Реклама 18+

«Карвальо ходил пешком по полю и все равно проверял нас между ног»

На третий день после публикации первого интервью я столкнулся с проблемой. Я забыл, что в контракте любого профессионального футболиста есть пункт, в котором указано, что любое интервью игрок обязан давать с согласия клуба и интервью должно отдаваться на согласование и корректировку в клуб. Хотя ничего плохого ни про кого в моей первой статье не говорилось и там не задевалась ничья репутация, все же меня попросили удалить пост. Я понял, что и в дальнейшем я столкнусь с этой же проблемой, и я не смогу публиковать материал с людьми, у кого есть контракт на данный момент. В итоге у меня осталось два выбора: первый — это публиковать интервью с безымянным человеком, второй — это брать интервью у парней, кто закончил свою карьеру, и у тех, кто в данный момент находится без контракта. Я попробовал первый вариант, и получился полный бред, поэтому я остановился на втором. Я буду стараться выпускать только интересный материал, и только с теми людьми, кто действительно много чего повидал в своей футбольной жизни. Сегодня будет интервью с Александром Васильевым, который отыграл аж восемь сезонов в различных командах ПФЛ и решил досрочно закончить свою профессиональную карьеру.

* Данная статья носит исключительно ознакомительный характер.

Александр Васильев

Дата рождения: 20.07.1990

Позиция: защитник

Футбольная карьера:

2008 — «Зенит-2» (Санкт-Петербург) — ПФЛ «Запад»

2009 — «Ростов» (Ростов-на-Дону) — Молодежное первенство

2010–2012 — «Витязь» (Подольск) — ПФЛ «Центр»

2012 — «Петротрест» (Санкт-Петербург) — ПФЛ «Запад»

2012–2013 — «Карелия» (Петрозаводск) — ПФЛ «Запад»

2013–2014 — «Таганрог» — ПФЛ «Юг»

2014–2016 — «Локомотив» (Лиски) — ПФЛ «Центр»

— Сань, чем ты сейчас вообще занимаешься после окончания карьеры?

— В общем, сейчас я играю за несколько непрофессиональных команд в различных любительских чемпионатах Санкт-Петербурга: это и мужской чемпионат города одиннадцать на одиннадцать, это и турниры восемь на восемь, и «Спортинг-лига» семь на семь. Каждая команда платит по копеечке, и в месяц обычно выходит тысяч двадцать пять. Помимо этого, еще работаю торговым представителем, так что на жизнь хватает.

Тебе в том сезоне, когда ты закончил выступления на профессиональном уровне, было всего двадцать семь. Почему ты принял такое решение, ведь ты мог еще играть и играть?

— На самом деле я просто не видел дальше каких-либо перспектив. Посмотрите на тенденцию развития нашего футбола в последнее время: очень много команд исчезло, в целом их количество сократилось. Также задержки по зарплате сейчас почти везде. Не хотел дальше мучиться.

Это и стало главной причиной?

— Нет. В большей степени я все-таки закончил играть по семейным обстоятельствам. В моем последнем клубе — «Локомотиве» (Лиски) — все платили вовремя, да и был еще действующий контракт на полгода, но я все равно решил разорвать его по обоюдному согласию и вернуться домой в Питер.

Не пожалел о своем решении завершить карьеру так рано?

— Первые полгода! Честно говоря, это был полный п…здец. Я сразу вписался в пару команд по городу, в которых платят хоть какие-то деньги, плюс устроился на работу мерчендайзером через своего друга. Каждый день я вставал в девять утра и ехал на работу, которая заключалась в том, чтобы кататься по магазинам в районе на общественном транспорте и раскладывать пивные бутылки на стеллажи. Поначалу я очень сильно уставал, прежде всего морально. Ну и после этого вечером я ходил играть в футбол. Самое удивительное, что у меня вообще не было выходных: по будням — работа и тренировки, в субботу и воскресенье — игры. Причем бывало так, что игр было по три-четыре в день за разные команды. В тот период я часто думал: «Нах…й мне это все нужно? Надо возвращаться в футбол…» Но со временем я перетерпел, взял себе машину, и стало намного полегче. Сейчас, уже спустя пару лет, я освоился, и все стало намного лучше и свободнее.

