НБА

О массовом грехопадении в лиге злых и богатых

От редакции: вы в пользовательском блоге Board Man Gets Paid. Здесь рассказывают о новой «Филадельфии», о «Трех башнях» «Лейкерс», а теперь еще и о двойниках в НБА. Поддержите начинающего автора плюсом, комментарием, подпиской на блог – и таких материалов на Трибуне станет еще больше.

Глава I. Чревоугодие

«Крутой, агрессивный, садистский, брутальный и очень жестокий. Сильнее, крупнее и, возможно, умнее всех остальных сородичей-орков. Огромный и властный предводитель новой прогрессивной армии урук-хаев под надзором Сарумана – у него есть упорство и мощь тролля, он обучен использованию почти всего оружия – похоже, у него сохранилась мышечная память после его пагубного перерождения в пещерах. В прошлой жизни он наверняка был могучим воином-эльфом»

Что это? Это рецензия в комментах на YouTube на Лурца – одного из персонажей-антагонистов фильма «Властелин Колец: Братство Кольца».

Думаю, не сложно уловить мою мысль и догадаться, кого под кем я подразумевал: Саруман – Стив Керр, новая армия орков – «Уорриорз» в период восшествия на трон, Лурц – Дрэймонд Грин.

Дрэймонд, подобно омерзительному орку, был рожден в земле и грязи: опять же, метафорически – оказался в лиге через второй раунд слабого драфта, первое время не воспринимался всерьез даже внутри команды и казался ограниченным и неподходящим для НБА продуктом.

Дрэймонд может назвать вам практически без запинок всех 34 игроков, выбранных до него на драфте 2012 года. Это значит чуть больше, чем вызубренный стишок для детского утренника. Это самая красочная иллюстрация Дрэймонда как личности. Страшно представить, в каких деструктивных настроениях это все заучивалось, но в то же время до чего же сильной мотивацией было.

Его пребывание в лиге могло закончиться, едва начавшись, так как рост Грина, недостаточно высокий для «четверки», вынуждал тренеров искать ему место на позиции второго-третьего номеров, где он не был эффективен. Но сама судьба в лице Керра уготовила ему роль революционного «большого». Дрэймонд обратил свою аморфность в универсализм и стал послом нового течения – «смоллбола».

Дрэймонд начал как рядовой и чернорабочий, но стал поворотно-культовым представителем своего класса. Дрэймонд образца сезона-2016/17 – универсальный солдат, невероятно эффективный на обеих сторонах площадки. Он не только был лучшим защитником и лучшим диспетчером в лучшей команде, но и моральным лидером, связующим звеном в сходке олл-старов. Дрэй олицетворял собой «Уорриорз». А потому стал заложником тех метаморфоз, которые стали происходить с «Голден Стэйт» в последнее время.

«Уорриорз» познали методику управления оргазмом и растянули удовольствие от царствования в лиге на пять лет, что особенно ценно и уникально в современную эпоху. Но, как это часто бывает, ближе к концу начались проблемы. Прежде всего, психологического характера.

Если просто – зажрались.

Команда продолжала побеждать, но проблемы в раздевалке начинали разъедать команду изнутри, и Грин стал живой проекцией предстоящего обвала. Он стал портретом Дориана Грея, пока Дориан Грэй продолжал утехи в регулярке с номинально пятью звездами в составе.

Дрэймонд действительно набрал вес и сдал в игре: ухудшил цифры по всем пяти основным показателям при тех же минутах, разучился бросать трехочковые и штрафные, стал рекордсменом сезона по техническим (16 фолов – столько же у Дюрэнта и Уэстбрука), много буянил и учинил летальную взбучку Кевину буквально из ничего.

В таком состоянии он смотрится уже органично в окружении парней из G-лиги и прочих мимопроходимцев, которые изживут себя к полноценному возвращению Клэя и Стефа. И все равно остается достойным ментором, пускай и для сливающей команды, не пренебрегая возможностью мощно отвечать на легкие нападки Баркли про трипл-сингл, например.

