22 мин.

Путешествие в Корею и Французскую Полинезию, гонки в океанских условиях. Весь кайф парусного спорта

Интервью с инструкторами Силы ветра о любимых тренировках, отдыхе и амбициях.

Мы много рассказываем о парусных приключениях и соревнованиях, делимся подборками кино и дневниками новоиспеченных капитанов. Но есть люди, без которых тренировки на наших базах были бы невозможны. Конечно, речь об инструкторах.

В их честь вместе с Zagovor Brewery мы выпустили пиво Skipper — гозе с морской солью и кориандром — и позвали парней и девушек попробовать его в московском баре METHOD • Beer & Munchies. А заодно и поболтали в неформальной обстановке о том, как они попали в парусный спорт, вспомнили самые отлетевшие тренировки и обсудили, в чем главный кайф работы инструктором.

Анастасия Родомакина

инструктор на базе в Строгино и «Березках», яхты «Луч»

Мой папа и дядя с детства занимаются яхтами, поэтому я родилась практически на яхте, а на первую тренировку пришла в девять лет. Получается, уже 18 лет, как я в парусном спорте.

Помимо того, что я просто люблю это, мне нравится еще и общее развитие: развивается твой ученик — развиваешься и ты. Какая я пришла два года назад как инструктор и какая я сейчас — это два разных человека. Ученики, которые приходят первый раз и впервые видят лодку и которые сейчас выходят самостоятельно на воду, участвуют в гонках и получают разряды — у них идет глобальный рост и прогресс, и это безусловно не может не отражаться на мне. Я всегда говорю лучистам: «Думайте на шаг вперед». А сама при этом думаю на десять шагов, потому что это и безопасность, и условия, и опыт человека — я должна в безопасных условиях вести его вперед.

Мне важен результат. Если люди пришли фотографироваться — окей, один раз я это сделаю. А если человек пришел и через два часа ушел с новыми знаниями — для меня это безусловно кайф.

У меня есть незакрытый гештальт с получением мастера спорта — я очень хочу пройти этот путь. Хочу погоняться в матч-рейсе: мы ездили на чемпионат мира, но выступили не очень, а есть желание показать лучший результат. А так… продолжать гоняться на одиночных яхтах и участвовать в чемпионате России — это что касается спорта. Кроме этого, мечтаю с родителями и молодым человеком покорять моря и океаны.

Если бы я покупала себе яхту, это был бы один или даже два «Лучика» в гараже и еще небольшая синяя яхта с коричневой палубой. На вид как бы историческая, но при этом на современный лад — максимально уютная.

Мне бы хотелось отправиться под парусом во Французскую Полинезию. Во-первых, там красиво. Во-вторых, Таити — другой мир, немножко неизведанный. Понятно, что там есть яхтинг, но про него не так много говорят, и получится увидеть что-то совсем новое.

В парусный сезон отдыха у меня как бы и нет. А не в сезон мой отдых — это горные лыжи, рисование и графический дизайн — до того, как я пришла работать инструктором, я плотно работала графическим дизайнером, и это со мной осталось.

Какая я сейчас — благодаря парусному спорту. Он дал мне умение быстро принимать решения и брать на себя ответственность. А еще умение общаться с людьми — в детстве у меня был страх сцены и выступлений. Здесь же тебе приходится коммуницировать с людьми и проводить брифинги, так что окунаешься в это с головой.

Больше всего запоминается первое киляние (переворот яхты в воду; такое случается на одноместных лодках. — Прим. ред.) в жизни, и еще помню первый фордевинд (курс, при котором ветер направлен в корму лодки. — Прим. ред.) в бору в Геленджике на «Луче» — это отрубает страх вообще. Первое киляние было на «Оптимисте» в мае: мне десять лет, меня перевернуло и долбило об какой-то огромный бетонный пирс, где причаливали корабли. Это был речной порт, и никто не мог ко мне подъехать, потому что катера тогда были не супер. В общем, было полное месиво, но я продолжила заниматься. А на «Луче» в Геленджике был чистый адреналин: мне 14 лет, первая поездка на «Луче», за ту гонку меня потом отдельно награждали как «бесстрашную». Пятьсот метров от того пролета я запомнила на всю жизнь — после такого сильный ветер не пугает вообще.

