Реклама 18+

«Когда выстроена система, функция главного тренера растворяется». Прощальное интервью голландца, который поднял наши коньки

От редакции: вы находитесь в блоге PoKatit - автор которого подробно и интересно рассказывает о конькобежном спорте. Сегодня здесь интервью с Костей Полтавцем – голландском тренере, который 10 лет работал в сборной России, а теперь, похоже, уходит. Поддержите материал плюсами, комментариями и подпиской.

Время наступило странное и нам всем вместе надо его пережить. Мы привыкли к жесткому ритму и распорядку дня, но сейчас надо чуть-чуть успокоиться. Существует много домашних обязанностей, которые во время сезона откладываешь”, – начал беседу по видеосвязи из Херенвена Полтавец. 

- Конькобежный сезон завершился месяц назад. Ребята вышли из отпусков и уже нужно начинать подготовку к следующей зиме. Но приходится сидеть дома. Как выходить из такой ситуации? 

– У большинства дома есть велостанки. Нужно поддерживать себя силовой тренировкой, чтобы не потерять тонус мышц. Со своим весом можно серьезно нагрузиться. Для тренировки легких существует много дыхательных упражнений из йоги. В психологическом плане сложно без движения, но мы не можем пренебрегать мерами предосторожности. Это опасный вирус и нужно оставаться дома. Спортсмены должны сейчас заняться серьезной интеллектуальной аналитической работой, чтобы оценить прошедший сезон. Это касается также и руководителей федераций. Каждый должен оглянуться назад и понять, что получилось, а что нет, наметить какие-то ориентиры и поставить новые цели. Это сейчас самое главное, чтобы не попасть в психологический кризис.  

- Вы поддерживаете форму? 

– Во время сезона из-за большого количества переездов мне тоже тренироваться особо некогда. Но сажусь на станок, это продолжает оставаться частью особого ритуала, наверное, хотя каких-то особых целей у меня сейчас нет. Личные рекорды я уже никогда не побью. Просто нужно себя поддерживать в хорошем физическом и психологическом состоянии. Тренер не может прийти уставшим на работу и в таком состоянии мотивировать спортсменов (улыбается). 

 Константин Полтавец на финише чемпионата Европы по триатлону (Ironman) во Франкфурте  

- Какие у вас дальнейшие планы?

– Пока сложно сказать. Конкретики нет, это связано с ситуацией, в которую мы все попали. Причем, это касается не только меня, а всего мирового спорта. Сейчас спорт ушел на второй план и здоровье важнее. Пока не появится вакцина, сложно говорить о каких-то планах. 

- Мы все надеемся, что скоро удастся победить этот вирус. После нормализации жизни, все-таки чем бы хотели заняться – тренерской работой в коньках или может быть в триатлоне? 

– Честно говоря, рассматриваю оба варианта. Есть задумки написать практическое пособие для тренеров по подготовке на высоте. Не только для коньков. Это может быть международная работа сразу нескольких специалистов по разным видам спорта. Как раз сейчас достаточно времени, чтобы все это обсудить. Книга должна получиться интересной. 

Справка: Константин Полтавец - родился 27 ноября 1962 года в Харькове. Участник чемпионата Европы (входил в топ-20) и мира по триатлону. Работал тренером женской сборной Нидерландов по конькам. Также был тренером по триатлону, шорт-треку, работал с профессиональной командой по бегу на роликах Rollerblade. С 2001 по 2010 годы тренировал известные голландской команды DSB и TWM. Участвовал в подготовке чемпиона мира Яна Босса, олимпийского чемпиона Идса Постмы, 4-кратного олимпийского чемпиона Свена Крамера, 5-кратной олимпийской чемпионки Ирен Вюст, олимпийского чемпиона Куна Фервея, чемпионов мира Эрбена Веннемарса и Яна Смекенса.

Диалога с Маркетто не было

- За месяц до окончания контракта со сборной России вы объявили, что завершаете работу в команде. Когда вы окончательно приняли это решение?