Сточными водами из окрестностей Миннеаполиса в залив Сан-Франциско прибило фантастическое существо по имени Эндрю Уиггинс. Ходят слухи, что «Уорриорз» любезно взяли его на перевоспитание. Идеальный момент, чтобы снова включить своего внутреннего Майора Пэйна и начать подготовку к новому сезону.

Возвращение «Голден Стэйт» в игру – вопрос времени. Возвращение былой формы Дрэймонда – вопрос мотивации и нескольких килограммов.

Глава II. Алчность

В лиге, которая на 74,4% состоит из темнокожих (данные за 2015 год), из которых приличная доля – выходцы из бедных пригородов богатых мегаполисов США, деньги имеют чуть больший вес, чем обычно.

В трущобах иной менталитет, и как только среднестатистическому черному парню удается выбраться оттуда на экраны телевизоров благодаря бесчисленным часам работы над собой, он либо ожесточается и начинает требовать полной самоотдачи от других, как это делал Гарнетт и как делает Батлер, либо расслабляется и растворяется в греховном наслаждении.

Хассан Уайтсайд – лишь собирательный образ из множества других таких, какие были и будут. Но за Хассаном весело наблюдать конкретно сейчас и в этом сезоне. У Хассана началась стадия поиска новой «дозы». А значит, так совпало, что нынешний контрактный сезон у него выходит самым полезным с сезона-2015/16 – предыдущего контрактного.

2015-й стал настоящим прорывом для Хассана после скитаний по миру. Хассан пришел в обедневший после ухода Леброна «Майами» и принялся усердно штамповать блок-шоты, выведя на таблоиды сакраментальный доселе вопрос «Блоки – это защита или нет?»

Тогда же случился и шикарный перформанс от молодого центра: Хассан оформил 14 очков + 13 подборов + 12 блок-шотов за 24 минуты в гостевой игре с «Чикаго». А после матча заявил, что просто хотел повысить свой рейтинг в NBA 2K.

Кстати, повысил.

Сезон-15/16 Уайтсайд провел на копеечном контракте в 980 тысяч, но был одним из главных творцов шикарного выступления «Хит», которым до финала Востока не хватило одной победы. Хассан делал сумасшедшие 3,7 блока в среднем, собрал три трипл-дабла и попал в символическую сборную звезд защиты.

Летом 16-го Дуэйн Уэйд перед идиотской командировкой в Чикаго и Кливленд на полтора года успел благословить Хассана на жирный контракт в 96 миллионов долларов на 4 года. Хассан стал первым игроком в истории НБА, который сразу после минимального контракта получил максимальный.

И началось.

Сезон-2016/17 статистически вышел плодотворным для Уайтсайда, но слишком многое указывало, что эти цифры фальсифицированы. Хассан начал трения с тренером, начал паясничать и лениться. Споэльстра уже через интервью пытался воздействовать на Хассана, но чем дальше, тем сложнее было это сделать.

На горизонте возник Эмбиид и превратился в ночной кошмар Хассана. Несколько унизительных движений на паркете и в сети, и Хассан выпал. С того самого момента центровой начал токсично разлагаться. После получения максималки Уайтсайд только первый год провел на более-менее достойном уровне, а второй и третий играл роль унылого бревна.

Как только молодой проспект Бэм Адебайо подрос настолько, чтобы стать игроком старта, а Хассан, о чудо, воспользовался опцией на 27 миллионов на четвертый год, «Хит» незамедлительно сплавили 30-летнего центра подальше.

Кто-то искренне верит, что в «Блэйзерс» Хассан обрел себя прежнего и вышел на тропу ренессанса. Кто-то верит, что Хассан поднял процент штрафных за лето с 44,9% до 71,7% благодаря внезапно наступившему трудолюбию и чудо-тренерам «Портленда». Но для тех, кто следил за этим парнем много лет, все очевидно.

Есть две очень грустные аксиомы, в правдивости которых каждый сможет убедится уже совсем скоро.

Первая: летом обязательно найдется условная «Шарлотт» с их гениальным менеджментом, которая поверит в прогресс и чистоту намерений Уайтсайда и выпишет ему чек на кругленькую сумму.

