Реклама 18+

Питбуль, который кусает. История Эдгара Давидса, ставшего синонимом футбольной страсти

Болельщики разного возраста приходят в мир футбола по самым различным и интересным причинам. Зачастую им в этом помогают родные или друзья, кто-то может увидеть интересный и захватывающий матч по телевизору и навсегда влюбиться в этот спорт, а кто-то выбирает себе кумиров сразу среди игроков. Дель Пьеро показал миру красоту тактического футбола, Зидан демонстрировал гениальность как нечто обыденное, Ширеа и Мальдини приучали фанатов к джентельменскому и аккуратному футболу. Эдгар Давидс вобрал в себя фактически все возможные черты, присущие футболисту тех лет и объединил в одном диком страстном амплуа, сделав футбол еще более эмоциональным. Это история человека, которому была уготована своя роль в большом футболе и он это всегда знал.

От Суринама до Амстердама.

Эдгар Давидс родился 13 марта 1973 года в городе Парамарибо в Республике Суринам в семье разнорабочего и уборщицы. Невероятная бедность и жалкое существование в каждом из близлежащих домов вынудили молодую семью принять решение о бегстве с Южноамериканского континента. Еврейские корни матери помогли найти небольшую помощь от родственников, которые оплатили переезд Давидсов в Голландию. Изначально им удалось осесть вблизи Роттердама, однако из-за сильной безработицы пришлось сразу ретироваться в сторону большого Амстердама, где работу иммигрантам найти было куда легче.

Доступное по их карману жилье нашлось в одном из самых неблагополучных и криминальных районов города - иммигрантском гетто. Там в основном скрывались беглые преступники, наркодилеры и те семьи, что на вроде Давидсов переехали в поисках лучшей жизни. Отец Эдгара нашел себе работу в порту, мать вновь устроилась уборщицей на полставки. Маленькому Эдгару на тот момент было четыре года и его мало волновали невзгоды бедной жизни. Но что интересно - первой его большой любовью стал отнюдь не футбол, а комиксы. Когда отец приносил ему с работы журнал из серии о Микки Маусе - Эдгар преображался и мнил себя следующим Уолтом Диснеем, чьи работы перенесут их из бедности в райские гущи.

Тяжелая жизнь мало отражалась на отношениях внутри семьи, где царили мир и покой. С детства Эдгара учили главным моральным нормам общества, один из которых - уважительное отношение к окружающим и требование такого же отношения к себе. Учительница из школы, где учился Эдгар, Урма ван дер Ланде вспоминала забавный случай, как однажды она несколько раз просила подойти мальчика к своему столу, а тот игнорировал. Кончилось тем, что Эдгар взял свою сумку и просто вышел из класса. Когда я вечером пришла к нему домой поговорить, первым же делом я попыталась понять, чем могла обидеть ребенка и почему тот не обращал на меня внимания. Эдгар ответил: - Люди кричат мне: "Поди сюда!", обращаясь ко мне как к собаке. Я не собака, я - человек.

И все же Эдгару не суждено было стать художником комиксов, и он в глубине души будто это понимал. Второй его любовью определенно был футбол, где ему как раз и удавалось очень многое. Первыми друзьями и партнерами по полю стали детишки из самых неблагополучных районов Амстердама, которые будто бежали от своего криминального окружения и закрывались на замок на футбольном поле. И все же окружение не могло не оказать должного влияния, поэтому и сам Эдгар Давидс в итоге сколотил из своих друзей небольшую банду к своим десяти годам. Они промышляли совсем небольшими шалостями, вроде кражи продуктов на рынке или драках с другими такими же малолетними бандами. Помимо футбола и хулиганства ребята любили проводить время и за баскетболом, в котором у Давидса определенно не было никакого будущего ввиду слишком низкого роста.

