Реклама 18+

Александр Самохвалов: «Перед игрой Панов брал в руку бутсу и приговаривал: «Ну что, моя хорошая, забьешь сегодня гол?»

Профессиональный голкипер «Pride Motors» – о двадцати парах бутс Александра Панова, снайперах на крыше стадиона и веселой жизни российского футбола.

– В «Спортинг-лиге» много бывших профессионалов, а вот действующие – все-таки редкость. Почему ты сейчас без клуба?

– Получилась такая ситуация, что моем в последнем клубе «Сахалине» (клуб из ФНЛ. - Прим. К.С.) я имел мало игровой практики, да и околофутбольных проблем там оказалось много. Мы по-хорошему договорились, что я ухожу зимой. Один человек пообещал, что найдет мне команду, но в итоге, можно сказать, «прокатил». Трансферное окно закрылось, и я оказался у разбитого корыта. Есть в России, к сожалению, такие люди, которым нельзя доверять и которые не выполняют свои обещания.

– Нет сожаления, что ушел из «Сахалина», не доиграв сезон?

– Да нет, я ни о чем не жалею. Просто обидно, что этот период у меня выпал, вроде только начал играть, прибавлять. Но ничего страшного, будем работать. Останавливаться на месте не хочется.

– Расскажи о начале карьеры в петербургском «Динамо». В 2003 году это ведь был громкий проект, с амбициями, а клуб даже претендовал на выход в премьер-лигу.

– Во-первых, хочу рассказать историю о том, как я вообще попал в «Динамо». Играл я в «Приморце», тренировались и жили мы за городом, а на выходные приезжали на игры первенства города. Мобильных телефонов тогда не было. Приезжаем как-то на игру, а мне мама говорит, что звонил какой-то тренер. Думаю: ну и ладно, звонил и звонил. Перезваниваю ему из дома, человек представляется: «Францев Сергей Сергеевич, приходи завтра на тренировку в «Динамо СПб». Я говорю: «Да не хочу я в ваше «Динамо», мы вас только что «Приморцем» вынесли 7:0». А он мне: «Ты немного не понял, мы тебя в профессиональную команду зовем. Приходи завтра на тренировку». Я был, конечно, в шоке.

– Как приняли в команде?

– Приезжаю на следующий день на тренировку основы «Динамо». Раздевалка пустая, сажусь посерединке, переодеваюсь. Заходит Андрей Лаврик (он еще в московском «Локомотиве» при Семине играл) и говорит: «Эй, молодой, ты чего здесь сидишь? Это мое место». Я подвинулся. Заходит Кондрат (Андрей Кондрашов, ведущий защитник «Зенита» 90-х. – Прим. К.С.) и тоже: «Чего расселся?! Здесь я сижу!». В итоге усадили меня куда-то около мусорного бочка. (смеется)

 

– Как отреагировал на такое отношение?

– Конечно, не так я себе представлял свое первое появление в профессиональном футболе. Для меня все было в новинку. В команде играли хорошие мастера, у которых можно было многому поучиться. За «Динамо» тогда выступал Саша Панов. Для меня, да и для всей команды, он вообще был непререкаемым авторитетом, настоящим профессионалом. Тогда Долматов помог ему после неудачных сезонов найти себя в команде, и Саша назабивал много голов. Был лидером и на поле, и вне его.

– Чем особенно запомнился Панов?

– Во-первых, он был сумасшедшим мастером, исполнение у него было на высшем уровне. Как-то зашел к нему в номер и обалдел от количества бутс, которые у него были. У меня пары две-три – это стандартно. У Саши их было штук двадцать! Налакированных так, что блестели! Перед игрой в раздевалке он брал в руку бутсу, поглаживал ее и приговаривал: «Ну что, моя хорошая, забьешь сегодня гол?». Мог даже поцеловать.

– Почему развалился этот проект?

– Насколько я понял, в тот год были выборы губернатора Санкт-Петербурга. Амелин, владелец компании «Стройимпульс», тогда поддерживал оппонента Матвиенко. После ее победы на выборах, видимо, что-то случилось, и деньги у команды очень быстро закончились.

– Тем не менее для тебя это был неплохой старт карьеры?

– Да, но все-таки из-за развала команды мне пришлось надолго уехать из родного Петербурга и поколесить по разным российским городам.

– Рассказывали, что в Череповце, где ты продолжил карьеру, был довольно чудаковатый президент.

– Череповец – хоккейный город, а президент раньше был хоккейным тренером и функционером. Иногда он даже давал установки: «Прокатываешься по правому борту, бросаешь на пятак, а остальные бегут на добивание». Как-то так в игре и было. (смеется)

– На сталелитейное производство возили?

