Реклама 18+

«В финале – просто убивали. С «Вегасом» помягче игра была». Русская восходящая звезда в столице хоккея

В мае 2020-го молодой защитник ЦСКА, один из самых талантливых наших игроков поколения 2000-х Александр Романов перебрался в НХЛ и подписал трехлетний контракт новичка с «Монреалем». Он хотел побыстрее появиться в лучшей лиге мира, но получилось по-другому: Сашу ждали несколько месяцев без официальных матчей – впервые за новый клуб он сыграл только 14 января 2021 года.

Тем не менее, его старт в НХЛ удался:

• В первой игре Романов сделал голевую передачу и сыграл почти 22 минуты

• Его среднее игровое время в «Монреале» выросло почти на 4 минуты – по сравнению с тем, что было в ЦСКА

• Его команда сенсационно вышла в финал Кубка Стэнли; Саша сыграл в двух матчах против «Тампы», и в одном из них забил. 

Пожимая руку Джону Куперу после окончания финала Романов услышал важные слова – «парень, у тебя хорошее будущее».

В интервью Sports.ru Саша осмыслил своей первый сезон в НХЛ, разобрал несколько важных эпизодов со своим участием и объяснил, что делать, когда «Эдмонтон» накладывает первую тройку на твою защитную пару.

Для более глубокого погружения в игру русских хоккеистов в НХЛ подписывайтесь на мой телеграм – там куча деталей и по Романову, и по всем нашим героям. 

Жара, природа, Монреаль 

– Как тебе жара в Москве после Тампы?

– Тут пожестче, потому что влажность, мне кажется, чуть повыше. Выходишь на улицу – и весь мокрый сразу. 

– В Тампе не так было?

– А там каждый день шли дожди и грозы, было не так жарко. 

– Ты в прошлом году говорил, что Монреаль и Москва похожи.

– В этом году я увидел Монреаль во всей красе. Мы много гуляли на свежем воздухе. Новые места, природа, даунтаун, загород – везде были. Монреаль, конечно, не очень похож на Москву – он намного меньше, как несколько районов Москвы. 

Очень чистый город, это прямо бросается в глаза. Несмотря на то, что это миллионник, природа там просто что-то с чем-то. Идешь по даунтауну – может белка подбежать. И ты ее можешь прям с руки покормить.

Мне нравится, что там очень многие катаются на велосипедах, на роликах, с собаками гуляют. Там в приоритете активный отдых. В парках много людей – гуляют компаниями. И отдыхают в большинстве своем без бутылки пива, за какими-то спортивными занятиями. 

– Какие у вас любимые места в Монреале?

– Если брать природу, мне нравятся две локации: гора Мон-Руаяль, прямо над Монреалем, с прекрасной панорамой на город, замечательными видами. В хорошую погоду просто дух захватывает как красиво.

А второе – парк Сент-Луи, очень красиво сделан. Огромный парк прямо на озере. Утки, лебеди плавают, очень классно.

Но я думаю у нас в Подмосковье тоже классно. Недавно видел ролик, как в Сокольниках купается лось. Прикол? Прикол.

Язык, общение, традиции

– Ты вроде бы неплохо по-английски говоришь.

– Я не могу общаться как друг. Могу понять, объясниться, задать вопрос, ответить, если меня спросят. Я все понимаю прекрасно, но разговаривать как другу пока тяжело.

Перед отъездом в Канаду мы с женой занимались с репетитором где-то месяц. Но я не думаю, что это вообще помогло – мне больше помогла база, какие-то слова, фразы, умение читать, писать. Хотя бы чуть-чуть говорить может большинство, в школе же все учат язык.

– «Монреаль» один из старейших хоккейных клубов, с глубочайшими традициями. Как они проявляются в обычной жизни команды?

– Они никогда не тренируются на катке, на котором играют. Никогда. Была всего одна тренировка, когда делали общую фотографию – вот тогда собирались в «Белл-центре». А так он только для игр. 

– Расскажи про первую тренировку?

– Сначала я вообще один тренировался – мне ни вратаря не давали, ни тренера, только шайбы. Тогда был жесткий карантин: приехали вместе с женой и сидели в раздевалке только вдвоем. Потом Соня сидела на трибуне и смотрела, как я один катаюсь. На льду вообще никого не было, кроме меня. 

Потом пару человек добавилось. Потом еще. Все как-то понемногу добавлялись, поэтому я постепенно и вливался. Не было такого, что я пришел – и все на меня смотрят. Все прошло плавно и спокойно. 

Я со всеми общался – со всеми очень интересно, ребята классные, дружелюбные. Я уверен, что со мной не очень-то интересно разговаривать с моим русским английским – я пытаюсь что-то донести, и не получается. Но все равно ребята старались поддерживать общение, и видно было, что меня в стороне не оставляли. Всегда что-то узнавали, спрашивали, старались делать так, чтобы я говорил, говорил, говорил.

– В такой ситуации, наверное, пошутить сложно.