Когда ты стал задумываться о возвращении, может, если бы было реальное предложение, ты снова стал бы играть?

— Предложение было. Так, спустя полгода, мне позвонил агент и предложил ехать в «Чайку». Тогда еще команда играла на КФК, но уже планировала заявиться в зону «Юг». Но я все равно не стал менять свое решение.

О’кей, давай начнем с самого начала твоей карьеры. Твоей первой профессиональной командой был «Зенит-2». Как ты туда попал и откуда?

— Я начинал заниматься в «Смене», но оттуда через два года ушел в СДЮСШОР «Зенит». Сразу после выпуска, в семнадцать лет, я, собственно, и подписал свой первый контракт. В тот период времени у «Зенита» не было больших денег, и в «Зенит-2» набирали местных ребят на смешную зарплату, чтобы дать возможность играть и затем продать в другие клубы. Платили всегда по-разному, конкретной суммы не было. Если играл в составе, могло выйти тысяч пятнадцать в месяц, если сидел — могло не набраться и десяти.

Cвой дебют помнишь?

— Только несостоявшийся (улыбается). Была третья игра в сезоне, я сидел на замене, и наш игрок получил травму. Главный тренер сказал мне: «Саня, ты будешь выходить!» Я на панике переоделся и пошел разминаться на бровку. И вот, я делаю беговые упражнения, и как раз этого парня удаляют. Я сразу подбежал обратно к скамейке и слышу от тренера: «Садитесь, молодой человек: долго готовитесь».

После «Зенита-2» ты попал в молодежную команду «Ростова».

— Да, причем на просмотр туда мы поехали очень большой компанией ребят из Питера, человек одиннадцать вроде. Просматривали нас зимой на улице в сугробах — и еще в мини-футбольном зале. Через неделю тренер объявил, кого оставляет и берет на сборы, и меня в этом списке не было. Я расстроился, конечно, и вечером с другими парнями, кто не попал, взяли пива и думали, когда поедем домой и что будем делать дальше. В итоге через пару часов у меня зазвонил телефон, и мне сообщают, что меня все-таки решили взять на сборы. Запомнил, как оставил свою бутылку парням и пошел, довольный, собирать чемоданы (улыбается).

Чем запомнился тебе этот период в карьере? Как вообще тебе жилось в Ростове после Санкт-Петербурга?

— Честно говоря, поначалу Ростов мне совершенно не понравился. Было очень много факторов: очень тянуло домой, другой менталитет у людей, другой климат. Да и вообще это было как начало взрослой жизни; наверное, поэтому так и совпало мнение обо всем вокруг. Платили тогда очень мало. Хорошо, что жили на базе и питание было хорошее. В общем, была типичная жизнь футболиста на базе, только в выходные получалось куда-то выбраться, и то, если были деньги.

Помнишь какую-то необычную историю из повседневной жизни на базе в течение того периода?

— Да, бывали различные ситуации. Сразу на ум приходит одна история. На базе у нас была комната, где стояла плазма со спутниковым ТВ. Там были диваны и много стульев, и мы очень часто в этой комнате проводили вечера. Также сама база была очень хорошо охраняема: посторонних вообще никогда не было, везде были понатыканы камеры, и охранники постоянно следили за порядком. И вот как-то раз кто-то из ребят в команде не мог уснуть и решил пойти посмотреть телевизор в три часа ночи. Он заходит и видит, что сидит какой-то мужик в комнате и уже смотрит телек. Парень так ох…ел, что сказал: «Извините» — и ушел спать. На утро же оказалось, что на базу ворвался какой-то грабитель, разбил стекло и хотел унести плазму, но в итоге не смог. Только мы до сих пор понять не можем, зачем он начал смотреть телевизор, если хотел его украсть (смеется).

За основу тебя привлекали тренироваться?