– Нужно было проработать еще один олимпийский цикл от Сочи до Кореи. Главной целью была Олимпиада в Пхенчхане. Я, Денис (3-кратный чемпион мира Денис Юсков), Катя Шихова (чемпионка Европы Екатерина Шихова) вместе шли к этим Играм, как и другие ребята, которые мне небезразличны не только в тренерском, но и человеческом плане. За десять лет сборная России стала для меня чем-то особенным. Но в Корею нас не пригласили без объяснения причин. Подчеркну — это не была дисквалификация, как пытались преподнести западные журналисты. На эту тему у меня было много конфликтных ситуаций. 

- С голландскими СМИ? 

– Да. Два года назад после чуть ли не каждого второго интервью приходилось звонить в редакцию и категорично просить изменить текст. У нас не было дисквалифицированных спортсменов и тренеров, мы просто были не приглашены. 

- Политика? 

– Не хочу сразу все политизировать. Мне трудно дать ответ на этот вопрос. Думаю, при жизни ответа на него не услышу. Решение продолжать работать в России после Пхенчхана было вызвано эмоциональными обязательствами по отношению к спортсменам, которые не попали на Олимпиаду. Сегодня это уже не один-два человека, а целая команда. 

- В связи с тем, что не дали выступить в Корее, не обсуждали с руководством работу до пекинской Олимпиады? 

– Такие разговоры были. Но сейчас за два года до Игр все цели, которые я перед собой ставил, в целом достигнуты. Я мог бы продолжать дальше работать. Десять лет назад я пришел с амбициозными целями, было много критики и скепсиса. Может быть не всего удалось добиться, но сделали мы многое.

- На кого вы оставили такое большое хозяйство. Уже известно имя вашего приемника? 

– (Улыбается) Должность главного тренера ликвидировали два года назад. В какой-то момент она нужна, чтобы из хаоса построить структуру. Я донес это до руководства. Когда выстроена система управления командой, когда тренеры уже достаточно опытные, спортсмены повзрослели, функция главного тренера растворяется. 

Наступает новый качественный шаг – появилась функция координатора спорта высших достижений. Сейчас это Виктория Леонидовна Гоготова. Она очень творческая личность, с высочайшим уровнем коммуникации, с видением стратегии всей команды в целом и, что очень важно, четким пониманием необходимого для лидеров по специализациям. 

- Кто в следующем году будет работать с Юсковым? 

– Пока не знаю. Но был сценарий, что Денис присоединится к группе Дмитрия Анатольевича Дорофеева. 

- Но Дмитрий тренирует спринтеров, а вы с Денисом в прошлом сезоне вернулись к длине. 

– Я разговаривал с Юсковым во время подведения итогов сезона, и он сказал, что все же больше видит себя на полуторке. У Димы Дорофеева есть хорошее видение, я уважаю его за тот путь, которым он идет. Наверное, он у меня чему-то научился, а я у него. Если Денис пойдет к Дмитрию Анатольевичу — это будет правильный выбор. Все равно 1500 м — это быстрая дистанция и она больше пересекается с тысячей, чем с пятеркой. Я не думаю, что хорошие пятерочники смогут бежать полуторку на высоком уровне через два-четыре года. 

Дмитрий Дорофеев на льду «Адлер-Арены» (Сочи) 

- Почему в прошлом сезоне решили с Денисом сконцентрироваться на 5 км?

– Тренеру и спортсмену нужны новые цели. Мы обсуждали этот момент и в итоге сместили фокус с тысячи метров на пятерку и даже с полуторки на 5000 м. Для спортсмена это является определенным выбором – что я смогу? Это познание себя, раздвижение границ.

Денис Юсков и Константин Полтавец 

- На Олимпиаде в Сочи Денис рискнул и побежал первые круги на пятерке быстрее всех, превысив график, который вы ему написали. Если бы он не начал так быстро, был бы шанс завоевать медаль? 

– Могу открыть его файл и сказать (поворачивается к планшету и через несколько секунд называет график по кругам) – 18.4; 28.9; 28.7; 28.5; 28.9, 29.2, 29.6, 29.9, 30.2, 30.9, 31.6, 31.8, 32.3. Изначально я ему написал круги по 29.2. Конечно, если бы он бежал ровно, то до золота может быть не добежал бы, но серебро бы взял. 

