7 советов спортсменам, у которых нашли допинг

Юрист Михаил Прокопец пишет подробную инструкцию для спортсменов, тренеров и даже врачей.

alt

4 года назад я написал краткий материал под названием –  «7 советов футболисту, у которого нет юриста». Часто наблюдаю, как спортсмены совершают критические карьерные ошибки просто от того, что рядом не было человека, способного дать своевременный, беспристрастный и, самое главное, юридически правильный совет. Я хотел систематизировать основные ошибки футболистов и понять, как можно их избежать.

Сегодня, когда российский спорт накрыла волна допинговых скандалов, когда каждое утро начинается с подсчета потерь, с тех, кто еще пропустит Олимпиаду в Рио, мы, юристы, с ужасом наблюдаем за тем, какие ошибки совершают спортсмены (а скорее не спортсмены, а менеджеры федераций или клубов), когда оказываются в непростой ситуации, промахи, которые могут стоить им не какого-то рекламного контракта, а всей карьеры.

Целью данной статьи является не поощрение спортсменов к юридическому «самолечению» – юридической работой должны заниматься юристы. Данная статья – как аптечка скорой помощи, кратко описывает лишь самые экстренные вопросы, возникающие в первые часы после известия о положительной допинг-пробе, в часы, когда необдуманные действия спортсмена могут нанести ему максимальный вред.

Сразу оговорюсь – у допинговых дел миллион нюансов. В данной статье мы разбираем лишь общие концептуальные моменты. Перед любым действием – проконсультируйтесь со специалистом.

1. Наймите юриста и ничего не комментируйте

Со времен выхода моей прошлой статьи базовый совет остался все тот же. Как только вас уведомили о нахождении в вашей пробе запрещенной субстанции, найдите опытного и, самое главное, практикующего юриста в сфере допинга и не делайте ничего без его рекомендации.

Если не верите мне, берите пример с Марии Шараповой. Люди, назвавшие ее публичное признание храбрым и героическим поступком, правы лишь отчасти. Это было все что угодно, но не эмоциональный порыв с целью завоевания ваших симпатий. В тот день говорила не Шарапова, а ее юристы, и уж точно не с вами, а с федерацией тенниса, ВАДА и CAS. Уже на следующий день после получения Марией уведомления о нахождении в ее пробе допинга, она и ее юристы сделали все для последующего смягчения вины. Работу профессионалов видно и в действии других спортсменов, например, Юлии Ефимовой, чье выступление концептуально повторило выступление Шараповой.

Помимо эмоциональных пресс-конференций, юрист понадобится для подготовки многостраничных письменных позиций, для участия в слушаниях и при необходимости обжалования решения федерации в CAS производство, которое может продлиться 1-2 года и ведется на иностранном языке.

От качества проделанной юридической работы будет зависеть очень многое. Представьте, что вас обвиняют в убийстве, наказанием за что может быть смертная казнь (для многих спортсменов конец карьеры значит точно не меньше). Осмелитесь ли вы войти в зал суда один, без юриста?

Еще одно преимущество юриста – на время процесса он станет буфером между вами и внешним миром. Многие спортсмены в первое время после объявления об употреблении ими допинга оказываются не готовы, что журналисты звонят им по 100 раз в день и выражают свою поддержку, приглашают на ток-шоу, просят высказать свою позицию.

Дав необдуманное интервью можно очень серьезно навредить своей последующей защите – оппоненты обязательно переведут и предоставят в суд ваше интервью, которое вы дали на эмоциях в первый день после временного отстранения и которое впоследствии поставит под сомнение вашу идеально выстроенную позицию. Основываясь на своей практике, скажу, что многие оппоненты тщательно читают, переводят и предоставляют в суды интервью оппонентов, распечатки с их официальных сайтов, выступления на телевидении. Сослаться на то, что журналисты вас не так поняли в суде не получится: молчание – знак согласия, и если вы не оспаривали интервью после его выхода, значит были согласны с его содержанием.

Также советуем воздержаться от обвинений кого бы то ни было – ВАДА, федерации – мнение этих организаций может сыграть существенную роль при смягчении санкций. Отложите все комментарии на период, как будет вынесено решение, и тогда, может, это решение вас и не огорчит.