Родители в страхе за будущее своего ребенка решили попробовать направить весь юношеский пыл сына на спорт. Как и у всех мальчишек Амстердама, Эдгар и мечтать не мог попасть на обучение в одну из лучших футбольных академий Европы - местную амстердамскую школу Аякса. Во многом в его будущих успехах чувствуется рука именно родителей, которые постоянно общались с Эдгаром на предмет его успехов в дворовых турнирах и желании попасть в серьезный футбол. Давидс не очень верил в такие возможности, но благодаря поддержке все же решился попробовать себя на ежегодном смотре талантов для поступления.

Попасть в школу можно было двумя путями: либо ребенка заметит один из вездесущих скаутов, присутствующий на том или ином футбольном турнире, либо ребенок сам явится на ежегодный смотр Аякса, на котором за три дня отсматривают несколько тысяч детей, отбирая самых понравившихся. Два раза подряд Давидс проваливал такие просмотры, получая отказ с одной единственной причиной - слишком малый рост. Но на третий раз даже рост не смог заставить академию игнорировать парнишку, который явно превосходил остальных. Так Давидс попал в школу Аякса и больше никогда не испытывал недостатка внимания к своей персоне.

Аякс, Аякс, и еще раз Аякс.

Улицы научили Эдгара многим вещам, одна из которых - дружба. Это не просто слово для обозначения взаимоотношений, для Давидс друг становился фактически членом семьи, ради которого он был готов жертвовать многим. Как уже упоминалось ранее, именно Давидс сколотил небольшую банду из темнокожих мальчишек, каждый из которых был готов на все ради лидера. Причиной тому - сам Давидс был готов на все ради каждого из своих друзей. Эту черту характера он перенес и в футбольные стены.

Первым его другом в академии стал еще один в будущем великий футболист Патрик Клюйверт. Как оказалось, ребята жили всего в паре кварталов друг от друга, но ранее не пересекались. Виной тому - разный образ жизни. Родители Патрика были чуть более обеспеченой семьей, которые тоже мигрировали из Суринама, а сам мальчик был просто образцом морали и хорошего поведения. Фактически Клюйверт являл собой прямую противоположность Эдгару, и как инь и ян эти противоположности неизбежно притянулись друг к другу.

Давидсу не хватало природного таланта Клюйверта на поле, который обращался с мячом будто гимнастка с ленточкой, та же грация и красота. Давидс на поле был настоящим зверем, который выгрызал мячи, уничтожал соперников и неизменно останавливал любые атаки. К большому сожалению, конфликтная сторона личности Эдгара всегда становилась поводом для окружающих осуждать его, ненавидеть, и всячески провоцировать. С ним было связано множество скандалов. Однажды случилась так, что Давидса почти выгнали из академии. Это случилось, когда юноше было 17 лет, Эдгар сломал запястье и остался на трибуне. Услышав, как кто-то из болельщиков соперника оскорбляет его друга Игнасио Тухутеру, Давидс перелез заграждение и сломал болельщику гипсом нос.

Главный тренер клуба Лео Бенхаккер ломился в кабинет генерального директора с требованием отчислить хулигана, позорящего цвета клуба. Его помощник Луи ван Гал все это время стоял рядом и только поддакивал. От краха Эдварда спас тренер молодежной команды Герард ван дер Лем, заявив: Мы можем выгнать нашего будущего лидера. Мы без него не пропадем - но вот он без нашей дисциплины однозначно пропадет.

За годы в молодежной академии Давидс сформировал вокруг себя вновь крепкий костяк друзей. Основу этого ядра составили выходцы из Суринама Клюйверт и Зеедорф. Парни держались друг за друга, защищали своих партнеров от расистских нападков болельщиков, постоянно ругались с тренерским штабом. Такая крепкая связь работала и на поле: игроки соперников по-настоящему боялись этого трио, во главе которого стоял вездесущий и дикий Эдгар Давидс. Сам же Эдгар мечтал играть в нападении, но каждый приходящий тренер неизменно ставил его в центр полузащиты, точнее в опорную зону. В этой позиции Давидс лучше всего проявлял свои главные качества - отбор, скорость, сила.

