Реклама 18+

Комментарий к проекту «Стратегия развития физической культуры и спорта в РФ до 2030 года»

Захаров Андрей Анатольевич – заслуженный работник физической культуры Российской Федерации, кандидат педагогических наук, профессор.

Согласно пояснительной записке  к проекту Стратегии развития физической культуры и спорта в Российской Федерации до 2030 года (по состоянию на 08 апреля 2020 года) (далее - «Стратегия 2030») данный документ  разработан во исполнение подпункта «е» пункта 1 перечня поручений Президента Российской Федерации от 30 апреля 2019 г. № Пр-759 и в соответствии с Федеральным законом от 28 июня 2014 г. № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации», Правилами разработки, корректировки, осуществления мониторинга и контроля реализации отраслевых документов стратегического планирования Российской Федерации по вопросам, находящимся в ведении Правительства Российской Федерации, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2015 г. №1162.

Важно, что разработчики проекта «Стратегии 2030» указывают на то, что предложенный к обсуждению документ развивает положения Стратегии развития физической культуры и спорта в Российской Федерации до 2020 года и определяет цели, задачи, социальные, экономические показатели развития, параметры ресурсного обеспечения физической культуры и спорта с учетом национальных целей и стратегических задач развития Российской Федерации до 2024 года, определенных в Указе Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 года № 204 и основными направлениями деятельности в рамках реализации национальных проектов.

Комментарий к проекту Стратегии развития физической культуры и спорта в Российской Федерации до 2030 года  представлен в соответствии с предложенной разработчиками документа структурой  и содержит краткие замечания и предложения  по совершенствованию структуры и содержания отдельных глав  данного документа.

 Комментарий к главе I. Общие положения.

В главе указано, что «развитие физической культуры и спорта основано на следующих принципах» и далее идет перечисление этих принципов. Возникает естественный вопрос: кто и с какой целью сформулировал эти принципы? В методологическом  смысле «принцип» – это основание, из которого надо исходить в процессе познания или руководствоваться в практической деятельности. В данном случае следует уточнить значение данных принципов: если  они сформулированы в качестве исходных положений, определяющих организацию и функционирование  системы стратегического планирования (согласно №172-ФЗ), т.е. дают логическую конструкцию «Стратегии 2030», то это понятно, если  эти принципы, как следует из текста, объясняют «развитие физической культуры и спорта», видимо (?) как науки или социального явления, то в данном значении они не совсем уместны.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ: Необходима текстовая редакция, предполагающая  изложение в следующей форме: «Стратегия развития физической культуры и спорта основана на следующих принципах: …» или «Государственная политика в сфере физической культуры и спорта основана на следующих принципах….»; При этом следует пересмотреть сам состав принципов.

В комментируемой главе очень правильно указано  на то, что при разработке Стратегии учтена необходимость межотраслевого взаимодействия и реализация межведомственных проектов (программ), но, к сожалению, из структуры предложенного к рассмотрению документа удален очень важный, на наш взгляд, раздел совершенствования механизмов межотраслевого взаимодействия, присутствовавший в более ранних вариантах проектов «Стратегии 2030».  Вопросы, требующие совместного решения с системой образования, здравоохранения, разнесены по другим разделам Стратегии (при этом некоторые направления межведомственного взаимодействия не были вообще учтены). Особенностью реализации задач государственной политики в сфере физической культуры и спорта является выраженная межведомственная (межотраслевая) связь. Во всех документах государственного планирования, таких как: «Стратегия государственной культурной политики на период до 2030 года», утвержденная распоряжением Правительства РФ от 29.02.2016 г. №326-р; «Стратегия развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года», утверждена распоряжением Правительства РФ от 29.05.2015 г. №996-р; «Стратегия развития здравоохранения Российской Федерации на период до 2025 года», утверждена Указом Президента Российской Федерации от 6.06.2019 г. №254-у; «Стратегия развития спортивной индустрии до 2035 года», утверждена распоряжением Правительства РФ от 3.06.2019 г.   №1188-р. (можно привести ссылки и на другие документы), имеются разделы или пункты, направленные на содействие развитию тех или иных направлений физической культуры и спорта, и предусматривающие соответствующее межведомственное взаимодействие. Поскольку управление этим взаимодействием требует разработки целого комплекса межведомственных механизмов,  оформления их  соответствующими документами и постоянной координации взаимодействия на различных уровнях управления, представляется целесообразным, представить его в «Стратегии 2030» в форме самостоятельного направления деятельности.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ: Необходимо в структуре «Стратегии 2030»  выделить раздел «Межведомственное взаимодействие».

Комментарий к главе II. Анализ текущего состояния развития физической культуры и спорта в Российской Федерации.

В процессе формирования «Стратегии 2030» неотъемлемым и крайне важным  этапом является анализ текущего состояния отрасли. Если анализ проведен полноценно, то  становится очевидным, какие проблемы необходимо решать и какие приоритеты государственной политики должны быть определены на период до 2030 года. Вариант анализа, представленный в проекте Стратегии, дает крайне поверхностное представление о динамике показателей за отчетный период и текущем состоянии отрасли и практически не затрагивает крайне острых проблем, стоящих сегодня перед отраслью физическая культура и спорт. Если формат документа стратегического планирования  не позволяет разработчикам представить полноценный отчет, то «Стратегию 2030»  следует сопроводить полноценным отчетом в виде Приложения, и дополнить текст ссылкой на это Приложение. Не будем специально останавливаться на перечислении необходимых направлений и разделов, которые должны быть представлены  в этом анализе,  очевидно, что они в первую очередь должны дать развернутую информацию об итогах реализации Стратегии -  2020.

В проекте «Стратегии 2030» при анализе текущего состояния развития физической культуры и спорта в Российской Федерации (глава II. стр.4) указано,  что «Были значительно модернизированы системы физического воспитания и подготовки спортивного резерва». На наш взгляд, требует более полного раскрытия эта формулировка, с учетом обязательного уточнения понятия «система физического воспитания» (тем более употребленного во множественном числе). В «Стратегии 2020» понятие «система физического воспитания» (в отдельных случаях «система физкультурно-спортивного воспитания») используется как базовое   понятие наряду с понятиями «физическая культура» и «спорт», и употребляется как в тексте, так и  в наименовании глав Стратегии 2020 (например, глава V. Создание новой национальной системы физкультурно-спортивного воспитания населения; глава VII. Модернизация системы физического воспитания различных категорий и групп населения, в том числе в дошкольных, школьных и профессиональных образовательных учреждениях). Уточнение базовых понятий,  в данном случае, не носит только формальный характер, поскольку речь идет о документе, лежащем в основе стратегического планирования.

Следует учитывать, что до настоящего момента в сфере физической культуры и спорта не существует единой сложившейся понятийной системы, принятой профессиональным сообществом. С одной стороны это свидетельствует о продолжающемся становлении и развитии научно-теоретических основ знания  в данной отрасли. С другой, требует при разработке документов, определяющих государственную политику, очень строгого и научно обоснованного отношения к понятийному аппарату, используемому в этих документах. Поскольку на эти документы  вынуждены ориентироваться разработчики Федеральных и региональных Программ развития физической культуры и спорта, Федеральных стандартов спортивной подготовки по видам спорта (ФССП), нормативных и методических документов на достаточно длительный период времени (в нашем случае до 2030 года).