2.  Необходимо срочно понять, как допинг оказался у вас в организме

В отличие от остальных дел, в допинговых действует принцип «презумпции вины». Если в уголовном процессе, для того чтобы признать Вас виновным, необходимо доказать, как вы убили старушку, приложить топор с вашими отпечатками и видеозапись, то в допинговом спортсмен считается виновным просто по факту нахождения запрещенной субстанции в его организме. Если нашли – ты уже виновен. Не нужно доказывать, как именно, где и когда ты принимал допинг – только факт наличия его в твоей пробе. Все остальные вопросы могут повлиять лишь на срок дисквалификации как в сторону уменьшения, так и увеличения.

От того, как быстро Вы перейдете от стадии шока и отрицания к стадии принятия проблемы, зависит очень многое. Необходимо максимально быстро проанализировать ваши последние дни перед взятием пробы и понять, как же на самом деле запрещенная субстанция попала в ваш организм. Поняв это, вы сможете собрать доказательства, которые впоследствии помогут смягчить ваше наказание

Понимание того, как препарат попал в организм, позволит максимально быстро совершить признание и, следовательно, снизить срок дисквалификации (см. п. 1 выше).

Во всех пунктах кодекса ВАДА, которые связаны со смягчением санкций, указано, что смягчение происходит только в случае, если спортсмен в состоянии объяснить, как допинг попал в его организм (10.4 и 10.5). Нет объяснения, как допинг попал в организм – нет смягчения санкций.

3. Не вскрывайте пробу Б, если вы знаете, как допинг попал в ваш организм

Если в соответствии с предыдущим пунктом вы поняли, как допинг попал в ваш организм, ни в коем случае не вскрывайте пробу Б.

Вскрытие пробы Б – одна из самых распространенных ошибок. Необходимо понимать, что вскрытие пробы Б – это не еще одна попытка доказать вашу правоту. Из многих тысяч допинговых дел случаи, при которых проба Б показывала иной результат, можно пересчитать по пальцам. Если ваша проба А показывает наличие запрещенной субстанции, вероятность того, что проба Б покажет тоже самое – 99%.

При этом необходимо понимать, что, вскрывая пробу Б, вы показываете, что не знаете, как допинг попал в организм, следовательно, самостоятельно отказываетесь от снижения санкции – ваше последующее признание уже не будет своевременным и будет выглядеть, мягко говоря, совершенным под давлением обстоятельств. Более того, снижение санкции в связи с незначительностью вины также ставится под угрозу.

Зачастую спортсмены воспринимают вскрытие пробы Б как способ доказать обществу свою невиновность – «вот, мол, смотрите, как я потрясен», «этого не может быть», «это все неправда, немедленно вскройте пробу Б». Зачастую такую позицию в спортсменах поддерживают врачи, дававшие им допинг и надеющиеся избежать наказания.  

На мой взгляд, глупо ради того, чтобы кому-то что-то доказать, отказываться от двукратного (или даже более) снижения наказания.

Конечно, каждый случай индивидуален. Однако на примере мельдониевых дел очевидно, что если попались 150 спортсменов и вы в том числе, и вы действительно (хоть и давно) принимали мельдоний, то с огромной долей вероятности в вашей пробе его действительно нашли, и вопрос лишь в том, почему он до сих пор не был выведен из организма. Многие спортсмены, открыв пробу Б, совершали спортивное самоубийство и никого не было рядом, чтобы их остановить.

Таким образом, вскрывайте пробу Б только, если вы на 1000% уверены, что это ошибка тестирования. Ваша же ошибка в этом вопросе может дорого стоить. Остановитесь, подумайте, как допинг мог попасть в ваш организм и только потом, отбросив эмоции, принимайте решение.

4. Признайтесь в применении допинга и сотрудничайте с ВАДА

Если вы поняли, как допинг попал в ваш организм, поняли, что действительно совершили ошибку и употребили запрещенную субстанцию, то стоит максимально оперативно и однозначно сообщить об этом ВАДА.

Как следует из кодекса ВАДА (10.6.3), спортсмен, к которому может быть применена санкция в виде четырехлетней дисквалификации, признав нарушение антидопинговых правил может сократить срок дисквалификации минимально до двух лет, в зависимости от серьезности нарушения, а также от степени вины спортсмена.

Ключевое слово – своевременность признания. Вряд ли таковым будет признание, совершенное вами после вскрытия пробы Б и ряда гневных интервью.