Тренеры не очень любили Эдгара, это касалось его поведения, однако на поле ему отдавалось предпочтение перед всеми. У игрока отмечали изощренный футбольный интеллект, высокую технику работы с мячом, и невероятную страсть в желании оставить все свои силы на футбольном поле. Давидс жил футболом и готов был умереть ради футбола. Поэтому его терпеливо и скрупулезно взращивали ради основной команды, понимая неизбежность его попадания во взрослый состав.

Долгожданный дебют произошел, когда Эдгару стукнуло 18 лет. Никаких неурядиц или скандалов с этим рядом не стояло, Давидс просто за очень короткий промежуток времени убедил главного тренера Луи ван Галя, недавно просившего выгнать игрока, в своей необходимости. Хватило нескольких месяцев, чтобы без Давидса нельзя было представить Аякс.

В этом же 1991 году произошла забавная история в одном из модных баров Амстердама. Давидс зашел в него с друзьями после мачта, в карманах было не так густо, но покрасоваться перед публикой определенно желание имелось. Там же в этот вечер отдыхал известных голландский теннисист Рихард Крайчек вместе с возлюбленной.

Давидс не упустил возможности похулиганить. Подойдя к столику теннисиста он без приветствия и лишних слов озадачил последнего: Держу пари, вы не знаете, кто я!

Разумеется, тот еще не знал. На что Эдгар сообщил: Меня зовут Эдгар Давидс, через несколько лет я буду играть за сборную Нидерландов и сидеть за рулем автомобиля, который будет больше чем ваш.

Глядя на партнеров в лице Клюйверта и Зеедорфа, Эдгар понимал, что не наделен талантом друзей и следующим Марадоной ему не стать. Ему чужда техника работы с мячом великих голландских предшественников, поэтому следует развиваться в другом направлении, чтобы ограничить на поле тех, кому этот талант все же был дарован. Давидс занялся своим телом, погрязнув в бесконечных отжиманиях и приседаниях. От природы наделенный высокой скоростью, но низким ростом, Давидс решил стать кошмаром для тех футболистов, что способны обводить с мячом соперников по два-три человека. Пройти через Эдгара должно было стать невыполнимой задачей.

В этом сильно помогал Луи ван Гал. Грамотно определив все сильные стороны своего подопечного, Луи идеально вписал его в свою полузащиту, превратив Давидса в опорника с шикарным первым пасом, безупречным подкатом и бешеным темпераментом на поле. От него шарахались, его боялись, причем иногда даже свои партнеры. Из-за дикого характера Давидсу досталось от главного тренера прозвище Питбуль. Оно же и жило с ним до конца карьеры.

Аякс образца 1991 года набрал действительно золотой состав. Завоевав в этом сезоне Кубок УЕФА, клуб только начинал свою новую победную эру. Давидс в составе аяксидов сумел трижды подряд стать чемпионом Голландии, завоевать в 1995 году Кубок Чемпионов УЕФА, а затем забрать и Суперкубок УЕФА, и Межконтинентальный Кубок. Принято считать именно этот период золотым и последним лучшим в истории Аякса, который по сей день пока не удается повторить.

Гус Хиддинг - расист? Скандал, едва не ставший для Давидса последним в сборной.

Громкие успехи Давидса в Аяксе сделали его весьма популярным в Голландии и Европе. Зачастую, игрока больше не любили, нежели почитали, но его имя было определенно на устах у большинства. В этой связи складывалось впечатление, что и в сборной его ждет большое будущее. Давидса действительно вызвали в сборную, но главный тренер команды Гус Хиддинк не спешил внедрять молодого футболиста сразу в основу, оставляя того на скамейке. После нескольких таких посиделок в 1996 году во время отборочных игр на чемпионат Европы, Эдгар во всеуслышание обвинил Хиддинка в том, что тот расист, мол это единственная причина не выпускать игрока с темным цветом кожи на поле.

