Реклама 18+

Дмитрий Ананко: «Когда «Спартак» проиграл в Петербурге 1:7, не спал всю ночь»

О непростой тренерской стезе, настоящем и будущем «Спартака», проблемах мотивации у большинства российских футболистов поговорили с самым титулованным футболистом России Дмитрием Ананко.

«Надо стремиться долететь до солнца!»

- В 2021 году вы впервые с 2016-го ведь вернулись к тренерской деятельности, верно?

- Причем к тому, с чего и начинал – к любителям. Так же начинался путь в тульском «Арсенале». Почему занялся этим? У меня есть время, а у друзей – все условия. В первую очередь, стадион «Луч», на котором базируется команда («Луч Тим» выступает в чемпионате Москвы).

Моя цель – вдохнуть вторую жизнь в ребят, не попавших в профессиональный футбол. Потому что в нашем футболе, особенно, детском, хватает нефутбольных историй, и нередко талантливым ребятам путь оказывается закрыт.

Приведу пример. После чемпионата Москвы мы играли товарищеский матч со «Спартаком», выступающим в молодежном первенстве. Не скажу, что это был основной состав. Скорее просмотровые ребята и выпускники школы, но у меня половина состава такого же возраста, и мы их обыграли со счетом 8:2.

Несмотря на такую крупную победу, у меня остались двоякие впечатления. Происходящее у красно-белых очень огорчило – так относиться к футболке с ромбом нельзя. Никакого самолюбия, желания попасть в «Спартак», пластаться в подкатах, убиваться на поле. В то же время в нашем проекте все строится на голом энтузиазме – без зарплат, премий и так далее. И всем интересно работать. Парни тратят время и деньги на переезды, получают травмы, но все равно с большим желанием ходят на тренировки и вот так играют против «Спартака».

Я сам приехал в эту команду в 16 лет и с первого дня доказывал свою состоятельность в условиях жесточайшей конкуренции в течение 12 лет. Неимоверное количество травм не позволило мне провести больше матчей (218 – прим. ред.), много времени уходило на восстановление, но всегда было огромное желание вернуться в состав, поэтому удручает, когда сегодня вижу такое отношение ребят. Может, рановато им майки дали? Понимаю, что многие игроки, наверное, на просмотре, но если оттуда кого-то возьмут, это будет нонсенс. И это видно, особенно на фоне тех, кто даже в совсем молодом возрасте отправляются в Европу. Там они растут в условиях серьезной конкуренции.

- Это исключительно спартаковская история или вообще московская?

- В «Локомотиве» в этом году появился Максим Мухин, перешедший летом в ЦСКА. В «Динамо» целая плеяда, в ЦСКА тоже есть ребята, а в «Спартаке» кто? Можно вспомнить единицы тех, кто играет роль в клубах РПЛ, а ведь академия всегда была одной из лучших.

- По закону драматургии ваших ребят после 8:2 должны были пригласить в «Спартак».

- Не удивлюсь, если в будущем пригласят в хорошую команду, потому что с весны, когда мы с ними только познакомились, они здорово прибавили – окрепли, стали понаглее. Они сейчас в хорошем возрасте – 17-21 год. Можно привести много примеров игроков, в этом возрасте не очень заметных, а затем ставших профессиональными футболистами. Про некоторых игроков, с которыми я играл на молодежном уровне, все думали, что это состоявшиеся звезды, но у них карьера не сложилась. Все зависит от характера. Если тебе много природой давно, в детском футболе ты выделяешься и не учишься пахать. А тот, кому меньше дано, вырабатывает привычку ежедневно работать над собой. Как та лягушка, что попала в молоко, барахталась и взбила масло. Так и в жизни происходит, не только в футболе.

-В чем видите свою цель в команде?

- В первую очередь это воспитание ребят, умение работать в команде, помогать партнерам, чувствовать товарищей. Это в легкой атлетике ты бежишь сам по себе, а здесь надо уметь быть частью коллектива. У них еще вполне есть шансы стать профессиональными футболистами. Можно вспомнить того же Андрея Тихонова, вернувшегося в футбол в 20-летнем возрасте после двух лет в армии и попавшего в «Спартак» уже в 22. Всегда говорю, что надо стремиться долететь до солнца. Даже если не долетишь, останешься среди звезд.