Реклама 18+

Все мои тренировки в Силе ветра попадают в «Избранное», как в фотопленке на телефоне. Двойная радуга, закаты, штили и штормы — в этом есть кайф. Много разных людей, почти все тренировки с которыми я помню — человеку только стоит сказать, когда он приходил. А так наш спорт прекрасен тем, что мы на воде, поэтому он всегда связан со стихией и природными проявлениями.

Вопрос от Глеба Бусыгина: Какая самая дорогая поломка была у тебя на яхте?

Как-то раз за один гоночный день я сломала подряд три мачты на «Луче». Тренер был не в восторге. Я гонялась хорошо, но сломала. Бывает.

Глеб Бусыгин

инструктор на базе в Строгино, яхты SV20 и «Луч»

Я попал в парусный спорт благодаря друзьям. В 11 лет мне предложили походить на яхтах. Я подумал: «Яхта? Я лучше пойду с братом кататься на моторных лодках». Но в итоге пришел, понял, что это не мое, и ушел. А потом снова пришел и больше уже не смог уйти.

Больше всего в работе мне нравится постоянное движение и новые люди — ты всегда находишься в классной компании. Приятно видеть, как люди благодаря тебе становятся яхтсменами и начинают побеждать на разных соревнованиях.

У меня нет амбиций в парусном спорте. Еще в 2017 году я понял, что не попаду на Олимпиаду, и поэтому стал мыслить более реалистично. Очень хочется попробовать северный яхтинг — пойти куда-нибудь в сторону Фарерских островов. А именно от соревновательных моментов я уже отошел.

Если бы я покупал себе яхту, у нее внутри обязательно были бы кондиционеры, и я бы проследил, чтобы она нигде не текла. Это была бы Bavaria 50. Но на самом деле непонятно… Раньше хотелось себе яхту, а сейчас уже не очень, потому что это сплошной геморрой.

Когда я не работаю, я люблю спать. Если это зимний период, то есть не парусный сезон, езжу на склон кататься на лыжах и на кайте. Ну и еще люблю гулять.

Я помню свой первый выход на «Луче». Это был второй месяц тренировок, мне было 11 лет. Меня отвезли на катере к «Лучу», который в этот момент находился на воде с человеком внутри. Человека забрали, меня посадили, сказали: «Иди туда, а потом туда» — и уехали. Все прошло не очень хорошо: пару раз перевернулся, залез. Вот после этого как раз у меня и был большой перерыв — почти полгода, но потом все-таки вернулся.

На тренировки ходит куча классных людей. От человека, который уже 15 лет делает ногти, до тех, кто занимается медициной или работает программистом. У меня появилось очень много друзей и знакомых из самых разных сфер.

Одна из самых запоминающихся тренировок со мной в роли инструктора как раз была с девушкой, с которой мы потом сдружились. Мы попали в очень сильный шторм, порвали генакер, и после этого я подумал, что ребята больше не будут ходить. Но в итоге они стали ходить еще чаще, и мы начали классно общаться.

Вопрос от Татьяны Сусловой: Был ли момент, когда ты пожалел, что стал инструктором?

Недавно закралась мысль: «А зачем вообще мне это все надо?» Все яхты и так далее. Тогда я уже второй день находился в шторме в моем увлекательном путешествии из Владивостока в Корею. И в какой-то момент я лежал на полу в кают-компании между диваном и столом, полностью мокрый. На меня текла водичка, я лежал одетый в комбез и думал: «Почему я не выбрал что-то спокойное? Почему нельзя было просто сидеть дома, смотреть телевизор, учиться и наслаждаться жизнью?» Но в итоге я здесь и понимаю, что все это очень классно. Как сказал один человек: «Комедия — это трагедия плюс время».

