Реклама 18+
Реклама

«Любил, не скрою, повозиться с мячишкой!» Шокирующая книга о российском футболе

Волею судеб в мои руки буквально на днях попала прелюбопытная книга, озаглавленная просто и со вкусом: «Футбольная семья Чертаново». За непримечательной вывеской, однако, совершенно неожиданно обнаружился один из самых шокирующих документов эпохи.

Сей изданный в 2012 году опус содержит в себе настолько скандальную информацию, что автор побоялся указывать на его страницах и обложке какую-либо информацию о себе (включая, как ни парадоксально, имя и фамилию), видимо чувствуя стыд от причастности к созданию столь ужасного «голема». Начинается книга с признания этого выдающегося анонима: он-де всеми фибрами души ощутил, что «Чертаново» является его персональным оазисом. Однако углубившись в страницы, можно очень скоро понять, что назвать все это оазисом может лишь человек с весьма извращенными понятиями о добре и зле. Скорее уж творящуюся на страницах вакханалию можно, ничуть не драматизируя, окрестить филиалом ада на Земле.

В самом начале приводится полный лист «подвижников футбола», причастных к появлению цветущего оазиса в унылой пустыне российского футбола, футбольного клуба «Чертаново» из одноименного жилого района столицы нашей Родины. В первой главе автор, к его чести, остается внутри определённых рамок приличия, лишь расхваливая с применением самых цветистых эпитетов этих самых, как он позволил себе выразиться, подвижников. Один из них, почтенный Эдуард Шаповаленко даже рассказывает весьма поучительную историю о  том, как не смог поступить непрофессионально и уйти из «Чертаново» в «Торпедо». Автор уже на этом моменте начинает распаляться, чеканным слогом описывая «драконовские меры», примененные торпедовцами по отношению к чертановцам после срыва этого перехода. Обличительный пафос и праведный гнев, которыми проникнуты эти абзацы, вполне могут дать фору демосфеновским филиппикам.

Уже в следующем подразделе, сентиментально озаглавленном «Прекрасные мальчишки!» прорастают первые ростки зла, затаившегося в футбольной школе «Чертаново». Судите сами: автор, будто бы умиляясь произошедшему, в весьма теплых тонах описывает прямое физическое насилие над юными футболистами. В их числе есть и Александр Куканос, сбежавший от ужасов прошлого в Латвию. Его можно понять, ведь воспитательные меры, применявшиеся в суровых 80-ых к юным чертановцам просто ужасают. «Тресните их, не стесняйтесь!» - такие слова, якобы адресуемые тренеру, вкладывает автор в уста родителей (!) мальчишек. Очевидно, что этот «геббельсовский» метод извращения правды избран автором неспроста: он хочет оправдать возникавшие во время тренировочного процесса эксцессы тем, что происходили они, как будто, с прямого дозволения родителей ребят. Представить такое, будучи в здравом уме, решительно невозможно, и автор, понимая это, поясняет, что, несмотря на все родительские мольбы, тренеры до последнего оставались непогрешимы, аки жена Цезаря, и «никого из пацанов не приходилось таким образом воспитывать». Таким образом, он как бы играет на опережение – ведь, если бы подобных прецедентов не было, то зачем об этом упоминать, а если были – не проще ли свалить ответственность на третьих лиц? Хитро, не правда ли?!

Далее речь идет об «одном из немногих могикан» Александре Абаеве и его персональном Натти Бампо Сергее Лазареве (к сожалению, не том, о котором вы подумали). К данной главе абсолютно никаких претензий, помимо того, что формулировка «один из немногих могикан» абсолютно бессмысленна, потому как могиканин в книге был один (собственно он же был последним), и говорить в этом контексте о нескольких людях, извращая при этом устоявшееся выражение – очень странный ход.