– Да, возили нас туда на экскурсию, готовили специально, какие-то справки брали. Президент подводил к доменной печи и говорил: «Смотрите, как тяжело люди деньги зарабатывают». Труд на самом деле тяжелый, поэтому нам, футболистам, жаловаться не стоит.

– Чем запомнилась зона «Урал-Поволжье», где ты некоторое время выступал за «Волгу»?

– Прежде всего, тяжелыми переездами. Также открыл для себя новые города, про которые раньше только в песнях слышал: Курган, Нижний Тагил… Добирались в Тюмень 35 часов на автобусе. Игра – и обратно 35 часов. Тяжело было. На самолетах летали редко, только когда была острая необходимость.

– В карьере случались проблемы с невыплатой зарплаты?

– Да, как раз в «Волге», помню, месяца четыре вообще ничего не платили. Игрокам уже не на что было ездить на тренировки, еще и семью кормить надо. Как-то президент подъезжает на новеньком Range Rover Sport и говорит: «Все нормально, ребята, сегодня деньги будут». Видимо, четыре месяца копил на наших зарплатах себе на машину. (смеется)

– Самый интересный несостоявшийся переход в своей карьере?

– Большие клубы как-то не звали, а была история с «Зенитом» из Пензы. Перед переходом в нижнекамский «Нефтехимик» мне предлагали подписать контракт с пензенским клубом. Дополнительным плюсом для меня было то, что в этом городе у меня много родственников. Помню, как начальник команды ходил за мной по пятам и предлагал подписать пустой контракт (типа: «дальше они сами заполнят») на два года! Их настойчивость меня насторожила, и когда возник вариант с «Нефтехимиком», я принял решение ехать туда. Начальник пензенцев пытался уговорить меня даже в кафе на вокзале, чуть ли не на перроне. В общем, еле вырвался оттуда и ничуть не пожалел. Именно в Нижнекамске я познакомился со своей будущей женой. Поэтому у меня теперь два дома – Санкт-Петербург и Нижнекамск.

– Во втором дивизионе часто приходилось играть на «огородах»?

– Это очень больной вопрос. В России в некоторых случаях действительно лучше стелить искусственный газон, хотя многие и противники таких полей.

– Самый главный, на твоей памяти, российский «огород», называемый футбольным полем?

– В Хабаровске всегда «огород», особенно после их циклонов или весенних оттепелей. В Ярославле поле тоже всегда было ужасного качества. Сейчас стали больше внимания уделять качеству газона, а раньше вообще был кошмар.

– Выезды в южные города чем запомнились?

– Не так давно с питерским «Динамо» играли в Назрани с местным «Ангуштом». Кстати, поле тоже было не очень – сухое, мало травы. Они до этого все матчи проиграли, но в республике праздник Рамадан, на игру приехал президент. Выхожу на разминку, смотрю на крыше над трибунами солнечные «зайчики» бликуют. А это, оказывается, люди со снайперской винтовкой сидят. Мне сразу все понятно стало. Начинается игра, двадцатая минута, два человека вбегают в штрафную и падают при подаче с фланга – пенальти! (смеется) Что поделать, ребятам надо было выигрывать. Президент приехал!

– Вообще страшно было не только в Назрани, но и во Владикавказе. По городу люди с автоматами стоят, в отеле с автоматами встречают. У нас в команде был осетин Роланд Гиголаев, так он боялся того, как его ингуши встретят. Говорил, что у осетинов и ингушей исторически сложились нехорошие отношения, и его могут чуть ли не побить. Мы его успокаивали, говорили, что его и не признают за чужого. Оказывается, осетины от ингушей отличаются по тому, как они бороду отращивают. Так что взгляды Роланд и вправду ловил недружелюбные. Повезло, что он футболист. Забился в номер и не выходил из него. И нам не советовал. (смеется)

– «Динамо» на правах небогатой команды судьи вообще не жаловали?

– Да, был даже такой случай. Играем с командой, которая претендует на повышение в классе. Нам ставят совсем смешной пенальти. Я подхожу к судье и говорю: «Ну что вы ставите такое, тут же явно ничего не было». А он мне в ответ: «Берите очки там, где вам надо брать». Стало ясно, что в этой игре нам изначально ничего не светило.

– Питерское «Динамо» сейчас переживает нелучшие времена. Тяжело смотреть на то, как клуб умирает?

– Я могу сказать, что год назад у нас не было никаких задержек по зарплате. Мы играли в футбол и старались хорошо делать свою работу. Где-то дальше, видимо, что-то сделали неправильно, раз все стало так плохо. Обидно только, что столько сил мы отдавали в прошлом году, и все зря. Да и вторая команда Питеру нужна. Наши воспитанники, как и я, поедут играть в регионы и будут радовать чужих болельщиков, а не своих.

