Реклама 18+
Реклама

Три года назад его таланту завидовал Агуэро, а сейчас он – самый молодой скаут в истории АПЛ. История «албанского Пеле»

1994-ый год выдался тяжелым для молодого государства Косово: напряженность между албанским и сербским населением обострялась, и непонятно было, удастся ли, в конечном счете, избежать масштабного кровопролития. Чуть ли не острее всего неизбежность вооруженной эскалации этого долго зревшего конфликта чувствовалась в предместьях второго по численности населения города Косово, Призрена. Эта местность была практически полностью населена албанцами, значительная часть которых была весьма радикально (что преимущественно проявлялось в нападениях на полицейских и военнослужащих находящейся неподалеку базы югославских ВС)  настроена по отношению к югославским властям, на что те, в свою очередь, не стремясь подставлять вторые щеки, отвечали периодическими погромами убежищ новоявленных борцов за свободу, которые те нередко, волею случая, делили с нейтральным населением Призрена. Именно к нему и принадлежало семейство Бютюки, состоявшее из тридцатилетнего плотника Фатоша, слава о мастерстве которого ходила по всему Призренскому округу, его двадцатидвухлетней жены Замиры, находившейся на девятом месяце беременности, и их двухлетнего отпрыска Вели, ерзавшего на собранном отцом детском кресле, когда все они собрались у скромно сервированного одинокой курицей в окружении зеленоватых мандаринов праздничного стола поздним вечером 31 декабря 1994 года. Глядя на сиротливо соседствующие на облысевшей искусственной елке, скрученной из алюминиевой проволоки, самодельные бумажные гирлянды, Фатош страстно отсылал свои новогодние желания в ноосферу: «Господь милосердный!» - думал он, - «Не я, так пусть хоть мои дети вырвутся из этого ада и попробуют на вкус настоящую счастливую жизнь!» Замира же, не осмеливаясь даже мечтать о лучшей доле в силу природной скромности и набожности, просто поглаживала свой живот и успокаивала нещадно пинающегося второго сына четы Бютюки, которого молодые решили назвать Синаном в честь дедушки Фатоша, который был турецкоподданным и в зените своей славы служил  директором рыбного рынка в Измире.  «Ну-ну, успокойся сынок, все будет хорошо», - утешала она скорее не сына, а себя, в то время как Фатош и Вели заботливо склонялись над ней.

1

Через 15 дней в этой прекрасной семье родился Синан Бютюки, субъект всего дальнейшего повествования. Едва появившись на свет, он издал такой оглушительный вопль, что принимавшая роды акушерка едва не выронила его на пол. «Будет великим человеком», - глубокомысленно изрекла она, передавая ребенка матери. Замира, только взглянув в изумрудные глаза младенца, поняла, что слова медработницы, несомненно основанные на глубоком знании антропологии и психологии новорожденных, могут быть правдивы, и в душе ее забрезжил огонек надежды. Дома мать с ребенком встретили ее родители, старые и поразительно добрые для проживших всю жизнь в Албании люди, вместе с радостным Вели, полюбившим братика с первого взгляда. Фатош же увидел сына лишь через неделю, вернувшись из Приштины, где он был занят отделкой мансарды дачи главы местной администрации. Немного порадовавшись в рамках приличий и выпив чашку сливовицы за здоровье новорожденного, он немедленно отбыл ремонтировать буковый шкаф некому Байраму Имамовичу – семье нужны были деньги. Через пару месяцев на работу вернулась и Замира: директор швейной мануфактуры грозился уволить ее, если декретный отпуск затянется чуть дольше, и она, скрепя сердце, оставила сыновей на попечение родителей, окончательно переехавших в их с Фатошом скромную двухкомнатную квартирку в опасно покосившемся доме, заставшем еще времена итальянского протектората, на окраине Призрена. Пожилые Саид и Амира нежно заботились о маленьких Синане и Вели, но это спокойствие в большой семье Бютюки продолжалось недолго.

В жаркий воскресный день 25 июня, когда семейство впервые за пару недель собралось поужинать в полном составе, дверь в квартиру, буквально на днях отремонтированная Фатошом, слетела с петель, и в гостиную ворвались югославские солдаты. Их командир вытащил из-за стола главу семейства и начал кричать тому, чтобы он немедленно выдал им местоположение некого Тарика, который пытался на днях подорвать полицейский участок. Узнав, что Фатош впервые слышит это прекрасное албанское имя, югославы немедленно разъярились и вытащили всех Бютюки на улицу, где уже переругивались все остальные жители дома. В тот момент, когда разъяренные жильцы начали сходиться на том, что, если бы Призрен поскорее объявили вольным городом, такие эксцессы сошли бы на нет (разумеется использовались менее изящные формулировки), из окна пятого этажа громыхнули выстрелы, и один из солдат упал на землю. Началась паника, которую прервал взрыв гранаты, брошенной в злополучное окно. Изумленные недавние обладатели квартир в доме №3 по улице Наипа Бериши наблюдали как не ожидавший такого подвоха, довершившего процесс его разрушения, начатый еще полвека тому назад, упомянутый дом сложился пополам, погребя под собой группу радикально настроенных албанцев во главе с Тариком Юсуфи, скрывавшихся от возмездия на его чердаке. Оставшись без жилья, семья Бютюки, помыкавшись пару недель по родственникам, решилась на смелый ход – переезд в Австрию. «В конце концов терять нам и так нечего! Если останусь в этом проклятом городе еще хоть на неделю, сойду с ума!» - стукнув кулаком по столу, заявил в один день Фатош Замире, которая не стала спорить с мужем, так как слишком сильно уважала его как главу семьи и заочно уважала Австрию как страну, где в окна домов обычно не залетают гранаты. Собрав скудные пожитки и приготовив документы, Бютюки двинулись по направлению к венгерской границе, однако на КПП в Быстрице им указали на бесцельность подобных попыток и, отняв загранпаспорта, отправили восвояси. Вернувшись в Призрен утратившими всякую надежду, они к тому же застали следы погрома в их районе, в ходе которого пострадал дом родителей Замиры и был арестован отец Фатоша, который бросил камнем в полицейского, хотя на суде всеми силами доказывал, что перепутал того с мусоркой.  В итоге, одолжившись у всех близких и просто знакомых и распродав все собственное имущество, семья Бютюки заказала у одного призренского ловкача поддельные загранпаспорта с венгерским подданством и подготовила деньги на взятку югославским пограничникам. Вторая попытка отъезда, который скорее можно было назвать бегством, выдалась успешной, и после недолгих препирательств все они были выпущены в Венгрию, где сели на поезд из Будапешта в Клагенфурт, живописный австрийский городок у границы со Словенией, о котором Фатош вычитал в одном путеводителе и в который страстно возжелал переехать, ведь в путеводителе было написано, что жители Клагенфурта пользуются преимущественно дорогой и хрупкой деревянной мебелью.