Вторая: как только Уайтсайд этот чек получит, то тотчас же обернется в ленивое дерьмо.

Глава III. Уныние

Собственно, Дион Уэйтерс – это следующая стадия после стадии «Хассан Уайтсайд». И Уэйтерс получил свои зеленые от Райли ровно через год после Хассана. После сезона-2016/17, который болельщики «Хит» делят на две половины – 11-30 и 30-11.

Уэйтерс был причастен к рывку «Хит» 23-5, но получил растяжение лодыжки. 7-6 от «Майами» в заключительные 13 матчей без Диона, итоговые 41-41 и обидное 9-е место Востока.

Дион, конечно же, резонно заметил, что с ним бы команда финишировала в восьмерке и устроила порку в плей-офф кому угодно. Слово за слово, и щедрые «Хит» озолотили парня на 52 миллиона за последующие 4 года. Не самые большие деньги, но, как оказалось, мармеладные мишки нынче дешевле.

Либо палящее флоридское солнце так вдарило по Диону, либо неконкурентноспособность «Хит» так негативно повлияла на него, но за два сезона Дион лечился больше, чем играл, а когда играл, то делал это довольно паршиво.

Самое хорошее, что Дион совершил в этом отрезке времени – показал миру свою легендарную кровать.

В остальное время игрок препирался с тренером, отравлял атмосферу в команде и наращивал бока. Параллельно «Хит» на протяжении полутора лет безуспешно пытались обменять негодника. Второе самое легендарное явление после кровати – мармеладки с кабаннисом – случились в ноябре минувшего года, но долгожданный обмен – лишь на днях.

«Мемфис» гордо принял на себя контракт Уэйтерса, но тут же его выкупил. Дион оказался там, где должен был находиться последние годы – в вакууме. На рынке свободных агентов то бишь.

Жизнь любит давать второй шанс, а вместе с тем и третий, и четвертый, и вот Дионом уже всерьез заинтересовались «Лейкерс».

Недисциплинированный и нестабильный игрок с испорченной репутацией успел впасть в леность, уныние, чревоугодие и гордыню, но снова на радарах. Ситуация настолько типичная для НБА, что тонет в массе других таких же.

В лиге по-прежнему развито костное мышление, и повсеместно наблюдается нескрываемый эйджизм по отношению к младшим. Потому команды перед плей-офф заполняют дыры в ростере опытными ветеранами, Леброн перевозит из одной команды в другую своих стареющих приятелей, а у списанных особей по типу Амаре и Ноа больше шансов еще поиграть в НБА, чем у 60-го пика предстоящего драфта.

Глава IV. Блуд

Эффект бабочки — термин в естественных науках, обозначающий свойство некоторых хаотичных систем: незначительное влияние на систему может иметь большие и непредсказуемые последствия, в том числе и совершенно в другом месте.

Маркус Моррис является центральной фигурой всей статьи и персонажем, чьи сумбурные телодвижения и поступки косвенно или напрямую предопределили, возможно, исход всего сезона.

Моррис не столько в баскетбол играючи, сколько закулисными играми бросил свет на несколько мафиозных группировок и увязал в паутину главных героев рынка и лиги.

За последние полгода Моррис дал всем ясно понять, что он злодей. И дело даже не в том, что внешне он напоминает героя Дензела Вашингтона в «Тренировочном Дне».

Вся эпопея началась, как и водится, с наступлением июля и выходом на рынок свободных агентов. Благодаря солидному набору игровых качеств и крайне востребованной нынче роли растягивающей «четверки» Моррис привлек к себе внимание доброй половины НБА. Два лос-анджелесских титана начали гонку за него уже тогда, но главная драма разыгралась между «Сан-Антонио» и «Нью-Йорком».

«Шпорам», ограниченным в маневрах летом, пришлось расстаться с Бертансом, дабы заполучить в свои ряды Морриса, куда более привлекательный вариант на позицию тяжелого форварда. Но вся стратегия зиждилась на устной договоренности. В это шаткое место и нанес удар Маркус, разрушив в одночасье все планы команды на сезон.