- В последние годы тренеры все чаще говорят, что молодежь взрослеет позже. В том числе и за рубежом. Например, новый тренер «Спартака» Паоло Ваноли в бытность тренером итальянской молодежки отмечал, что родители стали мягче воспитывать детей, отчего они вырастают менее «злыми». Вы видите эту разницу между поколениями?

- Разница, конечно, есть, но вы сами понимаете – общество, ценности, школа, улица были другими. Например, динамовец Константин Тюкавин почему так сильно выделяется на фоне сверстников? В том числе и потому, что его отец – профессиональный спортсмен – в него сильно вложился.

Поэтому советую по возможности отправлять ребят в спортивные интернаты. Они, конечно, бывают разными, но, например, в том, где воспитывался я, было великолепно. Или кадетские корпуса. Ребенок должен уметь элементарные вещи – складывать вещи, заправлять постель, гладить. Сейчас же смотришь… Но в этом мы, родители, виноваты.

Поэтому правильно говорят, что воспитывать надо себя, а не детей. Ребенок с рождения все впитывает – твои слова, поступки хорошие и плохие. Так что если тебя что-то в нем не устраивает, надо подойти к зеркалу и задать себе вопрос: «Кто виноват?» Хотя понятно, что есть социум – школа, улица...Моя пятилетняя дочь Милана после улицы что-то новое всегда приносит, и дома это надо корректировать.

- Футболисты тоже стали душевно более хрупкими, обидчивыми. Если раньше Жозе Моуринью работал с Дидье Дрогба, у которого был стальной характер, то теперь не может справиться с новым поколением игроков. Вы как тренер видите необходимость в изменении подхода?

- Конечно, нельзя не идти в ногу со временем. Надо уметь говорить на их языке. Очень спасает чувство юмора. Могу сказать на примере своих ребят. Раз они к нам ходят, значит, им нравится, хотя у них своих дел полно – кто-то учится, кто-то уже работает. Иногда поесть не успевают. Помню, играли с «Химками», заменил парня во втором тайме. Смотрю, он на скамейке запасных кушает. Говорю: «Не расслабляй тренера, отойди немного».

- А жесткость можно к ним проявлять?

- Не столько жесткость, сколько требовательность. Конечно, она должна быть. Заостряешь внимание на важном, но все равно здесь больше убеждения и психологии. Когда им пихаешь, они нормально реагируют, если не переходишь на личности. Сам прошел через это и на всю жизнь запомнил человека, который мне это сказал.

- Мы думали, футболисты к этому лояльнее относятся.

- Мне было лет 14, это был чемпионат СССР среди республик. Я играл за сборную России против Армении. В перерыве за автогол такого наслушался. Я же в интернате был, никому такого не позволял, а тут… Наверное, этот пример мне до сих пор помогает. Если очень надо, я лучше один на один отведу и объясню, что и зачем я сделал. Так было и в Туле, и в «Спартаке».

- Вас невозможно вывести на матерное высказывание?

- Помню, последнюю травму получил, позвонил Пфайферу, надо было поставить визу и ехать. И тут меня познакомили с женой немецкого консула. Такая красивая ухоженная женщина в возрасте – в духе старинного времени. Она разговаривала матом, но так изысканно, что тебе в голову не придет, что это ругательные слова. Я в шоке был, сидел и слушал ее. Так что я тоже могу сказать что-то матом, но не оскорблять, переходя на личности.

Прекрасно понимаю, что команда начинается с раздевалки. Если у тебя нет коллектива, хоть обложись всеми этими конспектами, ничего не получится. В советские времена были такие тренеры, которых футболисты называли папами. У него, может, одна и та же тренировка каждый день, но он помогал доставать квартиры, машины, и футболисты на поле за него убивались. И это самое главное.

«Лучшее, что могло произойти, это встреча с Олегом Романцевым»

- Кто из тренеров стал для вас примером?

- Конечно, на всю жизнь запомнил первого тренера - Козловского Валентина Борисовича и тех, кто с нами работал в интернате - Нечепуренко Валентин Данилович, например. К ним испытываю только чувство благодарности. А если говорить о профессиональном футболе, то лучшее, что могло произойти, это встреча с Олегом Романцевым.

- Вы тренер-папа?

- Скорее старший товарищ. Считаю, что надо помогать игрокам. У каждого свои особенности.

- Теперь уже бывший главный тренер сборной России Станислав Черчесов со стороны не видится футболистам старшим товарищем.

