же записей игроков и матчей. Он может часами говорить об игре, может провести 22 часа подряд, работая на клуб, как он это делал перед полуфиналом Лиги чемпионов против «Челси», и, конечно же, является приверженцем еще двух тактических игр — шахмат и mus, испанского эквивалента бриджа.

Сам Рафа дает оценку тому, насколько он скрупулезен, даже в своей подготовке, когда ему было 18 лет. «Я был играющим тренером университетской команды. Мы играли финал турнира в Севилье, и игроки всех других команд вечером отправились на вечеринки, и я сказал своим игрокам, что нам нужно ехать в отель, чтобы быть готовыми к следующей игре. Мы разошлись по домам в час ночи, другие команды веселились до шести часов утра».

«Бенитес работает над командой, схемой и тактикой каждый божий день — в обороне и в нападении, — объясняет Стиви Джеррард. — Улье занимался подобными вещами всего два или три раза в неделю. Но Бенитес по-настоящему увлечен работой над мелкими деталями, поэтому тренировки длятся очень долго. Он хочет, чтобы каждый игрок знал свою работу до того, как выйдет на поле. Он чрезвычайно тактически ориентирован. Перед матчем с «Миланом» мы работали над тем, как их атаковать и как защищаться против них, как строить наши атаки и каковы их слабые и сильные стороны. Мы работали над всем этим каждый свободный день».

На протяжении сезона 2004/05 «Ливерпуль» совершал прогрессивные скачки в качестве по мере того, как игроки приобретали новые знания. Мелкие, но важные детали будут неоднократно подчеркиваться, пока внезапно их важность не станет очевидной для игроков. «Некоторые ребята были удивлены стратегической работой, которую мы всегда проводим в последние два дня перед любым матчем, — признается Пако Эррера. — Каждую неделю появляются новые вариации тактики в зависимости от того, с каким соперником нам предстоит играть». Одна неделя будет посвящена тому, как атаковать и как защищаться при угловых. Затем следующая тренировка будет сосредоточена на различных способах справиться с одной и той же ситуацией при стандартных положениях, в зависимости от конкретных игроков соперника.

«Больше чем что бы то ни было он подкидывал нам идеи, — признается Каррагер. — Это очень хорошо, когда менеджер говорит тебе делать то или это, но вместо того, чтобы просто говорить: "вваливайся в штрафную" или "давай навешивай", он показывает нам, как создавать пространство для кроссов и как совершать подобные забеги, дает нам идеи о вещах, о которых мы, возможно, раньше не задумывались».

Некоторые команды по-прежнему смотрят полные матчи, чтобы выявить сильные и слабые стороны, но в «Ливерпуле» все работает иначе: каждое движение на поле записывается и информация обрабатывается. Каждую неделю игрокам показывают подборку их собственных успехов и неудач, а также неудач игроков, против которых им предстоит сыграть. Это система, которая, кажется, работает. «Здесь все улучшилось, и я многому учусь, — говорит Йон-Арне Риисе. — Я чувствую себя более уверенно, на какой бы позиции я ни играл».

«Мы называем это Интегральным методом, — объясняет Бенитес. — Тренеры привыкли применять футбольную теорию, практику и физическую подготовку только в движении. Они не включали мяч ни в один из этих этапов тренировки. Но мы считаем, что это очень важно, и мы-таки тренируемся с ним». Обратите внимание, что Рафа почти никогда не говорит «я»; это почти всегда «мы». Он прекрасно понимает, что Пако и остальным «парням» предстоит сыграть решающие роли, и он в долгу перед ними, особенно перед Айестараном. Некоторое время назад правой руке Рафы пришлось решать, хочет ли он оставаться в своей зоне комфорта в «Осасуне» из Памплоны (рядом со своим баскским домом и семьей, в скромном клубе без давления) или переехать за 1000 км в «Эстремадуру», чтобы профессионально развиваться рядом с тренером, которого он хорошо знал со времен тренировочных курсов, проводимых испанской футбольной федерацией. Он вообще не колебался. «Было ясно, что мы придерживаемся одних и тех же методов, — говорит Пако. — Бенитес — неустанный работник, но он очень аналитичен и, прежде всего, обладает обширными знаниями и пониманием футбола. Естественно, я решил поехать с Рафой! Мы часто размышляли обо всем, чего достигли с того момента и до сих пор. Я всегда напоминаю ему, что, когда успех начинает придавать тебе статус и «важность», это может начать лишать тебя части того, что было хорошего в твоей философии и твоей работе. Мы никогда не должны забывать, что триумфы — это результат огромного объема работы и глубокого анализа каждой ситуации». Именно из-за этой философии Пако никогда не позволит ни себе, ни Бенитесу снять ногу с педали. «Разница между Рафой и многими другими тренерами заключается в том, что некоторые из них учат футболистов играть, потому что это приносит им деньги. Другие, такие как Рафа, делают это, потому что любят учить, и игроки замечают разницу, — объясняет он. — В "Валенсии" команда сказала нам, что мы "очень требовательны", но теперь многие игроки понимают, какой замечательный тренер у них был в лице Рафы. Правда в том, что очень трудно быть сверхтребовательным к своим игрокам и при этом сохранять с ними "комфортные" отношения. Я бы хотел быть с ними более непринужденным и при этом достичь того же уровня профессионализма и успеха, но у меня нет для этого формулы. Я не уверен, существует ли вообще она».

