Реклама 18+

«Наверное, ему должно быть просто противно». Бывшие подопечные о Гретцки-тренере

Майк Джонсон

Джонсон выступал за «Финикс» с 2000 по 2006 года. Под руководством Уэйна Гретцки он провел 80 матчей, забил 16 голов и набрал 54 очка.

Опыт работы под руководством Уэйна в Аризоне был крайне интересным. Новым. Странным. Сюрреалистичным. Выбирайте сами. Пусть мне тогда было уже 30 лет, но эмоции я испытывал, словно 8-летний.

Пара вещей о Гретцки-тренере мне особенно запомнились.

Во-первых, вы должны действительно любить игру. Ведь Гретцки, который достиг невероятных высот в хоккее, заступал на скамейку команды, которая, очевидно, не была в числе фаворитов. Ему предстояло проигрывать много матчей, к чему он раньше не привык. Так что нужно действительно любить игру и не хотеть разрывать связь с ней.

Во-вторых, сразу становилось понятно, насколько он любит дух соперничества. С самого первого контрольного матча он был весь в игре. Физически, эмоционально, вербально – я говорю обо всем. Он кричал на арбитров, соперников, на нас. И он понимал, что все камеры направлены на него. Первые три месяца на каждой арене устанавливалась специальная камера, которая следила только за действиями Гретцки. Он был очень активным, и его за это уважали.  

Нелегко работать тренером, даже если ты был умнейшим игроком. Ведь речь идет не только о понимании игры. Ты должен уметь работать с людьми, следить за атмосферой, реагировать на скамейке и общаться с арбитрами – в этом у Уэйна был нулевой опыт. Я продержался лишь один сезон, прежде чем он обменял меня, но тот год дался всем непросто. Проблемы роста.

Бывали моменты, когда, наверное, он лишь мог покачать головой. Как-то на одной тренировке мы практиковали выходы три в одного. Тогда в тренерском штабе был Грант Фюр. Пол Коффи отвечал за розыгрыш большинства. А еще был Рик Токкет. Мы должны были делать упражнение, пока не забьем 8 голов. Не знаю, сколько точно ушло времени, но это продолжалось вечность и мы не могли забить и гола. Мы понимали, что он не хочет концентрироваться на негативе, но в тот момент он просто излучал неверие. Мы чуть ли не хихикали на скамейке: «Наверное, ему должно быть просто противно». Это был один из тех моментов, когда он увидел, что мы не можем исполнить то, что для него было так просто.

Когда мы играли выездные матчи, то все хотели поговорить о Гретцки. Никого не интересовало, кто находится в какой форме, первый вопрос все был один: «Каков Гретц в роли тренера?»

Джейми Риверс

Риверс поиграл в «Финиксе» в 2006-м, когда был обменян в дэдлайн из «Детройта». Он провел 18 матчей за «койотов». Также он успел поиграть в одной команде с Гретцки-игроком, когда выступал за «Сент-Луис».

Я очень нервничал перед нашей первой встречей. Когда я зашел в раздевалку «Блюз», то Уэйн уже сидел на свое месте и читал газету. Я хотел произвести хорошее впечатление, поэтому подошел и представился.

Он встал и также представился: «Привет, я – Уэйн» (будто я не знаю). Я ответил: «Меня зовут Джейми Риверс». Он продолжил: «О, Джейми, у тебя была чертовски классная карьера в юниорах за «Сэдбери», а?» Он просто сразил меня. Я и представить себе не мог, что Уэйн Гретцки знает о моем существовании. Сразу оказалось, что рядом с ним легко находиться. С ним всегда можно было честно и спокойно поговорить.

Это был обычный парень, который любил пропустить с нами пивка. Но это не отменяет того, что 24 часа в сутки за ним беспрестанно следовала охрана. Мы могли прибыть в отель в 3:30 утра, а нас, а точнее Гретцки, все равно ждала сотня человек. Я выходил из автобуса чуть раньше Уэйна и достаточно громко говорил: «Нет, сегодня я автографы раздавать не буду». Бретт Халл не пропускал это мимо ушей. Когда мы приезжали в новый город и у отеля ждала очередная толпа, он говорил: «Ох, Ривс, они снова нашли тебя!» Черт, как же было здорово дружить с этими парнями.

Моя первая игра в НХЛ состоялась в том сезоне, когда Гретцки оказался в «Блюз». Правда, дебютировал я еще до его обмена. Майк Кинэн отправил меня в фарм после первой же игры. Будучи молодым и глупым я поинтересовался: «За что?» Кинэн ответил: «Ну, мы же не выиграли…» Но я не унимался: «Эй, ну ведь и у меня на спине написано «Риверс», а не «Гретцки». Если бы я знал, что грядет в ближайшем будущем.

Вы сразу поймете, что вашу команду тренирует Уэйн Гретцки, когда ваш автобус на всем протяжении пути от аэропорта до отеля или от отеля до арены будет сопровождать полицейский эскорт.   

