Реклама 18+

«Потеря лица» в боксе: Роберто Дюран, Джеральд Макклелан, Максим Дадашев и Бадди Макгирт

В этом видео речь пойдет о явлениях в профессиональном боксе, которые выходят за спортивные рамки. Их нельзя осмыслить с точки зрения формальных правил проведения соревнований. Но можно попытаться понять, используя научную оптику.

Мы рассмотрим несколько случаев, потрясших спортивный мир. Жест Роберта Дюрана, отказавшегося от продолжения боя с Рэем Леонардом. Бой Джеральда Макклеллана против Найджела Бэна и поединок Максим Дадашев против Субриэля Матиаса. Эти два боя стали настоящей трагедией. Я старался быть осторожным в формулировках и выводах, чтобы не задеть чувств родственников и близких друзей боксеров. Также не стоит воспринимать анализ и сделанные выводы как обвинения против конкретных людей. Все произошедшее в ринге это следствие действий, сформированных правилами и устоявшимися шаблонами поведения, многих участников спортивного мира.

Вспомним подробнее все три случая.

Случай первый. Роберто Дюран - Рэй Леонард

В ноябре 1980 года в Новом Орлеане (штат Луизиана, США) состоялся бой за титул чемпиона мира по версии Всемирного боксерского совета (WBC) между панамцем Роберто Дюраном и звездой американского бокса Рэем Леонардом. Это была их вторая встреча в ринге. В первой Дюран одержал триумфальную победу. Сенсацией второго матча стал отказ панамца от боя. Леонард доминировал в поединке. В седьмом раунде американец начал откровенно издеваться над Дюраном. Намеренно опускал руки, демонстративно «подставлялся» под удар и виртуозно защищался от атак Дюрана. В следующем раунде панамец отвернулся и по официальной версии произнес фразу «No mas» (в перев. с исп. «хватит»), отказавшись от продолжения боя.

Случай второй. Джеральд Макклеллан - Найджел Бен

Второй случай произошел в феврале 1995 года. Джеральд Макклеллан проиграл нокаутом британцу Найджелу Бену. На кону стоял титул чемпиона мира по версии Всемирного боксерского совета WBC. В первом раунде Макклеллан отправил Бена в нокдаун. В следующем раунде британец восстановился, и бой приобрел обоюдоострый характер. В девятом раунде уже Макклеллан оказался в нокдауне. Потрясенный боксер встал на одно колено и жестом руки указал рефери Альфредо Асаро на травму головы. Но судья проигнорировал сигнал о помощи, и поединок был продолжен. По крайней мере, так этот жест и реакцию рефери можно интерпретировать при просмотре видеозаписи. В перерыве Джеральд попросил тренера Стэна Джонсона остановить бой. Тренер проигнорировал просьбу боксера. В десятом раунде Макклеллан снова оказался в нокдауне. Боксер встал на колено, но поднялся до окончания счета рефери. Через некоторое время он снова пропустил жесткий удар и встал на колено. Рефери закрыл счет. Найджел Бенн выиграл бой. Джеральда Макклелана госпитализировали с тяжелой черепно-мозговой травмой. Американский боксер после этого боя остался инвалидом.

Случай третий. Максим Дадашев и тренер Бадди Макгирт

19 июля 2019 года в Оксон Хилле, штат Мэрилэнд, США состоялся боксерский поединок Максима Дадашева против Субриэля Матиаса. Матиас доминировал на протяжении всего боя. Дадашев пропускал тяжелые удары. Бой остановили в 11-ом раунде по требованию Джеймса Макгирта, тренера Дадашева. Макгирт устроил представление, упрашивая Дадашева остановить бой. Хотя у него как у тренера есть право, регламентированное правилами соревнований, в любой момент прекратить поединок, выбросив полотенце на ринг. Матиас припал к рингу, демонстрируя радость завоеванной победы. Максим Дадашев в тяжелом состоянии с помощью секунданта покидал ринг. Макгирт в это время давал после матчевое интервью. Для российского спортсмена бой стал последним. Он умер через несколько дней от полученных травм.