Понимая абсурдность этого высказывания, национальная футбольная федерация все равно начала расследование на предмет наличия расистского поведения в сборной Голландии. Хиддинк же и вовсе выгнал Эдгара из сборной, не взяв его даже на Чемпионат Европы. Скандал удалось замять только через два года, прямо перед чемпионатом мира. Давидс долго общался с Гусом и им удалось решить свои разногласия. Хиддинк в будущем даже посмеивался, вспоминая об этом инциденте, поскольку Давидс в пылу своей привычной агрессивной манеры решил выпендриться и процитировать Денниса Родмана, а точнее его биографию Хочу быть хуже всех. Ранее у Давидса был конфликт в Аяксе с некоторыми футболистами по поводу их зарплат, и он решил их перенести и в сборную. По сути оскорбление касалось не Хидинка, а именно этих парней - Блинда и Де Бура.

Решение вернуть Давидса в сборную было определенно правильным. Голландия дошла до полуфинала турнира, и именно гол Эдварда помог обойти Югославию. По итогу мундиаля Давидс вошел в состав символической сборной турнира. Больше на чемпионатах мира Давидс не играл, сборная попадала исключительно на Евро.

Итальянская ошибка, родом из Милана.

Поругавшись несколько раз со всем руководством в Аяксе, Питбуль решил, что его голландское приключение подходит к концу. Его последним скандалом в Амстердаме стал спор с генеральным директором, в ходе которого Давидс обвинил клуб в постоянном состоянии распродажи. Это походило на действительность, поскольку Аякс часто взращивал талантливых футболистов, которых затем втридорога продавал. Такова была сущность всего чемпионата, который не мог соперничать с главными доминирующими силами Европы в лице Италии, Англии и Испании. Давидс в привычной манере со всеми поругался и покинул клуб.

Однако следующее место карьеры Давидс выбрал очень неудачно. Сменив Аякс на Милан прямо перед Евро 1996, Питбуль явно рассчитывал попасть в известную и великую команду. Но Милан в тот период был на старте своего свободного падения, и даже фанаты нещадно ругали свою команду за отсутствие желания, прежней страсти и результатов.

Давидс стартовал в Милане в свойственной для себя манере - уже во втором туре его удалили за оскорбление судьи. Через месяц на улице к его машине подошли два южноамериканца, которые вволю от души наговорили ему столько гадостей о нем, его семье и игре за Милан, что приехавшая через полчаса полиция застала Эдгара, избивавшего в одиночку двух здоровых парней. Клубу пришлось улаживать конфликт в полиции, а самого игрока штрафовать.

На этом напасти не закончились: в феврале 1997 года Давидс столкнулся с вратарем Перуджи и получил двойной перелом правой ноги. Столь сложный перелом пришлось оперировать в местном госпитале Перуджи, поскольку ни на день откладывать хирургическое вмешательство было нельзя. Эдгару запретили двигаться на следующие две недели, чтобы избежать возможного тромбоза.

Вернувшись на поле через полгода, Давидс будто потерял не только время и силы, но заодно и мотивацию. Фабио Капелло старательно выпускал игрока четыре тура подряд на замену, но Милан стал играть еще хуже, поэтому Эдгара посадили на лавку и посоветовали ждать и терпеть. В итоге за всю свою миланскую карьеру Питбуль появился на поле всего 19 раз, забив дважды. Все изменилось уже зимой этого же сезона. Милан затеял кадровую перестройку на зимнее трансферное окно, чтобы хоть как-то выправить ситуацию. На продажу выставлялись все резервисты, включая и Давидса.

СМИ в ту зиму настойчиво отправляли Эдгара в Барселону, которую возглавлял его старый знакомый Луи ван Гал. Казалось, что только этот тренер способен вернуть Питбуля в строй, но по стечению обстоятельств Барселона уже успел взять Филипа Коку из ПСВ. Казалось, что Милан не сможет продать Давидса после его полугодового отсутствия вообще никому. Но вдруг совершенно внезапно на горизонте замаячил Ювентус.

Туринцы мечтали заполучить Давидса еще в 1995 году, но Милан дал более высокую зарплату. Но вот прошло два с половиной года, Давидс осел в запасе, а Ювентус надолго потерял Дидье Дешама. Именно поэтому Моджи, абсолютно наплевав на предостережения помощников касательно физической формы Питбуля, его психологического состояния и постоянных скандалов, и просто вывалил Милану запрашиваемы 9 млрд лир, выйдя из борьбы за других полузащитников.