1

Далее автор впервые употребляет такой отвратительный штамп как «питомцы» по отношению к воспитанникам «Чертаново». Возможно, он действительно отражает отношение к юным футболистам в этой «футбольной семье», но можно было для приличия постыдиться Бога и использовать какой-нибудь эвфемизм. Далее приводится полный слащавой риторики рассказ «одного из немногих могикан» о том, как он своих ребяток «холил и лелеял». Уже на этом моменте начинает закрадываться впечатление, что всем тренерам «Чертаново» по приходе в клуб имплантируют специальный чип, позволяющий время от времени вплетать в нормальную речь различные вкрапления лубочного русского языка времен штурма Очакова. Хотя, скорее всего, автор, решив, что речи его интервьюентов недостает образности, «искусно» вплел в нее всевозможных «девчат», «питомцев» и прочих «касатиков». Не является исключением и Александр Абаев, вещающий нам о «ренессансе Чертанова» и раскрывающий на радость конкурентам «ахиллесову пяту» своего детища. Ею, если вам интересно, является отсутствие у клуба своего стадиона (на февраль 2018 года стадион уже имеется – прим. ред.)

2

Следующий раздел книги полностью посвящен одному из побегов «юной поросли футбольной школы Чертаново, Николаю Бабенко. Дабы не утомлять вас полным пересказом жизненных перипетий этого выдающегося представителя вида homo sapiens, сделаю акцент на трех вещах, характеризующих его как личность: 1) «корпит над мальчонками»; 2) … Впрочем, на этом можно уже остановиться, потому как подобный первый пункт перечня наверняка заставит вас забыть о последующих (как если бы в лайн-апе Гластонбери на первом месте оказались Тарзан и Наташа Королева). Пока вы представляете, что может таиться за этим прекрасным описанием, скажу, что молодая поросль состоит не только из Николая, но и из его ровесника Кирилла, который пытается с ходу огорошить читателя, сообщая, что в музыке предпочитает ретронаправление («Любе» и «Наутилус»), а тяжелый рок не для него. Очень трогательно выглядит предваряющее это признание вводное слово «представьте», употребляя которое Кирилл, несомненно, пытался подготовить средние умы к знакомству с его совершенным музыкальным вкусом, после которого жизнь их обладателей никогда не будет прежней. Впрочем, я уверен, что Николай и Кирилл – отличные люди и специалисты, но их описание в данной книге не дает проникнуться к ним сколь-нибудь теплыми чувствами. Вообще, есть ощущение, что если бы автору доверили подготовить жизнеописание Иисуса, то уже странице к пятой девяносто девять процентов читателей переметнулось бы в сатанизм, наткнувшись на что-то вроде «а въехав в Иерусалим, он выпестовал мальчугана и покорпел над девчатами».

Далее следует интервью с Игорем Колывановым, самым известным воспитанником чертановского футбола, которого у автора, судя по всему, удалось отлично разговорить и вывести на шокирующее признание о том, что в молодости Игорек частенько грешил возней с мячишкой. Впрочем, уже на следующей странице автор, чтобы восстановить для читателя лучезарно чистый образ Колыванова упоминает, что тот исключительно хорош «и при параде, и в деловом костюме». Колыванов, видимо, не особо понимал, в каком проекте принимает участие, и вместо рассказов о своих музыкальных вкусах и опыте взаимодействия с детьми начал весьма дельно рассказывать о тренерских идеях, которые вынес из опыта игры в Серии А, но бдящий литератор быстро свернул его с этого зыбкого пути и начал провоцировать на похвалы в адрес «Чертаново», которых в итоге и добился.

Следует отметить абсолютно уникальную черту слога «Футбольной семьи Чертаново» – наделение героев повествования чертами личности автора. Такие неучи и неумехи как Чехов или Лермонтов зачем-то применяли этот прием в художественной литературе, не осмеливаясь в своих мещанских помыслах даже немного приблизиться к гениальной задумке чертановского анонима – вплести его в публицистику. Особенно изящно смотрится постоянный допрос героев книги на предмет выяснения их музыкальных пристрастий, в ходе которого выясняется, что и тренера Кирилла, и тренершу Татьяну, и грузина Горелишвили связывает пламенная любовь к творчеству Юрия Шатунова и эквивалентно лютая ненависть к «такому направлению как тяжелый рок». Возможно, я бы и поверил в такое чудесное совпадение, если бы автор, в четвертый раз рассуждая о музыке, не упомянул, что и сам тяготеет к «Легендам Авторадио», а такую богомерзкую ветвь развития музыки, как рок, на дух не выносит. Таким образом, можно сделать довольно простой вывод – никто из интервьюентов с ним про музыку не заговаривал, и он решил наполнить свое творение такими вот наставляющими на путь истинный лирическими отступлениями.  