В отличие от Испании, где он был на тренировочной базе с 10 утра до 14 или 15 часов, Бенитес приезжает в Мелвуд каждый день в 8:30 утра и часто уезжает только в восемь вечера. Как было сказано ранее, дополнительная нагрузка является следствием одновременно тренерской работы и работы менеджера в клубе. Теперь каждый день приходится выполнять множество задач. «В моей жизни вдали от футбола я не особенно серьезный парень. Напротив, я люблю время от времени посмеяться и пошутить, — признается печально известный своей мрачностью Бенитес. — Но в своей работе я должен быть серьезен. Я придерживаюсь этого строгого графика, потому что у меня так много работы каждый день: почти каждая минута дня занята. Клуб нуждался и все еще нуждается в большом толчке вперед, и это требует, чтобы я сосредоточился на нескольких различных областях развития. Вначале я был так занят, что не мог посещать столько тренировок, сколько хотел, но теперь я провожу много времени на полях, руководя тактической работой и разбираясь с мелкими деталями. Здесь менеджеры, как правило, посещают тренировки только один или два раза в неделю, но у меня не такое отношение. Я беру на себя полную ответственность за свою должность с точки зрения всех связанных с этим задач, но я очень высоко ценю пребывание на тренировочной базе».

Возможно, самым большим первоначальным сюрпризом для Рафы в качестве тренера «Ливерпуля» стало то, что он увидел Рика Пэрри и Дэвида Мурса на тактическом разборе перед матчами — они сидели рядом с игроками и тренерским штабом. Но вскоре он понял, что это освященная веками традиция, и она ни на миллиметр не подрывала его авторитет.

В своей роли менеджера Бенитес встречается с агентами, а затем отчитывается перед главным исполнительным директором. В конце концов, именно Пэрри контролирует денежные потоки. У этих двух мужчин здоровые отношения, и менеджер понимает необходимость подбивать бухгалтерские книги, но было несколько напряженных моментов, особенно во время конфликта со Стивеном Джеррардом в 2005 году, когда тренер потребовал более быстрого принятия решений. Он также планирует доступ к средствам массовой информации с помощью специалистов по связям с общественностью, и с ним консультируются по всем вопросам, начиная от расписания тренировок и заканчивая дизайном помещений. Он уже внедряет улучшения в Мелвуде: он купил новое оборудование для спортзалов и гордится своей собственной штаб-квартирой. Из своего кабинета Рафа может видеть все три основных тренировочных поля, где обычно занимается первая команда. Это его руководящий центр, заполненный видеокассетами, документацией, компьютером, телевизором и, как правило, парой испанских спортивных газет. Газеты — одна из немногих ниточек, связывающих его со страной, которую он оставил позади. В отличие от Жозе Моуринью в «Челси», он не хотел иметь переводчика в клубе. Есть занятия для тех, чей английский не на должном уровне, и тренерский штаб требует, чтобы новички изучая язык прилагали максимум усилий, дабы быстро акклиматизироваться.