- Может быть, вы немного путаете товарищество с панибратством. Саламыч какой стиль выбрал изначально, тому и следует, раз это дает результат. Но поверьте, зачастую то, что происходит на людях, и то, что происходит внутри команды, не одно и то же. Если тренер будет ставить себя выше ребят, мол, я это я, а вы – никто, ничего не получится. И Черчесов со своим тренерским штабом, будучи футболистами, сами прошедшими через сборную, знают, как управлять коллективом. Чем подтверждением выступление на ЧМ-2018.

Я пришел в «Спартак» в 1990 году в возрасте 16 лет. Мы тренировались и жили на базе. После тренировок Саламыч нас оставлял, и мы били ему с углов вратарской, то есть метров с четырех. Это говорит о том, как он требователен к себе, работоспособен. Уверен, таковым и остается. Несмотря на то, что в сборной его только ленивый не критиковал, я всегда поддерживал.

Общаюсь с Мирославом Ромащенко, в меньшей степени знаю Гинтараса Стауче, а Владимир Паников пришел к нам мальчишкой, был массажистом и сделал себя сам. Это тоже говорит о характере. Общаюсь и знаю, как они готовились к ЧМ-2018, а то, про произошло дальше... Почему Олег Романцев закончил?

- Выгорел?

- Конечно. Мог выгореть и Черчесов, но он продолжает тренировать. А те слова, которые он использовал во время пресс-конференции про «государственную должность»… С этим я согласен. В «Спартаке» Леонид Федун делает, что хочет, в «Краснодаре» - Сергей Галицкий. А в сборной тренер – лицо. К тому же на домашнем чемпионате мира.

«У Польши есть хорошие футболисты, но и игра может сложиться по-разному»

Сколько людей оценивают работу топ-менеджера и сколько – тренера сборной? И ты в кокон не спрячешься, тебе везде задают вопросы. И друзья-товарищи, и журналисты, и даже дома. Это колоссальная нагрузка, и не все с ней справляются. А когда такая ответственность за страну…

Знаете, я когда по юношам играл за сборную СССР, нам говорили: «Надо, чтобы вы чувствовали, как эти буквы сам отягощают. Чтобы вы понимали, какую футболку надели». Может, за границей по-другому относятся к этому, а у нас общая аура до первой игры на ЧМ-2018 была тяжелой. И посмотрите, выиграли у Саудовской Аравии, давайте порадуемся.

- Как вам сборная России?

- Главное для нашей команды – игровая дисциплина. Индивидуально сильные футболисты постепенно появляются, в том же «Динамо», но есть такое понятие, как проверенные бойцы. Так что опытные надежные футболисты нужны. Нам на ЧМ-2018 повезло, что помог Сергей Игнашевич. Посмотрим, как будет сейчас.

Да, у Польши есть хорошие футболисты, но и игра может сложиться по-разному. Тот же матч с хорватами – если бы Федор Кудряшов иначе расположился, стоял чуть вполоборота, мяч отлетел бы не в сетку, а перед ним. Плюс сложные погодные условия. Да, очень много оборонялись, но уверен, что Карпин такой установки не давал. Так сработала психология футболистов.

Но даже такая игра полезна – ошибки можно и нужно исправлять. И все идет от головы. Да, где-то тяжело, но ты все равно бежишь вперед хотя бы помогать количественно. Посмотрите на динамовских игроков, они же уверенность в себе приобрели. А что такого страшного в поляках? Ну да, Роберт Левандовски есть, ну и что?

Помню, как мы готовились к «Реалу», «Интеру». А там сборная мира вообще. А поля какие были? Да, мы не выиграли Лигу чемпионов, но эти-то команды обыграли. Как это сделали? Понимали, что если взять нас 11 и их 11, то каждый будет проигрывать индивидуально. Проигрывали, пропустили первыми, могли еще два пропустить, но чем все закончилось? Потому что верили в себя, в товарища, в тренера. Если к футболу относишься честно, он тебя вознаграждает, а если обманываешь – погубит.

- Эмоционально какие впечатления от сборной России прошедшей осенью?

- Когда выигрывают, радуюсь – и за ребят, и за тренерский штаб. А когда проигрывают… Страшна не ошибка, а отношение к ней. Не ошибается тот, кто ничего не делает. Это нормально. Вопрос в том, как ты перестроишься. Вот «Спартак» проиграл «Зениту» 1:7, так я не спал всю ночь. Вот вы смеетесь, а я на себя примеряю это поражение. Как это возможно? Где ваше самолюбие? Выходи, бейся, бодайся, пусть удаляют хоть половину команды, но так нельзя. Это же на всю жизнь. Они будут помнить, песни петь.