Моррис предпочел контракт на год и 15 млн долларов в «Нью-Йорке», чем 2-летний от «Сперс» на 20 миллионов. Мотивы? Слишком прозрачны. Но суть в том, что Маркус одним гнилым движением вытер ноги о самую миролюбивую франшизу лиги и усугубил отношения между двумя клубами («Никс» начали припоминать ситуацию с Порзингисом). Последний раз такие выкрутасы себе позволял лишь Деандре с «Далласом» в 2015-м.

Многие инертно накинулись на суперагента Рича Пола, который на тот момент представлял интересы Морриса и, соответственно, был причастен к происходящему. И тут же образовалась «теория заговора»: Рич отправил Морриса в ссылку до февраля в Нью-Йорк, откуда его неминуемо заберут «Лейкерс», ведомые Леброном Джеймсом – другом и покровителем Пола.

Дело в том, что Рич Пол уже давным-давно не просто агент для ЛеБрона. Рич от сезона к сезону является вспомогательным звеном в построении чемпионских команд Джеймса, лоббируя клиентов подписываться в «Хит», «Кавальерс», а теперь и в «Лейкерс». Так, например, именно Пол сыграл ключевую роль в обмене Дэвиса, подговорив того на невыгодный для бывшей команды запрос на обмен – слишком очевидно, чтобы выдумывать другие версии.

Так же и наоборот: Леброн способствует работе агента, используя давление на свои команды, дабы те выписывали неадекватные контракты его дружкам, а проценты капали Ричу. Так было с Джей Аром, так было с Тристаном, так будет и с Энтони Дэвисом.

Итого Моррис получил от «Никс» более выгодный контракт как для себя, так и для агента, а Леброну стало проще выудить Маркуса перед дедлайном, так как «Никс» ни за что не борются и для них Моррис – актив для получения чего-то перспективного, на контакт они пойдут охотно.

И тут Моррис рвет соглашение с агентством Klutch Sports.

Теория заговора пала, Рича начали отмывать от грязи, а всех собак окончательно спустили на Морриса. Параллельным курсом прошла новость, что Пол хотел, чтобы Моррис подписался с «Сан-Антонио», что совсем уж не вяжется с парадигмой о Леброне-масоне.

Моррис просто отпочковался от Рича Пола и превратился в независимого ублюдка, злодея-одиночку. К числу его жертв добавился и сам Рич, чья репутация на рынке была частично запятнана. Но Пол оказался лишь связующей ниточкой с главной рыбешкой Морриса, которую он заготовил на февраль.

В начале сезона Маркус вместе с братом подписал контракт с Roc Nation Sports, детищем Jay-Z. RNS базируются, как легко догадаться, в Нью-Йорке, но имеют партнерские корни с Creative Artists Agency, чья база находится в Лос-Анджелесе.

Помимо того, что Маркус летом успел отвесить пощечину «Сперс», он также успел контактировать с «Клипперс», от которых благополучно слился в «Никс». Как поговаривают, слился с легкой руки того же Пола, который не был заинтересован в усилении команды-соперника Леброна.

Но минуло полгода, и перед дедлайном гонка вооружений лос-анджелесских команд обострилась вновь. И по иронии судьбы вся борьба свелась к борьбе за Морриса.

Тут-то и выяснилось, что у «Лейкерс» кроме Кузмы предложить некого, в пакете с Дэнни Грином отдавать нельзя из-за панибратства, процветающего в командах Джеймса, а без Рича Пола у ЛАЛ нет никаких рычагов давления на Морриса и на его действующий клуб.

В итоге Маркус отправился в «Клипперс» за мешок картошки, как говорят в простонародье. О том, какая это потеря для одних, какое усиление для вторых и какое ограбление в совокупности общество узнает чуть позже с наступлением первых лучей плей-офф. Но баскетбол здесь, очевидно, на втором плане.

А пока просто прочувствуйте всю крутость момента в исполнении главного «мазафакера» сезона.