2

Целый год ушел у Бютюки, чтобы обустроиться на новом месте – с ходу отвергнув вариант с паразитированием на пособии, Фатош и Замира сразу же записались на курсы немецкого для малоимущих и уже через полгода сносно на нем разговаривали. Пока Замира с детьми кочевала по приютам Армии Спасения, Фатош цеплялся за любой заработок: выгуливал собак, мыл полы в сосисочной, рисовал шаржи на главной площади Клагенфурта и даже, впечатлившись фильмом «Хакеры» с Анджелиной Джоли, пытался взломать сайт Пентагона из единственного в городе интернет-кафе, однако закончилось это благородное начинание в силу нехватки знаний о «всемирной паутине» покупкой четырех флаконов средства от облысения с доставкой из Австралии. От погружения в отчаяние молодую семью спас, как водится, счастливый случай: Фатош случайно стал свидетелем того, как из грузовика, перевозившего имущество мэра Клагенфурта, упал на мостовую, расколовшись на две части,  антикварный шкап 18-ого века. Каково же было изумление градоначальника, когда, выйдя из автомобиля, он застал свой предмет мебелировки в полной сохранности, а рядом с ним – бравого мужчину арабской наружности, складывавшего столярные инструменты в переноску. «Герр… Простите не знаю Вашей фамилии», - начал потрясенный мэр. «Бютюки, господин мэр! Видите, а я вас сразу узнал!» - нашелся Фатош. «Сразу видно, что у вас Божий дар, раз вы буквально за две минуты починили этот уникальный шкап династии Габсбургов. Не будете ли Вы столь же любезны осмотреть и остальную мебель, которую мы перевозим в здание мэрии? Разумеется за солидное вознаграждение». Конечно же, ответ просиявшего Фатоша был утвердительным. Последовавшие за этой встречей ремонтные мероприятия принесли семье Бютюки больше денег, чем они видели за всю прошлую жизнь (Синан и Вели так и вовсе видели деньги буквально считанное количество раз), а Фатош приобрел множество важных знакомств и обзавелся репутацией «мастера на все руки», позволившей ему уже в 1997-ом году открыть свою мастерскую, а в 2000-ом перевезти семью в их собственную квартиру в одном из спальных районов Клагенфурта. Пока муж работал, Замира не вела свойственный многим иммигрантам затворнический образ жизни, сидя целыми днями на съемной квартире и скучая по привычному укладу жизни, а старалась интегрировать детей в новую среду и интегрироваться в нее самой. С раннего детства Синан и Вели читали на немецком, смотрели австрийское телевидение (особенно братьев впечатлил футбол: Вели прилипал к экрану всякий раз, как где-либо проскальзывало хотя бы упоминание «игры номер один», а Синан, всегда следовавший за братом, всякий раз присоединялся) и общались с австрийскими сверстниками в детском саду. Таким образом, когда мальчики пошли в школу, они уже были полностью адаптированы к жизни в богатейшей стране Европы.

 До 10 лет Синан ничем особо не выделялся среди сверстников: прилежно учился, слонялся после уроков с друзьями по недавно открывшемуся в Клагенфурте торговому моллу, жутко фанател от «Звездных войн», а стены в его комнате были вперемешку уклеены постерами Люка Скайуокера и братьев Галлахеров из любимой группы парня, «Oasis». Совсем иная ситуация наблюдалась в комнате, отделенной от вышеописанной гипсокартонной перегородкой – там правил бал Дэвид Бэкхем, изображенный на плакатах во всех ипостасях своей насыщенной карьеры, а реплика его игровой футболки висела прямо над кроватью Вели Бютюки, страстного фаната футбола и игрока команды «Кёрнтен» U-12. Если бы прохладным субботним утром 12 марта 2005 года родители не оставили Вели и Синана дома одних, уйдя на благотворительный обед к соседям, то, может быть, дела семьи Бютюки не сложились таким удивительным образом, о котором речь пойдет далее. А так, едва Фатош и Замира переступили порог, предварительно запретив Вели идти на тренировку одному, юный футболист обратился к младшему брату: «Синан, все равно сегодня по телеку ничего интересного, а приставку отец спрятал…», - начал подводить он к чему-то. «А виноват в этом ты – обязательно, что ли, было ночью в свою “Фифу” играть?» - резонно возразил  Синан. «Ну я-я! Так и будешь все неделю попрекать? Дело не в этом, а в том, что делать дома все равно нечего – пошли со мной на тренировку  - посидишь себе на трибуне, а на обратном пути куплю тебе колы и чипсов! Ну как, идет?» После недолгих колебаний Синан согласился, настояв, правда, на том, чтобы кола была вишневой. Придя на стадион, до которого от их дома было километра полтора, братья разделились: Вели радостно помчался к своим одноклубникам, а Синан уселся на трибуну и уткнулся в комикс. Оторвал его от героических свершений Брюса Уэйна в Готэм-сити, крик брата: «Син, беги сюда, у нас в команде недобор – постой в защите как в детстве, а! По-братски!» Бютюки-младший склонялся уже было с негодованием отринуть это абсолютно не заманчивое предложение, как вдруг заметил на противоположной трибуне ту, из-за которой его крепкий юношеский сон иногда разбавлялся не вполне пристойными картинами, Луизу Гомез, которая вместе с одноклассницами пришла посмотреть за игрой парней из шестого класса Средней общеобразовательной школы Клагенфурта имени святого Рупрехта и явно не знала о присутствии на стадионе ученика четвертого класса этой же школы, Синана Бютюки, равно как, скорее всего, и о его существовании. В душе Синана что-то всколыхнулось, и он резво спрыгнул с трибуны и рванул на поле. Тренер выдал ему манишку и снабдил небольшим напутствием: «Стой все время в защите и не отсвечивай, малец!» Однако как только к нашему герою отскочил мяч, он, будто ведомый какой-то высшей силой, пустился в скоростной дриблинг. «Отдай назад, олух! Не мотайся!» - кричал ему капитан команды, светловолосый парень ростом с полтора Синана, но Бютюки-младший не внял его предупреждению и завершил свой проход пасом на брата, который закатил мяч в пустые ворота. Ошеломленный тренер поднес свисток к губам и попытался издать свисток, символизирующий перерыв в тренировке, но лишь на третьей попытке обнаружил, что держит свой генератор акустических колебаний задом-наперед. «Вели, а почему ты не говорил, что твой брат – второй Пеле?» - вскричал он. «Извините, тренер, я помню, что давным-давно он неплохо играл, но думал, что сейчас у него другие интересы», - ответил не менее удивленный Вели. «Теперь в круг моих интересов вошел и футбол. Продолжим играть или так и будем воду лить?» - подвел итог разговору «виновник торжества». По дороге домой Синан, получивший приглашение в команду и два комплекта формы сразу по завершении тренировки, спрашивал у брата к вящему того удивлению отнюдь не о футболе: «Слушай, а те девчонки из нашей школы всегда приходят на тренировки? Они что, любят футбол?» Вели сразу понял, в чем дело: «Да видел я, как ты на Луизу заглядывался, о ней бы сразу спросил. Не, брат, тут без шансов, она же вроде как с Филиппом встречается, с нашим капитаном, и ждет его с каждой тренировки». «Спокойно, Вели, что тот дылда может противопоставить представителю славного рода Бютюки, сам посуди?» И правда, забегая вперед, скажем, что противопоставить тот ничего не смог, и уже через 15 тренировок очарованная божественным талантом Синана Луиза возвращалась с тренировок вместе с ним, неизменно слушая по дороге инди-рок в одних наушниках на двоих. Если мы ненадолго перенесемся в нашем повествовании на 10 лет вперед, то снова увидим Синана и Луизу вместе возвращающихся домой со стадиона, только на этот раз они уже сидят в купленном по случаю подписания новоиспеченной звездой чемпионата Австрии контракта с «Манчестер Сити»  кабриолете  Audi-R8, а не идут пешком, но в машине играет все тот же легендарный первый альбом Franz Ferdinand как и тогда, на узких улочках Клагенфурта.