Давидс своеобразно попрощался с Миланом: 2 декабря на свою последнюю тренировку он заявился с футболкой Ювентуса. Руководство Милана в не самой приятной манере объявило ветеранам клуба, что им приходится выкидывать из состава гнилые яблоки. Так Милан и Эдгар Давидс попрощались друг с другом.

Ювентус приютил Питбуля, который нашел наконец свой дом.

Давидс прекрасно вписался в Ювентус, как будто давным давно уже тут и играл. Глядя на его весенний период казалось невозможным представить, что еще осенью этого игрока поливала грязью вся итальянская общественность и ведущие итальянские журналисты. Давидс сходу закрепился в основе, помогая Ювентусу пережить травму своего лидера Дешама и закрепиться на вершине таблицы. К концу сезона Юве действительно обогнал Интер и стал чемпионом Италии. Милан же упал на 10 строчку таблицы, проиграв перед этим в Турине Давидсу и Ювентусу со счетом 1:4. Как раз перед этой игрой тренер Милана Фабио Капелло поздравил игрока с удачным дебютом, но не преминул вспомнить, как Питбуль в Милане откровенно хромал, мол в этом все дело. Умберто Аньелли после матча посоветовал Капелло позвонить Ювентусу, если у них еще кто-нибудь захромает.

Помимо футбольных успехов, Эдгар нашел в Турине новых друзей, сколотив небольшую компанию из Зидана и Монтеро. Паоло позже вспоминал, как троица любила задерживаться после тренировок, чтобы посмотреть на Питбуля и его дикие трюки с мячом. Помимо прочего, Давидс привил обоим любовь к уличному футболу. Еще в Амстердаме Эдгар любил частенько прогуливаться по городу и останавливаться сыграть с местными мальчишками. Так же и Турин освоил эту любовь Давидса, который мог просто кататься на своем автомобиле по городу, но завидев где то площадку с местными ребятами резко затормозить и побежать к ним. Зидан настолько полюбил это занятие, что позже и в Мадриде после ухода в Реал мог с сыновьями поехать в город и остановиться в одном из многочисленных парков, чтобы сыграть с местными мальчишками в футбол. Давидс восхищал друзей, впечатлял врагов и заставлял прочувствовать игру на доселе неведомых уровнях переживания.

Эдгар Давидс любил по ночам посещать дискотеки, но никогда не пил алкоголь. После подобных походов всегда Эдгар первым же делом ехал на базу Ювентуса и до начала тренировки без остановки поднимал тяжести. Подобную одержимость своей физической формой в этом клубе позже встретят лишь дважды: когда в клуб приедет Павел Недвед и когда Ювентус приобретет Криштиану Роналду.

Что касается событий на поле, то здесь складывалось ощущение, что Ювентусу и Давидсу было просто суждено встретиться, будто клуб с менталитетом неуступчивого вечного чемпиона просто обязан был найти и забрать себе такого игрока, как Эдгар. Давидс заставил окружающих забыть о своем прежнем амплуа неуправляемого и бесконтрольного Питбуля, став настоящей звездой мирового масштаба. Умберто Аньелли позже сравнивал Давидса с футболистом Юве семидесятых Джузеппе Фурино, который обладал тем же талантом безупречного отбора мяча у любого соперника. Но Давидс на этом не останавливался - отобрав мяч, он неуступчиво вел его вперед, обеспечивая своих гениальных партнеров постоянным потоком голевых ситуаций.

Тренер Ювентуса Марчелло Липпи не уставал хвалить Питбуля, называя его превосходным двигателем команды. Именно благодаря своей шикарной игре за туринцев Давидс и добился возвращения в сборную, за что ни разу не поблагодарил Хиддинка, только Липпи. Сильвио Берлускони, президент Милана на тот момент, неоднократно жаловался в СМИ, что у него сердце сжимается, когда он вспоминает, что за бесценок отдал такого футболиста своим же соперникам.