– На одной из фотографий в соцсети у тебя есть фото, где изображен стол с огромной вазой икры, и подпись: «Стандартный ужин на Сахалине». Как тебе жилось на краю света?

– Для меня это был очень интересный опыт. У них же до выхода команды в ФНЛ вообще не было никакой инфраструктуры. Мы базировались в Химках, играли в Западном регионе. Потом летели на Сахалин, жили там пять суток и играли домашний матч. Там большая влажность, даже больше, чем у нас. Зато я вдоволь наелся морепродуктов. Икра, крабы – сколько хочешь. Правда, другие продукты там стоили больших денег. Йогурт «Активия» за 135 рублей, еще до кризиса. А сколько сейчас он стоит, даже представить себе сложно. Ну а так, все люди живут за счет рыбного промысла. Футбол там любят, ходят на него.

– Многие футболисты считают, что вратари, скажем так, немного со странностями…

– Да, я слышал такое мнение не раз. Иной раз говорят: «А, понятно, это же вратарь». На это я отвечаю, что среди полевых игроков тоже есть люди со странностями. Просто вратарь – единственный в команде, и к нему приковывается больше внимания. Вратарь – ключевой игрок, цена его ошибки очень высока, на этой позиции нужна максимальная концентрация. Поэтому, возможно, некоторые голкиперы держат лишние эмоции в себе. Кстати, в «Динамо» был такой македонский вратарь Саша Илич. По-русски говорил плохо, но материться научился очень хорошо. По-русски он все понимал, но иногда явно «включал дурака». Когда начальник команды объявлял ему, что он оштрафован за опоздание из отпуска, Илич искренне уверял: «Я не понимать по-русски». А потом выходил к нам из кабинета и говорил: «Как же, бл…ть, надоели эти штрафы!». (смеется)

– Сталкивался ли ты с чудачествами легионеров?

– В питерское «Динамо» как-то приехали на просмотр два африканца. Выходят на тренировку: один в кепке, другой почему-то с зубочисткой. Все на финтах, техничные. Самый смех был в том, что тот, который с зубочисткой, так всю тренировку с ней и прозанимался. Наш защитник Семенов в конце тренировки даже сказал на эмоциях: «Я не знаю, куда ему сейчас эту зубочистку засуну!». Через неделю их отправили домой.

– Черногорские фанаты запустили в Акинфеева файером. А в тебя болельщики что-нибудь бросали?

– Да бросали, конечно. Когда трибуны очень близко к футбольному полю, тебя постоянно пытаются вывести из себя. Был случай, когда я за «Нефтехимик» играл в Казани против «Рубина». А это считается татарским дерби. Болельщики рядом, всю игру пытаются провоцировать, обзывают. А кто-то взял и бросил бутылку с водой. Я поворачиваюсь к ним и спрашиваю: «Чего, пить-то можно, не отравленная?» Болельщики отреагировали нормально и после этого ко мне не цеплялись. Даже наоборот хлопали за какие-то удачные действия. Если не идешь на конфликт, сглаживаешь, где-то через юмор, тогда люди могут адекватно отреагировать.

– Сейчас ты на распутье. Какие ожидания в плане продолжения карьеры?

– Сейчас закончится чемпионат, и будем думать. Надеюсь, что будет хороший вариант с клубом ФНЛ. Понятно, что заканчивать мне еще рановато. Хорошо, что сейчас мне очень помогает «Спортинг-лига», держу себя в тонусе и получаю хороший опыт. Хочу, кстати, выразить слова благодарности Роману Герасимову за то, что дал возможность поучаствовать в таком турнире. Уровень игроков здесь очень приличный, играть интересно. Организаторы стараются поддерживать все на высоком уровне, очень интересный турнир. Хотел бы пожелать вам дальнейшего развития и выхода, возможно, и на международную арену.

– Тебя не смущает, что «Pride Motors» сейчас идет в аутсайдерах?

– Смущает, конечно. Вроде в первых играх забить не могли, а сейчас забиваем, но и пропускать начали. Мы обсуждаем все это в раздевалке, надеюсь, что победы не заставят себя ждать. Ребята, которые давно выступают в «Спортинг-лиге», говорят, что с самыми сильными командами мы уже сыграли. Посмотрим, что будет дальше. Выигрывать, конечно, надо, а то как-то совсем некрасиво без побед.

Кирилл Сухоруков, sporting-spb.ru

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Жизненные интервью
+5
Написать комментарий

Новости