3

Уже в 2007 году сумасшедшему природному таланту Синана стало тесно в игравшем к тому времени в Региональной лиге Австрии ФК «Кёрнтен», однако тогда футбольное развитие несомненно талантливого парня некому было подкорректировать – он обладал великолепным футбольным интеллектом, прекрасно видел поле и был силен в обводке, однако ему сильно недоставало скорости и силы, а его первый тренер, бывший игрок «Кёрнтена», Вальтер Кёглер, не имел достаточно опыта и квалификации, чтобы огранять такой бриллиант, хотя всегда старался помочь Синану в освоении основ футбольного мастерства. Синан, будучи двенадцатилетним субтильным по сути еще ребенком, на тот момент играл за команду 1993 года рождения, все игроки которой, включая его брата, скоростного нападающего с пушечным ударом, были намного выше и мощнее, что, впрочем, не мешало «албанскому Пеле», как его прозвали после легендарной первой тренировки, быть лидером команды и носить на спине №16, который он считал своим счастливым после того как шестнадцать раз подряд выиграл ежемесячный чемпионат школы по «камень-ножницы-бумаге». Родители не могли нарадоваться на своих талантливых детей: Фатош, открывший к тому времени мебельный магазин с ассортиментом полностью из изделий собственного изготовления, часто повторял: «Наши парни еще покажут всему миру, чего стоим мы, Бютюки!», а Замира, ставшая успешным ресторанным критиком, каждый раз собирала Синану и Вели здоровый перекус на каждую тренировку. 

В конце 2007 года в «Кёрнтене» случился серьезный финансовый кризис и команду, еще недавно три года подряд игравшую в Кубке УЕФА,  лишили лицензии и вскоре после этого возродили под новым роскошным названием «Аустрия  Кёрнтен». Это событие укоренило в душе Синана сомнения в возможности пробиться в большой футбол из Клагенфурта, и они вместе с Вели решили как можно скорее перебираться в академию одного из австрийских грандов. Подходящий случай представился в июне 2007-ого, когда команда из Клагенфурта впервые за пять лет заявилась на Юниорский кубок Австрии. Каково же было расстройство Синана, когда они вылетели в первой же стадии от скромного «Эйзентштадта», а сам он не забил решающий послематчевый пенальти, ударив рабоной, и, в общем, проявил себя очень слабо, выбитый из колеи силовой манеры игры соперника. Вели же, напротив, оформил дубль, заинтересовав присутствовавших на игре скаутов венской «Аустрии», крайне удивленных его категоричным отказом перебираться в  академию самого титулованного клуба страны: «Или я еду к вам вместе с Синаном или не еду вообще!» - Бютюки-младший в тот день не заинтересовал их от слова «совсем». После того бесславного поражения наш герой еще и подрался в раздевалке с капитаном команды, Филиппом Майером, который отреагировал на его пижонство в серии пенальти банальной зуботычиной. Впрочем, дракой в полном смысле слова это сложно было назвать, потому как после нее Синан два месяца провел в больнице, сращивая перелом ребер., Очередной визит брата посреди больничного заточения принес ему две новости: как водится, хорошую и плохую: «Ты только не очень злись, старик, а то срастется плохо», – деликатно начал старший брат, - «короче, Филиппа из команды-то выгнали, но он увел твою Луизу обратно. Такая вот катавасия».  Синан от ярости заскрежетал зубами, но не проявил не единой эмоции – когда же они улеглись, у него уже был готов план действий. Выйдя из больницы, он первым делом записался в тренажерный зал, купил в книжном магазине «Искусство войны» Сунь Цзы и нашел в интернете программу тренировок своего любимого игрока, Криштиану Роналду, распечатал ее и повесил на самое видное место в своей комнате, сместив оттуда плакат Джа-Джа Бинкса. Еще через три месяца «обновленная версия» Синана Бютюки, раздавшаяся в плечах и подросшая на целых пять сантиметров, подошла к сидящей за столиком у Макдональдса в клагенфуртском торговом молле красивой парочке: темноволосой девочке в кожаной куртке, которую приобнимал статный парень арийской наружности в спортивном костюме. «Луиза, тебе не обязательно сидеть рядом с этим неудачником, если конечно ты не хочешь лет через пять помогать ему собирать мусор с улиц!» - резко заявил дерзкий темноволосый паренек в футболке Rolling Stones, подойдя к их столику и поставив на него ногу. «Ну все, Бютюки, в прошлый раз тебе повезло, что меня оттащил тренер, сейчас же я тебя просто в землю закатаю!» - сказал Филипп Мейер, поднимаясь из-за стола. Через минуту, однако, бывший капитан «Кёрнтена», лежал на земле, иступленно держась за сломанную руку. «Ну что, Луиза: или ты выбираешь меня, и мы больше никогда не расстаемся, а завтра едем на концерт Arctic Monkeys в Вену, или выбираешь вот это», - на этом моменте герой повествования демонстративно указал указующим перстом на распластавшееся на полу тело, - «и больше никогда меня не увидишь.» С того дня Синан и Луиза никогда не расставались дольше чем на неделю, ну а прогноз Синана в отношении Филиппа все же не оправдался – тот стал профессором религиозной философии в Венском Университете. 