В разделе о женском футбол в «Чертаново» тоже есть, чем поживиться: уже на первой ее странице читателя встречает портрет хитрого усатого мужчины преклонных лет с изящной ремаркой под ним: «Михаил Макаршин, пестующий девочек “Чертанова”». Ладно, допустим, автор к девяностой странице перешел к самым неочевидным синонимам слова «воспитывать», но всю главу пронизывает пренебрежительное отношение к представительницам прекрасного пола: «меняется фигурка», «барьерчики на пути занятия футболом» и тому подобные фразы – тому доказательство. Венчает это великолепие признание тренера Татьяны Кучер в том, что она с подругой «ходила как-то на концерт» (на какой, к сожалению, не уточняется).

Последней главой этого шедевра, которую хочется описать, является повествование о «юных дарованиях Чертанова», озаглавленное «Мушкетёры мяча». В ней небезызвестный Денис Кутин говорит о том, как «дневал и ночевал» со своим первым тренером и характеризует это время как «замечательные деньки». С такой манерой речи Денису уже сейчас можно не опасаться за свою психику в очередях за пенсией и скидочным картофелем. Дальнейшие его слова можно и нужно заносить в золотой фонд цитат российского футбола: «У меня замечательный доктор от этой напасти (звездной болезни) есть – родной папа. Он моментально вылечит, если что. Даже от малейшего ее налета, не говоря о рецидивах». Для сравнения вот вам реальный пример речи Кутина:

Неужели она настолько, плоха, что нельзя было привести его слова в книге без добавлений авторской отсебятины и «высокого штиля»? Ну да ладно, ведь слова еще одного чертановского выкормыша (кажется эта манера письма заразна), Михаила Горешвили куда более великолепны: «Еще дружок хороший есть – Дениска Кутин». На этой мажорной ноте хочется закончить ваше знакомство с книгой и перейти к кратким итогам.

1) Если вам хочется весело провести время в компании с книгой, а Ильф с Петровым и Гашек уже наскучили, то «Футбольная семья Чертаново» - ваш выбор: немало уморительных моментов обеспечено. 2) Как серьезная спортивная публицистика это творение не выдерживает никакой критики – помимо отвратительного стиля книга пропитана оценочными суждениями, эмоциями и ложными фактами (так, по автору, Колыванов успел потренировать в юношеской сборной Маминова). Да и кому вообще захочется на серьезных щах читать книгу о футбольной семье «Чертаново»? 3) Изначально этот опус стоил в книжном магазине 400 рублей, при том, что был выпущен тиражом аж в 2000 экземпляров. Я, однако, отхватил его за полтишок в отделе уценки. В связи с этим, очень интересно, был ли хоть один из отпечатанных экземпляров продан по полной стоимости? 4) В целом книга довольно достоверно отражает общий уровень развития футбольной литературы в России, когда все интересное, что выходит в печать – это переводные биографии зарубежных звезд, а когда наши легенды пытаются написать что-то родное и отечественное, то получается очередной «По прозвищу царь». По моему скромному мнению, с далекого 2007-ого и вовсе не выходило более интересной книги про российский футбол, чем «Однажды в России или из Чехии с любовью» Властимила Петржелы.

Спасибо за внимание.

 

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
всё о жужелицах
+22
Популярные комментарии
+2
Hobgoblin
Обязательно отыщу сий шедевр, дабы пестовал во мне любовь к документальной прозе.
+1
Константин Савранский
В последний раз так уссывался, не побоюсь этого слова, когда читал Ильфа и Петрова. Автору респект!
0
Легкоатлет
Гениально, что тут ещё добавить.
Написать комментарий 4 комментария
Loading...
Реклама 18+