На стенах кабинета присутствует еще несколько подсказок о личности Бенитеса. Единственная его фотография — с обложки клубного журнала, выпуск которого вышел, когда он только приехал. Она вставлена в рамку, но даже не повешена, а просто небрежно спрятана на полке, полной видеокассет. Напротив, у Улье, почти как у главы государства, было множество фотографий, на которых он стоял рядом с некоторыми из самых известных футбольных личностей и трофеев. Рядом со столом раньше была одна фотография с тренером-победителем Чемпионата мира Эме Жаке и держащим трофей Улье, а также прочие, которые напоминали ему о командных или личных успехах, включая награды Менеджер месяца. На столе Бенитеса стоят фотографии двух его дочерей.

Если босс «Ливерпуля» не будет твердо стоять на ногах, непрерывные демонстрации преданности болельщиков — или веры, преданности, безумия, называйте как хотите — могут легко вскружить ему голову. Исторически сложилось так, что каждый новый менеджер в клубе получает огромное количество доброжелательности и уважения еще до того, как он добился успеха на поле, а порой и спустя долгое время после того, как он этого заслуживает. Это еще одно наследие Шенкли, которое в какой-то степени объясняет, почему Улье продержался так долго. Но Рафа, похоже, уже заслужил уважение «Копа». «Он возвращает надежду», «Он чтит традиции клуба», «Он приземленный» — все это общие оценки нового босса. Некоторые просто говорят: «Он наш менеджер». Тони Барретт из Liverpool Echo согласен со всем этим и считает, что еще одной причиной популярности Рафы является его «аура таинственности». Это произошло во многом благодаря тому, как тщательно и сознательно босс с «Энфилда» использует принятый им язык.

Бенитес почувствовал, что за героем он стал, когда он и его тренерская команда решили пойти и посмотреть матч в ирландском пабе в Германии. «Я был с Пако и Алексом. На следующий вечер у нас была игра против леверкузенского "Байера", и ребята предложили нам пойти и посмотреть матч "Челси" - "Барселона" в пабе в центре Кельна. И вот, все еще одетые в наши спортивные костюмы мы сели в такси и поехали в паб. Бар был битком набит болельщиками "Ливерпуля", и очень быстро некоторые парни вокруг меня стали выглядеть удивленными и спрашивали: "Рафа?" Я подношу палец к губам, чтобы попросить их ничего не говорить. Не тут-то было! Они начали петь и скандировать, фотографироваться, просить автографы, а некоторые хотели поцеловать меня в макушку головы. Один здоровенный парень чуть не сломал мне руку, пожимая ее. Пако и Алексу даже пришлось немного защищать меня. Мы пробыли там всего пятнадцать минут, потому что так и не смогли посмотреть матч, и нам потребовалось пять минут, чтобы выбраться из паба. Это было полное безумие».

Были и другие примеры особых отношений, которые прочно установились между Бенитесом и болельщиками. Во время его первого мерсисайдского дерби выездные болельщики весь первый тайм скандировали «Рафа Бенитес!», что сводило с ума преданных болельщиков с «Гудисона». Позже в этом сезоне самый запоминающийся кадр во время подготовки к финалу Кубка Карлинга был сделан на улицах Кардиффа, где два болельщика разгуливали с гигантским портретом Бенитеса в золотой рамке. Люди хотели прикоснуться к нему и сфотографироваться рядом с ним; болельщики кланялись, поклоняясь своему лидеру. «Я чувствовал себя аятоллой [прим. пер.: знамением Аллаха], — говорит съежившийся тренер. — Я видел все это из командного автобуса, когда мы приехали на стадион». Однако он прекрасно понимает, что вообще не должен позволять преданности болельщиков вскружить ему голову: «Когда ты слышишь, как людей называют "особенный", "новый Шенкли" и тому подобное, ты должен сохранять спокойствие и избегать этих ярлыков. Все это придумано прессой, которой постоянно нужно продавать газеты со все большими и большими заголовками. Ты должен искать настоящее удовлетворение от хорошо выполненной работы».

«Рафа настолько ответственен, что никогда не позволяет людям увидеть, влияет ли нечто подобное на него или нет, — утверждает Пако Эррера. — На самом деле, он вообще не позволяет себе отвлечься ни на минуту». Каждый член клуба, должно быть, в какой-то момент пробовал технику «Давай, расслабься, ты с друзьями!», дабы увидеть более расслабленную версию испанца, но все это было безрезультатно. Бенитес по-прежнему сосредоточен на командной работе и видел всю ситуацию в целом. У него было более чем достаточно опыта в профессиональном футболе, чтобы четко осознавать, что в один прекрасный день ты можешь подняться, а на следующий потерпеть неудачу, когда все против тебя. «Никому из моих знакомых лучше не называть меня "особенным", — говорит он. — Я помню, что, когда я начал тренировать одну из молодежных команд мадридского "Реала", мне пришлось бежать двадцать пять минут в спортивном костюме и держа под мышкой свой комплект формы. Чтобы попасть туда вовремя, я покидал институт, в котором учился, и пробегал пять километров до спортивной базы. Я попросил клуб о расходах, меньших, чем эквивалент пяти фунтов в неделю, чтобы покрыть проезд на автобусе, и, хотя они сказали "да" другим людям, мне они отказали. Подобный опыт тебя и создает».