Перед дебютным матчем в составе «койотов» у меня даже не было времени представиться новым партнерам. Я реально встретился с командой на предыгровой раскатке. Вместо разогревочных кругов я пытался пожать руки как можно большему количеству игроков. Уэйн потом часто вспоминал этот эпизод со смехом.

Но с тех пор он мне всегда помогал. Он давал мне много игрового времени, часто советовал и предупреждал, что я буду противостоять лучшим силам соперника. Он посоветовал мне вернуться к стилю игры, который я проповедал лет 10 назад, выступая за «Сэдбери» - просто выходить на лед и получать удовольствие. «Доверяй своим инстинктами», - часто говорил он. Раньше я никогда не слышал ничего подобного из уст тренера. Он не мучил нас тактическими разборами и особой системой игры. Он просил меня стать примером для молодых хоккеистов. 18 матчей, которые я провел в той команде, наверное, стали одним из лучших периодов моей карьеры.

Это стало облегчением. Уэйн вернул некоторые олдскульные фишки. Утренняя раскатка стала выглядеть, как она выглядела 25 лет назад: проверь свои клюшки, коньки, чуть пропотей и ты готов к игре. Это оставляло ребят голодными до вечерней игры. Никогда не создавалось чувства утомления или пресыщенности.

Иногда ему было сложно понять, как некоторые парни не отдают пас в каком-то моменте или не видят партнера. Нам приходилось напоминать ему, что на льду у нас нет Уэйна Гретцки. Нет ничего удивительного в том, что мы не видели игру так, как он видел ее. И я не думаю, что хоть кто-то способен на это. Теперь же ему нужно было научиться смотреть на игру глазами гриндера из третьего звена.

Нам посчастливилось учиться у величайшего хоккеиста всех времен. Это было потрясающе.

Тайсон Нэш

Нэш выступал за «койотов» два сезона, а мог бы и три, если бы не лок-аут сезона-2004/05. Под руководством Гретцки он провел 50 матчей, отметился 6 голевыми передачами и 84 минутами штрафа.

Я был обменян из «Сент-Луиса» в «Финикс» и первым мне позвонил Шейн Доун, который, честно говоря, и сообщил мне новость о трейде. Второй звонок последовал от Уэйна, и я, будучи уроженцем Эдмонтона, могу ответственно заявить, что лучшего звонка и пожелать нельзя.

Это был действительно удивительно. Мне потребовалось некоторое время, чтобы свыкнуться с этой мыслью. Нужно перебороть этот эффект восхищения. Но зато он сразу у каждого вызывал уважение, ему не нужно было его заслуживать. И я, как многие, готов был на все, ради него.

Быть Уэйном Гретцки – это само по себе круглосуточная работа. Но, как игрок, я никогда не видел, чтобы это переносилось на команду. Для нас он всегда оставался хорошим тренером. Путь от лучшего игрока в мире до лучшего тренера в мире не так уж и прост. Когда мы не могли наладить большинство, то могли лишь спросить у самих себя: «Что он думает по этому поводу? В «Эдмонтоне» таких проблем у него никогда не было. Но как он сможет обучить нас своему мастерству?»

Я не помню, в каком году это было, но я был на одном из чемпионских парадов. Они ехали на кабриолетах по Jasper Ave. Я был на улице среди тысячи таких же детей. Никогда не забуду, как он пожал мою руку, я был просто на седьмом небе от счастья. Еще одним запоминающимся моментом было, когда он забил 50 голов в 39 играх. У моего отца был сезонный абонемент, и мы с братом поочередно ходили на матчи. Конечно, он был выдающимся игроком. Каждый вечер он творил на льду нечто невероятно.

Я пережил непростые времена, когда меня отослали в фарм. В мою роль входила задирать соперников и зарабатывать удаления. Но наше большинство было ужасно. Никогда не забуду, как я оказался в его офисе и услышал, что должен вновь доказать свою полезность команде. Не мог поверить, что после девяти лет пришло время прощаться с НХЛ. Еще тяжелее, что такое решение принял Уэйн. Мой агент просто умолял его дать мне еще один шанс. Но пришлось смириться и выкладываться с удвоенной силой. Но, в итоге, я вновь  вернул свою работу. И это было одно из главных достижений в моей карьере.

Источник: The Slapshot Diaries.

«Игра слишком сложна, чтобы выиграть ее с группой индивидуалистов». Шейн Доун о преданности «Аризоне»

«Я пробыл в состоянии клинической смерти 2 минуты и 22 секунды». История Джейми Риверса

Автобиография Шона Пронгера. Часть IX

P.S. VK сообщество | Блог «Новый Уровень»

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Хоккейный уголок
+67
Популярные комментарии
MiG83
+2
Для меня Лемье номер один! Но Гретцки, это Гретцки...
Рома Иванов
+1
Рёник другого мненя и Гретцки тренере
Splin
+1
Оба Номер Один:)
Ответ на комментарий MiG83
Для меня Лемье номер один! Но Гретцки, это Гретцки...
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+