– Вот да, шутить тяжело. Но в конце уже получалось, выдавал простые приколы. Ребята-то там вообще ржут, там нет такого, что все жестко и строго. Все свободные, спокойные, не напряженные.

– Был ужин новичка? 

– Пока нет, из-за коронавируса вообще ничего не было. Рестораны в Монреале открылись только где-то перед отлетом в Вегас, в конце плей-офф. Сказали, что ужин будет в следующем году, готовимся.

Приложение для тренировок, как играть против Макдэвида

– В прошлом году ты рассказывал, что установил приложение, через которое «Монреаль» давал тебе тренировки. 

– Оно, видимо, не только от клуба, а от НХЛ. Но там надо завести аккаунт, пароль – и ты сможешь заниматься по нему только тогда, когда пройдешь идентификацию. Если просто так скачаешь, то и будешь сидеть с пустым приложением. 

– Что еще нового появилось у тебя в работе в этом сезоне?

– Разминка. Мне очень понравилось, какую разминку давал тренер по физподготовке в Монреале. Там упражнения на ноги с резинками, обязательно велосипед, перед каждой тренировкой растяжка. Ничего сверхъестественного, на самом деле, но мне понравилось. В принципе, это единственное, что мы делали каждый день. Потому что и перед игрой разминаешься, и перед тренировкой.

– Насколько меньше тренировок во время сезона?

– Они есть, но легкие – на 25-30 минут выходишь вместе с командой: 2-в-1, 1-в-0, большинство-меньшинство – и ушел. 

– Как ты подводил себя к первому матчу? 

– Такое странное воспоминание – я вообще не волновался. Выходил с таким чувством, что готов. Не перенервничал, не распереживался. Не было страха: «блин, ко мне попала шайба, нужно побыстрее ее куда-то сунуть!», какого-то мандража. Хоть голову руби – не было такого.

Меня все поддерживали – «давай-давай, никакого мандража». И это на самом деле помогает, когда пацаны дают тебе понять, что ты часть команды, что вы единое целое: «вообще не парься, выходи и делай свое дело». 

Там такая обстановка, что ты не думаешь, будто на тебе какая-то жесткая ответственность. Они это как-то сглаживают: «Да ладно, просто порви их там всех, выходи и играй в свое удовольствие». Намного все спокойнее и проще.  

–  У тебя в первом матче две передачи были отличные – первая с лицевой, а вторая на гол. Я обратил внимание, что ты в обоих моментах перед пасом шайбу вообще не перебирал.

– На самом деле, перебирать и не нужно. Если посмотреть на игру Джеффа Питри или Ши Уэбера – они шайбу вообще не перебирают. Она у Уэбера на крюке, как на магните или на клее. Он перебирает, когда меняет угол атаки, когда перемещается – да и тогда он ее не это, не дык-дык-дык-дык-дык. Все делает просто и спокойно.

А у меня, наоборот, проблема, что я шайбу перебираю постоянно. Выезжаешь из-за ворот – и все, она у тебя должна быть привязана, и ты контролируешь игру. Но опять же – у каждого своя техника. У кого-то, может, получается классно ее перебирать.

– Что еще узнал за этот сезон?

– По идее, тренеры ЦСКА – Игорь Валерьевич Никитин, Дмитрий Сергеевич Юшкевич – подготовили меня хорошо, я уже знал что и как во взрослом хоккее. Но что касается НХЛ – некоторые игроки тут такие же, как в КХЛ. Но другая часть – очень мастеровитые, вот прям хорошие. И даже у тех, кто похуже, этот уровень все равно высокий. Вот Макдэвид – огромный мастер, но берешь игрока послабее – и он все равно играет на высочайшем уровне.

Там нет такой разницы, что ты играешь против Макдэвида и максимально собран, стараешься все контролировать, а потом, выходя против игрока уровнем ниже, можешь [расслабиться]. Если ты будешь не готов, он тоже тебя уделает, потому что это все равно высочайший уровень. 

– Ты, наверное, это хорошо почувствовал, когда против тебя Сутер из «Ванкувера» на ровном месте фантастически сыграл.

– Там я не то чтобы не сконцентрировался – просто неправильно сделал, что кинулся. Хотел как-то подловить его, ударить. И я кидался, потому что думал, что рядом партнеры, он же один в трех вообще шел. Я думал, что если даже он меня обыграет, шансов на гол нет. Но он такое сделал, я вообще офигел. 

– А что по деталям? Вот, например – что лучше делать, выходя против Макдэвида?

– Я не так много против него выходил и, мне кажется, я не тот человек, у кого нужно спрашивать, как играть против Макдэвида. Я против него смен провел, господи, можно по пальцам пересчитать. Но если уж спрашиваешь мою точку зрения… 

В какой-то игре я выходил против него смен, может, десять: они играли дома и подставляли первую тройку под нашу третью пару. Что я понял: нужно включать ноги и заранее под него подкатываться, играть ближе. 

Против любого можно сыграть – и у Макдэвида выбивают шайбу, и его бьют, и из-под него голы забивают. Он же не робот. Надо играть собранно, поближе. Он мастер, но так ему будет тяжелее. 