Именно это и сделала Шарапова – максимально своевременно признала нарушение антидопинговых правил. Одним этим действием получив возможность сокращения срока дисквалификации вдвое.

Можно совершить признание и не публично, а просто написав письмо в ВАДА.

5.Формируйте позицию с самого начала. Потом уже будет поздно

Обсуждая со спортсменами их допинговые дела, я часто сталкивался с мнением: мол, мы наймем юристов, когда и если будем обжаловать дело в Лозаннском арбитражном суде. А в первой инстанции мы и сами справимся. Там федерация наша, и мы с ней договоримся, да и вообще они не станут нас сильно наказывать.

Это весьма распространенное заблуждение.

Да, действительно, ситуаций, когда федерация мягко наказывает спортсменов, немало, но, согласно кодексу ВАДА, все данные о дисквалификациях направляются ВАДА, и именно ВАДА обладает правом обжалования любого решения о допинговой дисквалификации в CAS. Достаточно открыть базу данных на сайте CAS – подавляющее большинство жалоб ВАДА на чрезмерно мягкие приговоры международных или национальных федераций удовлетворены.

Более того, согласно процедурным правилам CAS, хотя каждое дело и рассматривается по принципу denovo (заново) и может пересмотреть решение первой инстанции полностью, следует помнить, что это не значит, что вы получаете возможность собирать все доказательства заново и выдвигать новые требования на стадии апелляции.

Как следует из ч. 3 ст. R57 процедурных правил CAS – суд может не принять или исключить из дела доказательства, если такие доказательства были доступны стороне в первой инстанции или должны были быть предоставлены стороной в суд первой инстанции.

Таким образом, существует значительный риск, при котором, единожды сформировав позицию для первой инстанции, впоследствии вы уже не сможете изменить ее существенным образом и дополнить новыми требованиями и документами. CAS обладает компетенцией рассматривать апелляции только на те требования, которые были отклонены первой инстанцией – все новые требования будут проигнорированы.

В этой связи – продумывайте свою позицию на две инстанции вперед. Насколько бы вы ни были уверены в успехе отдельных Ваших аргументов – сформируйте максимально полную позицию уже в первой инстанции: может так случиться, что в CAS вы не сможете заявить ни новые требования, ни доказательства. 

6. Используйте все, что может смягчить вашу вину

Как мы уже сказали, опции по смягчению вины включаются только в том случае, если вы объяснили, как допинг попал в ваш организм.

Спортсмен может избежать наказания только в том случае, если в его действиях отсутствовали вина или халатность (п. 10. 4 Кодекса ВАДА). Такое случается чрезвычайно редко, но все-таки случается. Отсутствием вины спортсмена могут, например, признать ситуацию при которой допинг спортсмену умышленно подбросил соперник. Именно на умышленные действия неустановленных лиц, подбросивших им допинг, в частности, ссылаются российские конькобежцы Елистратов и Кулижников, в пробах которых обнаружен мельдоний.

При этом стоит понимать, что, по мнению ВАДА, спортсмен полностью несет ответственность за то, что попадает в его организм и то, какие специалисты с ним работают.

Именно поэтому применение пищевой добавки или витаминов с этикеткой не соответствующей содержанию (спортсмен должен был проявить должную осмотрительность и перепроверить состав препарата), назначение запрещенной субстанции личным врачом или врачом клуба/сборной (спортсмен самостоятельно волен выбирать, с кем работать и кого слушать), прием в пищу продуктов, содержащих запрещенную субстанцию, приготовленных супругом/супругой, не освобождают спортсмена от ответственности.

Однако такие обстоятельства могут быть квалифицированы как незначительная вина или небрежность спортсмена, что влечет снижение ответственности (ст. 10.5 Кодекса ВАДА). В случае, если в пробе спортсмена нашли не запрещенную, а особую субстанцию или будет доказан факт, что запрещенная субстанция содержалась в загрязненной продукции, ВАДА вообще может ограничиться предупреждением.

Таким образом, необходимо максимально расширить количество смягчающих обстоятельств, которые смогут доказать незначительность вины спортсмена.

Помимо уже названных, смягчающими могут быть признаны, например, положительная характеристика спортсмена от клуба и федерации, отсутствие подобных нарушений в прошлом, недобросовестные действия врача или функционеров федерации, не проводивших антидопинговую пропаганду, и так далее.