- После финиша вы ему это сказали? 

– Конечно. Но впереди была еще тысяча, полуторка, поэтому учли этот опыт. Для Дениса это были первые Олимпийские игры. Сложно бежать Олимпиаду будучи чемпионом мира и уже имея какой-то груз ответственности. Этому всему надо учиться. Я не могу сказать, что он тогда не смог бы этого сделать, но немного опыта ему не хватило. На чемпионате мира ты бежишь четыре дня, а Игры — это две недели. Совсем другой вид соревнований. В коньках нет возможности бежать по дням, как мы бежим Олимпиаду. Так решил Международный союз конькобежцев (ISU). Хотя в биатлоне и лыжных гонках чемпионаты идут почти по две недели. 

- Есть шанс, что конькобежцы тоже получат больше дней? 

– Это общее пожелание многих тренеров. Мне об этом говорили иностранные и русскоязычные специалисты, которые работают в разных странах. Но есть проблемы с телетрансляцией и календарем. Не представляю, когда это поменяется. 

- Вернемся к сочинским Играм. Тогда вы приняли непопулярное решение снять с 10 км Александра Румянцева, чтобы поберечь его для командной гонки. Но в этой дисциплине Россия не смогла подняться на пьедестал, а на десятке у него был реальный шанс завоевать бронзу. Ставший третьим Боб де Йонг, показал – 13.07,19. Румянцев в отборе на Игры сбегал 13.11,92 и находился в Сочи в хорошей форме. Потом у вас не было сожаления, что не поставили Александра на десятку? 

– Я понимаю ваш вопрос и тоже об этом думал. Есть такие моменты, когда нужно действовать достаточно жестко и бескомпромиссно. Может быть какой-то гипотетический шанс был, но я думаю, что в командной гонке у нас тоже был шанс. 

- Интересы командной гонки тогда были выше?

– Не могу так сказать. Но шанс по завоеванию медали в командной гонке был, возможно, даже выше, чем в индивидуальной дисциплине. 

- Это было ваше единоличное решение или советовались с тренерским штабом? 

– Было собрание команды с участием тренеров. Естественно, разговор был и с Сашей. Все прошло в демократичной манере. 

- Александр согласился?

– Да. Это было шесть лет назад. Сейчас говорить об этом, все равно, что делить шкуру неубитого медведя. Но нас действительно интересовало выступление в командной гонке. Мы расценивали это, как победу сборной России в России. Хотя спортсмены иногда думают иначе. 

Александр Румянцев 

- В сборной России в то время работал известный итальянский специалист Маурицио Маркетто, тренировавший, в том числе, Александра Румянцева. С ним у вас был диалог? 

– Я достаточно контактный и доступный. Со своей стороны многократно пытался его выстраивать, даже просил оказать содействие. Алексей Юрьевич (президент Союза конькобежцев России (СКР) Алексей Кравцов) помогал. Но у Маурицио свои взгляды. Насколько я знаю, сейчас в сборной Италии происходит тоже самое. Людям, которые с ним вместе работают, нелегко найти контакт. Диалога у нас не было. Есть такая поговорка “Му way or the highway” (“Возьми или оставь”). Ее можно применить к Маркетто, потому что если что-то складывается не так, как он хочет, то это сразу отметается. Я пытался найти компромисс, пытался это сделать Паша Абраткевич. Мы были заинтересованы в усилении сборной России в командной гонке у мужчин и женщин. Пытались создать какую-то оптимальную форму команды, говоря о совместных тренировках. Но все было очень трудно. В какой-то момент доходило до авторитарного решения президента СКР. 

- Почему Маурицио так себя вел?

– Я не могу дать ответа на этот вопрос. Наверное, это происходило от неуверенности. Я лично черпаю знания по ходу каждого сезона. Даже если что-то не получилось, это все равно обогащает тебя знаниями. Это происходит и во время обратной связи со спортсменом.