Но Бенитес также достаточно проницателен или, возможно, достаточно хорошо осведомлен, чтобы не заходить слишком далеко в другом направлении и не портить естественное желание людей выразить свою преданность ему и клубу. Через несколько часов после победы над «Ювентусом» на «Энфилде» он ехал домой, когда услышал, как пара молодых закутанных в шарфы и флаги болельщиков скандируют его имя. «Мы остановились на светофоре, и моя жена сказала мне, что я не могу просто игнорировать их, учитывая, что они распевали мое имя, — объясняет он. — Я реально думал, что ситуация может быть немного опасной, но, в конце концов, я последовал ее совету и вышел из машины, чтобы дать им автограф. Я вернулся в машину и смотрел, как они уходят, распевая еще громче, чем раньше. Я никогда не видел ничего подобного».

«Для меня все это сопряжено с большой ответственностью. Я стараюсь ответить взаимностью на проявленную ко мне привязанность и благодарю их всех за их страстную поддержку клуба. Шенкли был идейным основателем современной эпохи ФК "Ливерпуль", и он полностью изменил менталитет клуба, сделав его амбициозным и великим. Затем Пэйсли и Фэган выиграли трофеи. Мне предстоит многого достичь, прежде чем я приближусь хотя бы на толику к масштабу любого из этих людей».

Его неловкость в моменты триумфа указывает на то, что Бенитес чувствует себя гораздо более комфортно в будничной обстановке тренировочной базы Мелвуда. Его нерешительные объятия с тренерами и игроками, его краткие рукопожатия после незабываемой игры, его желание быстро двигаться дальше, вместо того, чтобы купаться в похвалах и поздравлениях (даже от Алекса Фергюсона после победы в Стамбуле), его тактические разборы (через несколько минут после того, как он только выиграл Кубок чемпионов, по возвращении в раздевалку Рику Пэрри пришлось напомнить ему о том, чего только что достигла команда, потому что Рафа сосредоточился на ошибках первого тайма!) Все это скрывает похвальное уважение к его коллегам по работе. Он чувствует, что они заслуживают такого же признания, как и он сам, если не большего. А ведь есть еще тот факт, что он очень застенчивый.

Бенитес всегда будет благодарен «Ливерпулю» за то, что он привлек его в качестве менеджера и тренера, потому что эта совместная роль позволяет ему продемонстрировать свою полную преданность его виду спорта. Он никогда не устает от футбола. В конце концов, это тот, кто провел часть своего медового месяца, смотря за «Миланом»... вернее, за их тренировками! Он никогда не перестает быть «футбольным человеком». Дэвид Ходжсон, бывший скаузер в изгнании, летом 2004 года отправился посмотреть, как тренируется «Ливерпуль» в Нью-Джерси. Сильная гроза заставила игроков поспешить в укрытие, в результате чего Рафе и Пако пришлось ждать пока распогодится. Ходжсон и его друг решили помочь им убрать спортинвентарь. Бенитес начал передавать им мячи, но затем уронил последний из мячей к своим ногам и побежал на двух друзей. «Будучи отличными защитниками, я и мой друг, очевидно, создали ситуацию два в одного против Рафы, — говорит Ходжсон. — Он попытался обыграть нас, а потом пустил мяч между ног. Это продолжалось пару минут, пока Рафа не убежал со словами "Спасибо, ребята". Это было нереально». Такие мелочи, как этот пропуск мяча между ног, должны быть горько-сладкими для человека, у которого отняли шанс стать профессиональным футболистом. «Я был в молодежной команде "Мадрида" и, конечно, мечтал добиться успеха. Но я получил травму, и она положила конец моей карьере. Даже если бы я и не получал ту травму, я бы никогда не стал лучшим игроком Мадридцев. Пусть я и реально обладал некоторыми важными качествами, но мне определенно не хватало других. Тем не менее, я уверен, что мог бы стать игроком Ла Лиги в другом клубе», — говорит он.