Выйти на рынок свободных агентов в период повального усиления клубами, собственноручно выбить из седла многолетнего участника плей-офф, подорвать отношения между четырьмя франшизами, распрощаться с агентом сразу после получения жирного контракта, отыграть до феврале в эконом-режиме в «танке», сменить себе дом по элитарному рейсу Нью-Йорк – Лос-Анджелес и в свой 15-миллионный год оказаться в одном из главных претендентов на титул.

Маркус Моррис. Гений, который гуляет сам по себе.

Глава V. Гордыня

Андре Игудала не должен был попадать в этот список, но недавняя реакция молодых «Гриззли» заставила взглянуть на ситуацию под другим углом.

Эпопея с выкупом контракта продлилась с лета и вплоть до дедлайна, хотя должна была закончиться раньше и тише.

«Уорриорз» разгружали платежку, и многолетний боец Андре попал под программу защиты пенсионеров – вынужден был укатить в Мемфис вслед за своим контрактом. Расстались, кстати, Андре и «воины» мирно. Игудала все еще был благодарен за выдачу денег, а возможное возвращение в стан «Уорриорз» по истечении контракта выглядело правдоподобно.

Но найти следующий дом для Игги «Гриззлис» не могли, равно как и выкупить контракт. «Мемфис» оказался приятным крепышом и сейчас идет в зоне плей-офф, имея все шансы туда по итогу попасть. И опытный ветеран на ограниченных минутах им бы не помешал. Все упиралось в самого ветерана.

По сути, Игудала без серьезных последствий для себя отказался играть за «Мемфис», и те это молча приняли, так как были заняты поисками покупателя. Но молодые и спесивые уже ближе к дедлайну начали метать камни в 17-миллионный огород Андре.

Брукс и Морэнт показали зубки, Игудала добродушно напел про любовь ко всему живому, а потом в ходе обмена покинул Мемфис, так и не сыграв ни минуты за местную команду.

Редкий случай, когда виноватых нет, все по-своему правы, а ситуация благополучно разрешилась. Но история об Игудале поучительна. Ведь важно не только то, что Андре сделал, но и чего он не сделал. У него было два пути развития, и он выбрал легкий.

Игудала решил предоставить себе отдых после пятилетнего марафона в финалы, но все же он сделал это не будучи свободным агентом, а кормясь последним годом своего контракта. И если рассматривать ситуацию глазами Морэнта, например: наблюдать в инсте, как формально самый богатый игрок твоей команды без травмы и любой другой серьезной причины почивает с двумя другими иждивенцами сезона – Карри и Томпсоном – не особо приятно и даже оскорбительно.

И это вместо тяжелого, но благородного пути быть ментором для перспективной молодежи, дарить опыт юным последователям.

И это тот путь, по которому пошел Крис Пол.

Крис при куда более звездном статусе оказался в перестроечной, казалось бы, «Оклахоме». Но без единого скандала и без единой жалобы взялся за дело и сейчас проводит едва ли не лучший сезон из возможных для 34-летнего разыгрывающего.

Пол оказался шикарным ментором для Шая, не мешает, а способствует прогрессу остальных. Пол по-настоящему включается лишь в четвертых четвертях, с отрывом лидирует в лиге по количеству очков в клатче (3,6 в среднем за игру с 55% реализации) и добывает для команды важнейшие победы в борьбе за хороший посев в плей-офф.

«Тандер» не обменяли Пола сейчас, не факт что обменяют и летом, но у меня нет сомнений, что Крис примет любую роль и любой исход, не будет эгоистично выторговывать обмен в контендер (хотя это, в принципе, крайне сложно с его контрактом). СиПи3 – невероятно умный и альтруистичный игрок, и сейчас он переносит свою добродетель на целый этап карьеры, за этим крайне любопытно наблюдать.

Крис является противопоставлением Игудале в главе о гордыне. Две одинаково развивавшиеся истории с полярными траекториями.

Глупо будет упрекать Игги за что-либо, тем более что без бунта молодежи и совершенно глупого поджога от Стефа не было бы никакой драмы, но на фоне Криса-сенсея действия Игудалы выглядят себялюбивыми.