Маурицио Маркетто 

- В 2013 году во время нашего с вами интервью вы сказали, что после сочинской Олимпиады возвращаетесь в Херенвен. Почему тогда поменяли свое решение и остались в России?

– Во время разговора с Минспорта и СКР я услышал, что для подготовки спортсменов высокого уровня требуется 6-8 лет. Меня это тронуло в эмоциональном и профессиональном плане. Ведь те четыре года я занимался всем и сразу – подбирал в команду тренеров, персонал, выстраивал структуру федерации, продвигал по индивидуальным планам всех конькобежцев. 

В Сочи мы не добрали сразу несколько медалей — это четвертые места Юскова, Фаткулиной (чемпионка мира Ольга Фаткулина завоевала на Играх-2014 серебро на 500 м и была 4-й на 1000 м), Граф (двукратный бронзовый призер Игр-2014 Ольга Граф (3000 м и командная гонка) стала 4-й на 5 км). Гипотетически это еще мог быть Саша Румянцев. Были молодые ребята – Ольга Фаткулина, Денис Юсков. Дима (Дмитрий Дорофеев тренировал будущих чемпионов мира Павла Кулижникова и Руслана Мурашова) работал с юниорами и там был прогресс. Олимпиада в Сочи закончилась и пошел структурированный процесс работы в команде всех систем от самой группы до персонала. Передо мной стояло много задач, и я подбирал людей. Нужны были специалисты высокого уровня. До этого я воевал один и это занимало много времени. Ты распыляешься, это отвлекает. Это было основной причиной, по которой я все же продолжил работу в сборной. 

Сказал Скобреву, что двигаюсь дальше и должен понимать, работаю ли с ним

- Когда вы только приехали в 2010 году в Россию первое время не хватались за голову после Нидерландов? 

– Честно говоря, было такое (смеется). Пришлось все начинать заново и складывать систему по кирпичику. Меня больше всего интересовало доверие и уровень мотивации спортсменов, а также доверие и полномочия от руководства. Со старшим поколением команды я был хорошо знаком и помог, например, в свое время Диме Лобкову (многократный призер чемпионата мира Дмитрий Лобков). 

- Вы раньше сотрудничали с Дмитрием?

– Работая в ТВМ (голландская команда, за которую выступал 4-кратный олимпийский чемпион Свен Крамер), я приглашал Диму на сборы. Он тренировался с Яном Смекенсом (чемпион мира 2017 года). В 2005-2006 годах Варю Барышеву (бронзовый призер Олимпиады-2006 Варвара Барышева) подключал к ТВМ. Помогал, чем мог Диме Дорофееву (серебряный призер Олимпиады-2006 Дмитрий Дорофеев), Свете Журовой (олимпийская чемпионка 2006 года Светлана Журова), Жене Лаленкову (серебряный призер чемпионата мира 2008 года Евгений Лаленков). 

- При каких обстоятельствах вам поступило предложение возглавить сборную России?

– Перед Олимпиадой в Ванкувере я прилетел в Москву на Первенство мира среди юниоров, которое выиграл Кун Вервей (олимпийский чемпион 2014 года). Он тренировался в нашей команде. Борис Михайлович Васильковский (заслуженный тренер СССР и России) познакомил и порекомендовал меня новому президенту СКР Алексею Кравцову. На Олимпиаде в Канаде Свен Крамер стал чемпионом на пятерке, и я после этого вернулся в Нидерланды. Наша группа готовились к внутренним соревнованиям. После сезона меня прооперировали, вставив пластик в правую ногу. И только потом я смог приступить к работе со сборной России. 

- Как только стало известно о вашем назначении, в одном из интервью Иван Скобрев сказал: “Я не до конца понимаю, как мы будем работать. Не то чтобы я был недоволен тренером, я просто не совсем понимаю, с кем я буду работать, какая будет команда”. До этого Иван тренировался с Маркетто. Их сотрудничество привело к двум медалям Олимпиады. На ваш взгляд, почему Скобрев после удачного сезона перешел к вам? 

– Это вопрос к Ване. 

- У вас был с ним какой-то диалог?