— Да, это был неоценимый опыт для меня. Различие в уровне было видно сразу. Да и за дубль против нас часто играли основные футболисты других команд, которых спускали по различным причинам в молодежку. Помню, играл против Джано Ананидзе и Дениса Бояринцева. Больше всего мне запомнился Даниэл Карвальо из ЦСКА. Хоть он уже тогда набрал лишний вес и особо не бегал, но как он тогда разбирался с нами — это надо было видеть (улыбается). Ходил шагом по полю, проверял между ног всех, пижонил и ни разу не потерял мяч. Сразу понял, что человек на другом уровне.

Расскажи, как ты попал в «Витязь» (Подольск).

— У всех питерских ребят в «Ростове» был один и тот же агент, и главной командой, с которой он сотрудничал в ПФЛ, как раз и был «Витязь». Вариантов на самом деле особо не было, так что выбирать не пришлось. В Подольске команду держали очень серьезные люди и подход ко всему был соответствующий. Требования были очень жесткими. Я сразу понял, что во второй лиге после молодежки намного больше борьбы и физической нагрузки, поэтому в команде больше ценили бойцовские качества, нежели технику.

Многие знают, что в «Витязе» очень хорошая база. Ты это прочувствовал?

— Да, конечно. База в Подольске, я считаю, уровня команды премьер-лиги. Но зато и требования по дисциплине тоже были очень высокими. Мы жили строго по расписанию каждый день; если опаздывал на пару минут, сразу выписывали штраф. Все развлечения были за территорией, включая даже магазин. Поэтому если хотелось выпить пива в выходной, то приходилось проносить в капюшонах или рукавах куртки через охрану, потому что все пакеты проверяли.

Чем вообще запомнились твои первые два сезона за «Витязь»?

— Наверное, зона «Центр» тогда была самой сильной из всех. Все команды были равные, проходных соперников, как сейчас, не было. За два тура до конца мы шли на первом месте, но, проиграв две игры, оказались аж на шестом. Это я к тому, что в те времена все было плотно в турнирной таблице. А так я провел два сезона и играл регулярно, что дало мне большой опыт. Собственно, поэтому я и получил приглашение в команду с задачей выхода в ФНЛ — в «Петротрест».

И вы сразу ее выполнили, хотя ты и сыграл всего три матча в сезоне.

— Конечно, я рассчитывал, что буду играть больше, но получилось как получилось. Может, в тренере было дело. Помню, после первых сборов он прошелся по каждому и, когда очередь дошла до меня, сказал: «Когда ты к нам пришел, ты раздавал диагонали направо и налево. Мы думали, что подписали Беккенбауэра, а оказалось — Васильева». Зато в команде были хорошие финансовые условия, лучшие за всю мою карьеру. Мы постоянно выигрывали, и, даже сидя на скамейке, я получал премиальные. В итоге мы заняли первое место и вышли в ФНЛ. Несмотря на то, что я сыграл так мало матчей, меня тоже переподписали, как и большинство ребят. Но через пару дней случился п…здец: ко мне подошли из руководства и попросили разорвать контракт по обоюдному согласию, так как должны были приехать какие-то испанцы на усиление состава, и нужно было освободить пару мест в заявке. На этом, собственно, и закончилась моя карьера в ФНЛ, так и не начавшись.

Да, и такое бывает… Как складывалась твоя карьера дальше?

— До конца заявочного окна оставалось совсем чуть-чуть. И чтобы не остаться без команды, я сразу принял единственное предложение, которое у меня было, — от футбольного клуба «Карелия». Отыграл я весь тот сезон в составе почти без замен, даже забил два гола. В целом все было хорошо, кроме одного момента, — можно сказать, что у нас не было домашних игр. Мы жили и тренировались в Санкт-Петербурге, и карантин перед домашними играми был там же. Нам приходилось ездить по четыреста километров на игры — почти столько же, как и на многие выезды. После этого сезона я опять попал на просмотр в «Петротрест», и снова вышла почти похожая ситуация. Я провел всю предсезонку с командой, и в самый последний момент меня решили не брать. Мне пришлось опять за неделю до конца заявки искать команду, и вариантов не было вообще. Так я и оказался в «Таганроге».

«Таганрог» сам на тебя вышел?

