Реклама 18+

Unlaced. Свежий выпуск подкаста Мэдисон Чок и Эвана Бейтса

 КОМАНДА.

Предыдущий (не менее классный) эпизод подкаста – по ссылке.

Unlaced. Расшифровка подкаста Мэдисон Чок и Эвана Бейтса

Эван: Ура, это наш десятый выпуск! Ничего себе. 

Мэди: Двузначное число, класс. Этот выпуск мы хотим посвятить нашей невероятной – и довольно многочисленной команде. Эта серия – про них. 

 Эван: Да, мы хотим рассказать вам о тех людях, которые привели нас туда, где мы сегодня. Очевидно, что путь к Олимпиаде – это всегда огромная работа. Когда вы смотрите итоговый результат на льду, вы можете догадаться, сколько лет работы стоит за этим. Бесконечные тренировки, подготовка – и все это остается за кадром. Нас часто спрашивают, сколько часов в день мы тренируемся или как давно мы катаемся. Гораздо реже нас спрашивают, сколько человек с нами работает – и кто вообще все эти люди.   

Мэди: У нас огромная команда, и давайте скажем прямо: нам ужасно повезло работать с такими невероятными профессионалами и экспертами. Это самые разные специалисты: от тренеров по скольжению до дизайнеров по костюмам, от звукорежиссеров до коучей по психологическому здоровью и здоровому питанию, ну то есть их действительно довольно много. У некоторых за спиной серьезный фигурнокатательный опыт, у некоторых другая специализация, но мы хотим вам рассказать обо всех.

 Эван: Давай начнем непосредственно с тренерского штаба нашей монреальской Академии (I AM Academy – Ice Academy of Montreal, прим.)

Мэди: Да, давай начнем с королевы. Мадам Дюбрей. Мари-Франс Дюбрей. Она дважды серебряный призер чемпионатов мира, участница двух Олимпиад – в паре со своим партнером и мужем, Патрисом Лозоном, или, как его еще называют, Пэтчем. Они известны своими инновационными поддержками и невероятно элегантным скольжением. Мы тренируемся у них с 2018ого года, и мы просто обожаем работать с ними.

 Эван: О, да. Вообще, отдельное им спасибо уже просто за то, что они основали эту Академию, и за то, что собрали такую невероятную команду. 

Так, следующий – Роман Агенауэр, тоже наш тренер, который с нами очень много работает. Он, пожалуй, один из самых опытных тренеров в мире фигурного катания – пусть он и выглядит как человек без возраста (смеется). Тренировать он начал в двадцать лет, и в нем столько страсти, столько веселья и мудрости. А еще он супер эффективный тренер, если так можно сказать. 

Мэди: Именно. У нас всегда есть список того, что мы должны успеть проработать на льду, и он не пропускает ни одного пункта! А еще с ним ужасно весело, каждая тренировка с ним – настоящее приключение. 

 Эван: Так, идем дальше. Сэм Шуинар (Sam Choinard). Он не фигурист, но он давно уже работает в Академии, Сэм пришел туда задолго до нас. Он специалист по танцам в зале, и мне кажется, он может станцевать все что угодно. 

Сэм Шуинар (второй справа) с Мэдисон Хаббел и Заком Донахью

 

Мэди: Да, он еще и хореограф. Он придумывает тот рисунок танца, который мы потом переносим на лед. Он создает тот материал, с которым потом “играют” Мари-Франс и Пэтч. На льду с нами он тоже работает – вычищая хореографию и добавляя какие-то детали, после того как программы уже поставлены. 

Эван: А еще он самый энергичный человек в мире.

Мэди: Да! Он просто таки фонтан энергии и луч яркого солнечного света в нашей жизни

Эван: В нашей школе еще много тренеров, как бы про всех не забыть рассказать.