– Мы отработали в Эрфурте первый сбор в июле 2010-го, и я ему сказал: «Здесь все на чистоту – мне нужно твое решение. Я двигаюсь дальше и должен понимать, работаю ли с тобой?». 

- Для вас с Иваном это был пробный сбор?

– Да, как и на любой работе – несколько месяцев испытательный срок. Нужно понять есть ли у тебя контакт со спортсменом. Ваня мне тогда ответил, что работаем дальше. 

- Правда, что вы вместе обсуждали тренировочные планы? 

– Я до сих пор инициирую ребят, чтобы они принимали участие в составлении плана. Мне нужна обратная связь. Сначала это может быть обсуждение четырех ближайших дней микроцикла, потом основных задач плана. У нас есть медицинские и научные средства контроля, но существует такое понятие, как “энергетическая интеракция” со спортсменом. Ты должен видеть его глаза, в каком настроении он вышел на лед и в каком ушел со льда.

Константин Полтавец и Иван Скобрев. Чемпионат Европы-2011 в Коллальбо (Италия) 

- Вы рассказывали, что раньше уже были главным тренером в голландской команде и вам даже доводилось увольнять людей. В сборной России такие меры приходилось применять?

– Сборная России не исключение. Имея должность главного тренера, я живу без званий, звезд и даже отчество растворилось. Я не Константин Николаевич, я просто Костя. И тебе проще и мне. Но это не значит, что ты меня после этого не будешь уважать. Хотя в России с этим немного сложнее.  

- Это европейский подход. 

– Верно. Здесь все основано на уважении к тебе, как к профессионалу, а не потому, что ты главный тренер. Когда возникают сложные моменты и нужно принимать, как вы говорите “непопулярные решения”, я разговариваю с людьми только с профессиональной точки зрения. Если человек выполнял свои профессиональные обязанности с недостаточным качеством или нарушал дисциплину, сначала с ним это обсуждалось, а если не происходило изменений, приходилось увольнять. 

- Это касалось обслуживающего персонала команды или конькобежцев тоже?

– Я готов сказать спортсмену, что не могу с ним работать, потому что, как профессионалу мне нечего ему больше дать. Точно также я посоветовал Саше Румянцеву уйти в другую группу, перестать работать вместе с Ваней. Он ушел к Маркетто. На тот момент это было единственно правильное решение. 

- В первом же сезоне вашей работы Скобрев выигрывает чемпионат Европы и мира. Вы прогнозировали такой результат еще за несколько месяцев до соревнований. 

– Ваня был физически готов и надо было это поддерживать, а технически у меня уже тогда было серьезное видение. И, к моему удивлению, и, возможно, своему собственному, он очень быстро стал перестраиваться. В октябре об этом уже можно было говорить. 

- Почему через год в Москве Иван не смог защитить титул и стал только пятым? 

– Тогда он был хорошо готов. На трех дистанциях оказался в призах. Единственная проблема – большой проигрыш на пятисотке. Все из-за нервов. Ваня очень хотел и от этого у него появилась зажатость. После поражения на 500 м он показал, как должен был бежать. И если посмотреть на сумму, посмотреть какой он стабильно показывал в сезоне результат на пятисотке, то можно понять, что он мог стать вторым. 

- Разгон и первый круг на полуторке никогда не были сильными сторонами Скобрева. Но к Играм вы готовили 1500 м, хотя он всегда быстро бежал длину. 

– От пятерки никто не уходил. Если посмотреть результаты в Солт-Лейке того сезона – 6.11,79 — это до сих пор личный результат Юскова. Ваня тогда установил рекорд России – 6.08,77, который держится до сих пор. Мог в этом году в Калгари его побить Трофимов (призер чемпионата мира в командной гонке Сергей Трофимов показал результат 6.10,19), если бы помудрее сбегал. Но у него была группа Б, забеги в квартетах, а Ваня все-таки бежал в паре. Я понимал, что скорость на 1500 м будет определяющей. И одной выносливости пятерки на полуторке не хватит. Тут нужно было идти либо через командную гонку, либо через тысячу метров. Но была проблема – в командной гонке не хватало третьего человека.