На следующем Юниорском кубке Австрии ведомая братьями Бютюки «Аустрия-Кёрнтен» сенсационно для представителей выбитых клагенфуртской командой «Рапида» и «Ред Булла» пробилась в полуфинал, где должна была сразиться со «Штурмом» из Граца. Финал сего соревнования должен был проходить на легендарном «Эрнсте Хаппеле», и на нем ожидалось присутствие скаутов всех ведущих клубов Австрии, вот почему Синан с Вели мечтали пробиться в финал, как они опрометчиво (учитывая что случилось дальше) выразились в раздевалке перед полуфиналом «любой ценой». Однако осуществление мечты повисло на волоске, когда на 85-ой минуте «Кёрнтен», весь матч провисевший на воротах «Штурма», пропустил в первой же осмысленной атаке соперника. На второй добавленной Синан получил мяч в центре поля и хитрой разрезающей передачей бросил брата в прорыв: перед тем был лишь один защитник, которого Вели поймал на свой коронный «эластико». Когда он уже отдал ответный пас на Синана, выводя того по сути «один  в ноль», защитник, оставшийся позади, прыгнул ему сзади двумя ногами в ахилл. Боль была столь сильной, что Вели потерял сознание и очнулся лишь на кромке поля от резкого запаха нашатыря, ваткой щедро сдобренной которым лихорадочно водил перед его носом склонившийся над ним брат. Первым, что спросил мужественный парень, было: «Какой счет, Синан?» Только узнав, что своим пасом он перевел игру  в овертайм, Вели Бютюки позволил родителям, метавшимся в растерянности неподалеку от скамейки запасных, отвезти себя в больницу. Удаленный с поля защитник «Штурма», имя которого история нам не оставила, наверняка и не подозревал, какую плохую службу сослужит команде своей хамской выходкой, летя в тот безрассудный подкат: разъяренный травмой брата Синан в одиночку разорвал «Штурм» в дополнительное время, оформив хет-трик и выведя «Кёрнтен» в финал. Однако, когда после финального свистка партнеры подбежали поздравлять его, Синан не смог выдавить из себя даже улыбки: он как будто подозревал, что произошло нечто непоправимое. И действительно, врач, оперировавший Вели пару дней спустя, допустил серьезную хирургическую ошибку, и в итоге Вели Бютюки в возрасте 15 лет был вынужден расстаться с любимой игрой и остался хромым на правую ногу. Узнав эту печальную новость, игроки «Кёрнтена» не смогли собраться на главный матч своей жизни, и, несмотря на быстрый гол Синана, «Аустрия» из Клагенфурта уступила юниорам той «Аустрии», которая через несколько лет почетно разгромит «Зенит»,  с позорным счетом 1:6. Несмотря на столь разочаровывающее завершение турнира, Синан стал его лучшим бомбардиром и получил предложение от академии «Адмиры» из Мёдлинга, клуба, чьи лучшие моменты (например, пять чемпионств в тридцатых) были далеко позади, но у которого была одна из лучших юношеских академий в Австрии.

Получив благословение и напутствие родителей и пару эротических журналов от брата, Синан Бютюки 8 января 2009 года отбыл в футбольный интернат в Мёдлинг, находившийся в двухстах километрах от его дома в Клагенфурте. Четырнадцатилетний паренек, разумеется, не горел желанием расставаться с семьей, школьными друзьями и особенно со своей дамой сердца, но подчинил метания души голосу разума, говорившему, что шанс стать профессиональным футболистом как никогда велик, и упускать его в такой момент было бы попросту глупо. Кроме того, он дал обещание брату, когда тот, отойдя от последовавшей за неудачной операцией депрессии, подозвал Синана к себе в комнату для первого в их жизни серьезного разговора: «Сам видишь, Син, дело мое – труба: придется всю жизнь разбирать какие-нибудь бумажки, и это - в лучшем случае. Но моя мечта о футболе не должна умирать – пусть она продолжает жить в твоей душе. Пообещай мне, что добьешься этого за нас двоих, что станешь великим игроком как Бэкхем!» - Вели показал на плакат легенды сборной Англии, висевший на стене. Синан скорчив предельно серьезную мину ответил: «Я буду еще лучше», вызвав искренний хохот брата, первый со времен его ужасной травмы: «Ну ты отжег: прямо один в один фразочка из какого-то тупого голливудского фильма! Ну ладно, пойдем, помогу тебе вещи собрать».

