Реклама 18+

«Спартак» давил «Краснодар» высоким прессингом. И едва за это не поплатился

Возможно, слова верхушки и тренерского штаба «Краснодара» о стремлении не отступать от философии игровой модели клуба стоит считать преувеличением, и матчи с «Байером» это показали. Но прямо сейчас в матчах с «быками» любая команда РПЛ, чтобы рассчитывать на результат, играет прежде всего от соперника. Не стал исключением даже «Спартак», чей тренер Олег Кононов постоянно говорит о догматичности своего стиля.

Высокий прессинг против «Краснодара» как будущий тренд для команд РПЛ

Игра в давление против любящего контролировать мяч «Краснодара» – отработанное решение не только зарубежными командами вроде «Севильи» и «Байера», но и такими середняками РПЛ, как тульский «Арсенал» или «Урал». Так же начал матч с «Краснодаром» и Олег Кононов. С самого начала встречи «Спартак» навязал гостям высокий персонально-ориентированный прессинг, в котором у двух игроков москвичей было сразу два задания по опеке. Этими игроками стали Аяз Гулиев и Ханни – не самые дисциплинированные игроки в движении без мяча даже у «Спартака», при этом на удивление качественно выдержавшие стартовый отрезок интенсивного давления.

В первые двадцать минут Ломовицкий персонально опекал Рамиреса, Зобнин играл по поднимавшемуся выше Газинскому, а оба нападающих «Спартака» ориентировались на пару центральных защитников «Краснодара», начиная активное давление при получении мяча Мартыновичем, вынуждая начинать атаки гостей либо через Сафонова, либо через белоруса, самого слабого защитника «Краснодара» в пасовой активности.

При этом и левый полузащитник «Спартака» в 4-4-2 Ханни, и левый центральный полузащитник Гулиев ориентировались сразу на двоих игроков. Алжирец занимал позицию в левом полуфланге и реагировал на первый пас «Краснодара», смещаясь либо в центральную зону к Каборе, либо на свой фланг к Петрову. Гулиев находился в центральной зоне между Каборе и Перейрой, пытаясь контролировать и короткий пас, и попытки длинных забросов между линиями. Формально у Каборе не было персонального опекуна, но на стартовом отрезке матча в давление по опорнику «Краснодара» всегда готовы были вступить как минимум два футболиста.

Самым эффективным игроком в стартовом прессинге хозяев был Аяз Гулиев – вернувшийся в «Спартак» игрок постоянно участвовал в прессинг-ловушках в левом полуфланге. В зависимости от движения Газинского и Каборе без мяча, Гулиев и Зобнин могли меняться опеками в высоком прессинге, но Аяза это не путало – полузащитник быстро оценивал возможности для создания численного большинства своей команды на узком пространстве, отклеивался от опекаемого игрока и захлопывал прессинг-ловушки, контролируя при этом траекторию передачи себе за спину.

В первые 20 минут «Краснодар» в общей сложности потерял владение 15 раз – треть от общего количества потерь за весь матч, больше трети их них пришлись на Каборе и Перейру (по 3), а 8 их этих 15 потерь были совершены на своей половине поля. Как правило, вместе с возвратом владения на границе средней и чужой третей «Спартак» получал очень выгодную диспозицию – ситуацию 3-в-3 для начала темповой атаки и внушительное свободное пространство в зоне у входа в чужую штрафную, которую старался использовать Ломовицкий, смещаясь со своего фланга в правый полуфланг. Зачастую его движение игнорировалось Рамиресом, и полузащитник «Спартака» принимал мяч без опеки. Возможно, левый фулбек «Краснодара» опасался подключений вторым темпом Рассказова и отсутствия помощи от Вандерсона, слабо помогающего защите. Ломовицкий весь первый тайм классно искал пространство между линиями и освобождался от давления, но с мячом зачастую ошибался в принятии последнего решения.