Разработка новой «Стратегии 2030»  должна строиться на реальных достижениях и огромном опыте, накопленном в отечественной системе физической культуры и спорта. Хотелось бы разработчикам рекомендовать придерживаться более корректных формулировок при описании текущих достижений.   Так, при анализе  текущего состояния отрасли, требуется пояснение, в чем собственно выразилось создание новой национальной системы физкультурно-спортивного воспитания населения (задача и направление реализованное в «Стратегии 2020»). Отдельно  требует пояснения  такой «кардинальный» итог работы,  как, например, «создана отраслевая сеть организаций, осуществляющих спортивную подготовку, включающая……» (стр.5) и некоторые другие. Если исходить из того, что в отрасли вообще отсутствовала «сеть организаций, осуществляющих спортивную подготовку», то такая формулировка соответствует действительности, если нет (?), то следует подобрать более корректную оценку итогов работы. 

 Комментарий к главе III. Вызовы, возможности и риски развития.

 Основной риск в реализации «Стратегии 2030», несомненно, связан с неустойчивым характером российской экономики, это тем более важно учитывать, что динамика факторов нестабильности внешних и внутренних условий в ближайшие годы будет оказывать все большее влияние на состояние и перспективы социально-экономического развития Российской Федерации.

К наиболее опасным для российского общества проявлениям гуманитарного кризиса, которые необходимо учитывать в Стратегии развития физической культуры и спорта, следует  отнести  искажение ценностных ориентиров и размывание духовно-нравственных ценностей, ослабление роли семьи и семейных отношений. Одним из рисков является недооценка потенциала физической культуры и спорта в гармонизации общественных отношений, в том числе и  межнациональных отношений. Существенным риском, в этой связи, становится утрата нравственного авторитета  тренера – педагога – учителя. Исходя из ценностно ориентированного подхода, физическая культура и спорт, как часть национальной культуры, должна рассматриваться как ЦЕННОСТЬ и общественное благо, а не как УСЛУГА.

  Существенный внешний фактор влияния связан с процессами, происходящими в международном спортивном движении. Процесс формирования новой полицентрической модели мироустройства будет, влиять и на формирование новой моделей развития международного спортивного движения и роли России в этом движении.

В качестве рисков, которые необходимо преодолеть при реализации «Стратегии 2030», должны рассматриваться противоречия и отсутствие необходимой межведомственной, межрегиональной и межуровневой координации управления развитием физической культуры и спорта в РФ. В частности, отсутствие механизма согласования назначения руководителей органа исполнительной власти субъекта РФ в сфере физической культуры и спорта.

Практически во всех органах исполнительной власти определены подразделения с функциями стратегического планирования. Однако на региональном и муниципальном уровне в качестве одного из существенных рисков  реализации «Стратегии 2030» следует рассматривать  отсутствие должных навыков координации, регламентации и методического обеспечения стратегического планирования. Это может повлечь за собой   несовпадение сроков и механизмов реализации  данной Стратегии.

 Комментарий к главе IV. Цели, видение (целевое состояние) и задачи развития

физической культуры и спорта.

 При сравнении целей, представленных в «Стратегии 2020», на которые ориентировалась отрасль в период 2010-2020 гг., и целей, сформулированных в проекте Стратегии на период до 2030 года (табл. 1) следует отметить:

Табл.1.

а). Отсутствие преемственности целей «Стратегии 2030» относительно предшествующей «Стратегии 2020», кроме одной «переходной» цели - обеспечения «конкурентоспособности российского спорта на международной арене».

Складывается впечатление, что другие  цели, сформулированные в «Стратегии 2020»,  либо реализованы в полном объеме, либо утратили свое стратегическое значение. Кроме того, следует отметить, что большинство формулировок вряд ли возможно  отнести к специфическому объекту целеполагания  государственной политики в сфере физической культуры и спорта, а именно:

·        «создание условий, обеспечивающих возможность для граждан страны  вести здоровый образ жизни» (?) («Стратегия 2020»). Здоровый образ жизни формируется, опираясь на  комплекс социально-экономических факторов, среди которых физическая культура и спорт  лишь одна из составляющих;   

·        создание условий для «всестороннего и  гармонического развития личности»(?) («Стратегия 2030»). Гармоническое развитие личности вряд ли можно обеспечить исключительно средствами физической культуры и спорта;

·        «обеспечения активного долголетия граждан»(?) («Стратегия 2030»). Также, как и «здоровый образ жизни», «активное долголетие граждан» определяется   большим комплексом факторов, среди которых физическая культура и спорт  лишь один из составляющих;   

б). Цели «Стратегии 2030» носят предельно общий характер и не позволяют сфокусироваться на  объекте государственной отраслевой политики, что, соответственно, не позволяет  выделить целевые ориентиры для стратегического планирования. Выделяя такие цели в «Стратегии 2030» как «гармоническое развитие личности» и «обеспечения активного долголетия граждан», возникает естественный вопрос – зачем нужна отрасль «Физическая культура и спорт», т.к. именно эти же цели  сформулированы и решаются в смежных отраслях - образовании, здравоохранении и культуре? При формулировании целей «Стратегии 2030» следует выделить свой специфический объект, на который должна быть ориентирована государственная политика в сфере физической культуры и спорта. Вполне логично и «политически правильно» привести  формулировки целей «Стратегии 2030» в соответствие с национальными целями развития Российской Федерации, сформулированными в Указе Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 г. №204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года».

При комментарии к содержанию главы IV.  «Цель, видение (целевое состояние) и задачи развития физической культуры и спорта», видимо,  следует уточнить различие между «целью и задачами физической культуры и спорта» как социального явления и «целью и задачами СТРАТЕГИИ развития физической культуры и спорта» как конкретного документа стратегического планирования.

Видение (целевое состояние) сферы физической культуры и спорта – это модель будущего. Достижение параметров этой  модели – это итог успешной реализации задач Стратегии. Поэтому, на наш взгляд, целесообразно приводить описание прогнозируемого «целевого состояния» сферы физической культуры и спорта как итога реализации «Стратегии 2030»  после задач Стратегии, а не до их изложения, как это сделано в проекте. Кроме того, следует уточнить насколько уместно абстрактное описание «целевого состояния» отрасли без конкретных показателей (индикаторов), которые приведены в главе VI. «Этапы, ожидаемые результаты и показатели реализации Стратегии». 

В ряде случаев, при формулировании положений государственной политики, направленной на координацию организационных ресурсов страны, привлеченных к решению задач в сфере физическая культура и спорт, возникает, на наш взгляд, необходимость введения понятия «национальная система физической культуры и спорта» (например, по аналогии с «национальной системой здравоохранения»).

ПРЕДЛАГАЕТСЯ рассмотреть возможность использования в «Стратегии 2030» понятия «национальная система физической культуры и спорта», понимая под ней  систему, объединяющую на территории Российской Федерации все физкультурно-спортивные организации (включая фитнес-центры), спортивные федерации, общественные организации, образовательные и научно-исследовательские организации, учреждения системы здравоохранения, оборонные спортивно-технические организации, федеральные и региональные органы исполнительной власти, органы местного самоуправления и другие организации, осуществляющие деятельность,  направленную на развитие физической культуры и спорта независимо от формы их собственности и ведомственной принадлежности.