Но даже будучи игроком, Рафа мыслил как тренер. Впервые он давал тактические указания, когда ему было шестнадцать лет, и он был играющим тренером команды в Вильяльбе, куда он обычно ездил в отпуск. «Меня всегда тянуло к тренерской работе. Когда мне было тринадцать, отец подарил мне блокнот, и я переписывал составы команд, добавляя в него свои собственные заметки и составляя таблицу лучших бомбардиров. Даже сейчас у меня в доме все еще есть куча вещей, оставшихся от того периода моего развития». Это раннее начало тренерской карьеры и травма, которая навсегда положила конец его игровой карьере всего в двадцать шесть лет, помогли сформировать его личность и его тренерскую жизнь, которая началась в мадридском «Реале». После трехлетнего руководства молодежной командой в конце 1980-х, а затем молодежной командой до 19 лет с 1990 года, «Мадрид» в 1993 году назначил его менеджером команды B [второй команды]. Для тридцатитрехлетнего парня, который все еще учился, это было быстрое продвижение по службе.

К тому времени он получил степень по физическому воспитанию, а также прошел национальный тренерский курс по футболу. Он также руководил тренажерным залом в Мадриде, где познакомился со своей будущей женой Монтсе. Впечатленный его тренировочными методами, Висенте дель Боске выбрал его помощником главного тренера первой команды в середине сезона 1993/94. Аргентинец Хорхе Вальдано стал главным тренером в следующем году, а Бенитес вернулся в команду B. Требования нового босса первой команды, который хотел видеть определенных игроков во второй команде, создали напряженность между двумя упрямыми людьми, у которых были очень разные взгляды на футбол: Вальдано свято верил в креативность на поле; Бенитес — сторонник более требовательной трудовой этики, основанной на команде и тактике.

«В Мадриде я научился ценить спокойствие. Я научился этому у Луиса Молоуни, — говорит Рафа о том периоде. — Он был легендарным человеком в клубе того же разлива, что и Дель Боске, и техническим секретарем в то время, когда я там работал. Прежде чем принять какое-либо решение, он так тщательно его изучал. Теперь, всякий раз, когда у меня возникает искушение броситься с необдуманным словом или решением, я всегда говорю себе: «Молоуни, Молоуни...». Это мой способ убедить себя сохранять спокойствие. Я использую его, скажем, когда игрок получает травму или проблема возникает в самую последнюю минуту. Ты должен быть готов спокойно справляться с любой неожиданной ситуацией и не переживать о чем-то до того, как это произойдет».

Следующим летом «Вальядолид» дал Бенитесу шанс стать их тренером в Ла Лиге, но после всего двух побед в двадцати трех матчах он был уволен. «В "Вальядолиде" я научился не доверять людям — не всем, но определенным». Ему обещали определенные вещи — в первую очередь, будущее в клубе — но когда что-то пошло не так, все это было забыто. И он никогда полностью не терял скептицизма, который там и развился у него. Одним из следствий этого являются его отношения с английскими СМИ: приветливые, открытые, занимательные, но всегда отстраненные и профессиональные, а не дружеские. Крису Баскомбу, например, пришлось научиться справляться с таким отношением. «Я виделся и разговаривал с Улье каждый божий день, но, возможно, всего по пять минут, за которые я мог бы задать ему пару вопросов. Рафа другой. Мы общаемся от тридцати минут до часа раз в неделю, и я получаю от него больше, чем когда-либо получал от Улье. Даже если ты знаешь, что это трудный вопрос, даже если ты знаешь, что это тягота, он в конце концов ответит на него. Но он может дать тебе не то, что ты хочешь услышать. Позже ты посмотришь на ответ и скажешь себе: "Погоди. Я не знаю, ответил ли он на этот вопрос". Но он говорил это с улыбкой на лице».

В 1996 году Бенитес был назначен главным тренером «Осасуны» из второго дивизиона, но после всего одной победы в первых девяти матчах вскоре снова остался без работы. «Мне было очень жаль "Осасуну", — признается он, — потому что я обнаружил, что там были замечательные люди, и у меня также были потрясающие отношения с советом директоров. Но порой обстоятельства могут перехитрить некоторых людей».