Татьяна Суслова

инструктор на базе в Строгино, яхты SV20 и «Луч»

Кайф работы инструктора для меня в том, что очень часто меняются люди (как правило, все они умные и интересные), и я имею возможность общаться с ними на разные темы. Ведь на лодках мы разговариваем не только о парусах: информация идет как от меня к ним, так и от них ко мне. И для меня это огромная энергетическая подпитка — это моя батарейка.

Я гоняю в классе Open 800. Мы регулярно выигрываем чемпионат России, но не всегда, и хотелось бы, чтобы наш уровень рос. Если он будет стабильно высоким, то мне бы хотелось развиваться еще и в матч-рейсе. Там я очень люблю гоняться с хорошими рулевыми, и поэтому моя амбиция — всегда попадать в команды к лучшим рулевым, потому что кайфово, когда с ними идет адекватная двусторонняя связь.

Реклама 18+

Несколько раз у меня был вынужденный опыт владения яхтой, поэтому перед тем, как купить свою, я очень хорошо задумаюсь. Нужно ли это мне? Скорее нет, чем да, потому что яхта привязывает тебя к месту, работе и определенной сумме денег, которую ты периодически должен вынимать из кармана. А если у тебя нет лодки, ты всегда можешь выбирать разные яхты и разные места. Ты не завязан на других людях, которые совместно с тобой финансируют этот проект, и так далее. Сила ветра — это лучший ответ на этот вопрос с точки зрения бизнеса.

Сейчас мне неинтересны путешествия под парусом. Мне интересны гонки, поэтому я бы, может быть, отправилась в Швецию или Корею. Я не гонялась там, но гонялась во Владивостоке, и океанские условия — это класс. Еще я была на гонках во Флориде, и там очень хороший залив Тампа-Бэй — с одной стороны, океан, а с другой — он более-менее безопасный. А еще у участников там очень хороший уровень. Называясь профессионалами тут, там мы на фоне всех остальных— в общем-то, любители. Поэтому там интересно, ведь всегда попадаешь в хорошую компанию сильных гонщиков.

В свободное время от паруса я инструктор по сноуборду — катаюсь и иногда работаю помощником гида. Есть много людей, которых я поставила на доску, и они катаются со мной.

Когда люди приходят к тебе на борт, ты их не знаешь, но сразу видишь какой-то психологический портрет каждого из них. Понимаешь, как ты сейчас их между собой скоммуницируешь и как каждому из них проведешь идеальную тренировку именно для него. Бывает, думаешь: «Ну все, пипец. Мне придется терпеть сейчас два часа, и ничего хорошего из этого не выйдет». И когда в результате получается так, что через два часа видишь довольные лица, а ты никак не ожидала, что у тебя это получится, — это крутой результат. В прошлом году мне очень запомнился экипаж девчонок, которые тренировались первый сезон, а в последнюю свою тренировку попали на гонку дабл-хенд. Это когда на яхте только два человека плюс инструктор, который подсказывает голосом, но как бы не помогает. В этот день они гонялись и делали все сами, а на финише гонки пошел снег — это было неимоверное счастье, просто переизбыток адреналина.

Реклама 18+

Недавно в море в Эстонии меня забыли на мачте. У нас застрял генакер, очень сильно дуло, и берег был уже довольно близко. Меня на тросе подняли на мачту, чтобы я отцепила генакер, я отцепила, он упал, лодку начало раскачивать, потому что без генакера она нестабильна, и члены моей команды начали собирать генакер, совершенно забыв о том, что я еще на мачте. И потом в последний момент рулевой такой: «Спустите Танюху!»

За время работы в Силе ветра у меня накопилось очень много историй, которые закончились хорошей дружбой. Понятно, что друзей не бывает много, но их уже приличное количество среди тех, кто пришел в Силу ветра как клиент. Они становятся друзьями, и у нас вообще всегда настолько приятная атмосфера, что хочется оставаться тусоваться и взаимодействовать с людьми. И все приходят на одной волне.

Вопрос от Евгения Рябцева: Расскажи про самый стрессовый выход на воду.

Вообще я никогда не нервничаю. Наверное, только когда с людьми не случается коннекта. А так какой стресс? Делай дело — гуляй смело.