Люди, подбирающие футболистов в такие команды, как «Спартак», должны брать тех, кто понимает, где он находится. Что такое «Спартак», что такое история клуба. Что под твоим номером играл Федор Черенков, еще кто-то. Нужен такой человек, как Златан Ибрагимович. Он сам заводит партнеров, объясняет, за какие цвета играют.

- Вы входили в тренерский штаб Дмитрия Аленичева в «Спартаке». Что там получилось, а что – нет? Помню матч против «Ростова», который завершали семь защитников.

- Да, говорили про семь защитников, но дело не в амплуа, а в позиции на поле. Илья Кутепов совсем недавно у Доменико Тедеско играл в нападении. Почему?

- Других нет.

- Вот видите. Никакой тренер не будет делать себе хуже. И ты каждый день видишь в тренировках, кто на что способен, как готовится. Глупо же ставить в нападение игрока только потому, что он нападающий, если он тачку возит. На тот момент так получилось. Не было же такого, что все семеро стояли сзади, а впереди бегали трое.

«Многих надо было приводить в чувство, потому что это очень удобное место работы»

Если возвращаться к тому времени, скажу, что некоторые футболисты не были готовы к нашим требованиям, и вместо того, чтобы засучить рукава и работать, искали себе оправдания. Их вскоре в команде и не стало. Многих надо было приводить в чувство, потому что это очень удобное место работы – зарплата приходит день в день. Доходило до того, что на полчаса задержали, какие-то вопросы возникают. Да вы вокруг посмотрите!

Такое отношение тоже негативно влияло, но раз наша работа в дальнейшем сработала (в следующем сезоне «Спартак» единственный раз при Федуне выиграл чемпионат – прим. ред.), это только супер. Значит, ребята пересмотрели свое отношение к делу. Вспомните, сколько нереальных мячей было забито на последних минутах. Повторюсь, футбол всегда награждает. Если даже за то время, что мы были в команде, что-то всколыхнулось в игроках, уже отлично.

Должна быть системность. Например, «Динамо», в прошлом году было в середине таблицы, в этом уже второе, а на следующий, если руководство не изменит курс и футболисты не разбегутся, может стать чемпионом. А в «Спартаке» что произошло? Было шестое место, потом выиграли чемпионат, а через год уже третьи (долго отмечали, видимо) и дальше вниз. Вот я смотрю на многократных победителей чего угодно, хотя бы и двора. Это сильные духом люди. Почему? Потому что с пьедестала первый шаг – вниз. И чтобы доказывать свою состоятельность, ты должен обладать качествами победителя.

- Джано Ананидзе действительно был таким талантливым футболистом, как о нем говорили?

- Смотря от чего отталкиваться. Да, светлая голова, техничен. Если бы действительно хотел, вырос бы в большого футболиста, но характера не хватило. Парень неплохой, но таких достаточно много. Был бы он в другой команде, а не в «Спартаке» - внимания к нему было бы гораздо меньше. В «Спартаке» следят за всеми. Плюс он подвержен травмам.

- За Денисом Глушаковым в «Химках» следите?

- Конечно. Забивает, в список сборников попадал.

- А когда он переходил, многие смеялись.

- Кто смеялся? Уверен, что среди людей, которых стоит уважать, никто этого не делал. Кто через это прошел, отлично его понимает. Парень поставил себе задачу вернуться в сборную, он этого не скрывает и доказывает на футбольном поле. Он взрослеет, скорректировал свое поведение, ведь от личной жизни тоже многое зависит. Когда его в список сборной включили, я его поздравил – телефон-то есть. Честь и хвала ему за такие труды. Еще бы поменьше травм, будет играть и играть.