Не прослеживается  системность в постановке и  преемственности задач «Стратегии 2030» относительно предшествующей ей «Стратегии 2020». Решение предшествующих задач должно создавать основу для последующей деятельности и повышать ее эффективность. При сравнении ЗАДАЧ представленных в «Стратегии 2020», на которые ориентировалась отрасль в период 2010-2020 гг. и задач, сформулированных в проекте «Стратегии  2030»  следует отметить:           

·        первая задача, сформулированная в проекте «Стратегии 2030», начинается со слов «развитие системы физического воспитания….». Понятие «система физического воспитания», как мы уже отмечали ранее, не имеет в данном документе соответствующего  определения. Поскольку это понятие используется  в качестве базового для стратегического планирования, необходимо  четкое понимание элементов, составляющих структуру «системы физического воспитания», связей между её элементами, учета внутренних и внешних факторов, определяющих ее развитие и т.д. В Федеральном законе от 4 декабря 2007 г. №329-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» это понятие отсутствует. Далее первая задача ориентирует нас на «…и повышение уровня физической подготовленности граждан» - термин «физическая подготовленность» применяется, когда хотят подчеркнуть прикладную направленность  физического воспитания. Т.е. физическая подготовка к чему-то (профессиональной или спортивной деятельности, службе в армии и т.п.). Именно в этом случае она имеет своим результатом «физическую подготовленность». Насколько уместно подчеркивать «прикладность» физического воспитания в данном контексте, следует уточнить у разработчиков Стратегии.

·        вторая задача ориентирует нас на «мотивация граждан к физической активности….»? Во-первых, напрашивается небольшая редакция  в виде, например, «формирование мотивации…».  Во-вторых, «…физическая активность и ее развитие на протяжении жизни» понятие, существенно выходящее за границы активности в сфере физической культуры и спорта. По определению ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения), «физическая активность» - это какое-либо движение тела, производимое скелетными мышцами, которое требует расхода энергии, включая активность во время работы, игр, выполнения домашней работы, поездок и рекреационных занятий. Возможно, следует подобрать близкий по смыслу синоним и заменить им понятие «физическая активность».

·        пятая задача предполагает «совершенствование системы управления в сфере физической культуры и спорта». «Стратегия 2030» это и есть документ, определяющий стратегию управления, или, другими словами, определение приоритетов, основных направлений и механизмов   государственной  политики в сфере физической культуры и спорта. Следовательно, принятие новой Стратегии - это и есть «совершенствование системы управления». 

·        шестая задача, на наш взгляд, может быть сформулирована предельно кратко в виде – совершенствования ресурсного обеспечения «национальной системы физической культуры и спорта». Вряд ли уместно перечислять все составляющие ресурсного обеспечения (при этом, естественно, приводя не полный перечень компонентов).

·        седьмая задача. Строго говоря, «цифровизация» - это есть не что иное, как совершенствование информационного обеспечения системы - одного из компонентов ресурсного обеспечения, о котором уже шла речь в предыдущей (шестой) задаче. Но учитывая, что «цифровизация» - это современный тренд модернизации российской  экономики,   это обстоятельство может объяснять необходимость выделения этой задачи  в самостоятельную.

Согласно принятой «Стратегии развития спортивной индустрии до 2035 года», утвержденной распоряжением Правительства Российской   Федерации от 3 июня 2019 года №1188-р, появился официальный термин «спортивная индустрия». Видимо, следует его использовать при формулировании задач и приоритетных направлений деятельности  «Стратегии 2030».

ПРЕДЛОЖЕНИЯ: Целью Стратегии, на наш взгляд, является определение приоритетов  государственной  политики в сфере физической культуры и спорта, основных направлений и механизмов,  способствующих решению задач устойчивого социально-экономического развития и обеспечения национальной безопасности Российской Федерации.

Задачами государственной политики в сфере физической культуры и спорта, на наш взгляд, являются:

1.   Увеличение количества (доли) граждан Российской Федерации систематически занимающихся физической культурой и спортом;

 2.   Формирование системы мотивации граждан к здоровому образу жизни и систематическим занятиям физической культурой и спортом;

 3.   Создание для всех категорий и групп населения условий для занятий физической культурой и спортом, в том числе повышение уровня обеспеченности населения объектами спорта и  продукцией отечественной индустрии спорта;

 4.   Создание условий для эффективной системы подготовки в спорте высших достижений, способной обеспечить конкурентоспособность российского спорта и укрепление  международного авторитета Российской Федерации.

 5.   Обеспечение эффективной системы подготовки спортивного резерва на основе  выявления, поддержки и развития физических способностей и талантов у детей и молодежи, направленных на их личностную самореализацию.

 Учитывая необходимость межведомственных связей для решения  социально-экономических задач и обеспечения национальной безопасности, возможно, следует сформулировать и задачи межведомственного формата применительно к компетенциям и ресурсам отрасли физическая культура и спорт:

 6.   Содействие воспитанию гармонично развитой и социально ответственной личности средствами физической культуры и спорта;

 7.   Содействие повышению качества жизни всех категорий и групп населения, включая граждан старшего поколения, средствами физической культуры и спорта;

 8.   Создание для детей и молодежи условий для всестороннего физического совершенствования,  способствующего  самореализации личности и  готовности к успешной трудовой деятельности и защите Родины.

 Комментарий к главе V. Основные направления развития физической культуры и спорта.

 В числе основных направлений в проекте «Стратегии 2030» названы 11 направлений развития физической культуры и спорта. Учитывая, что целью Стратегии,  является, прежде всего, определение приоритетов  государственной  политики в сфере физической культуры и спорта, а не просто перечисление направлений деятельности, следует выделить наиболее значимые проблемы. В самом начале главы  уместно указать на приоритеты,  обозначенные  в  поручениях Президента РФ от 30.04.2019, ежегодном  послании Президента РФ Федеральному собранию РФ, и в положениях Указа Президента РФ о национальных целях и стратегических задачах развития РФ на период до 2024 года.

В целом, рассматривая логику построения Стратегии, вполне приемлемо (с учетом требований ФЗ о стратегическом планировании в РФ) выглядит последовательность: цель à задачи à приоритетные направления àмеханизмы реализации стратегии à этапы и ожидаемые результаты à механизм мониторинга и контроль реализации  Стратегии. В соответствии с этой последовательностью изложения уместно в названии V главы   указать и на «механизмы реализации стратегии» (что по факту  присутствует в тексте).

В сравнении с предыдущей «Стратегией 2020», где задачи Стратегии являлись,  по сути, и основными направлениями развития физической культуры и спорта, в предлагаемом проекте «Стратегии 2030» сделана попытка представить основные направления развития физической культуры и спорта в виде основных элементов системы и их ресурсного обеспечения.  

В качестве основных укрупненных элементов системы выделены:

1.   физическая культура и массовый спорт

2.   подготовка спортивного резерва

3.   спорт высших достижений и профессиональный спорт.

Полноценное обсуждение перечня этих трех направлений «Стратегии 2030» и соответствующих им механизмов реализации (мероприятий), упирается очередной раз в проблему, на которую мы уже неоднократно ранее указывали  - необходимость употребления четких терминов и понятий. Не имея четкого представления о содержании этих понятий, сложно оценивать перечень мероприятий, направленных на их развитие. В частности, что вкладывается в понятие «массовый спорт», и какие он включает в себя в современном обществе элементы и формы? Какое место занимает в массовой физической культуре «фитнес индустрия», тем более с учетом внесения последних изменений в Федеральный закон  о физической культе и спорте? Что есть «система подготовки спортивного резерва» и как она соотносится с системой детско-юношеского спорта? Где граница (если она есть) между спортом высших достижений и профессиональным спортом? и т.д. Не уточнив рабочий понятийный аппарат отрасли, нам так и придется «натягивать» на аморфные объекты-направления такие же аморфные механизмы их развития.

Тем не менее, рассматривая отдельные направления развития физической культуры и спорта, и, в частности, подготовку спортивного резерва, следует сделать некоторые комментарии и предложения.

 Комментарий к разделу 2 (глава V). Подготовка спортивного резерва.