«Краснодар» тоже пытался встречать хозяев высоко, но москвичи легко выходили из-под давления за счет забросов Селихова в левый фланг под сброс Ханни или Адриано. «Спартак» практически полностью контролировал ход матча в его начале и забил (пускай и в нелогичной для характера начала встречи манере) гол, но не обошелся без ошибок в игре на чужой половине поля. Свой первый быстрый переход из обороны в атаку – главное оружие «Краснодара» в прошедшем матче – «быки» организовали на 11-й минуте, когда в движении без мяча Ханни почему-то решил продублировать cover-shadow Зе и сделал несколько шагов в сторону центрального защитника гостей, тем самым освободив траекторию передачи между линиями на Газинского.

«Спартак» ошибается в позиционной обороне и ужасен в переходах назад. За зиму ничего не изменилось

Прессинг против «Краснодара» действительно работает, а в случае со «Спартаком» еще и маскирует, во-первых, численное меньшинство в середине поля (за счет смещений Перейры или Классона), во-вторых, слабую подстраховку опорниками полуфланговых зон на своей половине поля и самих опорников со стороны крайних полузащитников. Но, как мы уже отмечали в посте по вчерашнему матчу, вопрос в том, насколько долго команда сможет выдержать заданный собой темп.

С середины второго тайма «Спартак» отошел глубже к своим воротам и организовал средний блок по схеме, похожей на 4-4-1-1. Один из нападающих не в зоне мяча опускался в опорную зону «Краснодара» и играл по Каборе, а крайний полузащитник в неактивном фланге принимал решение по ситуации, выдвигаться на второго центрального защитника или контролировать фулбека противника в полуфланге. Центральные полузащитники ориентировались на Газинского и контролировали траекторию передачи на Перейру. Проблемы «Спартака» начались практически сразу с отходом в средний блок и касались не только перестроения команды в темповых атаках соперника. В позиционной обороне большое количество ошибок допускали Адриано и Ханни.

Луис был интенсивен в движении без мяча, несколько раз вовремя возвращался на свою треть поля помочь партнерам, но в персональной ориентировке, в отличие от того же Зе, постоянно терял своего игрока, давал Каборе развернуться с мячом и запускал серию необязательных и рушащих структуру обороны движений – Зобнин поднимался в прессинг по плеймейкеру «Краснодара», Гулиев смещался ближе к Роману. В итоге при игре с мячом у гостей формировалось численное равенство на левом фланге средней трети. Причем когда хозяева пытались закрыть Каборе Зобниным, они еще больше рисковали, оставляя против Гулиева сразу двоих игроков гостей – в случае удачного первого паса Сафонова, как произошло в самом начале второго тайма, «Краснодар» накоротке разыгрывал численное преимущество.

То же самое касается Ханни. Алжирец часто так и не принимал решение, играть по центральному защитнику или крайнему, застывал в полупозиции и недорабатывал в обороне своего полуфланга, оставляя Айртона в меньшинстве против открывавшегося в полуфланге Шапи и делавшего рывок по краю поля Петрову. На скриншоте пример обоюдной недоработки Ханни и Адриано, вылившийся в организацию темповой атаки.

Именно они стали главным оружием «Краснодара» в матче со «Спартаком». Проблемы команды Кононова не меняются. Во-первых, это неорганизованный прессинг в центральной зоне. Зобнин и Гулиев выполняли тренерскую установку по коллективному прессингу на чужой половине поля и справлялись с передачей опеки в позиционной обороне (в «Ростове» у Гулиева точно были проблемы с этим), но в случае перехода владения к «Краснодару» вдвоем выбрасывались на центральных полузащитников «Краснодара», пытаясь сыграть на опережение и перехватить начинающий темповую атаку пас – если опоздать, соперник легко отыгрывает прессингующих обычной стенкой, что и делали Газинский с Каборе.  Контрпрессинг обоими центральными полузащитниками при потере мяча рискован для «Спартака» – к пробелам в игре Гулиева и Зобнина в выборе позиции добавляется полное отсутствие подстраховки.