4

Вдалеке от дома оказалось далеко не так страшно, как поначалу думал Синан: одноклубники приняли новичка с распростертыми объятиями; тренером основы был легендарный Вальтер Шахнер, который уделял молодежи огромное внимание, и впоследствии сильно помог Синану отшлифовать свои навыки; да и кроме того из академии удавалось иногда уезжать на выходные, а Луиза и родители приезжали на каждую домашнюю игру его команды. После таких визитов они все вместе, как правило, выбирались в находящуюся в каких-то десяти километрах от Мёдлинга Вену, где наслаждались красотой видов и высотой цен.  В такой, с позволения сказать, неге и прошли следующие два года карьеры Синана: он оттачивал свое мастерство, потихоньку становясь лидером в своей новой команде. В 2011-ом наметился перелом: «Адмира U-17» финишировала второй в своем чемпионате, а Синана впервые вызвали в опять же U-17 сборную Австрии – он, не колеблясь, принял это предложение, потому как именно эта страна стала для него Родиной «де-факто», тогда как «де-юре» ей всегда оставалось далекое и таинственное Косово, о котором Синан ничего не помнил, кроме тех неприглядных деталей, которыми иногда неохотно делились с ним родители. Тот, случившийся в октябре 2011 года, вызов в юношескую сборную коренным образом изменил футбольную судьбу Синана: в своем первом матче на международном уровне он, выйдя на замену во втором тайме, двумя голевыми передачами помог сборной Австрии сломить сопротивление киприотов. Присутствовавший на том матче, проходившем, как и прочие игры Отборочной группы №5 U-17 ЧЕ-2012 (открывшего миру таких талантов как Марсьяль, Горецка, Майер, Хёйбьерг и Данила Ящук), на датских полях, скаут «Манчестер Сити» с первого взгляда влюбился в юркого и умного плеймейкера и уже на следующий день отослал директору юношеской академии «Сити» Адаму Сэдлеру (не путать с гениальным актером Адамом Сэндлером) рекомендацию о его подписании. К сожалению, в оставшихся двух матчах австрийские юноши, которым крайне не повезло с жеребьевкой, минимально уступили очень крепким сборным Дании и Италии и не поехали на финальный раунд ЧЕ, но это не помешало трансферному запросу на покупку шестнадцатилетнего Синана Бютюки за 50 тысяч евро прибыть из дождливого Манчестера в офис «Адмиры» 20 октября 2011 года. Объект  возможного трансфера ликовал: наконец-то ему представится возможность показать себя в большом футболе, на радостях они с Вели, которому на днях исполнилось восемнадцать, в первый раз в жизни пошли в паб, где Синан даже рискнул попробовать пиво, которое, впрочем, после первого же глотка показалось ему, цитата: «отвратной шнягой», и он сразу заглушил его вкус любимой вишневой колой. Тогда же Вели, для приличия немного поныв, что Синан переходит в клуб-соперник его любимого «МЮ», чуть не пустил слезу, признавшись брату, как сильно он им гордится. Наш герой же слез сдержать не смог, но простим ему эту минутную слабость.

Попрощавшись со своими партнерами (среди которых были такие известные игроки нынешнего взрослого состава «Адмиры» как Маркус Вострый и Филипп Пош) по «Адмире-II», за которую едва успел дебютировать; со своим постоянным тренером, легендой сборной Австрии, Дитмаром Кюбауэром, который научил его всем футбольным премудростям, что сам усвоил за 20 лет своей блестящей карьеры, и с тренером основы, великим некогда форвардом Вальтером Шахнером, забивавшим на двух мундиалях, - он лично работал с Синаном над его ударом после тренировок – так вот, пройдя через эти три круга прощания, Синан нацелился на четвертый и самый трудный - домашний. Сколько же было пролито материнских слез в тот январский вечер в доме семьи Бютюки, сколько произнесено мудрых отцовских наставлений, сколько проделано болезненных братских похлопываний по плечу – Синан не мог бы упомнить, даже если бы записывал все подробности того прощания. Наконец расставшись с родными, настоятельно просивший не провожать его Синан, взвалив на плечо тяжеленный баул с вещами, сел в автобус до аэропорта – ему предстояло впервые в жизни надолго покинуть дом. Но до этого ему полагалось последнее и самое приятное прощание – Луиза ждала его у входа в аэропорт. Девушка обещала новоиспеченному манкунианцу непременно хранить ему верность, а он обещал, что будет присылать ей билеты к нему в Англию каждый раз, когда будет возможность, благо первая в жизни зарплата позволяла. «Через два года мне будет уже восемнадцать, тебе – девятнадцать, я подпишу серьезный контракт, ты прилетишь ко мне, и мы поженимся!» - разложил все по полочкам Синан напоследок. Луиза не возражала.  

В Манчестере оказалось вовсе не страшно: команда была дружной, и новичка приняли радушно, Адам Сэдлер был хоть и не был самым большим экспертом в области тактики, но к нему можно было обратиться с любой проблемой, а погода была не столь отвратна, как Синан читал – ему даже удалось зацепить пару дней без дождя в начале февраля. Самой большой проблемой был язык: школьного уровня ему не хватало, чтобы понимать местных жителей - манчестерский английский сильно отличался от нормального. Но и здесь Синан не пал духом, а записался на интенсивные языковые курсы, кроме того, ему сильно помогал новый друг и сосед по комнате на базе, высоченный и дико юморной вратарь, Ангус Ганн. Он вместе с юным Бютюки ходил по городу и пытался (поскольку сам родился в Норвиче) переводить речь манкунианцев на элементарный английский, местами намеренно искажая содержание, чтобы посмеяться над своим австрийским приятелем. Но трудности все равно возникали: так, когда коренной манкунианец и главная звезда их команды Брэндон Баркер перед игрой с «Арсеналом» сказал о заболевшем Эшли Смит-Брауне: «Wish Ashley could be with us today. He is dead good player you know», - Синан под всеобщий хохот пожелал Эшли покоиться с миром. Атмосфера в молодежке «Манчестер Сити» была отличная, да и подбор игроков впечатлял: испанский талант, купленный за сумасшедшие для шестнадцатилетнего игрока 2,5 миллиона фунтов, Хосе Посо, мегатехничный бразильский португалец Маркуш Лопеш, «второй Рой Кин» Джордж Глендон и много других не лишенных таланта игроков. И все-таки именно Синан Бютюки был в этой команде «номером десять» и основным плеймейкером. Вскоре их компанию пополнил талантливый игрок «Стрёмсгёдсета» Берсант Целина, который, как и Синан, был албанцем, и, что совсем удивительно, тоже родился в Призрене. Неудивительно, что они с Синаном быстро подружились, и стали понемногу мечтать о совместной поездке на Родину, которую они оба не видели с далекого 1996 года.