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 октября 2018 г. №2245-р утверждена «Концепция подготовки спортивного резерва в Российской Федерации до 2025 года». В комментируемом разделе 2, посвященном буквально той же самой теме, что и принятая Концепция, нет даже упоминания о столь значимом для развития отрасли документе. Более того, в Концепции сформулированы   десять задач и соответствующих им механизмов ее реализации, а в соответствующем  разделе «Стратегии 2030» нет и намека на эту структуру задач и механизмов их реализации. Данная ситуация очень наглядно иллюстрирует отсутствие синхронизации в документах стратегического планирования.

Несколько комментариев к содержанию предложенных в «Стратегии 2030» механизмов обеспечения подготовки спортивного резерва (по абзацам):

Абзац.1. - «внедрение типовых программ спортивной подготовки». Подготовка спортивного резерва, как и весь детско-юношеский спорт нуждаются в комплексной сбалансированной нормативно-правовой базе и адекватном методическом сопровождении. Решение этой задачи осложнено отсутствием «сквозной» методологии и фрагментарностью методических документов. На наш взгляд, в документах стратегического планирования следует указывать на всю логическую последовательность в разработке и «внедрении» документов, выделяя в ней приоритеты.  Согласно Федеральному закону        №329-ФЗ основным документом обязательным для организаций, осуществляющих спортивную подготовку, является Федеральный стандарт спортивной подготовки (ФССП) по видам спорта. «Типовые программы спортивной подготовки» - лишь элемент этой системы, зависящий от ФССП и способствующий более качественной разработке Программ организаций, осуществляющих спортивную подготовку по видам спорта.

Абзац 3. – «создание в организациях, осуществляющих спортивную подготовку, в том числе, училищах олимпийского резерва, подразделений (спортивных интернатов)…..». Предложение, несомненно, актуальное, но, требующее совсем другой редакции, поскольку вряд ли возможен единый подход в этом вопросе ко всем организациям, осуществляющим спортивную подготовку. ЦОПы и УОРы, как учреждения, первостепенной задачей, которых является подготовка спортивного резерва, т.е. спортсменов «проходящих спортивную подготовку в целях включения в состав спортивных сборных команд, в том числе спортивных сборных команд РФ» (Федеральный закон №329-ФЗ) несомненно, должны иметь спортивный интернат в своей структуре (естественно с учетом региональных ресурсов).  Это условие следует, на наш взгляд, закрепить в структурной модели и Типовом Положении УОР и предусмотреть в других нормативных документах. Иная ситуация существует в других типах  организаций, осуществляющих спортивную подготовку: спортивные школы (СШ), специализированные школы олимпийского резерва (СШОР), клубы и т.д.). Таких организаций в стране почти 2,5 тыс. Уровень «ведущих» спортсменов в этих организациях далеко не всегда  предполагает необходимость их проживания в интернате. Поэтому учредителю может быть предоставлено право открывать спортивный интернат, но только при наличии в организации высокого уровня ресурсного обеспечения спортивной подготовки по всем компонентам.

         Абзац 4. - «введение этапа высшего спортивного мастерства в программы спортивной подготовки, реализуемые спортивными школами». Предложение крайне  спорное. Первый вопрос, на который следует ответить при обсуждении этого «пункта» Стратегии - какая первостепенная задача стоит перед спортивной школой и в какой степени она (эта задача) связана с подготовкой спортсменов на этапе высшего спортивного мастерства (ВСМ). На наш взгляд, это вопрос не государственного стратегического планирования, а частного случая, предполагающего решение учредителя о целесообразности открытия этапа ВСМ в конкретной школе, располагающей необходимыми ресурсами для спортивной подготовки на этом этапе. 

Второй вопрос: следует ли вообще разрабатывать программы  спортивной подготовки для этапа высшего спортивного мастерства? Надо учитывать, что любая государственная программа это регламентирующий документ, который подлежит обязательному выполнению и соответствующему контролю. При этом, спортсмены на этапе ВСМ, уже имеют свои индивидуальные планы подготовки и большинство из них являются членами спортивных сборных команд РФ по соответствующим видам спорта, где также предусмотрено планирование спортивной подготовки. Излишняя заорганизованность крайне опасна в вопросах, требующих творчества и инициативы от тренера и спортсмена. Вполне достаточно ограничиться методическими рекомендациями по различным аспектам спортивной подготовки на этапе ВСМ.

 Абзац 6. – «совершенствование механизма перевода спортивно одаренных детей, осваивающих дополнительные предпрофессиональные программы ….». Если рассматривать этот «пункт» в формате Стратегии подготовки спортивного резерва, то следует предусмотреть конкретные мероприятия по совершенствованию всего  механизма перехода спортсменов из одной организации в другую, в том числе и перевода с одной программы на другую.  Это одна из самых болезненных проблем отечественного спорта, которую не удается решить уже много лет. Для обеспечения преемственности и системности спортивной подготовки необходим принципиально другой механизм, позволяющий устранить серьезные  противоречия в  действующей системе подготовки спортивного резерва. Первостепенным принципом, который должен лежать в основе этого механизма,  это  заинтересованность  всех субъектов, осуществляющих спортивную подготовку (спортсмен, родители, тренеры на всех этапах подготовки, руководитель, организация и т.д.), в своевременном переходе (передаче) с низшего уровня на более высокий уровень спортсменов, имеющих потенциальные способности для достижения высших спортивных результатов в избранном виде спорта. Необходима стимулирующая система компенсаций, адресованная каждому  участнику этого процесса на всех уровнях, чтобы передать подготовленного спортсмена (именно подготовленного, а не «форсированного») было выгоднее, чем оставить у себя.  Причем значимость этих компенсаций должна зависеть от эффективности выступления спортсмена на самом высшем уровне. Такой подход должен лежать и в основе преодоления «проблемы форсированной подготовки», то есть нарушения возрастных и психо-физиологических механизмов формирования спортивного мастерства, которая очень обострилась в последнее время.

 Именно такой, в данном случае именно «стратегический подход», может  создать мощный  импульс для развития системы подготовки спортивного резерва в стране.

 Абзац 10. «совершенствование нормативной правовой базы, регламентирующей вопросы создания и деятельности училищ олимпийского резерва и спортивных интернатов как вертикально-интегрированной системы образования в области физической культуры и спорта». Почему из комплексной проблемы совершенствования нормативно-правовой базы училищ олимпийского резерва, разработчики «Стандарта 2030» выделили в данном разделе  вопрос интеграции в системе образования, вызывает недоумение. Наверное, было бы логично эту проблему рассматривать в общей многоуровневой системе подготовки кадров в области физической культуры и спорта, тем более в связи с разработкой и внедрением новых стандартов СПО.

В рамках  комментария к данному разделу  «Стратегии 2030»  уместно уточнить место и роль УОРов в системе подготовки спортивного резерва в РФ. До сих пор их роль остается очень «размытой». Требования к структуре и ресурсному обеспечению деятельности училищ напрямую зависит от ответа на вопрос: УОР - это организация,  которая в первую очередь должна обеспечивать эффективную подготовку кандидатов в спортивные сборные команды Российской Федерации  или главная задача УОРа – реализация  программ среднего профессионального образования (СПО)? Если второе, то в чем отличие УОР от педагогических колледжей, реализующих программы  СПО в области физической культуры и спорта.