В 1999 году врачи нашли у него глаукому правого глаза. Ее вызвала старая травма, полученная четыре года назад еще в Аяксе, когда во время одного из матчей Давидс подрался и получил болезненный удар в глаз. За годы глаукома выросла и стала постоянно давить на глазное яблоко. Ему сделали операцию, но теперь приходилось постоянно носить темные очки. Благодаря влиянию Лучано Моджи, ФИФА собрали специальный комитет, чтобы найти способ не заканчивать карьеру столь большой звезде. В итоге Давидсу на официальном уровне впервые в истории футбола разрешили носить на поле очки. При обсуждении вопроса ФИФА вспомнили историю еще одного известного спортсмена с такой же проблемой Карима Абдул-Джаббара. Давидс в знак солидарности заказал точно такие же очки, какие носил и Карим.

Позже с развитием технологии коррекции зрения, врачи могли бы решить проблему Эдгара и избавить его от очков, но он категорически отказывался. Очки стали частью его имиджа и до конца карьеры, равно как и прозвище, закрепились за ним.

Уход Липпи из команды не стал для Давидса проблемой. При новом тренере Карло Анчелотти, Давидс ругался, спорил, но играл потрясающе. Карло любил лишний раз помучать игрока на тренировках дополнительными беговыми упражнениями, но Питбуль неизменно выполнял все требования. Но первые зачатки желания уйти уже назревали. Моджи их замечал, но не отпускал игрока, хотя были желающие отдать за Давидса огромные деньги. Его влияние на Ювентус было велико, а результаты впечатляли. Но в 2000 году Эдгар на сдаче допинг-теста попался на нандролоне. По ужасному стечению обстоятельств он принимал гомеопатический сироп от кашля без уведомления своего клубного врача, за это его дисквалифицировали на четыре месяца от футбола.

Благо дисквалификация пришлась большей частью на лето, поэтому Эдгар продолжал тренироваться и готовиться к следующему сезону. В команду вернулся Липпи, сезон обещал быть успешным, Давидс рассчитывал на очередной титул. И все же конфликтная душа Давидса сыграла ему во вред. В первом же матче по возвращению после дисквалификации Эдгара удалили за драку, через несколько же дней его опять удалили, и вновь за драку. Отмечая падение концентрации и чрезмерную агрессию, Марчелло Липпи начиная с декабря стал постоянно оставлять Давидса на скамейке запасных. Это привело к конфликту игрока и тренера, но из клуба Эдгар не ушел. Вместо этого Давидс помог завоевать под конец чемпионата Скудетто и летом все же запросил трансфер.

Моджи не отпустил Давидса в Рому к Капелло, не отпустил его в Лацио, и всячески издевался над руководством Ромы, пытавшимся заполучить звезду. Лучано на переговорах ставил немыслимые условия для сделки, запрашивал космические сумму, а потом и вовсе молча уехал. Давидс доиграл в Ювентусе до злополучного финала Лиги Чемпионов 2003 года с Миланом, который и победил во главе с Карло Анчелотти, а через полгода все же уехал в Барселону в аренду.

За время игры в Ювентусе Давидс трижды становился чемпионом Италии, дважды брал Суперкубок Италии и один раз взял Кубок Интертото. Но одними трофеями всего влияния Питбуля измерять нельзя, он вдохновлял команду, он внушал страх соперникам, он олицетворял Ювентус Марчелло Липпи - столь же страстный, безудержный и заточенный на успех. И прощание было болезненным для всех.

Есть ли жизнь после Ювентуса?

В Барселоне Давидс сыграл мало, но довольно неплохо - 24 матча. Благодаря присутствию Эдгара в составе Хави и Рональдиньо смогли полностью освободиться от всей черновой работы и начать сиять. Но самого игрока это мало устраивало, поскольку из него делали обыкновенного разнорабочего, который должен будет подчищать огрехи настоящих звезд.