5

В 2013 году разношерстная компания «городской» молодежи по достижении совершеннолетия перешла в Elite Development Squad: под этой громкой вывеской таилась модернизированная резервная команда «Манчестер Сити», которую тогда же возглавил великий игрок и начинающий тренер Патрик Виейра. Француз демонстрировал поистине отеческий подход к своим игрокам: когда к Синану в Манчестер впервые приехали родители с братом, Виейра встретил их в аэропорту и сразу повез все семейство Бютюки обедать в итальянский ресторан. Под его чутким руководством Синан начал демонстрировать футбол экстра-класса, а с молодежью «Сити» стали считаться в Европе: особенно впечатлил специалистов разгром «Баварии» в юношеской Лиге Чемпионов с нескромным счетом 6:0. В группе юных «горожан», тем не менее, опередила молодежка «ЦСКА», ведомая Головиным и Георгиевским, что не помешало дружине Виейра пройти в 1/8-ой «Атлетико» и крайне обидно на последних минутах проиграть будущему финалисту, «Бенфике» в 1/4-ой. В том розыгрыше Синан Бютюки отметился пятью голевыми передачами, тогда как за голы по большей части отвечал безумно талантливый Маркуш Лопеш, ныне феерящий в «Монако». В АПЛ U-21 сезона 2013/2014 наш герой забил 8 голов (5 – со штрафных, которые он до полуобморочного состояния учился исполнять после тренировок) и отдал 10 голевых, а команда финишировала четвертой, попутно дойдя до финала Молодежного Кубка Англии. 20 июня триумфального для него 2014 года Синан медленно шел по Тринити-уэй, наслаждаясь неожиданно выглянувшим солнцем и предвкушая скорую встречу с приехавшей в гости родней, как вдруг среди прохожих увидел кумира своей ранней юности, экс-гитариста Oasis, легендарного Ноэля Галлахера. Забыв про неспешность, парень бросился наперерез музыканту, отрезая тому путь к трамвайной остановке: «Мистер Галлахер, можно Ваш автограф пожалуйста! Я обожаю Ваше творчество с восьми лет!» - услышал утомленный славой Ноэл, уже не удивленный, что в родном городе его узнают даже в солнцезащитных очках. «Ну давай сюда какую-нибудь бумажку, парень. На твое счастье, у меня даже есть с собой ручка. Только давай не копайся – я немного тороплюсь», - небрежно протянула легенда, видя как паренек перед ним копается в сумке с логотипом «Манчестер Сити» - если бы не эта сумка, Галлахер-старший даже не стал бы останавливаться перед очередным поклонником. Синан не нашел в своих вещах ничего подходящего для проставления автографа, кроме своей игровой формы и протянул ее своему кумиру: «Извините, бумажки не нашел. Может быть, распишитесь на футболке?» - с надеждой в голосе спросил он. «О, так ты, тот самый Бютюки, о котором все говорят», - удивленно сказал музыкант, рассматривая фамилию на джерси, - «Ну что ж, удачи вам в новом сезоне. Пробивайся давай в основу, а то Насри совсем не тянет», - улыбнувшись закончил он, протягивая футболку с автографом обратно и направляясь к отбывающему трамваю. «Будет сделано!» - подумал Синан, включая на айподе Live Forever и возвращаясь на дорогу. 

 

Сезон 2013/14 увенчался для нашего героя крайне успешной поездкой со сборной Австрии на юношеский ЧЕ, на котором она дошла до полуфинала, а Синан забил два гола (правда оба с пенальти) и отдал голевой пас. В одном из матчей группового этапа он даже сошелся лицом к лицу со сборной Португалии, ведомой его одноклубником Лопешем и Андре Силвой – тот матч Австрия правда проиграла, зато на победном матче против хозяев-венгров присутствовало без малого десять тысяч зрителей – впервые Бютюки играл перед такой аудиторией. И к его чести совсем не стушевался – его нервы уже тогда были крепче, чем у большинства опытных игроков. Вообще, стоит отметить, что то поколение австрийское молодежи, хоть и добилось лучшего результата в истории, не изобиловало талантами: помимо Синана выделялся разве что нападающий Флориан Гриллич, сейчас выступающий за «Хоффенхайм». Когда Синан вернулся с венгерских полей, где и проходил пресловутый ЧЕ, у него еще оставалось 10 дней отпуска, в которые он уместил еще одно крайне важное событие – свадьбу с любовью всей своей жизни, Луизой Гомес, ставшей 28 июля 2014 года, Луизой Бютюки. Это радостное действо развернулось в Кафедральном соборе Клагенфурта – на христианской свадьбе настояли родители невесты, а Синан, не будучи особо религиозен, согласился, выслушав дежурное бурчание по этому поводу отца, который, разумеется, не хотел чинить молодым более серьезных препятствий. Неформальная часть свадьбы запомнилась в первую очередь поведением Вели Бютюки, который, выпив три банки печально известного коктейля Brass Monkey, на весь банкетный зал распевал оскорбительные кричалки в адрес «Манчестер Сити», а потом решил отметить недавнее получение должности почтальона в Клагенфурте исполнением песни группы Soundgarden «Mailman», депрессивный текст которой едва не довел бабушку Луизы до инфаркта. В остальном свадьба прошла, как говорится, без сучка без задоринки. Синан был на седьмом небе от счастья, и ему казалось, что все вершины мира открыты перед ним, а жизнь только начинает набирать обороты. К сожалению, это впечатление было обманчиво - то лето 2014 года было лишь пиком передом долгим спуском вниз…

Перед сезоном 2014/2015 у Синана состоялся первый в карьере разговор с Мануэлем Пеллегрини: главный тренер сказал, что внимательно следил за успехами Бютюки и видит, что тот перерос уровень молодежной команды, но как выразился чилийский специалист: «У меня на твою позицию и Милнер, и Насри, и Сильва. Прости, Синан, но в этом сезоне ты в лучшем случае выйдешь пару раз на замену в Кубке Лиги. Буду искать для тебя вариант с арендой». Синан для виду согласился с боссом, но сам решил впахивать на тренировках изо всех сил, чтобы пробиться в первую команду. Такой шанс подвернулся, когда 15 сентября 2014 года он оформил дубль в игре против «Норвича»: первый гол десятый номер «EDS Сити» забил роскошным ударом со штрафного, а второй – изящно перебросив мяч через вратаря и добив его в пустые ворота. После второго мяча в ворота «канареек» Синан побежал к трибуне, где сидели его отец с братом, и пожал им руки – жест из числа тех, что очень нравятся суровым, но сентиментальным английским болельщикам. На следующий день после того матча Синану пришло приглашение потренироваться с основой – он приехал на «Этихад» раньше всех, встав в пять утра, и когда на поле появились первые после него игроки – Агуэро, Сабалета и Демикелис, он уже тренировал штрафные, поставив пластиковую стенку на два метра ближе чем положено – Бютюки не искал легких путей. Агуэро придержал партнеров, вознамерившихся тоже выйти на поле, не желая спугнуть не заметившего их усердно тренирующегося парня и сказал им: «Если бы у меня была такая же жажда тренировок как у него, я бы уже выиграл пару «Золотых мячей», - в этот момент Синан запустил еще один мяч по сумасшедшей траектории прямо в девятку, - «И такой же удар», - добавил, увидев это, аргентинский бомбардир. Несмотря на то, что наш герой отлично проявил себя на этой тренировке с основным составом, как и на следующих пяти, в заявку на матчи Пеллегрини его не включал, и зимой пришлось отбыть  в аренду. Голландский «Камбююр», в котором весьма неплохо первые полсезона провел партнер Синана по «EDS» Альберт Руснак, был готов обеспечить Бютюки постоянную игровую практику. Впоследствии выяснилось, что решение поехать в Нидерланды было для австрийского вундеркинда катастрофически неверным: «Камбюр» играл в футбол по принципу «бей вперед-игра придет» (как, впрочем, и большинство голландских команд), партнеры по команде не понимали умных замыслов Синана, а постоянные смены тактических схем (тренер даже пытался внедрить 6-3-1 с либеро) не добавляли уверенности в завтрашнем дне. Но все это было бы ничего, если бы не злополучный матч с «Хераклесом» 28 февраля 2015 года, выйдя в котором на замену после перерыва, Синан отыграл лишь 23 минуты, получив на 68-ой подлый удар по опорной ноге от обыгранного им финского нападающего соперника Алексея Кангаскёлкки (когда-то ездившего на просмотр в две русские народные команды: «Спартак» и «Манчестер Юнайтед»). Поначалу Синан подумал, что ничего серьезного не случилось, но через пару минут после фола ногу пронзила такая острая боль, что ему стало ясно – разрыв «крестов» и минимум полгода без футбола. Оказалось еще хуже – 287 дней. За это время Синан выбыл из состава «Камбюра», обоймы молодежной сборной Австрии, за которую только начал играть, и планов Мануэля Пеллегрини.