На наш взгляд, принципиально важно для всей системы подготовки спортивного резерва, чтобы  УЧИЛИЩЕ ОЛИМПИЙСКОГО РЕЗЕРВА   рассматривалось, как организация,

(В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ) осуществляющая спортивную подготовку кандидатов в спортивные сборные команды субъектов РФ и спортивные сборные команды РФ по олимпийским видам спорта, реализуемую в режиме непрерывного  тренировочного процесса с обеспечением питания, проживания, медицинского и научно-методического сопровождения и обеспечивающее реализацию основного общего, среднего общего и специального профессионального образования в области физической культуры и спорта.

 Абзац 11. «совершенствование до 2024 года законодательства Российской Федерации в части определения спортивной подготовки как учебно-тренировочного процесса, гармонизации федеральных стандартов спортивной подготовки как особых образовательных стандартов». В перечне поручений Президента Российской Федерации от 30 апреля 2019 года №Пр-759 (п.1г) Правительству РФ поручено «представить предложения по комплексному совершенствованию законодательства о физической культуре и спорте» до 1 октября 2020 года. С учетом этого поручения предполагающего, по сути, новую редакцию Федерального закона  о физической культуре и спорте, вряд ли уместно в «Стратегии 2030» указывать на конкретные многочисленные пункты Федерального закона, требующие совершенствования.

Намерение разработчиков обеспечить «гармонизацию федеральных стандартов спортивной подготовки как особых образовательных стандартов» требует развернутого пояснения  (что именно собираются «гармонизировать?). В этих стандартах совершенно разный предмет стандартизации: в одном случае это «требования к спортивной подготовке», в другом «требования к образованию».

 (?) Рассматривая отдельные проблемы подготовки  спортивного резерва, на наш взгляд, следует предусмотреть поэтапное совершенствование параметров и целевых показателей Федеральных стандартов спортивной подготовки (ФССП) по видам спорта с учетом их принадлежности к «базовым видам спорта» с учетом предлагаемой нами редакции этого понятия.

Краткое пояснение к проблеме. Согласно ФЗ №329 «О физической культуре и спорте в РФ» Федеральные стандарты спортивной подготовки представляют собой совокупность минимальных требований к спортивной подготовке по видам спорта. Согласно ст.33 федеральные стандарты спортивной подготовки устанавливаются по (всем) видам спорта, внесенным во Всероссийский реестр видов спорта, развитие которых осуществляется соответствующей общероссийской федерацией (за исключением военно-прикладных, служебно-прикладных и национальных видов спорта). На сегодняшний день во Всероссийском реестре видов спорта указано 136 видов спорта, развитие которых осуществляется на общероссийском уровне. На мой взгляд, с учетом накопленного опыта, необходимо еще раз вернуться к «определению сфер государственного регулирования, стратегических и приоритетных направлений развития национальной системы стандартизации в области физической культуры и спорта». В этой связи возникает вопрос: По всем ли видам спорта должен быть разработан ФЕДЕРАЛЬНЫЙ (подчеркиваю) стандарт спортивной подготовки? Сразу оговариваюсь, что вопрос входит в противоречие с действующим Федеральным Законом 329-ФЗ (Ст.2.п.1.2)

Одна из проблем, которая остро обсуждается все эти годы в связи с внедрением Стандартов, это финансовое и материально-техническое обеспечение реализации стандартов. До настоящего времени остается не ясным, какой финансовый ресурс может быть направлен федеральным и региональным бюджетами на реализацию ФССП. При разработке первого поколения стандартов предполагалось, что будет поэтапно наращиваться финансирование с расчетом на то, что к 2020 году удастся выйти на финансирование в объеме до 100%. На сегодняшний момент этого не произошло. Причем, реальная ситуация очень далека от заданных параметров (точные расчеты привести сложно, но по мнению многих директоров спортивных школ    обеспеченность ФССП колеблется от 8 до 30%. При этом во многих регионах участились проверки организаций, осуществляющих спортивную подготовку на предмет выполнения требований ФССП.

Поэтому закономерно, что в целом ряде новых проектов ФССП отмечается выраженная тенденция к снижению уровня требований, как в  старой поговорке  «По одёжке протягивай ножки». Это объясняется разработчиками,  в первую очередь,  недостаточным ресурсным обеспечением. Эта ситуация прямо противоречит целям и задачам государственной политики в области стандартизации, реализуемой через внедрение Федеральных стандартов  спортивной подготовки (ФССП), где требуется сохранить вектор на повышение конкурентоспособности наших российских спортсменов через  внедрение  передовых спортивных технологий, повышение уровня безопасности,  охраны здоровья и   повышения качества выполнения работ и оказания услуг по спортивной подготовке. Существуют ли основания предполагать, что эти ресурсы появятся для реализации ФССП в полном объеме в ближайшие годы, видимо,   нет.

Выход может быть только один – перераспределение ресурсов и концентрация их на главных стратегических направлениях (в данном случае видах спорта).  С этой целью считаем необходимым предложить  другой методологический подход к стандартизации спортивной подготовки. В частности, разделить стандарты отрасли на два типа: федеральный (национальный) стандарт и стандарт организации.

По нашему предложению, Федеральные стандарты должны разрабатываться не для всех 136 видов спорта. ФССП должны быть разработаны и утверждены федеральным органом исполнительной власти в области физической культуры и спорта только для видов спорта, являющихся стратегически значимыми (базовыми) для реализации  новой «Стратегии развития физической культуры и спорта в Российской Федерации до 2030 года». Обязательным условием реализации этого принципа должна быть гарантия, что  всем учреждениям, осуществляющим спортивную подготовку в этих БАЗОВЫХ видах спорта согласно утвержденному государственному заданию, должно быть  предоставлено 100% ресурсное обеспечение ФССП  (федеральное + региональное финансирование). Этот подход предполагает принципиально другое значение  понятия «базовый вид спорта» (что может иметь существенное значение  и при аккредитации Федераций). Предположительно, таких видов должно  быть 30-35. Реализация задач «Стратегии 2030» должна быть увязана с возрастающими требованиями стандартов (спорт не стоит на месте) и должна опираться на формирование и обязательное внедрение в практику современной технологии спортивной подготовки  (с учетом быстро устаревающей методической и материально-технической базы подготовки спортсменов в различных видах спорта).

         Спортивная подготовка в других видах спорта может регулироваться стандартом организации. (В первую очередь, это всероссийские Федерации по видам спорта, но могут быть и отдельные учреждения, осуществляющие спортивную подготовку по разработанным  ими и утвержденным в установленном порядке стандартам).

ПРЕДЛОЖЕНИЕ. С целью создания условий для долгосрочной  государственной поддержки в отношении задач, отнесенных к полномочиям РФ в области физической культуры и спорта, и предусматривающих решение стратегической задачи формирования спортивного резерва, предлагается  включить в проект новой «Стратегии развития физической культуры и спорта в Российской Федерации до 2030 года» требования к поэтапному совершенствованию параметров и целевых показателей Федеральных стандартов спортивной подготовки по базовым (в новой редакции) видам спорта.

 (?) Стратегическое планирование продолжает оказывать слабое влияние на  развитие видов спорта. При формальном согласовании с Министерством спорта Российской Федерации программ развития  видов спорта, пока не сложилось эффективной системы оценки достижения ожидаемых результатов.  Всероссийские и региональные федерации  не всегда считают необходимым разрабатывать и координировать программы  с учетом требований федеральных и  региональных документов стратегического планирования.  Принятие   «Стратегии 2030»  должно способствовать разработке   программ «нового поколения», в которых Федерации рассматриваются, как полноценные субъекты стратегического планирования. Эта работа должна осуществляться с учетом всех требований стратегического планирования - анализа текущего состояния, целей, задач, приоритетных направлений, всесторонней оценки ресурсов развития и перечня конкретных мероприятий, направленных на развитие вида спорта в каждом субъекте РФ.  Минспорт России, в свою очередь, должен  оценить эффективность действующих мер государственной политики, территориальные особенности и расставить приоритеты в развитии каждого вида спорта на долгосрочную перспективу. Программы развития вида спорта должны соответствовать основным направлениям и задачам «Стратегии 2030» и иметь развернутую характеристику ожидаемого результата, перечень исполнителей и критерии, отражающие степень решения проблем развития данного вида спорта.