Многое идет от головы. Вот мы говорили об Ананидзе, а ведь там еще один шедевр был – Денис Давыдов. После того, как Леонид Арнольдович назвал его «спартаковским Месси», у него нимб появился. И вот простой пример. Завершается тренировка. Мячи лежат, пожалуйста, тренируйся. Есть баня, восстановительные мероприятия, тренажерный зал и так далее. Кто-то из ребят идет еще позаниматься, а Давыдов уже сидит в холле переодетый. В модных вещах, конечно. Я спрашиваю: «Как дела?» «Хочу играть, все дела». «А как ты собираешься играть-то?» «В смысле?» «Только тренировка закончилась, тебя уже нет, ты уже дома». А мы с Квинси Промесом идем, который за день до этого отыграл 90 минут напряженного матча. Жизнь-то расставляет все по своим местам. Почему Давыдов вдруг подумал, что он Месси? И где он сейчас?

- Зря Федун сказал про Месси?

- По прошествии времени, зря как оказалось.

А вот, например, Зелимхан Бакаев, которого мы начали привлекать к тренировкам с первой командой, вообще не имел авторитетов. Выходил и отрабатывал за двоих. Потому и проявил себя, хотя тогда меньше выделялся. Повторю простую истину – выходи на поле и доказывай.

«Если духа нет, то в тебе может быть хоть два метра роста, но ты пустой»

- Заметили, что среди не заигравших в «Спартаке» воспитанников очень много схожих по типажу атакующих игроков – Давыдов, Вячеслав Кротов, Джано, Александр Зуев, Александр Козлов. Техничные, быстрые, но не габаритные футболисты. Ив итоге если в РПЛ заиграли, уже хорошо. Это такая система в академии?

- Они все-таки разные, но определенный вкус действительно прослеживается. Есть же просмотровые истории. Тебе нужно за что-то зацепиться. Ты ведешь мальчика во второго-третьего класса и перед выпуском начинаешь лучше его понимать, оценивать.

Рост не является определяющим. Возьмите Дмитрия Парфенова. Вы его когда-нибудь живьем его видели? Невысокий, но какой характер! Неважно, какими габаритами ты обладаешь, главное – что у тебя внутри. Есть ли дух победителя. Вот вам простой пример. 1996 год, 85% ребят в «Спартаке» была из дубля. Но у игроков был дух, и они сходу выиграли чемпионат. А если духа нет, то в тебе может быть хоть два метра роста, но ты пустой.

Это с рождения либо дано, либо нет. Да, частично воспитывается, но такое по мальчишке все равно сразу видно. Кто не умеет проигрывать… Мне отец рассказывал, что если я проигрывал, всегда были слезы. Во что бы мы ни играли – хоть в шахматы, хоть во что угодно. Может, это и поспособствовало. Я ведь никогда не был каким-то вундеркиндом. Все за счет желания получилось.

Поэтому большой ты или маленький, но если «Спартак» проповедует… не знаю, что он сейчас проповедует, правда, но хочется верить, что все-таки более техничный футбол. Понятно, что на месте ты никого не обыграешь. Ты должен быть агрессивным, ловким, быстрым. Важно все в комплексе. Сейчас в школе красно-белых я знаю только двоих – Владимира Джубанова и Алексея Мелешина. Не могу комментировать их работу, но могу сказать, что на выходе вижу. Кто приходит в команду. И насколько знаю, они уже просели в общекомандном первенстве Москвы. Это тоже о многом говорит.

- Возвращение Промеса в «Спартак» было правильным?

- Конечно, он другой. Когда мы вместе работали, он был очень голоден до побед. Нельзя сказать, что сейчас он меньше хочет играть, но видно, что немного изменился. Может быть, на него повлияла ситуация с уголовным делом, он же живой человек, не робот. Но даже в таком состоянии он один из лидеров. И о чем это говорит?

- По психологии понятно, но все равно со стороны не ясно, почему раньше у него все залетало с любого расстояния, а теперь очень много ударов мимо. Уж если ты умеешь ставить ногу при ударе, то умеешь, и ничего на это не повлияет.

- Вот вам пример. «Спартак» - многократный чемпион. И если у Ильи Цымбаларя летело, то все летело на протяжении многих лет. И у Андрея Тихонова то же самое. О чем это говорит?

- Класс, видимо?

- Да, но есть еще один аспект. Лететь может и от ворот за центр поля. Но у Тихонова и Цымбаларя были классные партнеры. Обстановка была соответствующей. Все это влияет. Потому что ты тренируешься, стараешься, но все равно видишь, что происходит в клубе. Чехарда с тренерами, каждый новый приходит со своими требованиями. Это тоже накладывает отпечаток.

