Реклама 18+
Реклама

Михаил Помецко: «Это'о мог остановить тренировку, если ему не принесли кока-колу»

Отличное интервью воспитанника петербургского футбола – о том, как попасть в звездный «Анжи», а после окончания карьеры начать сложный строительный бизнес.

– Расскажи, как ты начал играть в футбол.

– В шесть лет я сам проявил инициативу и пошел во двор играть в футбол, как, наверное, делали все футболисты. Вскоре мой товарищ, который был на 4-5 лет старше меня, позвал меня в «Московскую заставу». Там я потренировался месяц-два, а потом отец решил попробовать меня в СДЮСШОР «Зенит» у Николая Евгеньевича Ларионова. В «Зените» я уже начал серьезно заниматься футболом.

– Ты ведь пробыл там не до конца выпуска?

– Да, перелом ключицы вывел меня из строя на долгое время, а когда я вернулся в «Зенит», там сменился тренер, и я выпал из обоймы основных игроков. В итоге я перешел в «Локомотив» к Анатолию Александровичу Димитропуло, как и многие игроки «Смены» и «Зенита» того года выпуска. У нас подобралась боевитая команда, помню, мы боролись на равных с теми же «Зенитом» и «Сменой».

– Почему ты довольно поздно, уже после 20 лет, окунулся в профессиональный футбол?

– У меня не было агента, тяжело было куда-то попасть. Из «Смены» все шли в дубль «Зенита», а из СДЮСШОР футболисты переходили непонятно куда.

– Как ты очутился в Финляндии?

– Туда нас пристраивал один горе-агент без лицензии, в Финляндии у него был какой-то знакомый. Зарплату там особо не платили, задерживали, мы играли за счет желания. 500 евро? Ну да, столько и получали. Вторая лига, куда я попал, у них считается непрофессиональной. «Ракуурнат» – команда из Лаппеенранты, самого близкого города к Санкт-Петербургу. Там играли футболисты, которые днем работали на финских предприятиях. Клуб им даже денег не платил, платили только нам, приезжим игрокам.

– Кто там был из русских ребят?

– Коля Дубинин и Костя Аверьянов, которых вы должны знать по «Спортинг-лиге».

– Что было после Финляндии?

– Я съездил на просмотр в «Анжи», там играл мой друг Дима Иванов, который порекомендовал меня тренеру. Это был довольно субъективный просмотр – на снегу, и Омари Тетрадзе я не приглянулся. После непродолжительной отлучки в любительскую команду «Донгаздобыча» из Ростовской области меня снова пригласили на просмотр в «Анжи», но уже к Гаджи Гаджиеву. Я прошел порядка шести сборов – в Махачкале, в Турции, и со мной подписали контракт.

– За «Анжи» тогда играли футболисты мирового уровня. Твой контракт тоже был хорошим?

– Огромные деньги получали там звезды, а я к ним не относился. У меня был контракт на 8 тысяч долларов.

– Неплохие деньги для молодого игрока.

– Да самое печальное, что я был уже немолодым игроком. В 23-24 года нужно быть состоявшимся и зрелым футболистом, а не как у нас – подающим надежды.

– Однако от такой суммы во втором дивизионе прыгали бы от счастья.

– Да, но получилось, что в «Анжи» я так и не сыграл. В команде было очень много звезд, место в составе им было гарантировано. Вариант с основной командой в отношении меня даже не рассматривался. Со мной подписали контракт и отправили во вторую команду – «Дагдизель». А зарплату я получал в «Анжи».

– Какое отношение в «Анжи» было к звездам?

– Забавное. За Это’о бегали, бутсы его начищали постоянно, ему разрешалось все. Он даже тренировки останавливал, когда ему не приносили в поилку кока-колу. Он, кстати, никогда не скрывал, что любит ее.

– Как на это смотрели тренеры?

– В «Анжи» на тот момент фактически управляли Роберто Карлос и Самуэль Это’о, эти два игрока даже определяли состав. Вот почему тогда и случился конфликт с Игорем Денисовым, которому не понравилось, что составом управляют не тренеры, а игроки. У Игоря был определенный авторитет, а Это’о мог, например, сказать, кого поставить в состав, а кого поменять. В этом смысле я, как футболист, Игоря понимаю. Если бы меня уважали в команде так, как его, я поступил бы точно так же.