Выполнение плана мероприятий направленных на  реализацию Программы развития вида спорта должно рассматриваться в качестве основного и обязательного  критерия  при аккредитации Федераций. При этом следует обеспечить наличие методических  рекомендаций для разработки  документов стратегического планирования, адаптированных для федераций по видам спорта всероссийского и регионального уровня. 

        В отношении других направлений развития физической культуры и спорта, представленных в проекте «Стратегии 2030», можно сделать следующие  комментарии и предложения. Если попытаться придерживаться т.н. «ресурсного подхода», который остается достаточно популярным и практичным в вопросах планирования, включая и долгосрочное планирование, то логично было бы в качестве направлений «Стратегии 2030» рассмотреть пять основных ресурсных компонентов:

·        финансовое обеспечение;

·        кадровое обеспечение;

·        технологическое обеспечение;

·        материально-техническое обеспечение;

·        информационное обеспечение;

Соответственно все ресурсные компоненты должны рассматриваться применительно к обеспечению конкретного элемента системы физической культуры и спорта.  Например, если мы рассматриваем «массовый спорт», то он должен иметь и соответствующее  ресурсное обеспечение (финансовое, кадровое, технологическое, материально-техническое, информационное). Поэтому не может быть просто «кадрового обеспечения», не «привязанного» к обеспечению деятельности  конкретного элемента системы. Поскольку кадровое обеспечение, например, спорта высших достижений имеет существенные отличия от кадрового обеспечения массового спорта, или  финансовое обеспечение развития детско-юношеского спорта имеет принципиальные отличия от механизмов финансирования «фитнес-индустрии» и т.д.

К большому сожалению, в проекте «Стратегии 2030»  «ресурсные» направления представлены без связи с объектом обеспечения: научное и научно-методическое обеспечение; медицинское и медико-биологическое обеспечение, антидопинговое обеспечение, кадровое обеспечение, спортивная инфраструктура, «цифровизация». В таком варианте мероприятия, направленные на реализацию  государственной политики, выглядят в значительной степени в форме  декларации.  

Ресурсное обеспечение системы - это один из самых сложных вопросов стратегического планирования. Оно не может осуществляться без ресурсов, обеспечивающих достижение поставленной цели. Ресурсное обеспечение стратегического планирования, согласно положениям Федерального Закона «О стратегическом планировании в Российской Федерации» №172-ФЗ от 28.06.2014 г. (с изм. от 03.07.2016) предусматривает, наряду с другими документами стратегического планирования, разработку бюджетного прогноза, который позволяет установить финансовые возможности достижения поставленных стратегических целей.

Финансовое обеспечение, по каким-то причинам, исключено из перечня направлений развития физической культуры и спорта и выделено в отдельную главу VII. Из предельно краткого текста главы следует, что финансовое обеспечение «Стратегии 2030» будет осуществляться с учетом Бюджетного прогноза Российской Федерации на период до 2036 года, утвержденного Правительством РФ от 29 марта 2019 г.№558-р., который, естественно, будет ежегодно корректироваться. 

В анализе текущего состояния отрасли (глава II) не указана доля бюджетного финансирования в общем объеме финансовых поступлений всех физкультурно-спортивных организаций РФ. Нет стратегии формирования механизмов финансовых поступлений по основным направлениям развития отрасли, в частности, как согласно «Стратегии 2030» планируется  осуществлять финансирование профессионального спорта и др. Какие возможности предусмотрены в Стратегии  для роста внебюджетных доходов организаций физической культуры и спорта? Как в Стратегии предусмотрено   осуществлять развитие государственно-частного партнерства? Все эти важнейшие вопросы остались в проекте «Стратегии 2030» без внимания. Отсюда следует, что в условиях неустойчивой российской экономики главной  проблемой «Стратегии 2030» может стать отсутствие в ней  главного ресурса развития  – финансового обеспечения. Вся совокупность внешних и внутренних факторов (включая и последствия коронавируса - Covid-19),  будет оказывать существенное влияние на состояние и перспективы долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации и, соответственно, всей отрасли физическая культура и спорт.

«Игра в сценарии» («инерционный», «инновационный», «базовый», «приоритетный» и т.п.), и описание так называемых «ожидаемых результатов», может, несомненно, развлечь читателя, но без бюджетного прогноза не может быть основой для научно-обоснованного стратегического планирования, соответствующего требованиям  Федерального закона о стратегическом планировании в РФ.

В комментарии к другим направлениям развития физической культуры и спорта, предложенным в V главе, следует еще раз рекомендовать рассмотреть их с позиции  ресурсного обеспечения системы.

         Антидопинговое обеспечение. При всей скандальной популярности этой темы в последние годы,  основное  содержание антидопингового обеспечения составляют вопросы, отнесенные к  разделу медицинского и медико-биологического  обеспечения. Поэтому вполне  логично включить  «антидопинговое обеспечение» в качестве раздела в единый блок ресурсного обеспечения – «технологическое обеспечение».

  Цифровизация физической культуры и спорта. Как мы уже отмечали ранее - «цифровизация» это есть не что иное, как совершенствование информационного обеспечения системы управления отраслью. Поэтому, если использовать «ресурсный подход» при определении  основных направлений развития, то логично мероприятия по «цифровизации» представить в разделе «информационное обеспечение, уточнив особенности мероприятий применительно к основным элементам системы физической культуры и спорта и условиям регионального развития.

 Любая система характеризуется внутренними и внешними условиями, определяющими ее функционирование. Применительно к  развитию государственной системы физической культуры и спорта эти условия  можно охарактеризовать следующими направлениями:

·        международное спортивное сотрудничество (представлено в Стратегии, глава V. раздел 9)

·        региональное развитие (представлено в проекте Стратегии, глава V. раздел 11);

·        межведомственное сотрудничество (отсутствует в проекте);

·        расширение открытого диалога с гражданским обществом (отсутствует  в проекте Стратегии).

 (?) МЕЖВЕДОМСТВЕННОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО (глава предлагается для включения в «Стратегию 2030»)

Цели социально-экономического развития и обеспечения национальной безопасности  предполагают консолидацию усилий различных ведомств на федеральном, региональном и муниципальном уровне и соответствующего участия различных институтов гражданского общества, направленного на развитие физической культуры и спорта в Российской Федерации. Поэтому особая значимость и одновременно сложность реализации задач «Стратегии 2030» состоит в необходимости создания сбалансированной нормативно-правовой базы и механизмов межведомственного сотрудничества в решении задач развития физической культуры и спорта.

Обсуждая направления реализации «Стратегии 2030», считаю необходимым еще раз подчеркнуть, что наиболее  существенное значение имеет совершенствование механизмов межведомственного сотрудничества с Министерством культуры, Министерством просвещения, Министерством науки и высшего образования, Министерством здравоохранения, Министерством обороны, Министерством внутренних дел.

Не будем останавливаться на всех аспектах межведомственного сотрудничества, но применительно к вопросам здравоохранения и воспитания хотелось бы сделать некоторые комментарии и предложения.