А впрочем, кого я обманываю. Просто хотел напомнить, что Крис Пол – по-прежнему лучший разыгрывающий поколения.

Глава VI. Зависть

Вообще-то «Сперс» сейчас – это про уныние.

Первая команда Техаса после многолетнего пребывания на вершине вдыхает последние глотки конкуренции. Командный баскетбол смотрится уныло и пресно с нынешними исполнителями, а выходка Морриса или травмы конкретных игроков наносят слишком весомый урон культовой франшизе. Но повесть пойдёт лишь об одном отдельно взятом персонаже, для которого чёрно-белые будни Сан-Антонио стали идеальной декорацией депрессивного состояния.

Демар Дерозан – тот самый плохо прорисованный герой второго плана, которого бросают ради главного героя. Сложно оценить сполна, какой психологический шок испытал Демар летом 2018-го после обмена из Торонто и, тем более, год спустя, когда «Рэпторс» отпраздновали чемпионство.

Сама по себе ситуация грустная даже для проф спортсмена, так еще и отягчается наличием двойника-фантома, который во всем Демара превосходит. Дерозан не ушел из «Торонто», а был заменен на улучшенную версию самого себя: более молодую, продвинутую и будто лишенную всякого изъяна.

Кавай Ленард является не только идеальным антиподом ДеРозана, но и максимально болезненным для него же. Хладнокровность и успешность Ленарда делает любое сравнение с Демаром проигрышным для второго. Сам факт того, что Кавай за год в канадской ссылке принес франшизе первое чемпионство сильно бьет по самомнению Дерозана. Мало того, Кавай без громких обещаний покинул Торонто тем же летом, не дав даже шанса запятнать красивую годовалую сказку.

В предыдущей статье на сайте я упомянул такое паранормальное явление как доппельгенгер, но в отношении этих двух этот термин даже уместнее. Кавай буквально занял место Демара в жизни, отправив того в утиль к увядающим «Сперс», нарочито похабно (поначалу окружение Кавая не было уверено в том, что тот хочет даже год пробыть в Торонто) и легко стал героем нации, а затем еще и вернулся обратно на Запад, дабы добить несчастного.

Если составить символическую сборную игроков, чьи карьеры и наследия больше всего пострадали от наличия фантомов-угнетателей, то выглядеть она будет так:

Тайрон Лю (Аллен Айверсон)

Клайд Дрекслер (Майкл Джордан)

Демар Дерозан (Кавай Ленард)

Квентин Ричардсон (Пол Пирс)

Алонзо Моурнинг (Шакил О’Нил)

Вся карьера Тайрона Лю оказалась запечатлена в одной фотографии. И, похоже, уже ничто не сможет изменить стереотипное общественное представление, вызванное харизматичным поступком одного молодого кумира поколений.

Клайда очень долго противопоставляли Джордану и всерьез водили дебаты о том, кто лучше, но титулы MVP Майкла, очный финал и фирменные издевательства на тренировках «Dream Team» исчерпали столь наивные вопросы. Чемпионство Дрекслера было добыто под боком у Хакима в период отдыха Джордана между трипитами, что добавляет пикантности несостоявшейся карьерной дуэли.

Квентин Ричардсон так сильно хотел быть Полом Пирсом, что просто стал его тенью. Классическая история про легенду и чувака, пытающегося обратить на себя его внимание.

Моурнинг был «вечно вторым» еще до Дюрэнта, так как имел немилость выпускаться в НБА в один год с О’Нилом. То, что Шак вытворял с каждым своим оппонентом в «краске», он сумел спроецировать на всю карьеру по отношению к Алонзо – считал должным включаться на максимум в очных матчах, всегда иметь контракт жирнее и не забывать кичиться этим перед менее успешным сородичем. Иронично, что единственное чемпионство на закате карьеры Моурнинг взял в «Майами» со скамьи будучи сменщиком... Шакила О’Нила.