Так что его первые две сольные работы закончились увольнением. Рафа твердо верит в то, что нужно учиться на своих неудачах. Он также прекрасно понимал, что его следующий шаг должен быть правильным, потому что еще одна неудача могла погубить его карьеру. К счастью, он сделал мудрый выбор, и в «Эстремадуре» (1997-1999) началась его победная серия. Его первый год в этом скромном клубе в городе с населением всего 40 000 человек принес ему повышение в элиту Ла Лиги, а следующий сезон стал его первым полноценным сезоном, проведенным на столь высоком уровне. Неудачное начало и улучшившаяся серия результатов после Рождества почти обеспечили достаточный импульс, чтобы избежать вылета, результат, которого ожидали все участники из-за отсутствия финансовой мощи и даже инфраструктуры клуба, не готового утвердиться на высшем уровне. Наконец, «Эстремадура» вылетела лишь после поражения в плей-офф от «Райо Вальекано».

«В "Эстремадуре", несмотря на вылет во второй сезон, я понял, что единство равно силе. Там была отличная атмосфера. Люди говорили мне, что в моем первом сезоне мы не сможем добиться повышения в классе, что они совершали в прошлом, но, придерживаясь наших методов, мы доказали, что они ошибались».

Летом 2000 года, после творческого отпуска, который привел его в Англию, он руководил клубом второго дивизиона «Тенерифе». Всего за один сезон с островитянами (2000/01) в последний день сезона Бенитес выиграл повышение в Ла Лигу, обрекая некоторые гораздо более крупные клубы, такие как «Атлетико Мадрид» и «Спортинг Хихон», на еще один год во втором дивизионе. Его работа в клубе открыла перед ним двери «Валенсии». «В "Тенерифе" я узнал, что хорошая игра в футбол обычно приносит свои плоды, — вспоминает он. — Мы играли очень хорошо, особенно в первой половине сезона. Юный Луис Гарсия провел с нами отличный год: я использовал его универсальность в наших интересах».

Потом, конечно, появилась работа, которая сделала ему имя, дала «Валенсии» самый успешный период в истории клуба, но закончилась такой желчностью. Тем не менее, «я предпочитаю думать о "Валенсии" позитивно, — говорит сейчас Бенитес. — Я понял, что работа команды гораздо важнее, чем наличие одной или двух выдающихся звезд. Достижение коллективной приверженности одной и той же цели имеет основополагающее значение для успеха».

Сейчас он в «Ливерпуле», но еще во время его первого сезона поползли слухи о его будущем. Все знают, что мадридский «Реал», несмотря на их подозрения в отношении философии Рафы «команда без звезд», хочет, чтобы он стал их тренером когда-то в будущем. Во время переговоров о трансфере Фернандо Морьентеса Флорентино Перес, председатель правления мадридского «Реала», сказал Бенитесу: «Ты же знаешь, что однажды станешь тренером мадридцев». Бенитес благоразумно промолчал. Затем, когда «Вальядолид» выбил «Реал» из Кубка Испании, мадридцы публично выдвинули имя Бенитеса на первый план, сообщив испанской прессе, что он был одним из двух потенциальных кандидатов на замену их нынешнему тренеру Вандерлею Лушембурго (другим был их бывший менеджер Фабио Капелло, ныне работающий в «Ювентусе»). На этот раз Рафа ни с кем не разговаривал целых два дня. Когда он, наконец, затронул эту тему, огромное внимание средств массовой информации было сосредоточено на пресс-центре «Энфилда». Рафа получил то, что хотел — всеобщее внимание. Затем он совершенно ясно дал понять, что рассматривает свою работу в «Ливерпуле» как долгосрочный проект, и сказал, что никто не должен сомневаться в его приверженности доведению дела до конца. Ливерпульская пресса вздохнула с облегчением.

***

Приглашаю вас в свой новый телеграм-канал, где только переводы книг о футболе.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
helluo librorum
+27

Комментарии

Возможно, ваш комментарий носит оскорбительный характер. Будьте вежливы к собеседнику и соблюдайте правила
Пожаловаться
  • Спам
  • Оскорбления
  • Расизм
  • Мат
  • Угрозы
Комментарий отправлен, но без доната
При попытке оплаты произошла ошибка
  • Повторить попытку оплаты
  • Оставить комментарий без доната
  • Изменить комментарий
  • Удалить комментарий

Новости