Павел Ляпенко

инструктор на базе в Строгино, яхты SV20 и «Луч»

Я попал в парус задолго до того, как впервые вышел на яхте, — им занимался мой старший брат. И когда я подрос, мама сказала, что надо записаться на какой-то спорт. Фехтование саблей мне не одобрили, на танцы я не захотел сам, поэтому выбор пал на парусный спорт, и я пошел по стопам брата.

Я очень сильно люблю свою работу за то, что в ней есть прогресс. Мне нравится быстрый результат, и, когда я выхожу с ребятами на тренировку на «Луче» или SV20, какое бы это ни было занятие по счету, я всегда могу дать им что-то новое и они быстро это схватывают. Ученики, которые делают все четко, и при этом в дружественной и веселой атмосфере — это очень круто и по эмоциям, и по результату.

Я хочу передать свой опыт всем людям, которые хотят заниматься парусным спортом, воспитать спортсменов и стать тренером олимпийского чемпиона.

Моя самая любимая яхта — это «29», на английском она называется 29er («твентинайнер»). Это замечательная лодка — смесь парусной доски и яхты, такая плоская быстрая штука, которая летает с неимоверной скоростью. И я думаю, что если бы покупал себе яхту, то это была бы большая версия «29». Я бы летал на ней и кайфовал от этого.

Реклама 18+

Моя жизнь тесно связана еще и с киберспортом. После работы в Силе ветра я приезжаю домой, включаю компьютер, запускаю стрим и играю с ребятами. Играю во все, но особенно в «Лигу легенд» или в Counter-Strike. Активно занимаюсь киберспортивной деятельностью для развития своего уровня.

Раньше мне казалось, что я достаточно закрытый человек. Но когда я начал выезжать на парусные соревнования и у меня стали появляться настоящие друзья, с которыми мы держим связь даже на расстоянии, я понял, что я довольно дружелюбный, общительный и добрый. Мы помогаем и поддерживаем друг друга в любых бедах, вне зависимости от того, находимся ли мы рядом.

Самая запоминающаяся тренировка в Силе ветра — мой первый выход в роли инструктора на SV20. Мы выходили с четырьмя девчонками, и одна из них предупредила меня, что панически боится приближаться к воде и пришла побороть свой страх. Другая девочка сказала, что дико боится крови, поэтому мы должны ходить очень аккуратно. Я говорю: «Хорошо, девчонки, без проблем!»

В итоге мы, конечно же, собрали комбо — сели на мель, закреняли яхту низко к воде, чтобы вытащить ее с мели, и я еще немного рассек ладонь в процессе. У девчонок началась паника, но своим спокойствием и наглядным примером, что у нас все получается, удалось их успокоить, и мы продолжили тренировку. Под конец они даже начали задавать вопросы по процессу — так что страхи уступили место интересу.

В итоге все выдохнули и кайфанули. Это были самые яркие «спасибо» за всю мою жизнь. А та девушка, которая боялась воды, сойдя на берег, сказала, что обязательно придет ко мне на следующей неделе, и в итоге проходила на тренировки еще около месяца — потом уже не смогла по личным обстоятельствам.

Вопрос от Виталия Стимошенко: Был ли у тебя страх перевернуться на яхте, когда ты начинал ходить под парусом?

У меня был страх до первого сбора в Рыбинске: мне было девять лет, я уже два года занимался парусным спортом и все еще боялся переворачиваться. Мы вышли на Рыбинское водохранилище — довольно обширная акватория, которая при хорошем попутном ветре разгоняет очень большую волну, раз в десять больше по сравнению со Строгино и каналом имени Москвы. И в какой-то момент я понял, что тренер уехал, я один на «Оптимисте» и не понимаю, как бороться с этой волной. Меня начинает заливать, меня переворачивает, корпус яхты уже под водой, и я держусь только на воздушных баллонах. Меня несет в берег, я не могу прирулить, и я просто смирился с этим.