Финал, планшеты, Перри

– Про плей-офф НХЛ говорят, что там хоккей меняется, синяков на теле становится в разы больше. 

– Я всего четыре игры сыграл в плей-офф, ха-ха. Но вот по тому, сколько сыграл, могу сказать: две игры в финале – там да, просто убивали. Против «Вегаса» помягче была игра. Сыграл одну против «Виннипега» – еще помягче, чем с «Вегасом».  

Но ребята у нас очень многие с травмами играли. Воины, просто герои – на столе у докторов много народу лежало, каждый был как-то травмирован. 

– Ты в матче с «Вегасом» Пьетранджело встретил здорово. Как этот прием лавка встретила?

– Очень классно. Если ты что-то делаешь – хит, гол, передачу – все это очень круто приветствуется, никогда не остается без внимания. Всегда похвалят, подбодрят. В ЦСКА тоже такое было, просто в «Монреале» я как-то более ярко это ощутил. Такие моменты, когда все бьют по бортику, подбадривают – невероятные эмоции.

– Расскажи про гол в финале. Там ловкое попадание получилось. 

– Я бросал мимо первого – там даже двое на меня выкатывались. Увидел щель, коридор для броска, момент, чтобы набросить – и просто набросил. Я бы не сказал, что слабо получилось – она так полетела прикольно, у меня такого гола еще не было. У меня их вообще немного, ха-ха. 

– Потом на рукопожатии этот момент вспомнили? Он тебе что-то сказал, ты посмеялся.

– Да, посмеялся, смешно стало. Ну, он там уже что сказал, то сказал – озвучивать не буду.

– Момент с пасом Джозефа. Что там ты мог бы исправить?

– В любом моем пропущенном голе я найду свою ошибку. Я могу сказать Соне, деду или папе: «Я в этом голе не виноват, ты видел». Но я всегда знаю для себя, что мог что-то исправить – может не в эту секунду, а пятью секундами раньше, или десятью – или вообще в чужой зоне. 

Там я сыграл неправильно – скорее всего, не надо было ложиться. Но сыграл как чувствовал – все-таки он уже близко к воротам подъехал и мог бросить. Надо было как-то между сыграть.  

– В НХЛ на скамейке используют планшеты. Что на них показывают?

– Просто повтор момента. Если ты хочешь посмотреть какой-то момент, где-то ошибся или сыграл правильно – хочешь посмотреть, как это выглядело со стороны, просто надо попросить планшет. Он там сзади лежит или в руках у тренера – на скамейке их штук десять.

– Твое впечатление от Кори Перри.

– Это легенда, зверь. Просто пример для всех. Какой он боец, какой он воин, какая он машина на льду – не описать. Ему сколько лет? Тридцать шесть – а он фору даст любому молодому, просто лучший из лучших. 

Он меня ставил на синюю линию и говорил, чтобы я ему бросал, а он будет подставлять, потому что у меня бросок не шел. Я бросал, и он мне подсказывал, как это надо делать, в какое место бросать. Постоянно со мной общался, разговаривал. Классный чувак.

– Во время плей-офф он клюшку Андерсона брал. Какие приметы ты видел в раздевалке? 

– Вообще ничего такого не видел. Там все настолько спокойные и так к этому спокойно относятся, что мне кажется, это только я такой дурачок трясусь, настраиваюсь. Такое ощущение, будто вообще никто не настраивается, вообще никто. Они просто спокойно живут – приходят, разминаются, идут на лед и просто играют. Никаких загонов – просто идут на лед и играют. И играют так, будто настраивались весь день. Это круто, я так не умею.

Овечкин, Капризов и Свечников – топ, Бобровский не нашел себя во «Флориде». Итоги русского сезона в НХЛ

Мельничук – неожиданный дебютант НХЛ в 2021-м: поговорили с ним о сезоне в «Сан-Хосе», вакцинации и русских вратарях

«Ред Булл» выстроил уникальную систему и в хоккее: прописался в четырех лигах, команды составляет на 20% из легионеров и не жалеет денег

Фото: Gettyimages.ru/Minas Panagiotakis; East News/Ryan Remiorz/The Canadian Press via AP; instagram.com/al_rom26; commons.wikimedia.org/John Lian

+515
Популярные комментарии
Евгений.82
+303
Да, интересное вью и оформленно всё отлично, плюсую. Каждый вопрос о каком либо событии - с дополнением в виде гифки.
Большинство вопросов о конкретных игровых ситуациях. Ответы на такие вопросы, соответственно, также не шаблонные. Про нынешнего Перри опять же самые положительные отзывы у партнёров, вижу. Вася, интересно, что же там дословно сказал). И тд.
Никита, жду в будущем ещё статьи такого формата от тебя. Эта хорошо зашла).
curdboy
+159
Во, вот такие интервью от Петухова интересно читать))
khayembii
+134
Отличное вью
Написать комментарий 47 комментариев

Новости