6

Впасть в отчаяние за это время Синану не позволили две вещи: забота молодой жены и знакомство с Родиной. Едва оправившись от операции, он связался с Берсантом Целиной, и в мае 2015-ого они наконец-то увидели родной Призрен. Оправившийся от войны город выглядел прекрасно: прямо в его центре расположились прекрасные исторические здания, над колоритными домишками возвышалась отреставрированная византийская крепость Калая, а в городском аквапарке (!) на соседних лежаках мирно сосуществовали сербы и албанцы. Представители местной Футбольной Федерации встретили талантливых игроков прямо в аэропорту и изложили им свое видение будущего сборной Косово, в котором было место и для Бютюки, и для Целины. Синан сразу согласился выступать за молодую сборную, которая пока что даже не прошла лицензирования в ФИФА, обиженный на ФФ Австрии, из которой не было даже банального звонка, когда он получил травму.   

77

Лишь к началу 2016 года Синан окончательно восстановился от травмы и вернулся на базу в Плэтт Лэйн, однако со времени его отъезда база подверглась модернизации, равно как и состав «EDS»: из команды Виейры насовсем ушли Лопеш, Друри, Коул, Хивула и Посо, а почти все остальные друзья Синана разъехались по арендам. Остаток сезона «камбюрский пленник», как его прозвали партнеры, вместе с Глэндоном, Хорсфилдом, Баркером и Ганном, парнями с которыми он играл с момента прибытия в Манчестер, выходил на поле с дерзкой молодежью: Адарабиойо, Конголо, Ихеначо, Бакли-Рикеттсом и иже с ними. Лидером того состава молодежки был новоиспеченный косовар Целина, но даже его 12 голов не помогли команде финишировать выше излюбленного четвертого места. Но манчестерский воздух насыщался запахом перемен – из Мюнхена летел каталонский волшебник Хосеп Гвардиола, и вся молодежь команды ждала его приезда как манны небесной: все они слышали о Бускетсе, Педро, Киммихе и, конечно же, об Исааке Куэнке. В разговорах одноклубников то и дело проскальзывало: «А вдруг Бютюки станет новым Куэнкой? А может Конголо?»

8

И действительно, Пеп сходу внес свежую струю в застоявшееся манчестерское болото: на первое командное собрание были приглашены все игроки, включая молодежь. К сожалению, у Гвардиолы заело диск с фильмом «Гладиатор», поэтому пришлось ему обойтись собственной речью: «Вы должны быть голодными до побед! На каждый матч мы будем выходить со всей возможной страстью и напором подобно гепардам, гонящимся за косулями!» - на этом моменте его прервала поднятая в воздух из четвертого ряда игроков рука, принадлежащая кому-то, скрытому за могучей спиной Яя Туре. «Да мой друг, у тебя есть замечание?» - ехидно поинтересовался не любивший, когда его прерывают, специалист. «Если позволите, то да», - спокойно сказал Синан Бютюки, поднимаясь со стула, - «Мне вот лично кажется, что есть вещь, которая так же важна на поле, как и страсть, если не больше. Это – профессионализм!» «А пожалуй, что ты прав. Ты ведь - Бютюки, был в аренде «Камбюре», если я не ошибаюсь», - в очередной раз продемонстрировал свою блестящую футбольную эрудицию Гвардиола. «Именно так!» - подтвердил Синан, после чего новый тренер снова обратился к команде: «Парни, давайте запомним слова Синана – без профессионализма невозможно добиться больших успехов!», - а про себя подумал: «Этот парень у меня заиграет». И действительно, 20 июля 2016 года Бютюки дебютировал за основу в товарищеском матче против «Баварии», заменив на 65-ой минуте Коларова. За отведенные ему 25 минут, он успел фирменным разрезающим пасом вывести Целину один на один и несколько раз изящно «накрутить» Рафинью. К сожалению, этого оказалось маловато, чтобы в первый же сезон заиграть у Гвардиолы, и Синан снова был отправлен в аренду в Нидерланды, на этот раз в команду с названием, повторяющим фразу, которой Дон Хенли всегда напутствовал своих партнеров по самой успешной кантри-рок-группе в истории перед выходом из гримерки на сцену. Мудрый Гвардиола, однако, отправил следить за приглянувшимся ему умным плеймейкером персонального скаута, и этим решением, возможно, спас Синану жизнь.