Реклама 18+

И после того, как я прилетел в берег, на мою удачу там оказался бродячий яхт-клуб: два тренера и восемь ребят на «Оптимистах» и «Лучах». Они ездили по разным регионам и тренировались в разных акваториях. Они меня встретили, обогрели, напоили чаем и сказали: «Все хорошо, не переживай, ты молодец». После той паники, когда я не видел ничего и остался один с яхтой под водой, я перестал бояться любого риска на лодке.

Виталий Стимошенко

инструктор на базе в Строгино, яхты SV20 и «Луч»

Я попал в парус в десять лет, когда переехал из Москвы в Долгопрудный. За осень и зиму я оброс новыми друзьями, и весной они сказали: «Слушай, а мы тут на яхточках ходим, погнали с нами». Я подумал: «Здорово, надо бы». Тем более я с детства все время проводил на воде. Пришел — стоят маленькие детские швертботы, яхты хлопают парусами, и я залип на эту красоту. И тут меня толкают в плечо: «Ну чего стоишь? Давай помогай лодки сбрасывать». Я проникся и на третий день пребывания в яхт-клубе уже вышел на воду.

Когда мне было 16−17 лет, я уже начал частично тренировать младшую группу и взаимодействовать с ребятами в команде, поэтому мне всегда очень нравилось преподавать. И когда у людей начинает что-то получаться, их глаза загораются — этот момент, конечно, самый крутой.

Стараюсь следить из соревнований за Vendée Globe и Кубком «Америки», а еще мне очень нравится что делают SailGP. Я восторгаюсь ими, потому что они научились снимать парусный спорт, который очень сложно снимать. Они сделали сайт, где видно положение яхт в режиме реального времени, во время гонок тебе показывают кучу камер, инфографики, вертолеты, комментарии… Когда хоть немного начинаешь разбираться в парусе, это очень интересно смотреть.

К нам на базу пришла новая администратор и спросила: «Ребят, чем вы занимаетесь, когда вы не на воде?» Мы такие: «Спим, едим». Те, кто в этом работает, живут в этом безостановочно. У нас есть шутка, что отдыхаем мы тоже на яхте. Зимой катаюсь на сноуборде. Вообще, много профессиональных яхтсменов с кучей регалий еще и в зимних видах спорта: сноуборд, лыжи и прочее — это часто совмещается. Плюс мне в принципе нравится все, что быстро едет по воде или по земле за счет ветра. Я очень хочу полетать на параглайдере, дельтаплане и попробовать банджи-джампинг.

Реклама 18+

Парус учит быть взрослым, отвечать за свои поступки и самостоятельно принимать решения — особенно одиночные лодки. Мы много общались с ребятами, которые работают в HR и IT, и все они говорят: «Обязательно указывай свой парусный опыт в резюме, потому что это очень крутой навык работы с людьми». Если мы говорим о чартерах, представь, что у тебя есть шесть-восемь человек, которые до этого были не знакомы. Если это команда друзей, будет чуть проще, но все равно они неделю живут вместе в суперзамкнутом пространстве и психология малых групп начинает работать как по учебнику. И конечно, это сложно.

Я очень люблю Силу ветра за сообщество. Несколько клиентов стали моими очень хорошими друзьями. Одна девчонка сейчас переехала в Берлин, и мы продолжаем общаться и строить совместные планы на поездки. Другие ребята тоже всегда поддерживают, где-то вытягивают, помогают, подсказывают — это очень здорово. Ну и девушку я себе нашел в Силе. Мы познакомились, когда в начале сезона сопровождающим в приключениях Силы ветра предоставили возможность походить на тренировки, чтобы они въехали в тему паруса. Ко мне ходило несколько таких человек, и я сразу говорил: «Мы с тобой будем учиться не по стандартной схеме, потому что тебе нужно все знать именно про безопасность с парусами». Я старался дать максимум своего чартерного опыта, в том числе крейсерских лодок, чтобы им это было полезно, и потом получал очень приятный фидбэк. Так мы и познакомились с моей девушкой. Она морской биолог.

Очень часто у людей есть стереотип, что парусный спорт — это супердорого. Это, конечно, не так. Да, это не дешево, но это вполне на уровне любого стандартного хобби. Дальше уже зависит только от тебя, чем ты будешь заниматься и сколько. Так что это абсолютно точно не исключительно спорт королей.