Интервью Патриса Лозона, Мари-Франс Дюбрей, Романа Агенауэра и Скотта Моира Sports.ru – про устройство своей школы, можно ли победить их учеников и почему в Академии нет российских пар

«По уровню веселья у нас летний лагерь!» Погружение в лучшую фигурную школу мира – здесь расцвели Виртью и Моир, Пападакис и Сизерон

Жозé и Паскаль (Josée Piché и Pascal Denis), они раньше катались вместе в дуэте. Они работают с нами над скольжением, над танцевальными паттернами. Они классные, обожаю их. Они дружат с Мари-Франс и Патрисом с самого детства – они ходили в одну школу. Мне очень нравится такой “семейный” подход: лучшие друзья, которые росли вместе, – теперь тренеры, которые вместе работают. Круть.

Мэди: Так, теперь черед Бенджамина Бризбуа (Benjamin Brisebois). Он тоже тренер, раньше выступал в танцах на льду за Канаду, а сейчас он еще и учится на физиотерапевта.

Эван: Не на остеопата?

Мэди: А, может быть. 

Эван: Я вообще не представляю, как он все это успевает. Чтобы стать остеопатом, надо столько учиться! 

Мэди: При этом он же все время на катке! Параллельно со всей этой учебой.

Эван: Ага, а еще ездит по турнирам с ребятами – вот был в Турине, потом еще этапы ЮГП…

Мэди: Так, следующая у нас Эмили Джозе (Emilie Josset)- еще один бриллиант в команде Академии. Она у нас из мира театра, это наш педагог по сценическому искусству. Она невероятная актриса, а еще потрясающе поет и танцует. Так что это настоящее оружие тройного действия, осторожно! А еще она невозможно милая – и замечательный человек. Она нам очень помогает – потому что она фокусируется на том, как надо рассказывать истории. А это очень важно, когда ты проживаешь какую-то историю на льду, когда пытаешься что-то рассказать публике. Мы же не можем говорить во время проката, значит, мы должны все рассказать танцем. 

Эван: Кто еще… ДжиДжи – Джинетт Курнье (Ginette Cournoyer). Это специалист по бальным танцам, она работала еще с Мари-Франс и Патрисом, когда те выступали, то есть уже лет двадцать. У нее столько опыта, столько знаний… Нам это очень кстати – потому что, на самом деле, у бальных танцев и танцев на льду много общего. 

Мэди: Ну да, наши ритм-танцы ведь часто основаны на программе бальных танцев – например, ДжиДжи была просто незаменима при постановке нашей финстеп программы – все эти акценты, нюансы и детали костюмов. Она прекрасна.

Еще у нас есть наша балетная муза –  Эва Айрапетян (она смешно произносит “Эропэшиан”, прим). Настоящая балерина из Большого театра. Вы просто обязаны с ней познакомиться! Она уникальна, у нее свой, особый балетный язык – и вы его непременно выучите при работе с ней (смеется). 

Эван: Она удивительная. Страстная и экспрессивная. Да-да, еще один уникальный специалист в нашей команде – со своим особым бэкграундом. Понятно, что если смотреть широко – то она тоже из мира танцев, но как бы с другим углом зрения. Когда мы работаем с ней – особенно когда это тренировки на льду – очевидно: таких больше нет. 

Мэди: Она ставила и настоящие балетные номера тоже, то есть она работает не только на льду. Ее часто привлекают для разных шоу, в общем, она талант на все руки.  

В этом году наш Сэм привел в команду еще одного танцевального специалиста – Сару Эстебан. Она специализируется на хип-хопе – а конкретно на чикагском брейк-дансе. В этом сезоне она помогала нам с обеими нашими программами. Она просто сумасшедше хороша как танцор, я иногда останавливаюсь и просто любуюсь тем, как она двигается. А потом пытаюсь это чудо как-то повторить (смеется). Ее стиль движения отличается от всего, к чему я привыкла. 