Сергей Трофимов, Сергей Грязцов, Данила Семериков (Амстердам. ЧМ-2018) 

- Алексей Кравцов после Игр сказал, что одной из причин неудачного выступления Скобрева в Сочи стало то, что он слишком часто давал интервью и участвовал в различных шоу. Вы с этим согласны?

– Мы знаем какую активную жизнь всегда вел и ведет Ваня и ему это никогда не мешало. Это больше метафизика. Возможно, что-то нужно было сделать немного иначе. Например, уменьшить количество перелетов. Не получилось то, что задумывали. Есть неудовлетворенность от результата, и я не снимаю с себя ответственности, как и в случае с Денисом. Ваня решил дальше не бегать, а с Юсковым мы провели скрупулезный анализ и выяснили что у нас не получилось и почему. В итоге наметили дальнейшую работу, чтобы бежать быстрее. 

- Этот анализ помог Денису в следующем сезоне второй раз выиграть чемпионат мира?  

– Анализ – движущая сила. Очень часто, когда есть большой успех, необходимость аналитики забывается. Сейчас есть успех, но это не тот максимум, который мы имеем. Переход к Дорофееву, это тоже для Юскова выход из зоны комфорта, новый уровень мотивации. 

В сборную приходили люди из регионов, которые абсолютно не готовы технически 

- В апреле прошлого года в Коломне проходил тренерский семинар, на котором вы делились своим опытом. Такие лекции помогают просвещать наставников молодых конькобежцев?

– До меня дошла информация, что региональные тренеры говорят, что они начали по-другому работать. Это прошел всего год. То, что мы сейчас представляем на международной арене это, наверное, больше оценивается в мире, чем в России.  

– Какие рекомендации можете дать начинающим российским тренерам?

– Основное в детском возрасте – техника. Не надо детей грузить штангой. Есть игровые формы, прыжковые упражнения. В них и надо внедрять технические элементы. Тот стиль бега, который сегодня дает результаты, сформировался между 2013 и 2017 годами. Последние два года мы имеем полный алгоритм техники бега по повороту. Мы понимаем, как это сделать экономно, быстро и эффективно. Нужно смотреть, как бегут современные конькобежцы – Кулижников, Мурашов, Юсков. Постепенно внутри сборной это привело к одной философии и, возможно, она не совсем понятна молодым тренерам в регионах. В СССР я смотрел на Муратова (многократный рекордсмен мира Валерий Муратов), Гришина (4-кратный олимпийский чемпион Евгений Гришин), Кондакова (рекордсмен мира Юрий Кондаков). Не надо ничего придумывать. В книжках и Интернете вы этого не найдете. Нужно просто смотреть и повторять то, что делают лидеры сборной. Таким же принципом руководствуются и в Нидерландах.

Константин Полтавец 

– Вы говорили, что в подготовке конькобежцев используете многое из триатлона? 

– Триатлону всего 42 года. Но он повлиял на многие виды спорта – пульсометры, карбоновые рамы у велосипедов, новые методики тренировки. Если бы не триатлон, то велогонщики до сих пор крутили бы на стальных и алюминиевых велосипедах. Три года назад появилась Супер Лига Триатлона (серия гонок нового формата с большим призовым фондом с участием звезд триатлона и любителей). Это очень жесткие гликолизные соревнования, которые превышают интенсивность бега на полуторке в коньках. По методическим разработкам, питанию и восстановлению триатлон продолжает оставаться впереди планеты всей. 

В этом сезоне я помогал двум ребятам, которые заняли первое и третье места среди россиян на чемпионате мира-2019 по триатлону (Ironman) на Гавайах (Илья Косов был лучшим от сборной, а Андрей Яцков вошел в первую тройку в категории 30-34 лет). Некоторые тренировки они проводили вместе с Юсковым, Трофимовым и Шиховой. 

- В этом году в сборную попало несколько молодых ребят, почему кроме Беляева никто не смог закрепиться в команде? 