 Комментарий к вопросам межведомственного взаимодействия в сфере здравоохранения и физической культуры и спорта.

 В проекте «Стратегии 2030» в главе V. представлен раздел 4.1.«Медицинское и медико-биологическое обеспечение физической культуры и спорта», кроме того, вопросы здравоохранения затрагивают совместное межведомственное взаимодействие.

В статье 41.п.2 Конституции Российской Федерации провозглашено, что в Российской Федерации финансируются федеральные программы охраны и укрепления здоровья населения, поощряется деятельность, способствующая укреплению здоровья человека, развитию физической культуры и спорта. Реализация эффективной государственной политики по формированию здорового образа жизни у граждан Российской Федерации предполагает широкое межведомственное взаимодействие с Минздравом России.

Важнейшее направление совместной межведомственной деятельности связано с  формированием мотивированного отношения к собственному здоровью и значительному повышению меры собственной ответственности за его сохранение и поддержание активного долголетия. Разработка совместных мер по повышению двигательной активности, которая представляет собой важнейшее условие поддержания здоровья граждан, включая:

·        пропаганду и стимулирование активного образа жизни, образование населения в вопросах физической культуры;

·        восстановление производственной гимнастики с разработкой конкретных рекомендаций по её содержанию и формам осуществления с учетом условий труда;

·        развитие лечебной и различных форм оздоровительной физической культуры, направленной на поддержание здоровья (с опорой на имеющийся в этой области мировой опыт и разработки российских специалистов);

·        образование (просвещение) различных групп населения по вопросам здорового питания, в том числе разработки специализированных рационов питания для спортсменов, входящих в составы сборных команд по видам спорта и проходящих спортивную подготовку в учреждениях с круглосуточным пребыванием. Привлечение к разработке специализированного питания организаций, занимающихся данными вопросами.

С учетом мероприятий, предусмотренных в документах стратегического планирования в сфере здравоохранения,  следует уточнить и другие механизмы взаимодействия, в частности:

Профилактика заболеваний, комплексный диспансерный контроль и физическая реабилитация после травм и заболеваний, занимающихся физической культурой и спортом во всех звеньях системы физического воспитания.

Расширение возможностей врачебно-физкультурных диспансеров, позволяющих обеспечить медицинское сопровождение лиц, активно занимающихся физической культурой и спортом.   Проведение ежегодных профилактических осмотров всех категорий систематически занимающихся физической культурой и спортом с учетом увеличения численности данной категории граждан  с 22 млн. человек до 57 млн. человек, в том числе среди лиц с ограниченными возможностями здоровья и инвалидов со 192 тыс. человек до 1,4 млн человек. (*с учетом достигнутых целевых показателей «Стратегии  2020» более 40% граждан вовлечено в систематические занятия физической культурой и спортом).

Обеспечение медицинского сопровождения при проведении спортивных соревнований и физкультурных мероприятий на всех уровнях  (федеральный, региональный, муниципальный). Обеспечение комплексной системы безопасности.

Совершенствование системы подготовки спортивных врачей и специалистов различного профиля. При аккредитации экспертов по качеству медицинской помощи предусмотреть требования  предоставления медицинской помощи в сфере физической культуры и спорта.

При осуществлении мероприятий по «цифровизации физической культуры и спорта» необходимо предусмотреть своевременное и полное обеспечение информационного взаимодействия сферы физической культуры и спорта и здравоохранения на основе использования информационно-коммуникационных технологий, интеграцию созданных медицинских информационных систем в единое информационное пространство  и обеспечение формализованного информационного обмена с системами регионального и федерального уровня.

Обеспечение лекарственными препаратами и медицинскими изделиями с целью повышения доступности качественных, эффективных и безопасных лекарственных препаратов и медицинских изделий для лиц занимающихся физической культурой и спортом. Создание рациональной и сбалансированной системы обеспечения лекарственными препаратами организаций, осуществляющих спортивную подготовку, исключающей риски нарушения антидопинговых требований.

Совершенствование системы стандартизации качества лекарственных препаратов с учетом требований Антидопингового Кодекса и совершенствование мер государственного контроля и надзора в сфере обращения лекарственных средств и медицинских изделий, борьбы, с учетом международного опыта, с фальсифицированной и небезопасной медицинской продукцией в целях обеспечения безопасности, эффективности и качества при обращении лекарственных средств и медицинских изделий в сфере физической культуры и спорта.

Совершенствование порядка формирования перечней лекарственных препаратов для рекомендованного применения в сфере физической культуры и спорта, включая детско-юношеский спорт и спорт высших достижений.

Комментарий к проблеме «воспитания», как объекту межведомственного взаимодействия в сфере культуры, образования и физической культуры и спорта.

Заслуживает особого внимания ситуация, сложившаяся в вопросах воспитания, и степень социальной ответственности, которую должен нести российский спорт и вся отрасль физической культуры и спорта применительно к проблемам воспитания молодого поколения россиян.

В предыдущих вариантах документов стратегического планирования в сфере физической культуры и спорта вопросы воспитания не были включены. Я естественно имею в виду не  физическое воспитание как таковое, а  воспитание, понимая под ним духовно-нравственное, гражданское, патриотическое, межнациональное воспитание. Видимо, разработчики посчитали приведенные положения слишком декларативными (?). При этом создалась парадоксальная ситуация. С одной стороны, спорт остается одним из немногих социальных механизмов, способных позитивно влиять на  эту ситуацию   в стране (учитывая, что почти 3,2 млн. человек вовлечены в систему только спортивной подготовки). С другой стороны, спорт в последние годы формально исключен из системы воспитания. Не исключением стал и проект «Стратегии 2030» (справедливости ради, следует указать на  стр.11 есть упоминание о гражданско-патриотическом воспитании).

 При этом если обратиться к  документам, затрагивающим пограничные с физической культурой и спортом сферы - образования, культуры, семейной, молодежной, национальной политики, а также международные документы, касающиеся защиты прав детей, ратифицированные Российской Федерацией, возникает масса «белых пятен» в проекте «Стратегии 2030», свидетельствующих  об отсутствии координации с этими ведомствами.

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 29 мая 2015 г. №996-р утверждена «Стратегия развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года». В этом документе прямо указывается на необходимость повышения эффективности воспитательной деятельности в системе физической культуры и спорта (стр.3). Воспитание детей рассматривается как стратегический общенациональный приоритет, требующий консолидации усилий различных институтов гражданского общества и ведомств на федеральном, региональном и муниципальном уровнях.

С учетом целей государственной социальной политики и обеспечения национальной безопасности России, следует признать в качестве приоритетной задачи, которая должна быть учтена при разработке и утверждении  «Стратегии развития физической культуры и спорта в Российской Федерации до 2030 года», повышение эффективности воспитательной деятельности в системе спортивной подготовки и создание условий, направленных на повышение правового, ресурсного, организационно-методического обеспечения воспитательной деятельности и ответственности за ее результаты.

  В результате состоявшегося обсуждения Комиссия по спорту высших достижений и подготовки спортивного резерва Общественного совета при Минспорте России  (протокол от 19.02.2020 г.) рекомендует Министерству спорта Российской Федерации:

         1. С целью создания условий для долгосрочной государственной поддержки в отношении задач, отнесенных к полномочиям Российской Федерации в области физической культуры и спорта, включить в проект стратегии развития физической культуры и спорта в Российской Федерации до 2030 года раздел «Физическая культура и спорт как форма воспитания граждан РФ», предусмотрев требования к поэтапному совершенствованию параметров и целевых показателей.