У нас в 90-е тренер все время был один и тот же, а игроки хотя и менялись, но это были футболисты с одной и той же идеей. И подобраны они были в соответствии с философией. Одни ребята уезжали, другие становились на их место. И ничего не ломалось. Их же готовили и ментально, и по футбольному образованию. А сейчас кто в последний раз более двух лет поработал? Как ты можешь донести свои идеи?

Это же не суперзвезды, которых достаточно расставить и не мешать. Тот же Зинедин Зидан взялся тренировать «Реал». Если так задуматься, у него ведь и опыта особого не было, но он все правильно сделал, да и футболисты у него были совсем другие. Он наладил атмосферу в раздевалке, сплотил их и появился результат.

- Вы ждете каких-то чудес от Паоло Ваноли?

- От него и от «Спартака» не только жду чудес, но и хорошей игры, и побед. Хотя, чудеса уже были – первое место в группе Лиги Европы.

«Он делал все, что мог»

- Надо ли было расставаться с Руем Виторией? Что для вас первоочередное – качество игры или сиюминутный результат?

- Если результата не будет, вас просто уберут.

- Это нормально?

- Это реалии сегодняшних дней.

- У Массимо Карреры же получилось.

- Послушайте, это же…

- … не системный подход?

- Конечно. Исключение из правил.

- А к Витории у вас негатива не было?

- Какой к нему может быть негатив? Я же видел, что ему нужна поддержка со всех сторон. Он делал все, что мог. Лучано Спаллетти, кажется, вообще не понял, что произошло. Он в Италии всех выносит, семь мячей пропустил за 13 туров, а тут ему пять за две игры закинула команда, идущая в РПЛ на девятом месте. Значит, Витория достоин таких побед. Да, где-то везло. Защитник в Польше упал, но это его проблемы. Бакаев же добежал, забил, команда выстояла, заняла первое место. Значит, что-то в ней есть.

Увольнять или нет, прерогатива руководства, но за работу поблагодарить надо – Витория этого достоин. Когда в последний раз «Спартак» из группы выходил?

Причем девятое место – не последнее в РПЛ. Там еще есть куда падать. И видно, что для всех ветеранов команды это горечь. Смотрю на Серафимыча – они уже обращения пишут. Кто-то его подписал, кто-то – нет, но все переживают. Представьте, я в клуб в 16 лет пришел и через 12 лет ушел. Вся футбольная жизнь там прошла. И не только футбольная – меня там воспитали как игрока и человека, мы дружили, свадьбы играли, чего только не было. Как я могу оставаться равнодушным?

И ребятам хочется сказать, что после футбола у них начнется гражданская жизнь. Знаете, как приятно слышать благодарность за то, что мы делали? Как приятно это слышать моей семье. Нам по крайней мере не стыдно. Хотя я считаю, что можно было еще лучше сыграть. Почему я так говорю? Потому что знаю это, и Романцев, и Георгий Ярцев нас так воспитывали. И пацаны все стали частью семьи. Да, кто-то больше общается, кто-то меньше, кто-то поссорился, но отмотайте назад – надо будет, встал и привел в чувство любого. Понятно, что защитники в «Спартаке» хуже всех всегда были (улыбается), но что поделать? Каждый должен заниматься своим делом – кто-то рояль таскает, кто-то настраивает, кто-то играет. У нас баланс всегда был соблюден, поэтому в команде всегда был порядок.

- Кто из российских тренеров может возглавить «Спартак»?

- Если задача финансовая, то неважно. А задача выиграть чемпионат в нынешних условиях очень сложная. Стратегия, отношение – все должно измениться. Нужно, чтобы у руководства появилось терпение. Можно сколько угодно говорить про иностранцев, но как у нас были талантливые игроки, так и остались. Может, пора задуматься…

Вот вам пример – Алексей и Василий Березуцкие. Им дали возможность проявить себя. Поначалу все было не фонтан, но ребята старались и стали оплотом как в клубе, так и в сборной. И не на год, не на два, а на десятилетие. А что изменилось сейчас?

Вот мы говорим – нет центральных защитников. А вы посчитайте, сколько всего центральных защитников в основах десяти сильнейших клубов премьер-лиги, и сколько среди них иностранцев. Перечисляем и понимаем, что выбирать практически не из кого. Вся обойма игроков для сборной – человек пятьдесят, и из них центральных защитников, условно, четыре-шесть. Конкуренция есть? За счет чего дальше двигаться?