А ведь эта аренда, в отличие от предыдущей, начиналась в таких радужных тонах: «Гоу Эхэд Иглс» довольно бодро начали чемпионат, набрав четыре очка в трех матчах, что для команды из Девентера всегда считалось результатом приличным. Синан же весь сентябрь набирал кондиции, зато в октябре начал жечь: для начала провел свой лучший за долгое время матч, в котором отдал две голевые и помог команде разгромить «Эксельсиор», потом съездил в сборную Косово, где, к сожалению, не смог выйти на поле против Хорватии и Украины, потому что у самой молодой сборной Европы неожиданно нарисовался весьма приличный лайнап из всевозможных бывших албанцев и швейцарцев. А потом еще и Луиза порадовала отличной новостью: у них будет ребенок! Синан летал на крыльях счастья целую неделю, пока не получил ушиб лодыжки на тренировке перед игрой с «Твенте» и не выбыл на шесть недель: «постарался» неловкий одноклубник Джоуи Сук.

5 декабря 2016 года арендный скаут «Манчестер Сити» Билл Рэдбоун проснулся в своем небольшой арендованной квартире в центре Девентера ни свет ни заря – ему предстояло уже в восемь утра прибыть на  резервное поле «Де Аделарсхорста», чтобы посмотреть первый матч Синана Бютюки после травмы, матч за дубль «Гоу Эхэд Иглс». Биллу не хотелось никуда ехать – за окном дул сильный ветер, а с неба изливалась морось – собираясь в дорогу, он трижды проклял судьбу за принятое Гвардиолой решение назначить его в эту голландскую дыру. Однако в первую очередь Билл, как и большинство скаутов, был профессионалом, поэтому, когда матч начался, он сидел на трибуне, закутавшись в дождевик. Его подопечный был на поле «не в своей тарелке»: непривычно мало двигался, почти не ускорялся, а к девяностой минуте как будто и вовсе потерял интерес к игре. Билл подумал: «Надо бы связаться с нашим офисом – запросить результаты его прошлого медосмотра. Сдается мне, что с нашим Синаном что-то не так».

На следующий день после того матча в доме Синана Бютюки зазвонил телефон: трубку сначала подняла фрау Бютюки, но услышав, что поговорить хотят с ее мужем, позвала того с кухни, где он уплетал козинак.  Звонившим оказался спортивный директор «Сити» Чики Бегиристайн, который уведомил молодого игрока, что ему необходимо срочно вернуться в Манчестер и пройти полное медобследование в медицинском центре «горожан» - последний отчет скаута выявил высокую вероятность проблем со здоровьем. «Проблемы  со здоровьем, хах, как же!» - подумал Синан, повесив трубку, - «Что этот странный скаут там углядел?»

Через неделю юному игроку было уже не до смеха: он смотрел в лист с результатами обследования, и весь этот кошмар попросту не укладывался у него в голове, руки его дрожали, а в голове звучал участливо-серьезный голос клубного врача: «Синан, у Вас обнаружена гипертрофическая кардиомиопатия или, проще говоря, утолщение стенки левого желудочка, от нее в свое время, если помните, скончался прямо на поле бедный Миклош Фехер. Мы не можем запретить вам выходить на поле, но при вашем нынешнем уровне нагрузок, есть четырехпроцентная вероятность, что ваше сердце может отказать прямо посреди матча или тренировки. Настоятельно вам рекомендую задуматься о завершении карьеры». Вернувшись в отель, он рассказал обо всем жене и признался, что склоняется к тому, чтобы продолжить играть: «Луиза, пойми меня, четыре процента – это довольно мало, да и к тому же сейчас в Англии на каждом матче дежурит бригада отличных врачей – все не так ужасно как кажется!» «Пойми и ты меня, Синан», - перебила его разъяренная Луиза, - «Если продолжишь играть, о нас  с ребенком можешь забыть – ему нужен живой отец, а не рассказы на ночь, о том, каким его папа был хорошим человеком!» Против такого аргумента Синан не мог пойти, и в новый, 2017-ый год, он вступил уже безработным человеком. Сцена прощания с командой выдалась особенно трогательной – игроки и тренеры «EDS» провожали Синана от ставшей для него вторым домом базы на Плэтт Лэйн, распевая Don’t Look Back In Anger, а он просто не мог не оглядываться, но никакого гнева в его взгляде не было – только безграничная грусть.

9

Через пару месяцев чета Бютюки вернулась в Клагенфурт – Синан готовился вступить в мебельный бизнес отца и расширить его, благо деньги имелись – «Манчестер Сити» повел себя благородно и при расторжении контракта выплатил своему экс-игроку солидный бонус за лояльность. Жизнь вроде как налаживалась – вокруг были родные, у него должен был родиться сын, которого по просьбе Вели решили назвать Давидом - в честь Бэкхема, его окружали родные пейзажи, но отсутствие в жизни футбола проедало в душе Синана внушительную дыру. Все в очередной раз переменилось в августе 2017-ого, когда наш герой воскресным вечером сидел дома с сыном – ему позвонил Фергал Харкин, глава скаутской службы «Сити», который периодически просматривал его в аренде в «Камбюре». «Ну что, Синан, как ты, не покрылся еще плесенью? Готов вернуться в клуб?» - спросил ирландский специалист. «Вы же знаете, что я не могу играть – к чему такие шутки?» - уныло пробурчал Бютюки. «Да я и не играть тебе предлагаю! Как тебе должность арендного скаута?» На следующий день Синан уже был в Манчестере, на базе «Сити», где подписывал свой очередной контракт с любимым клубом – на этот раз в совершенно другой роли. Когда он выходил из переговорной комнаты, вся команда, выстроившись у дверей, встречала его аплодисментами – в тот момент Синан не смог удержаться от слез.

Первое скаутское назначение пришло к нему 2 ноября 2017-ого: по иронии судьбы нужно было просмотреть его старого друга Ангуса Ганна в матче за «Норвич». Став свидетелем «сухаря» талантливого вратаря, Бютюки выхватил его на выходе со стадиона. «Здорово, Ангус! Как считаешь, как мне отразить твое выступление в моем отчете?» «На 10 из 10, старина – как иначе! Как же я рад, что ты вернулся в этот», - Ангус объял руками пространство вокруг стадиона, - «мир, Синан. Большому футболу тебя не хватало!»  Обнявшись, они пошли со стадиона среди распевающих фирменные чанты английских болельщиков: душа у Синана Бютюки пела, а сердце переполняла  уверенность, что теперь все точно будет хорошо.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
всё о жужелицах
+138
Популярные комментарии
+37
CyrilM
Статья отличная, только, пожалуйста, разбейте на абзацы. Тяжело воспринимается )
+15
Juan Peron
В 1993 Косово было частью Сербии и Югославии
+11
yagodica
А все эти диалоги... их вы сами придумываете?
Написать комментарий 19 комментариев
Реклама 18+