Во-вторых, в темповых атаках и Зобнин, и Гулиев (и Глушаков, и Фернандо) сами далеко не всегда дорабатывают в подстраховке и часто принимают неправильное решение, не оценивая расположение партнеров на поле. В голевом эпизоде, например, Зобнин смещается ближе к мячу и пытается создать численное преимущество против Рамиреса при отсутствии давления на защитника «Краснодара» со стороны Рассказова. Он не заметил, что ложным открыванием Вандерсон уводит за собой Джикию и создает большой разрыв между парой центральных защитников «Спартака», который к тому же не страхует Айртон. Да, это конский объем работы, но Зобнину следовало как можно быстрее бежать туда, пока Рамирес несколько секунд готовил передачу, а не читать смещение левого защитника «Краснодара» в центр.

Классон – ключевой игрок в голевом эпизоде и лучший в составе «Краснодара» по итогам всего матча. Швед большую часть встречи исполнял ложную «девятку» с постоянными смещениям в оба полуфланга под передачи между линиями и отыгрышем с Вандерсоном или Шапи. Классон стал самым принимающим игроком по Packing-статистике, более трети касаний мяча Виктором от их общего числа пришлись на финальную треть поля и распределены практически равномерно по всей его ширине. Не говоря о быстрых переходах со своей половины поля, в которых Классон и Перейра здорово цеплялись за передачи между линиями, очень часто открывания игроков «Краснодара» (96 и 71 Receive соответственно) тоже приводили к ускорению атак гостей даже в позиционном владении, когда «Спартак» отходил глубже и позволял Каборе и Газинскому двигать мяч вперед беспрепятственно.

Возвращение «Спартака» к давлению – еще более рисковому, чем в первом тайме

С выходом на левый фланг Мелкадзе «Спартак» перешел на 4-5-1 с тройкой центральных полузащитников вершиной вверх, в которой до выхода Глушакова Ханни должен был ориентироваться уже на Каборе, освобождая от опеки основного плеймейкера «Краснодара» своих центральных полузащитников. Это позволяло Зобнину агрессивнее выбрасываться в прессинг по мячу, в том числе в финальной трети, и активизировало командный прессинг «Спартака» на чужой половине поля. Периодически гости снова начали испытывать трудности с продвижением мяча вперед, но на этот раз имели намного больше возможностей для организации быстрых атак.

Вернувшись к персональным ориентировкам, «Спартак» пытался направлять начало атак «Краснодара» во фланг и возвращать владение мяча там за счет прессинга по Петрову от Мелкадзе. При этом красно-белые не создавали в зоне мяча численное преимущество, полагаясь на доработку эпизода со стороны всех игроков команды. На скриншоте, например, Ханни поднялся в первую линию, за Каборе пошел Гулиев, таким образом оставляя Зобнина 1-в-1 против Газинского. В данной ситуации все обошлось и «Спартак» начал свою атаку, но удачный дриблинг Газинского или недоработка Мелкадзе по открыванию вторым темпом Петрова – и у хозяев возникли бы большие проблемы.

Вышедший в концовке встречи Глушаков практически все отведенное ему время провел в первой линии прессинга, встречая давлением даже Сафонова и провоцируя вратаря на неудачные выносы мяча. При этом «Спартак» снова создавал полярную ситуацию. С одной стороны, заставлял «Краснодар» чаще использовать длинные забросы и бороться за спорные мячи. С другой, в середине поля со сдвоенной опекой снова оставался Гулиев. С вернувшимся давлением «Спартак» отодвинул мяч от своих ворот, но делал это слишком рискованно.

Кратко о важном

- Закройте глаза на две необязательные желтые карточки Мартыновича. В первые 20 минут матча, когда «Краснодару» было тяжелее всего, именно благодаря белорусу «Спартак» так и не смог довести до логического завершения ни одну из ситуаций 3-в-3. В стартовом давлении хозяев Мартынович сделал два важных перехвата обостряющих передач, совершил один отбор, а чуть позже выиграл спорный мяч, начав голевую атаку своей команды;

- Если удивлять, то до конца. «Спартак» имел трудности с последним пасом, часто сваливал игру на фланги под навесы и нанес 16 ударов из-за пределов штрафной. Ни одного из них не совершил любитель пострелять издалека Гулиев.

Антон Иванов Counterpress.ru

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Спартак Плюс
+19
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+