«Там очень большую роль играет Андрюха Воронин»

- Вы очень часто упоминаете «Динамо»…

- Не скрываю, что мне нравится, как они играют. Даже хотел сходить на их матч с «Зенитом». Меня радует, что все решают живые люди на поле.

- Чем вам нравится игра «Динамо»?

- Тем, что у пацанов горят глаза. Они видят, что им доверяют, и летят, как на крыльях. Многое получается. У них очень неплохие иностранцы. Как я понимаю, там очень большую роль играет Андрюха Воронин, в котором совмещается немецкая и русская ментальность. Он проводник между русскими и иностранцами. Это очень важно, потому что есть вещи, которые никаким переводчиком не передашь.

В «Динамо» нравится эта молодежная искренность. Они не боятся обыгрывать. Да, ошибаются, но нет давления, и сразу приходит результат. Пусть с «Зенитом» первый тайм не удался, но я вспоминаю, как мы в 1997 году поехали в заключительном туре в Волгоград. Полные трибуны, у них, по-моему, даже банкет был заказан, но мы их обыграли (2:0, забили Валерий Кечинов и Андрей Тихонов – прим. ред.). Наверное, хватило победного духа, хотя у них банда была настолько хорошая, что они прошли «Манчестер Юнайтед» в еврокубках. Тогда английский клуб являлся одной из сильнейших команд мира. Но им этого не хватило, а ведь они настолько близки к чемпионству были. Вот этого «Динамо», наверное, пока не хватает.

- Молодым командам часто не хватает стабильности от сезона к сезону. Можно вспомнить ЦСКА сразу после ЧМ-2018 и через год. Как «Динамо» сохранить и приумножить то, что есть?

- Поддерживать тренерский штаб, попытаться сохранить этот состав и если добавить кого-то, то одного-двух серьезных исполнителей. Очень поможет футболист с чемпионским менталитетом. Помните, как в свое время Лима пришел в «Локомотив»? Ему было 33 года, но какую роль он сыграл! Профессионал, очень правильно вел себя на поле. Или тот же Сергей Горлукович, который приходил к нам в «Спартак». Сколькому мы у него научились, в том числе отношением к делу. Вот этим парням в «Динамо» нужны такие люди.

- Считаете, у российских футболистов завышенные зарплаты?

- На самом деле, я рад за ребят, потому что знаю, что потом. Сколько стоит один укол мне в колено. Спорт больших достижений забирает здоровье, и хорошо, если у тебя есть возможность его поддерживать.

- Но высокие зарплаты мешают им уехать в «Аяччо» или «Эспаньол»…

- А кто зовет?

- Если бы они согласились на 25 тысяч в месяц, уже все бы там играли. Неужели в «Алавесе» такие уж классные испанцы или сербы? Они просто согласны за десятку играть.

- Согласен, но помимо денег нам мешает менталитет. Возьмите Алексея Миранчука. В первый же месяц его жена пишет: «Я Лешу не вижу». О, как! Он, оказывается, профессиональный футболист, тренироваться начал. У нее нет возможности с ним по бутикам ходить. Это где он играл-то до этого? Это сколь смешно, столь и ужасно, потому что речь об игроке нашей сборной.

Я уже не говорю о статистике, которую собирали Черчесов и Ромащенко, что наши люди на спринтах готовы только 60 минут действовать, и то не всегда. Я же ничего не придумываю, а привожу факты.

А что до денег, то вы ведь не откажетесь, если вам предложат миллион долларов, правильно?

- Смотря на каких условиях.

- Хотя в последнее время тенденция меняется. Вы обращали внимание на то, каким через некоторое время становится серьезный футболист, приехавший к нам из-за границы? Он сильнее становится или слабее? А почему? Он же смотрит по сторонам, видит, что происходит.

-У меня перед глазами пример Фернандо Кавенаги. Когда он приехал в «Спартак», был одним из подающих наибольшие надежды аргентинских футболистов. А здесь смотришь на него и думаешь: Кто это? Зато время появилось – рестораны, клубы, все время куда-то приглашают. Я был на презентации одного клуба, на время смотрю – игра час назад закончилась, а он уже тут сидит. Из «Спартака» он уходит в «Бордо» и в первый же сезон становится лучшим бомбардиром клуба, а во второй лучшим иностранцем чемпионата. Вот как влияет среда пребывания.

«Денег на детско-юношеский футбол очень не хватает»

- То есть в целом вы пессимистично смотрите на будущее российского футбола?