Что до Демара, то вся его карьера отдает чем-то чертовски грустным. Начиная со своего второго сезона в «Торонто» ДеРозан каждый июнь лицезрел ЛеБрона в финале, а с момента возвращения Джеймса в «Кливленд» начал регулярно отгребать сам и на пару с Лаури породил создание позорнейшего «Лебронто».

Лаури остался в Канаде и отмылся от чокерских генов, обнажив яйца в сериях с «Бакс» и «Уорриорз». Дерозан – нет. Очевидно, психологически это стало для него сильнейшим ударом, о чем свидетельствуют депрессивные комментарии на эту тему и «подростковые» махинации в соцсетях с эмоциональными постами и последующей чисткой аккаунта.

Демар привнес в команду свои собственные традиции, реализуя лишь 67% штрафных в клатче, близок к тому, чтобы вместе с Олдриджем прервать шикарный стрик Поповича, ибо на дистанции до апреля у «Спёрс» слишком мало шансов против разгоревшегося Лилларда и молодой банды «Гриззлис».

Дерозан продолжает постепенно мутировать в монохромный ландшафт Сан-Антонио, пока в где-то в дебрях Лос-Анджелеса безмолвный поглотитель душ начинает финальный этап загрузки своего третьего чемпионского пути.

Глава VII. Гнев

«Клипперс» по праву могут считаться главной командой Лос-Анджелеса в прошедшем десятилетии, а с Джерри Уэстом в качестве главы правления могут рассчитывать на это негласное звание и в новой декаде.

У «парусников» имелся мегазведный состав «Lob City», но благодаря громоздкому обмену Криса Пола команде удалось заполучить нужных людей, чтобы безболезненно проскочить этап перестройки и даже не пропустить плей-офф. А затем уже случились Кавай и Джордж.

«Клипперс» за несколько лет переквалифицировались из гламурных подонков и самой ненавидимой команды лиги в гангстерскую группировку, состоящую сплошь из мутных персонажей.

Кавай – мутнейший тип: сознательно досаждает «Лейкерс» летом, общается с командами лишь через таинственное «окружение», игнорирует любые выпады на лоад-менеджмент и продолжает лечиться. Рано или поздно машины придут на смену людям, но пока что машины работают на дядю и берегут себя к плей-офф.

Пол Джордж слишком буквально воспринял игровое сравнение с Трэйси МакГрэйди и начал регулярно вылетать в первом раунде. Перебравшись из дома Уэстбрука под крыло Кавая окончательно стал героем второго плана, но, похоже, в этой тепличной роли Джордж даже опаснее себя прежнего.

Маркус Моррис, чей обмен общество восприняло относительно прохладно (но который, на мой скромный взгляд, решает вообще все), лучше всех в лиге способен идентифицировать кто мужик, а кто баба, является воплощением эгоизма и корыстолюбия. Летом по лекалам Кавая деморализовал «Сан-Антонио».

У Лу Уильямса два греха, и оба приятные: встречаться с двумя красотками одновременно и набивать статистику со скамейки, играя минуты стартера. Но его навыки хладнокровного убийцы в клатче идеально дополняют апатичную банду Лос-Анджелеса.

Тем интереснее, что в «Клипперс» играет кинетический демон Патрик Беверли. Такое ощущение, что «клиперы» заточили все свои эмоции и наружные пороки в одном теле маленького (по меркам НБА) человека.

Беверли каждую игру пытается обратить выражение «высасывать душу» в физическое действо, злоупотребляя почти вымершим ныне трештоком, провокациями, флопами и грязными приемами. На самом деле, в каждой команде с чемпионскими амбициями должен быть свой плохиш-энерджайзер, вроде того кем был Дрэймонд в период династии «Уорриорз». Но разница между характерами Пэта и его звездного окружения настолько разительна, что порой кажется, что очередной всплеск эмоций может попросту повести «парусников» ко дну.

Весомый минус скрытности Кавая как лидера – отсутствие пресловутой ментальности. Откуда рядовым получать импульс и где учиться менталитету победителя, если их главная звезда молча тренируется, либо отдыхает? В «Торонто» этим занимался Кайл Лаури и, черт его дери, Дрейк, это же был год Дрейка! В новой команде Кавая эта ответственность возлегла на плечи Беверли.