Эван: Да, Сара просто прекрасна, с ней так круто работать. Думаю, изначально Сэм ее позвал, чтоб помочь нам с нашим ритм-танцем – потому что в этом году там много хип-хопа. Но мы с ней и над произвольной программой работали много. Нам все время мало, мы просим “еще и еще” (смеется).  

С нами еще отдельно занимаются акробаты – Себастьен и Мими, это уже ребята из циркового мира, они вместе работают уже очень много лет. Как вы знаете, Монреаль – еще и столица мирового циркового искусства, здесь родился знаменитый Цирк Дю Солей, и тут просто море цирковых артистов и интересных личностей. Тренеры позвали в Академию Мими с Себастьеном для работы над поддержками. С ними мы тоже много работаем – особенно во время летней подготовки, на полу. Мы придумываем новые поддержки, заходы, иногда даже ездим в их тренажерный зал  – и это просто невероятный опыт. Вокруг занимаются настоящие цирковые артисты, и на них просто невозможно не смотреть, это вообще сильно отвлекает (смеются). Они то на голове стоят, то взлетают под потолок. И мы такие: “Ок, давай попробуем еще раз нашу микро-поддержку” (смеются). 

Мэди: Да, наши поддержки гораздо лучше смотрятся на льду – когда в них появляется скорость, движение и полет. Ну, когда у нас на ногах вырастают лезвия (смеется).

Так, наверное, мы закончили рассказывать о тех, кто помогает нам в ледовой подготовке. 

Теперь надо рассказать о другой группе людей – которые тоже важная часть нашей команды, но которые занимаются с нами не на катке. 

Начнем с нашего музыкального гуру, маэстро Хьюго Шуинара. Мы с ним сотрудничаем уже просто с незапамятных времен – наверное, с того момента, как мы с Эваном встали в пару. В мире фигурного катания он настоящая легенда, он сводит музыку для огромного просто количества спортсменов (к примеру, он также занимался звуковым мастерингом для Евгении Медведевой во время ее тренировок в Канаде, а в этом сезоне отвечал за музыку для короткой программы российского юниора Артема Ковалева и ритм-танца дуэта Тиффани Загорски и Джонатана Гурейро, прим.)

Он живет здесь, в Монреале, и с тех пор как мы переехали сюда, мы смогли познакомиться с ним поближе – да что там, просто, наконец-то, познакомиться с ним лично. Он бывший фигурист, катался в одной группе с Мари-Франс, Патрисом и Жозé. 

 

Ну и, конечно же, наш бог костюмов – Мэтью Карон. Он шьет нам с 2016ого года, мы уже стали настоящими друзьями – и даже партнерами по творчеству. Я просто обожаю работать с Мэтью и его командой, они мастерски переносят в реальность мои идеи, а сам он просто-напросто суперзвезда. Мега-талант.

РЕКЛАМНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ про бриллианты (зашли с того, какой невероятный бриллиант Мэтью Карон)

Эван: Да уж, у нас в команде есть еще профессионалы – настоящие алмазы. Например, Патрик МакГи, наш остеопат и тренер по силовой подготовке. Вообще-то, у него какая-то просто тьма специальностей, я видел его визитку: там его имя – и потом восемь титулов. Он сертифицированный специалист практически во всем. Мы очень плотно с ним работаем: он составляет все наши тренировочные планы для тренажерного зала, следит за нашими тренировками, каждую неделю встречается с нами и смотрит, в порядке ли наше тело, ничего ли нас не беспокоит. У него просто невероятный опыт в этом деле, и мы с ним работаем практически с первого дня, как мы приехали в Монреаль. 

Мэди: Конечно, он работает не только с нами – но и с другими фигуристами, например, с Мэди и Заком, Оливией и Адрианом, Кейтлин и Жан-Люком, а еще с Эриком Редфордом, например. Если у нас что-то начинает болеть – мы бежим именно к Патрику. Он наш волшебный единорог из сказки. 