Вопрос от Анастасии Родомакиной: Знаю, что ты в том году получил капитанские права в Силе ветра и уже несколько раз ходил в чартер. Расскажи про свой первый раз в роли капитана — какие были страхи и как ты с ними справлялся?

Мой первый опыт капитана случился в конце августа — начале сентября. Мы взяли с двумя друзьями яхту, пошли втроем в Турцию на 12 дней и прошли 450 миль. В первый день сделали суточный переход, и все было круто. Местами берег был мелковат, но чего-то опасного не было, потому что ты стараешься продумать все на три-пять шагов вперед. Хорошая матчасть, опытный экипаж и планирование — это залог безопасности.

Реклама 18+

Евгений Рябцев

инструктор на базе в Строгино, яхты SV20 и «Луч»

Восемь лет назад я увидел спортивные яхты и понял, что это то, чем я хочу заниматься. Мне было 13 лет, я попал в спортшколу к прекрасному тренеру и начал с класса «Луч"/"Лазер». И по сей день гоняюсь в классе «Лазер Стандарт» — мужской олимпийский одиночный класс.

Больше всего в работе мне нравятся, собственно, яхты, поскольку у меня есть определенные навыки и даже, может, талант, которые я хочу передавать другим людям, прививать любовь к парусному спорту. Мне нравится ходить под парусом в различных акваториях и просто получать удовольствие от процесса. Как некое спортивное достижение, я думаю, это уже вторично.

Я активно слежу за чемпионатами России и в целом всеми соревнованиями в классе «Лазер», поскольку многие мои товарищи все еще продолжают выступать как на мировой арене, так и в России, так что мне это интересно.

У меня в голове есть два варианта на случай, если бы я покупал себе яхту. Либо это был бы спортбот… Наверное, какой-нибудь «Финн» — это бывший олимпийский класс. Либо круизная яхта, чтобы максимально комфортно отдыхать и проводить время на ней. Мне бы хотелось пойти под парусом в Хорватию — там прекрасная акватория и температурный режим позволяет: не жарко, не холодно.

Когда я не занимаюсь парусным спортом, я хожу на тайский бокс. Плюс меня активно интересуют машины — этой сферой я тоже увлекаюсь и работаю в ней. В основном покупаю редкие автомобили и занимаюсь перепродажей.

На одиночных спортботах развивается физическая сила, выносливость и реакция на стрессовые ситуации. Когда переворачиваешься и попадаешь в холодную воду, у тебя есть минуты на подъем на борт и продолжение гонки. В дальнейшем я перешел на яхты более крупного масштаба, а там уже экипаж, и, соответственно, другие навыки — коммуникация и работа с другими яхтсменами. Слаженность и взаимопонимание — это полезные умения и в жизни, и в яхтинге.

Реклама 18+

Я стараюсь работать с одними и теми же экипажами, и когда ты получаешь от них результат, когда они побеждают на соревнованиях, каждый раз это приносит максимально позитивные эмоции. В этом сезоне я познакомился с классной женской командой, и весь сезон две девушки постоянно со мной тренировались. И на самом деле я вижу колоссальные перспективы у этого экипажа, поскольку, когда люди хотят, они добиваются, а у них прямо глаза горят от яхтинга.

Вопрос от Павла Ляпенко: На каких классах яхт ты ходил и какой тебе больше всего нравится?

Я много гонялся и гоняюсь на местных монотипах, и, наверное, это самая интересная яхта, поскольку ты зависишь сам от себя. И был уже бывший олимпийский класс «Финн». Я гонялся на нем регаты три-четыре, и это изумительная яхта — сложная и физически, и технически. Конечно, очень жаль, что ее вывели из олимпийской программы, поскольку она для тяжеловесов-спортсменов, которым я являюсь. Это лучшая яхта, на которой я ходил.

Интервью и редактор: Аня Захарова

Фотограф: Вика Рындина Сила ветра благодарит бар Method Beer & Munchies за предоставленное место для съемки. 18+. Чрезмерное употребление алкоголя опасно для вашего здоровья.