— Нет, я позвонил тренеру, который тренировал меня в молодежке «Ростова». Он тогда и был главным тренером в «Таганроге», поэтому я сразу поехал туда. Помню, приехал в два часа ночи на базу и сразу подписал контракт. Утром у нас уже был назначен выезд в Махачкалу. До сих пор помню ту поездку: ехали двадцать два часа на автобусе в сорок градусов жары. Автобус был старый, в нем даже не было кондиционера. Когда я вышел из автобуса, я просто не чувствовал своих ног. Они так затекли, что были в два раза больше обычного! Хорошо, что меня не поставили в состав, да и вообще я не вышел — иначе я вообще не знаю, как смог бы бегать.

Как тебе вообще жилось на юге страны?

— В целом, меня все устраивало. Море было рядом, климат был хорошим, почти всегда светило солнце. Цены в магазинах были не очень высокие, особенно морепродукты там дешевые. Тренировки в команде были особо без нагрузок, все упражнения давались игровые. Вообще получается, что провел тот сезон как на курорте (улыбается).

После «Таганрога» ты перешел в «Локомотив» (Лиски). Ты провел там два сезона и, судя по статистике, играл не так регулярно…

— Да, так и было. Вообще, этот период вышел неоднозначным для меня. С одной стороны, платили все вовремя и в быту все было неплохо, но при этом получал очень мало игрового времени. Вначале я играл в составе, но потом резко присел на замену, причем очень плотно. Помню, после нескольких игр ехали с выезда, и в автобусе подошел тренер и сказал: «Слушай, Сань, ты не переживай, что не играешь.  Мы на тебя рассчитываем, ты у нас первый игрок на замену». Знаешь, что было в следующем матче?

Вышел в стартовом составе?

— Нет, не попал даже в заявку (смеется).

Что-то еще запомнилось в Лисках?

— В целом чего-то особенного за два сезона припомнить не могу. Единственное, наверное, это то, что дошли до 1/16 финала Кубка России и играли против «Динамо» (Москва). Это был настоящий праздник для города! За неделю уже чувствовался ажиотаж вокруг матча. Мы проиграли 0:2. Я хоть и не вышел на поле, все равно тогда получил много положительных эмоций.

Оглянувшись назад, если бы у тебя была возможность что-то изменить в своей карьере, что бы ты сделал?

— Я бы изменил свое отношение к тренировкам и футболу в целом, когда был в «Витязе», потому что в Подольске были идеальные условия для профессионального роста. Думаю, при определенном стечении обстоятельств я бы мог спокойно играть в ФНЛ долгое время. Про премьер-лигу я не говорю, потому что считаю, что в основном там играют либо одаренные и талантливые, либо через агентов по связям и по блату.

Ты провел восемь сезонов в ПФЛ и один — в молодежном первенстве премьер-лиги. Про тебя можно сказать, как говорят футболисты, «поездил-поиграл». Что бы ты посоветовал молодым игрокам, кто только закончил футбольную школу и думает, что делать дальше?

— Если выбирать между молодежным составом и клубом из второй лиги, то, я считаю, нужно выбирать первое. Из ПФЛ можно вылезти, если выходишь с командой в ФНЛ, и при условии, что тебя оставят в команде. Очень мало примеров тех, кто смог со второй лиги заиграть на высоком уровне. В премьер-лиге все равно дают шансы молодым, поэтому из молодежки намного проще заиграть. Это мое мнение.

Фото: официальный сайт ФК «Ростов»; официальный сайт ФК «Зенит» (Санкт-Петербург); 3 и 4 — официальный сайт ФК «Витязь» (Подольск)

Если ты футболист — и у тебя есть реально крутые истории из твоей карьеры, и ты хочешь о них рассказать, пиши в Direct в мой Instagram: @vikhrdenny.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Реалии после реалити
+58
Популярные комментарии
Илья Клименко
+10
Ну из втордива заиграть можно в ПЛ, если пиво на базу в капюшонах не носить.
Артем Малёв
+9
Очень интересно узнавать о действительно простых футболистах, которые не хватают звёзд с неба. Ожидаю весёлых историй!
Oskar Aytmatov
+3
Четкое вью!
Написать комментарий 4 комментария

Новости

Реклама 18+