– Надо анализировать весь сезон и каждого спортсмена в отдельности. Например, уход Дениса с тысячи на пятерку позволил закрепиться в сборной Беляеву. Одного сезона для оценки молодого спортсмена недостаточно. Происходит изменение технических моментов и этот процесс достаточно болезненный. У одних это получается достаточно быстро, а у других не получается. Мы все в сборной сталкивались с тем, что к нам приходили люди из регионов, которые абсолютно не готовы технически. Нет даже базового минимума, который должен иметь самый талантливый юниор.

Слева направо: Денис Юсков, Виктор Лобас, Егор Школин, Сергей Грязцов, Даниил Беляев

- Денис Юсков – три титула чемпиона мира, рекорд мира. А как вы оцениваете выступления остальных конькобежцев, которые с вами работали. Смогли они реализовать свой потенциал? 

– Приходилось работать не только со своей группой. Я также причастен к результатам Ольги Фаткулиной, Кати Шиховой. Тут надо смотреть шире. Я должен профессионально делиться своим опытом. У меня есть чувство удовлетворения в отношении техники бега, которая изменилась в команде. Мы работали вместе с Димой, Сергеем (чемпион мира, тренер женской спринтерской сборной Сергей Клевченя), Пашей (тренер женской многоборской сборной Павел Абраткевич), Виктором Александровичем (тренер мужской многоборской сборной Виктор Сивков) и появилась здоровая конкуренция между группами, тренерами и спортсменами. В 2010 году я выступал перед тренерами. Тогда в зале было 200 человек, но кроме Дорофеева и Клевчени, которые сказали: “Да, он говорит то, что мы пережили, как спортсмены. Надо идти этим путем”, остальные сказали, что “все это ерунда, мы все это знаем”. 

- В соцсетях ветераны вас часто критикуют. Вы читаете эти посты, считаете эту критику объективной, чувствуете какое-то давление? 

– Сначала, как обычный человек, пытался это читать (смеется), а потом понял, что должен идти своим путем. У них свое видение, у меня свое. Иногда я слышал откровения спортсменов, которых это раздражает (критика). После сочинской Олимпиады я перестал это читать. Когда пришел, кроме тренерской работы, очень многое нужно было создать в сборной с нуля. Например, обучить человека точить коньки, вытачивать овал, делать загибы. На это ушло три года. 

- Вы говорите про Романа Данилова (сервисмен сборной)? 

– Да, и сейчас он отлично с этим справляется. Мы его с Пашей Абраткевичем учили. Были и конфликты – он у меня ночами не спал. У него по двадцать пар коньков лежало. Я ему сразу озвучивал цель: «Ты должен стать лучшим в России и мире, будут ценить и уважать». А по поводу группы ветеранов, которая пишет – зайдите на голландские сайты и посмотрите, как мою работу в России оценивают там. Иногда, когда еду в Нидерландах в поезде, приходится надевать очки, чтобы не узнали.  

- Это во время работы в России? 

– Я в Нидерландах тренировал в двух самых известных командах. Когда только приехал в Россию, там был только Ваня. А сейчас 12 медалей на чемпионате мира. 

- Для команды выступление в США получилось самым успешным в российской истории. Главную сенсацию сотворила Наталья Воронина. 

– Я был искренне рад, что Наташа выиграла и побила мировой рекорд. Летом и в начале сезона у нее были трудности, но она смогла их преодолеть. В эмоциональном плане сюда еще можно добавить мировой рекорд на 10 км (канадец Грэм Фиш сбегал за 12.33,86, превысив достижение партнера по команде Теда-Яна Блюмена на 2,4 секунды). И это еще не предел – результаты будут расти. 

 Наталья Воронина 

Крамеру нужно поменять технику, иначе он будет проигрывать

- Вы работали со Свеном Крамером. Как объяснить, что в начале сезона он бежал пятерку 6,28 и был на этапе Кубке мира в Минске только 13-м, а на чемпионате мира в Солт-Лейке он уже бежит 6,04 и только 5 десятых проигрывает победителю Теду-Яну Блюмену? 