- В качестве тренера я прошел путь от любительского футбола до «Спартака» и видел его развитие на всех уровнях. Могу сказать, что условия везде разные, но денег на детско-юношеский футбол очень не хватает. Например, я вырос в интернате в Ростове. Помимо «Кожаного мяча» и других всесоветских турниров были первенство города, области. Мы бились со СКА. Были интернаты в Ставрополе, Волгограде. А сейчас академии Ростова играть в регионе не с кем. Они в Москву приезжают. Казань – то же самое. А ведь это города-миллионники. Где все? Вот построили поля, а кто на них играет?

Если у тренеров будет достойная зарплата, появится конкуренция. И какие у них задачи? Что важнее – выиграть первенство или воспитать футболиста? Хотя бы один человек в год выходил бы на профессиональный уровень – уже положительный результат. Посмотрите, у Сергея Галицкого великолепная академия, и все равно маловато воспитанников. Может, его устраивает, но мне казалось, что в таких шикарнейших условиях побольше народу будет появляться.

Вот мы часто говорим, что нападающие мало обыгрывают, а защитники мало отбирают, но это же все в детском возрасте закладывается. Защитник должен в отбор идти, а не только линию держать. Не бояться играть один в один.

Как и нападающий не должен бояться обыгрывать. Если ты один раз из трех-четырех обыграешь и забьешь, это будет нормальный показатель. Зато уверенность придет, и ты будешь каждый второй раз это делать. И защитник уже знает тебя, лишний раз не полезет.

Конечно, в «Спартаке» было сложнее. Потому что на каждой тренировке ты против таких игроков действуешь. Вообще я на первое упражнение в «Спартаке» попал – три защитника против троих нападающих. А в нападающих Валерий Шмаров, Сергей Родионов и Федор Черенков. В первые дни меня там вообще трясло. Думаю, наверное, с Федором постою, он хотя бы мало бегает. А он из-под меня три подряд забил между ног. Стас Черчесов меня потом подозвал и подсказал как правильно действовать в этих ситуациях.

- Нынешний футбол сильно отличается от того, в который играли вы?

- Разговаривал как-то с ветераном, игравшим еще за сборную СССР, затронули тему скоростей. Мол, сейчас футбол быстрее. Но слушайте, за сколько Олег Блохин или Игорь Беланов бежали стометровку? Не догонишь. Конечно, с внедрением VAR единоборства стали не такими жесткими. Раньше тебе локтем съездили – нос на ухе. Ты его на место поставил и побежал. Понятно, что с новыми правилами нападающим легче играть. Если проводить параллели, в 50-е годы вообще замен не было. Надо было человеку ногу сломать, чтобы заменили.

Или сравнивают футболистов прошлого и нынешних. Когда Диего Марадону беспощадно били, а он вставал и бежал. Сейчас в тех условиях Роберт Левандовски и Криштиану Роналду смогли бы столько забить? Но это не говорит, что они плохие. Каждый в свою эпоху творит.

Телевидение стало намного лучше снимать. Был в Испании, такой муторный футбол. Мы после первого тайма пошли в гостиницу неподалеку. Смотрим по телевизору – отлично. Звоним друзьям на стадионе: «Слушай, а второй тайм-то поинтереснее». «Чего? Да еще хуже стало!» Или посмотрите записи матчей нашего «Спартака». Поля, трансляции – все ни о чем. С современным телевидением футбол смотрится лучше. Это мое субъективное мнение.

- Чего пожелаете нашим читателям в 2022 году?

- Хочу всех поздравить с праздниками, пожелать здоровья и исполнения желаний. Чтобы побыстрее ушла эта чума, мы больше улыбались мало болели, любили близких и верили в то, что делаем.

- И чтобы в «Спартак» пришел новый тренер?

- Опять новый? Прямо в январе? Пусть Ваноли хоть немного поработает. Желаем ему побед, чтобы все получалось. Можно что угодно говорить, но часть моей души принадлежит этому клубу. Понятно, что «Спартак» не может принять всех на работу, но это наш дом, и мы туда стремимся.

Анастасия Ключникова, Артем Зибрак, sovsport.ru

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Спартак Плюс
+17
Популярные комментарии
Казеич
+1
Хорошее интервью!!
Bremensk 111
0
Хорошее вью хорошего игрока и человека.
Написать комментарий

Новости