После Барселоны Давидс оказался в Интере, который тренировал молодой Манчини. Этот период оказался еще хуже Милана, поскольку после одного из случаев невключения Давидса в состав, он подрался на тренировке с Манчини, знатно его отметелив. С этой поры Питбуль почти не играл, появившись на поле всего 16 раз за весь сезон.

Следующим его клубом оказался Тоттенхэм, в котором на первой же тренировке Давидс поругался с ветераном команды Робби Кином. Кин подошел отчитать новичка за оплошность, в ответ на что Эдгар одним ударом вырубил Робби. Давидса оштрафовали, но Кин все же нашел общий язык с Питбулем и до конца сезона они неплохо смотрелись вместе на поле.

Последним его большим европейским шансом стало возвращение в Аякс на один год. Там Давидс проявил себя довольно солидно и помог клубу победить в Кубке Нидерландов. На большее его не хватило, и Эдгар решил вновь съездить в Англию, правда на правах аренды. Сыграв шесть матчей за Кристал Пэлас, Давидс разорвал контракт.

Ближе к сорока годам Давидс стал играющим тренером футбольного клуба Барнет в четвертой английской лиге. Это был занимательный опыт для всех: Давидс ругал команду на тренировках, мог подраться с партнерами, часто удалялся во время матчей за драки. Но болельщики его все равно очень полюбили, поскольку в Питбуле чувствовалась настоящая душа, которой он делился с партнерами. Он отказался от зарплаты, после каждой игры заставлял всю команду идти к трибунам и общаться с фанатами. Во время поездки с матча Давидс увидел сломанный автобус, остановился, угостил всех кофе и подвез вместе со своим техническим директором всех до станции техобслуживания. Сезон был ужасный для самого Барнета с точки зрения результатов, но для болельщиков он стал по своему уникальным.

В данный момент Давидс работает над своей линией одежды Monta Soccer. Основной ее акцент делается на образе уличной жизни, в которой сам Эдгар вырос. Помимо этого он часто принимает участие в акциях Ювентуса, открытиях новых спортивных школ по всему миру, а возвращаясь в Амстердам неизменно едет в свой старый район, чтобы сыграть с местными мальчишками в футбол. Давидс так и не женился благодаря своему нраву, но у него есть трое детей. Сейчас Эдгар живет с девушкой, но жениться пока не предлагает.

Эдгар Давидс смог преобразить европейский футбол своего времени, сделать его живым, страстным и ярким. Он не был джентельменом на поле, не стал образцом поведения за его пределами, но каждая секунда его жизни была яркой, как и его игра. Благодаря футболу в исполнении Питбуля во время его пребывания в Турине, за Ювентус начало болеть целое поколение, которое давно уже обзавелось своими детьми и может лишь рассказывать о том времени, когда футболисты не симулировали травмы, а играли с ними еще более остро и грозно. Давидс стал лицом своего поколения, лицом в очках и с яростью в глазах. Его Ювентус стал одним из лучших в своей истории, и остается таковым по сей день.

Больше информации и новостей:

ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛ ЮВЕНТУС/HARRY HOLE

Здесь можно ознакомиться с другими моими работами:

Сильные мира сего. Кому Ювентус обязан своим величием?

Из Минска в Турин. История Сергея Алейникова, впечатлившего Ювентус

Трагедия на Эйзеле. История победы Ювентуса, написанная кровью

Крёстный отец Ювентуса. Лучано Моджи

Подписывайтесь, чтобы не пропустить новые тексты!

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Ювентус. Рецепт от Harry Hole
+33
Популярные комментарии
Digart
+6
Наши полузащитники должны смотреть и учиться, даже если они перенимут 10% от его игры, это будет огромный шаг вперед. Спасибо, Никит!
Машина Мощная
+5
Вот он топарь из классической эры футбола. Хищник))
Rule1
+5
Эдгар Давидс один из самых узнаваемых футболистов нулевых. В ММА питбулем может быть каждый,а вот в футболе Питбуль один и это Давидс
Написать комментарий 13 комментариев

Новости