– Как Роберто Карлос вел себя в быту?

– Роберто Карлос на пару с Жусилеем были постоянно в хорошем настроении, пели свои бразильские песенки, все у них было хорошо. К нему был привязан личный переводчик, и он со всеми общался наравне, в том числе со мной, хотя я редко с ним пересекался. Как-то встретились с Роберто Карлосом в тренажерном зале, и я спросил про его накаченные ноги. Он ответил, что никогда не ходил в зал, и все эти мышцы у него от природы, с детства.

– Как помогала совместная работа на тренировках с такими мастерами?

– Для местных ребят игра со звездами мировой величины была очень полезна. Мы видели, что эти футболисты – такие же люди, и психологически раскрепощались. Психология – одно из самых слабых мест российских футболистов. Когда игроки выходят против знаменитого клуба, то проигрывают заранее, еще до игры. Роберто Карлос – это выдающийся футболист, но на тот момент я бы не сказал, что он прям сильно выделялся. Скорость была уже не та, да и желания у него уже не чувствовалось, он явно готовился к тренерской работе. Но его удар и правильное мышление на поле никуда не делись.

– Вспомнишь какой-нибудь необычный поступок Роберто Карлоса?

– Был в команде парень, который ухаживал за полем. Роберто Карлос заметил, как тот отдается работе, и подарил ему квартиру. Кстати, помню выражение лица Роберто Карлоса, когда он впервые оказался в самолете российских авиалиний. А когда легионеры увидели, что в салоне оторвана обшивка, их лица стали еще мрачнее. (смеется)

– Как тебе работалось с Гаджиевым?

– Это был очень полезный опыт. Тренировки были интересные и разнообразные, остались приятные воспоминания от общения с ним. Сложно сказать, насколько Гаджиев управлял командой, прислушивался ли к Роберто Карлосу и Ко. Но нельзя отрицать, что это действительно были звезды, которые могли посоветовать что-то дельное. Я знаю, что Хиддинк, когда пришел в «Анжи», особо ничего не решал. Ему говорили, как делать – он делал.

– Керимов в команде появлялся?

– Он приезжал к нам на сбор в Турцию на двух или трех бронированных машинах. С каждым игроков здоровался, общался. Со мной это было формально: спрашивал, как дела, нет ли проблем. Тренировочная база в Махачкале отличная, поля отличные, было все, чтобы полноценно готовиться к играм. Единственное, в городе периодически громыхали взрывы, очень тревожившие моих родственников. Я, бывало, ехал на базу, проезжал пост ДПС, садился на кровать и подскакивал от взрыва. Оказывается, взорвали тот пост, мимо которого я ехал. А ребята из «Дагдизеля» рассказывали такую историю. Выезжают на сборы, а один игрок не приехал, и автобус отправился без него. На следующий день новости на «Первом канале»: в ходе спецоперации в Махачкале убили того футболиста, который оказался боевиком. А так он ничем не выделялся, разве что бороду носил.

– В «Дагдизеле» ты и провел свой полноценный профессиональный сезон?

– Да, и сезон был достаточно успешный. Мы заняли четвертое место – это стало наивысшим достижением клуба. Если бы мы обыграли в последнем туре «Ротор», то попали бы в тройку. Меня признали лучшим крайним защитником турнира. Команда была сильная и сплоченная.

– После успешного сезона в Каспийске команду хорошего уровня найти не удалось?

– Опять без агента поехал в «Уфу», но там по каким-то причинам не подошел. А потом оказался в ФК «Питер». Команда там была молодая, неопытная, конкурировать было тяжело. Плюс президент клуба был далек от футбола.

– В чем это проявлялось?

– Иногда на разборах говорил некомпетентные вещи. Про оплату труда футболистов он думал так: ребята выигрывают – получают зарплату; проигрывают – значит, нет.

– После развала ФК «Питер» ты сделал выбор не в пользу футбола?

– К сожалению, меня всю карьеру преследовали травмы, частые и неприятные. К тому же я считаю, что слишком много времени уделял именно футболу – тренировкам, играм, а не тому, как мне устроиться в клуб. Нужно было больше общаться с тренерами и агентами, чтобы иметь варианты для продолжения карьеры. И у меня уже возникали мысли заканчивать с футболом. Появилась семья, и было желание заниматься чем-то своим, тем более что я чувствовал в себе предпринимательскую жилку. Деньги, заработанные в «Анжи», я пустил в дело, которым теперь занимаюсь. Но часть, конечно, профукал, вложив не туда.