Поэтому в комбинации со своевременным признанием, содействием ВАДА, отсутствием в действиях спортсмена обмана и обстоятельствами, подтверждающими отсутствие или незначительную вину или небрежность спортсмена в принципе дисквалификация может быть снижена с четырех лет до одного года или же в случае применения спортсменом особых субстанций, и вовсе заменена на предупреждение.

7. На кону стоит ВАША карьера

Избавьтесь от иллюзии, что вашу проблему должны решать министерства, федерации или ваши клубы и тренеры. В беду попали лично ВЫ. Поддержка – очень хорошо, принимайте ее с благодарностью, но отвечать за применение допинга будете именно ВЫ, на кону ВАША карьера.

Именно поэтому спортсмен не должен занимать пассивную позицию. Именно он и его представители должны быть инициатором всех процессов, проходящих по делу. Не стоит ждать, что кто-то решит за вас все эти проблемы: в ожидании вы только потеряете время, очень ценное в таких обстоятельствах.

Таким образом, очевидно, что вести свое дело должны вы сами во главе с командой нанятых вами профессионалов, с благодарностью принимая и правильно используя всю предлагаемую вам помощь. Никогда не отдавайте процесс полностью в руки людей, которые имеют или могут иметь другие интересы.

Надеюсь, данные советы будут полезны как самим спортсменам, тренерскому персоналу и всем заинтересованным лицам. 

Фото: РИА Новости/Илья Питалев

+139
Популярные комментарии
+66
Смотрящий на ветке
P.S. Если вы выступаете за команду США, то можете не читать эти советы. У вас с допингом все Ок
+40
korablev
Что вызывает внутренний протест во всех историях с допингом? То, что спортсмен сразу виноват (о чем автор здесь и пишет). Ведь идея борьбы с допингом в чем? В том, чтобы его умышленно (зная последствия) не принимали для улучшения спортивных результатов. Но сегодня таких ситуаций единицы. А каких много? Ты съел препарат, который 20 лет есть было можно, а сейчас мы бумаги переписали и поэтому стало нельзя. И сейчас мы тебя дисквалифицируем, но если ты унизишься изо всех сил, для нас спляшешь, да еще и оговоришь всех вокруг, то мы на меньший срок тебя дисквалифицируем. У нас такие правила, мы их придумали.

И что в ответ? Все поднимают лапки к верху и не сопротивляются. А надо бы определиться кто для кого (спортсмены для ВАДА или наоборот?) и разрушить систему. ВАДА - это довесок к спорту, равно как комитет по этике - довесок к ФИФА. Федерации, которые реально объединяют спортсменов, пускают к своему управлению сторонние организации. Причем эти конторы начинают напрямую влиять на правила соревнований, состав участников, требования к проведению соревнований и т.п. Зачем федерации это делают? Один из вариантов ответа - за этими антидопинговыми агентствами стоят очень большие силы, которые просто убирают неугодных людей. События с отстранением и заведением уголовных дел на руководителей в ФИФА и легкой атлетике тому яркий пример. Поэтому федерации просто не могут им противостоять. Иначе не ясно - что мешает федерации легкой атлетики послать ВАДА на три буквы и сказать, что они в них больше не нуждаются? (Конечно, они создадут свою антидопинговую службу - но она будет подчиняться самой федерации и будет ограничена в полномочиях). МОК? Вот пусть МОК проведет Олимпиаду в Рио без легкой атлетики, а потом задумается, что ему дороже - ВАДА или ИААФ?

К сожалению, организации типа ВАДА защищают спортсменов одних стран и нападают на других (бог с ней с Россией - смотрите на кенийских бегунов). Поэтому одним спортсменам это выгодно, другим нет. Нет единения. Вот по принципу "разделяй и властвуй" ВАДА и живет.
+19
Другая_
Все логично и правильно. Только вот самая лучшая позиция защиты у Шараповой и Ефимовой, имеющих американских адвокатов и что-то еще пытаются сделать конькобежцы, у которых адвокаты англичане. Наши же юристы, специализирующиеся на спорте губят одно дело за другим. Вот возьмем Логинова, вроде бы все сделал правильно, не давал комментариев, отказался от вскрытия пробы Б, но потом вдруг бредовая версия попадания эпо в организм и самое жесткое наказание из возможных.
Написать комментарий 35 комментариев

Еще по теме

Реклама 18+