         2. Рассмотреть вопрос о создании в структуре Министерства спорта Российской Федерации подразделения, реализующего цели и задачи физической культуры и спорта как формы воспитания граждан РФ, и обеспечивающего систему комплексного методического сопровождения деятельности тренеров и других работников, участвующих в реализации воспитательной функции спортивной подготовки.

         3. Обеспечить межведомственное взаимодействие, при котором организация, осуществляющая спортивную подготовку, независимо от  принадлежности, типа и организационно-правовой формы, могла бы обеспечить реализацию задач духовно-нравственного, гражданского, патриотического и межнационального воспитания.

         4. Рассмотреть вопрос о внесении изменений в Федеральный закон  от    4 декабря 2007 г. № 329-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации», имея в виду:  

         4.1. дополнить пункт 24 (понятие «тренер») статьи 2 «Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе» после слов «спортивных результатов» словами «осуществляющее деятельность, направленную на воспитание личности, развитие физических возможностей спортсмена, приобретение им умений и знаний в области физической культуры и спорта в целях формирования всесторонне развитого и физически здорового человека с высоким уровнем физической культуры»;

         4.2. предусмотреть в пункте 1 («требования к структуре и содержанию программ спортивной подготовки, в том числе к освоению их теоретических и практических разделов применительно к каждому этапу спортивной подготовки») части 3 статьи 33 «Федеральные стандарты спортивной подготовки» реализацию воспитательных функций спортивной подготовки.

         5. Обеспечить гармонизацию нормативных правовых актов, действующих в сфере спортивной подготовки, а также норм и условий оплаты труда, установленных Трудовым кодексом Российской Федерации, типовых отраслевых норм труда тренеров и иных специалистов сферы физической культуры и спорта с вносимыми изменениями, касающимися воспитательной деятельности.

         6. Разработать предложения для внесения в профессиональный стандарт «Тренер» трудовой функции, связанной с осуществлением тренером воспитательной деятельности с перечнем трудовых действий, умений и знаний, необходимых для эффективного выполнения воспитательных функций.

         7. В Программах совершенствования системы подготовки и повышения квалификации тренерских кадров предусмотреть новые подходы к формам и содержанию воспитания в системе подготовки спортивного резерва, ознакомление с лучшим опытом реализации программ спортивной подготовки, способствующих духовно-нравственному, гражданскому, патриотическому и  межнациональному воспитанию.

         8. При разработке и утверждении новых федеральных государственных образовательных стандартов высшего образования и среднего профессионального образования предусмотреть совершенствование воспитательного компонента с учетом современных требований к профессиональной деятельности тренера.

         9. Разработать концепцию и оформить в ФГБУ «Государственный музей спорта» экспозицию, посвященную спортсменам, принимавшим участие в Великой Отечественной войне («Советские спортсмены на фронтах Великой Отечественной войны»).

10. Возродить совместно с общероссийскими федерациями по видам спорта традицию торжественного посвящения  спортсменов в «Члены олимпийской сборной команды России» и «Сборной команды России».

 (?) РАСШИРЕНИЕ ОТКРЫТОГО ДИАЛОГА С ГРАЖДАНСКИМ ОБЩЕСТВОМ

         (глава предлагается для включения в «Стратегию 2030»).

 Поступательное развитие физической культуры и спорта, повышение доступности и качества услуг обеспечиваются, в том числе, и участием гражданского общества в принятии решений органами государственной власти и контроле за их реализацией. Широкое общественное обсуждение принимаемых решений позволяет учитывать права и законные интересы граждан в сфере физической культуры и спорта.

В целях расширения открытого диалога органов государственной власти с гражданским обществом и обратной связи с потребителями (спортивно-физкультурных) услуг необходимо обеспечить открытость деятельности государственных органов власти в сфере физической культуры и спорта, используя в качестве формы открытого диалога:

·        создание общественных советов, при органах государственной власти в сфере физической культуры и спорта;

·        создание экспертных советов с привлечением специалистов из смежных отраслей, консультативных органов, тренерских советов по основным направлениям развития физической культуры и спорта;

·        более широкое привлечение представителей федераций по видам спорта к обсуждению вопросов развития спорта;

·        формирование системы общественного контроля и независимой оценки качества работы физкультурно-спортивных организаций.

Практически все пункты этого раздела выполняются в реальной деятельности Минспорта России и на региональном уровне, но сам раздел в «Стратегии 2030»  должен присутствовать, тем более тема «ОТКРЫТОСТИ» многократно звучала в интервью Министра.

Комментарий к главе VI. Этапы, ожидаемые результаты и показатели реализации Стратегии.

 Определение  этапов реализации «Стратегии 2030» должно осуществляться на основе последовательности решения задач и предварительного планирования комплекса мероприятий,  сроков их выполнения, ожидаемых результатов и ответственных исполнителей.

Поскольку проект плана мероприятий еще не сформирован, то невозможно оценить насколько предложенные этапы  соответствуют целям, задачам, направлениям и срокам реализации «Стратегии 2030». В результате сохраняется значительная сложность, а в ряде случаев и  невозможность экспертной оценки предложенных сроков реализации  «Стратегии 2030».

В плане реализации Стратегии необходимо предусмотреть  синхронизацию со всеми отраслевыми и межведомственными нормативно-правовыми документами, определяющими эффективность реализации Стратегии. Этапы реализации Стратегии должны учитывать установленную периодичность бюджетного планирования.

Поскольку в  качестве рисков реализации «Стратегии 2030» может рассматриваться несовпадение плановых сроков реализации  данной стратегии и сроков реализации других документов стратегического планирования,  например, таких как: «Концепция подготовки спортивного резерва в Российской Федерации до 2025 года», утвержденная распоряжением Правительства РФ от 17.10.2018 г. №2245-р.;    «Стратегия развития спортивной индустрии до 2035 года», утвержденная распоряжением Правительства Российской    Федерации от 3 июня 2019 года №1188-р., вопросам синхронизации должно быть уделено первостепенное значение.

Отдельного комментария  заслуживают «показатели реализации Стратегии». Во-первых, представленные показатели не увязаны с  конкретным задачам и направлениям развития физической культуры и спорта, что не позволяет оценить результативность и эффективность реализации конкретных задач и направлений «Стратегии 2030».

Во-вторых, целый ряд показателей требуют или уточнения методики расчета значений этих показателей (индикаторов) или полного отказа от их применения в системе  контроля за результатами реализации «Стратегии 2030». Например, показатель «доля российских спортсменов, ставших призерами Олимпийских игр, в общей численности российских спортсменов, участвующих в Олимпийских играх (%)». Логика предложенного разработчиками показателя предполагает, что если участвовало, например 5 спортсменов и все пять стали призерами, то показатель 100%, а если участвовало 100 и призерами стали только 5, то показатель 5%. Напрашивается вывод: чем меньше российских спортсменов участвует в олимпийских играх, тем лучше для России(?). Если спортсмен (или команда) отобрались на ОИ, но не претендуют на медали, то чтобы не снизить «процентный показатель»  лучше остаться дома. Различные вариации этого показателя предложены в тексте несколько раз. Аналогичный смысл  и у показателя «доля граждан, выполнивших нормативы (тесты) ГТО, в общей численности граждан, принявших участие в соответствующих испытаниях (%).

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Учитывая, что основные замечания и предложения по совершенствованию проекта «Стратегии развития физической культуры и спорта в Российской Федерации  до 2030 года» были изложены нами в тексте, можно делая обобщенное заключение рекомендовать существенную доработку структуры и содержания данного документа.

        

 

 

 

 

 

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Комментарии о спорт-проектах
+1
Написать комментарий

Новости