– «Профукал» – это немного другое, а «вложил не туда» – значит, был в поиске.

– Конечно. Когда играл в «Анжи», открыл компанию по сборке и продаже мебели. Вкладывал деньги, но вынес из этой истории самое важное. Если ты вкладываешь деньги, то должен заниматься этим сам. Я вкладывал – выхлопа не было. Потом приехал, разогнал сотрудников и открыл другое направление вместе со своим товарищем. Мы занимаемся проектированием, у нас есть эксклюзивные условия от многих заводов по трубопроводной арматуре.

– Объясни мне, как, всю жизнь играя в футбол, можно заняться таким серьезным делом? Ты в этом разбираешься?

– Сейчас уже да. Начинал с продаж материалов для строительных объектов – продавал инженерную сантехнику и трубопроводную арматуру. Я знаю, как организовать процесс, у меня много мыслей, которыми я постоянно делюсь со своими партнерами для того, чтобы продолжать развиваться. Мне всегда хотелось быть лучшим в чем-то. В футболе, может, не все получилось, зато реализую себя в другом.

– Как ты проводишь свой день?

– День у меня расписан встречами, причем на самых разных уровнях. Я пытаюсь сделать так, чтобы клиенту было выгодно с нами работать. Скоро у нас планируется несколько крупных объектов, будем строить наружные тепловые сети.

– Что легче: играть в футбол или заниматься бизнесом?

– Будучи футболистом, я о многом не думал. Жизнь была немного ограничена, это было моей ошибкой. Были рамки, за которые я не выходил. Когда закончил, стало легче. С семьей стал проводить больше времени, по городу езжу тогда, когда захочу, а не тогда, когда со сборов отпускают. Мне ближе бизнес, чем футбол. Хотя играть в футбол я до сих пор люблю.

– Как ты пришел к тому, чтобы заявить свою команду в «Спортинг-лигу»?

– В социальных сетях постоянно мелькало: «Спортинг-лига», «Спортинг-лига»… Мне стало интересно, и я посмотрел, что это за турнир. Оказалось, тут играет много футболистов, поигравших, либо еще играющих. После одного из корпоративных турниров мы решили, что нужно поддерживать спорт в компании, и заявились сюда.

– Какие впечатления произвела премьер-лига?

– Не ожидали, что тут будет такой серьезный уровень. Не хватает нам явки, профессиональных качеств, подготовки. Возможно, мы начнем тренироваться для того, чтобы подойти к весне в хорошей форме.

– Ты стараешься подтянуть в команду своих знакомых?

– Да, моя цель – собрать ребят, с которыми можно пойти после матча в какой-нибудь ресторан, выпить бокал пива, обсудить игру и пообщаться. А бывает, что больше возможностей встретиться с друзьями и не возникает.

– Какая игра в текущем турнире была лучшей в исполнении «ФПИ»?

– Последняя, хоть мы снова не выиграли. Но в матче с «Аталантой» был какой-то рисунок, агрессивная игра, все «выпустили пар».

– Кто из команд пока произвел наибольшее впечатление?

– Безусловно, «ММГ-Строй». Хороший коллектив, явный фаворит, видно, что команда сыгранна. По «БалтАвто» я погорячился после игры, сказав, что они ничего из себя не представляют. Потом посмотрел видео: сильная команда, в которой собраны поигравшие футболисты, победили нас по делу. С остальными мы должны были сыграть лучше. «Спарту», при всем к ней уважении, мы должны были обыгрывать. А вообще хочу сказать тем командам, которые будут играть с нами в оставшихся турах, что очки мы просто так не отдадим и готовы поставить подножку любому претенденту на выход в полуфинал.

Кирилл Сухоруков,sporting-spb.ru

Фото: личный архив Михаила Помецко.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Жизненные интервью
+15
Популярные комментарии
+10
Дабл трабл
Да уж Анжи времён Это’о до сих пор аукается. Сильно сомневаюсь что это интервью с продавцом стройматериалов вообще бы появилось на свет, если бы не Анжи
+6
ronaldocr7
мда были времена в анжи
+2
Ислам1977
Рассказ для фильма, остаётся снять его
Написать комментарий 12 комментариев
Реклама 18+