Потеря лица

В описанных ситуациях в той или иной степени присутствует явление, которое американский социолога Ирвинг Гофман обозначил как ситуацию «потери лица». Гофман понятие «лицо» - определяет как «позитивную социальную ценность, которую человек с успехом стремится придать себе, приняв в определенном контакте, как считают другие, некоторую линию поведения». Человек может иметь лицо, сохранять его или находиться в образе. Теория Гофмана объясняет чувство уверенности спортсмена, имеющего подобающее лицо. Уверенность в собственных силах укрепляется осознанием соответствия между атлетом и ситуацией, когда спортсмен одет в соответствующую форму, имеет опрятный внешний вид, а все его жесты соответствуют правилам и уместны ситуации. Самообладание атлету позволяет маскировать или подавлять любые проявления замешательства. По этой причине лицо спортсмена, стремящегося к победе, должно быть безупречным с точки зрения его восприятия другими людьми.

Анализ

В первом примере показана ситуация, при которой спортсмен выходит за рамки отведенной ему роли. Он действует как считает нужным, вопреки установленным соревнованиями правилами. Во втором случае мы наблюдаем социальное взаимодействие участников боксерского матча, характеризующееся неверной интерпретацией происходящего в ринге одним из действующих лиц, что стало причиной трагедии. В третьем случае мы обнаруживаем попытку одного из действующих лиц сохранить собственное лицо.

Как правило, массовый зритель симпатизирует храбрым, безразличным к боли и телесным повреждениям боксерам, как например, Артуро Гатти. В отношении профессиональных бойцов может негласно определяться степень допустимых телесных повреждений, не достигнув которой остановка боя самим бойцом или его командой будет выглядеть как капитуляция и личная слабость.

В таких условиях линия поведения боксеров может быть основана на приемах, позволяющих сохранить лицо. И.Гофман четко определяет, что «человек лишен лица, если он участвует в контакте с другими людьми, не обладая готовой линией поведения, которую обычно ожидают от участников подобной ситуации». По этой причине боксеры корректируют действия согласно возложенным на них ожиданиям. В бою от них ждут проявления волевых качеств в ситуациях, сопряженных с огромным риском для здоровья.

Жест Роберто Дюрана, отказавшегося от продолжения боя с Рэем Леонардом стал прецедентом в профессиональных единоборствах. Однако неординарным решением Дюран поставил собственные интересы выше интересов болельщиков, ожидавших от него яростного боя и победы. Именно противопоставление личных интересов общим и избранная линия поведения привели к потере лица Дюраном. Боксер нарушил ритуальный баланс: лишил болельщиков зрелища, противника – эффектной победы (возможно даже нокаутом), спортивных функционеров – правомерного результата боя, рефери – его права остановить бой согласно правилам, а тренеров – влияния.  

Во второй ситуации боксер подает рефери знак о помощи, но тот его не может верно интерпретировать. Боксер, стремясь сохранить лицо и репутацию, может подать знак еле заметный для стороннего наблюдателя, но достаточно явный для рефери. Профессия боксера обязывает быть мужественным. Боксер не кричит, не демонстрирует драматичных жестов, он лишь обозначает опасную ситуацию, как это сделал Макклеллан. На языке гоффмановской методологии такое качество атлета может быть описано как «сдержанность», которая высоко цениться в обществе.

Деятельность боксера предполагает сдержанность и дисциплину. А  тонкое чувство малейших деталей, перемен в действиях и реакциях противника, может служить основой мастерства единоборца.

Коммуникация между боксером и рефери строго регламентирована. Однако эмоциональная нейтральность рефери может приглушить его способность к сопереживанию, то есть он может не заметить перемен в поведении боксера, вызванных тяжелой травмой и физической болью. Таким образом одним из условий для профессии рефери, тем более в профессиональных единоборствах, является тонкое чувство допустимых границ в вопросах сопереживания спортсмену. С одной стороны, отсутствие сопереживания и сочувствия характерно для профессионала.  С другой стороны существуют последствия легкомысленного отношения к сигналам, исходящим от других участников взаимодействия. Неспособный к прочтению подлинного смысла, определяющего ситуацию, участник спортивного состязания подвергает риску остальных игроков.