– Свен за свою карьеру 5000 м выигрывал 105 раз. Он идеальный пятерочник, каких давно не было. Это также объясняет его трудности и неустойчивые результаты на полуторке и даже на десятке. На 5 км он настолько тонко чувствует самого себя, что даже в критические моменты может собраться. В Минске у него были большие проблемы со спиной. После окончания этого сезона стоял вопрос о проведении операции. Во время чемпионата мира в Хамаре у него были особые обстоятельства – серьезная болезнь члена семьи. И это драма. Бежать чемпионат мира он не смог по психологическим причинам. Я думаю, он отбегает еще два года. Но сейчас состояние его спины оставляет желать лучшего.

Слева направо: Свен Крамер, Йохем Ютденхааге, Константин Полтавец, Геральд ван Велде 

- На Олимпиаде в Пекине Крамер сможет завоевать свое пятое золото? 

– Если он поменяет технику и приспособится к новому стилю бега. Она у него меняется в течение всей карьеры. 

- Что ему нужно сейчас поменять?

– Нужно уделить внимание эффективности – вкладывать больше мощности при меньших энергозатратах. Есть некоторые элементы, которые нужно обязательно поменять, иначе Свен будет проигрывать. 

- Вы хорошо знаете характер Крамера, в следующем сезоне ему будет уже 34 года. Сможет себя переломить? 

– Свен очень злой как спортсмен. Если у него есть цель, может ее достичь. Другой вопрос – насколько ему позволит здоровье. 

Слева направо: Павел Кулижников, Михаил Казелин, Сергей Трофимов, Кирилл Голубев, Сергей Грязцов, Денис Юсков, Виктор Лобас, Алексей Есин, Екатерина Шихова, Артем Кузнецов. 

Анкета PoKatit 

Отдых на море или в горах? 

В горах

Чай или кофе? 

Кофе 

Книга или фильм? 

Книга 

Готовить конькобежца к средним дистанциям или длине? 

Выберу средние, потому что это самое трудное. Тебе тут нужна скорость, скоростная выносливость, восстановление. Это самый развернутый спектр, который существует в коньках и я, наверное, осмелюсь взять на себя ответственность и заявить, что пятерка через несколько лет станет средней дистанцией. 

Бежать на высокогорье в Солт-Лейке или на равнине на “Тиалфе”? 

Предпочитаю “Тиалф”. С новыми технологиями заливки льда через три года мы можем увидеть в Херенвене те же результаты, что и в горах. На длинных дистанциях мировые рекорды могут быть побиты именно на “Тиалфе”. 

Кто вам ближе – голландские или российские конькобежцы? 

Вопрос-нонсенс. В данный момент – российские. 

Фото: РИА Новости/Рамиль Ситдиков; Константин Полтавец, Антон Мусаткин («Инженерные технологии спорта»), Иван Колесов (сайт СКР), Raymond van der Veldt, соцсети Сергея Грязцова. 

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
PoKatit
+30
Популярные комментарии
Дмитрий Мирский
0
Спасибо. Стараемся.
Ответ на комментарий Габриэла
Огромное спасибо за интервью с потрясающим тренером и человеком! Болею за коньки давно и то, какая у нас команда сейчас, колоссальная заслуга Полтавца! Очень тревожно ... кто ж сможет его заменить... Реально не хватает поддержки СМИ этому замечательному виду спорта... делайте больше интервью и аналитических материалов с тренерами и спортсменами, пожалуйста... пишите о тех, кто уже ушёл из большого спорта и как они оценивают происходящее. А уж про то, как показывают соревнования по ТВ, отдельный разговор... .
Габриэла
0
Огромное спасибо за интервью с потрясающим тренером и человеком! Болею за коньки давно и то, какая у нас команда сейчас, колоссальная заслуга Полтавца! Очень тревожно ... кто ж сможет его заменить... Реально не хватает поддержки СМИ этому замечательному виду спорта... делайте больше интервью и аналитических материалов с тренерами и спортсменами, пожалуйста... пишите о тех, кто уже ушёл из большого спорта и как они оценивают происходящее. А уж про то, как показывают соревнования по ТВ, отдельный разговор... .
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+