В нашей школе еще много других специалистов по здоровью – от физиотерапевтов до нутрициологов. Практически на каждый турнир с нами всегда ездит врач и физиотерапевт. За годы выступлений мы со многими уже просто сроднились, они следят за нашим здоровьем весь сезон, берегут нас и мониторят. 

Эван: Много лет мы уже работаем со специалистом по питанию, ее зовут Кэри Беннер, она, как и мы, из Мичигана, поэтому раньше, когда мы жили там, мы очень близко общались. Она очень классная – и просто отличный специалист. Она также работает с хоккейными командами – как мужскими, так и женскими, при этом она часто прилетает в Монреаль, мы и сейчас частенько с ней видимся. В этом году раза три мы точно встречались лично. Она помогает нам составлять наш план питания, следит за нашим рационом и просто всегда готова подставить плечо. Повторюсь, она классная. 

Мэди: Теперь давай про спортивных психологов, с некоторыми мы уже работаем много лет. Кто-то из них помогает нам от федерации фигурного катания США – например, Алекс Коэн и Кевин Силби, но в последнее время мы больше занимаемся с местными монреальскими специалистами, например, с нашей обожаемой Стефани Хэнлен. Вы могли видеть ее у бортика на некоторых наших турнирах, она работает с Мари-Франс и Патрисом с начала 2000х, она отлично разбирается в том, как устроен мир фигурного катания. Супер профессионал, с опытом работы и с хоккейными командами тоже. Всем этим бесценным опытом она делится с нами, и если она с нами поехала на соревнования – мы абсолютно спокойны. 

 

Эван: Я надеюсь, мы смогли немного приподнять завесу тайны над тем, какая огромная команда работает над тем, что вы потом кратко видите на льду. 

Мэди: Да уж, когда мы сели и просто их перечислили – уже получилась впечатляющая картина, правда?

Эван: Я сейчас скажу банальность, но есть такое выражение “It takes a village” (для того, чтоб вырастить ребенка, нужна вся деревня” или “взяться за дело всем миром”, прим.). Но из всех этих специалистов и правда вышла бы целая такая деревня. 

Мэди: Хорошая команда – залог хорошего результата, сам знаешь. 

Эван: Ну, наверное, мы перечислили всех, с кем мы работаем – по крайней мере, сейчас. Но понятно, что мы в этом бизнесе уже не первый год, и мы сотрудничали с разными специалистами – которые столько сделали для того, чтоб мы стали теми, кем мы сейчас являемся. 

Мэди: Это правда! Если б не мои первые тренеры – Джордан и Дарлин – которые и посоветовали мне перейти в танцы, я бы просто в прямом смысле этого слова не сидела бы сегодня здесь. Спасибо им большое, они и по сей день поддерживают меня и болеют за нас с Эваном. Это то плечо, на которое я могу опереться в любой момент – всегда. 

Эван: Это мы еще семьи наши не упомянули, а сколько они делают для нас! Тема для отдельного выпуска просто. Но теперь вы гораздо лучше себе представляете, сколько людей стоит за нами. Двадцать, да что там, тридцать профессионалов высочайшего класса! Мы ужасно им благодарны.

Мэди: Да, спасибо вам всем большое. Без вас бы этого ничего просто не было. 

Эван: А! Еще ж Генри и Стелла (их собаки, прим.)  Главная наша эмоциональная поддержка. Слушают нас сейчас, наверное.

Мэди: Да нет, они спят сейчас уже (смеется). До встречи через неделю, друзья!

 

 

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Всем лутц!
+64
Популярные комментарии
ЗвероМед КАНОН
+9
Самые любимые американские танцоры) А может не только американские)

Большое спасибо за труд)
Дарья444
+4
В фигурное катание пришла глобализация, в лидеры выходят те тренерские штабы, где работает большая группа разноплановых специалистов-тренеров, как у Лозонов и ТШТ.
Написать комментарий

Новости