Разыгрывающий далек от типажа «большой мамочки», которая использует авторитет в целях примирения и сплочения семейства. Но его эмоциональная натура вносит жизнь в стройные ряды бездушных наемников. И уже вместе они начинают смотреть в одном направлении.

Закаленный дождливыми питерскими вечерами Патрик не боится уже вообще никого и дарит свою неуемную энергию направо и налево. Пэт весьма ограничен игровыми и физическими составляющими, но это не мешает ему бодаться с самыми именитыми представителями лиги.

О том, что в играх против ЛеБрона у Патрика дополнительная мотивация, тот не скрывает. Беверли был выбран на драфте «Лейкерс» и обменен в «Хит», но как только ЛеБрон пришел туда в ходе Решения, Патрика отчислили. Отсюда и кривляния, культ ненависти к «Лейкерс» и «подкожная» опека обидчика в ключевом владении матча.

О защите Беверли в минувшем плей-офф против Дюрэнта снимут фильм, а трешток дотошно разберут для пьесы. В отличии от девушек, Патрику действительно не важен размер, и долговязого КейДи он опекал очень достойно, практически нивелировав разницу в фут роста.

С Карри у него прежде были однобокие сражения, пускай и душные для Стефа, но теперь же Беверли имеет полное право защищаться и разговаривать с позиции силы.

Но самый главный биф карьеры и даже жизни Пэт записал совместно с Расселлом Уэстбруком. Противостояние, взявшее начало с Той Самой Травмы Мениска, живет и по сей день.

Беверли получал по 6 фолов во всех трех играх с «Рокетс» в этом сезоне, уже успел традиционно нырнуть Расселлу в ноги в робкой попытке воссоздать картину прошлого, ну а возможная серия между командами предстоящей весной уже готова обжечь все на свете.

Патрик всеяден, но старается выполнять функцию морального тафгая, выбирая в жертвы звезд выше рангом. Он за счет высасывания крови и существует: в «Клипперс», в лиге, да и на планете Земля. Перед дедлайном прошла аморальная новость, что Беверли «недостаточно хорош» для борьбы за чемпионство, но на роль катализатора команды вы не найдете никого лучше.

Проблема Беверли в том, что в попытках вывести из себя противника он воспламеняется сам. Возможно, специфика профессии, но это то, что отличает хороших цепных псов от великих цепных псов. Гэри Пэйтон всегда знал, где остановиться, где охладеть и оставить другого взбешенным и смешным. Патрик же сгорает вместе с чужаком дотла.

Важность Пэта Беверли пытаются измерить цифрами и принизить. Но степень его влияния на команду четко прослеживается в главных играх сезона: две бесхарактерно слитые «ракетам» концовки после фолаута Беверли, 14+16+7 от Пэта и победа над «Бостоном» в самом жарком матче года, энергетический демонизм и кульминационный победный блок-шот в лос-анджелесском дерби.

Беверли безумен, словно пироманьяк, но когда вся твоя команда «on fire» – это, скорее, проблема для других.

Обложка: Авторская by Mak Kartashev.

Фото: Gettyimages.ru/Ezra Shaw, Tom Pennington, Streeter Lecka, Emilee Chinn, Ezra Shaw, Ronald Cortes, Jayne Kamin-Oncea, Otto Greule Jr

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Board Man Gets Paid
+275
Популярные комментарии
McGuffin
+53
охерительный текст. продолжай делать так же!
Ognius
+11
это точно, затянуло в текст по уши!
Ответ на комментарий McGuffin
охерительный текст. продолжай делать так же!
klayman
+5
Изумительно, спасибо!
Nikolay Kitlyaev
+3
Отличный текст. Спасибо. Единственное что выбило из равновесия - пассаж про возможный неадекватный контракт Дэвису. Думается, что там без вариантов 2 максималки подряд будет от почти любого клуба лиги. Разве что здоровье подведет перед второй.
Написать комментарий 17 комментариев

Новости

Реклама 18+