Рефери так же, как и спортсмен, сталкивается с нестандартными ситуациями.  Он может и должен выбрать момент для остановки боя, если видит, что игровое поведение становится реально опасным. Выбор рефери демонстрирует его профессионализм. Непрофессиональное решение равноценно потере лица. Правда, есть одно существенное положение, спасительное для лица рефери в случае «сценического» провала. И. Гофман указывает на существование ситуаций, в которых участники вынуждены «защищать общее лицо».

Недобросовестная работа рефери в ринге может бросить тень на всю индустрию профессиональных единоборств. Институт профессионального бокса является «общим лицом», нуждающимся в спасении. Так действия рефери могут быть оправданы регламентом, отсутствием медицинских знаний, которые не предписаны его роли. В более широком смысле защита «общего лица» может олицетворять защиту спортивных элит – топ-менеджмент - от посягательств извне.

Быть верным роли тоже можно интерпретировать как прием сохранения лица. Но почему-то социальный навык - понимать жесты другого человека - трансформируется в спорте в формализованный алгоритм. Такой «машинный язык» присваивает человеку значение «спортсмен». А его действия интерпретируются как отвечающие или не отвечающие требованиям соревновательного процесса. Однако травмированный в игре спортсмен, должен пониматься, прежде всего, как нуждающийся в помощи человек. Помочь травмированному бойцу вовремя означает не только спасти его физически, но еще и спасти его лицо, не вынуждая действовать согласно ожиданиям извне. А именно, демонстрировать волю к победе, которая в случае тяжелой травмы может привести к смерти.

В поединке Дадашев-Матиас мы могли наблюдать игру по сохранению лица тренера Макгирта. В перерыве 11-го раунда он встал перед Максимом Дадашевым и исполнил монолог, обращенный не столько к своему боксеру, сколько к телекамерам и зрителям соответственно. Возможно, тренер только в этот момент осознал, в каком тяжелом физическом состоянии после пропущенных ударов находится его спортсмен. Макгирт драматично попросил у Дадашева разрешения остановить бой, хотя как тренер он мог сделать это в любой момент, выбросив на ринг полотенце.

Тренер владеет особым арсеналом экспрессивных средств, благодаря которому сторонний наблюдатель без ошибок определяет, что перед ним находится именно тренер. В некотором роде тренер играет тренера в момент боксерского поединка. Первое впечатление, которое произвел Макгирт своим монологом, заставило меня усомниться в искренности его просьбы. На языке методологии Гофмана тренер «исполнил». Он сделал все, чтобы сохранить собственное лицо, которое согласно социальным нормам должно выражать обеспокоенность состоянием подопечного. При этом его первым действием по окончанию боя было общение с прессой.

Выводы

Жизнь и здоровье боксера могут зависеть от других участников соревнования. От рефери, тренера и доктора. От их способности отслеживать малейшие изменения в поведении бойца, жесты о помощи. И ни в коем случае не игнорировать их.

С другой стороны боец должен полагаться только на себя. Жест Роберто Дюрана может быть понят как свидетельство его слабости на тот момент, но также может быть осмыслен как проявление ответственности за собственную судьбу. Чтобы так завершить бой, запятнав репутацию, но при этом следуя внутреннему убеждению, необходимо мужество.

На примере боев с трагической развязкой мы также понимаем, как ценятся жизнь и здоровье боксера. Боксер покидает ринг в предсмертном состоянии, но шоу продолжается. Участники дают интервью. Зрители ждут следующего матча.

По материалам: Береснев И.М., Нигоматуллина Р.М. «Потеря лица»: из опыта применения драматургического метода И. Гофмана к интерпретации спортивной реальности // Контекст и рефлексия: философия о мире и человеке. 2019. Том 8. №5А. С. 58-66

Источник: http://kazan-boxing.ru/lost-face/

 

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Тренер по боксу
+27
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+