Реклама 18+

История о несостоявшимся переходе Эдриана Ньюи в Jaguar в 2001 году

Перевод главы 57 из автобиографии Ньюи «How To Build a Car». В квадратных скобках и под звездочками — мои примечания.

[Эдриан Ньюи и Рон Деннис]

Для меня в 2000-м году главным было событие, которое случилось в августе, когда Рон пригласил меня с Мариголд [жена Ньюи], Мартина Уитмарша с женой Дебби в свой дом на юге Франции.

Мы сидели около бассейна, и Рон обратился ко мне и Мартину: «Послушайте, в будущем я хочу передать вам двоим ключи от McLaren. Я отойду от дел; вы двое сможете управлять компанией»

Я сказал: «Что ж, звучит здорово…», я откашлялся, «Но когда это произойдет?»

«Ну», сказал Рон, «Я не готов назвать сроки [своего ухода]. Но мне нужна ваша приверженность. Согласны ли вы на это предложение или нет?»

К моему удивлению, Мартин сказал «Да», подтвердив свою верность. Но у меня были опасения, я не был готов к такому, так что ответил: «Нет, мне жаль, Рон. Как бы ни заманчивым было предложение, я не готов обещать, что я буду находиться здесь неопределенное время, ожидая твоей отставки».

Прохладный ветерок подул тем днем у бассейна на юге Франции. У Рона много сильных сторон, но у него есть несколько существенных недостатков. И одно из них – ожидание безусловной, вечной преданности от своих сотрудников. После того случая, когда я не был готов показать свою верность, наши отношения стали более натянутыми, и с тех пор они никогда не стали прежними. Перекрасить свой офис – это одно*. Но не упасть на колени с благодарностью за его предложение – это совсем другое.

[Бобби Рейхол и его гоночный инженер Эдриан Ньюи]

Примерно в это время мне позвонил Бобби Рейхол, мой старый друг по IndyCar, которого назначили управляющим директором Jaguar Racing, базировавшуюся в Милтон-Кинс.

«Что тебе нужно, чтобы присоединиться к нам?» спросил он, когда мы встретились.

Мы разговаривали о целях и о финансах. В подобной ситуации мне нужно знать, насколько серьезны амбиции команды. Хотят ли они стать претендентами на чемпионство? Есть ли у них необходимые ресурсы? Разговор перешел к зарплате.

Бобби сказал: «Мы приготовили предложение в Х фунтов»

Где Х было крупным числом по сравнению с тем, что я получал в McLaren – в два с половиной раза больше. Невероятно большая сумма. Это был фиксированный оклад, без бонусов, но это то, что я хотел, т.к. в 2000 году мы проиграли чемпионат в первую очередь из-за проблем с надежностью двигателя, что было вне моего контроля.

Мы договорились продолжить обсуждение; ситуация с Роном не выходила из тупика. Бобби и я провели вторую встречу и вместе с нами в этот раз был никто иной как Ники Лауда.

Это насторожило меня. Я не знал, что Ники был вовлечен в дела Jaguar, и хотя у него была слава легендарного гонщика, он также был известен как безжалостный бизнесмен.

[Бобби Рейхол и Ники Лауда в 2001 году]

Несмотря на это, я знал, что у меня были бы прекрасные рабочие отношения с Бобби, а это означало, вкупе с деньгами Ford, что у них были бы составляющие, чтобы стать конкурентоспособными (и да, сложно забыть о размере потенциальной зарплаты). Я был доволен этим предложением. На еще одной встрече с Бобби – на этот раз без Ники – мы пожали друг другу руки, и я подписал протокол о намерениях, в котором сообщалось, что я присоединюсь к Jaguar.

На следующий день я пошел в офис к Рону и сказал: «Боюсь, я должен сообщить некоторые новости. Кажется, что мы ничего не добьемся переговорами по новому контракту, так что я принял решение перейти в Jaguar».

Лицо Рона приобрело [серый] цвет стен его офиса: «Ты не можешь» 

«Боюсь, что могу», сказал я.

«Я не хочу, чтобы ты уходил»

Я сказал: «Мне жаль, но ты действительно должен был подумать об этом возможном сценарии, не идя на компромиссы во время наших переговоров.»

После этого я покинул его офис, отпросился с работы, взял с собой Шарлотту и Ханну [дети Ньюи], и мы пошли смотреть фильм «Мумия Возвращается» в Уокинге.

Как и любой ответственный киноман, я выключил телефон, когда сел на свое место. Я получал удовольствие от просмотра фильма о приключениях в Египте, не зная, что за чертовщина происходит за дверьми кинотеатра. Зная, что я хорошо ладил с его женой Лизой, Рон отправил самолет на юг Франции, чтобы вернуть ее в Англию и сформулировать план сражения. Его следующим шагом был звонок Мариголд, долгий разговор с которой побудил ее звонить и слать мне СМС. Так что, выйдя прищуриваясь из кинотеатра, я обнаружил на своем телефоне длинный список пропущенных звонков, СМС и голосовой почты.

Дома Мариголд сказала: «Рон так просто этого не оставит», и, действительно, Рон и Лиза вскоре появились у ворот. Далее последовала долгая беседа, в которой Рон развеивал серьезность намерений Jaguar, предупредил меня о борьбе за власть между Ники и Бобби, спросил меня, хочу ли я работать с Ники (что произошло бы, если Ники победил в этой борьбе), и, наконец, спросил меня, что я хочу получить от McLaren.

[Лиза и Рон Деннис на премьере фильма «Rush» ('Гонка')]

Я сказал: «Что ж, в будущем мне хотелось бы поучаствовать в других вещах, кроме автогонок»

«Например?»

«Ну», сказал я, «одна из вещей, которая мне нравится в автоспорте – это то, что это спорт человека и машины. Мне нравится, что ты соревнуешься против своих коллег, ты работаешь с гонщиком, ты вовлечен во всевозможные аспекты, проектирование, аэродинамику, компоновку машины, работу гоночным инженером, так что каждый день не похож на другой…»

Рон посмотрел на меня: «Продолжай»

«И если ты принимаешь философию симбиоза человека, машины и соперничества, то спрашиваешь себя, какое еще есть высокобюджетное соревнование человека и машины за пределами мира авто- и мотогонок? Единственная подобная область, где каждый год тратятся по несколько миллионов фунтов, является [регата на] Кубок Америки. Я считаю, что будет увлекательно участвовать в нем»**

 

Невероятно, но Рон согласился на контракт, по которому, грубо говоря, после двух следующих лет, я уменьшаю свое участие в Формуле-1 и начинаю заниматься Кубком Америки. Рон должен позаботиться о бюджете для участия McLaren в этой гонке. И, если ему не удастся найти средства, он будет оплачивать половину моего времени, потраченного на мое новое увлечение. Также он предложил те же финансовые условия, какие давал Jaguar.

Вошла Лиза. Она была очень обаятельной. «Ты будешь сумасшедшим, если отклонишь это предложение», сказала она, уверяя меня, как много я значу для McLaren.

После четырех или пяти часов очаровывающего напора от этого мощного дуэта, Мариголд и я ушли на кухню, чтобы переговорить. Это было очень щедрое предложение. Очень щедрое.

Мы пришли к заключению что, не важно по какой причине – возможно из-за условия контракта со спонсорами – Рону нужно было оставить меня в команде. Вы можете спросить, зачем же он так упирался в начале переговоров? Без понятия. Может Рон перемудрил, считая, что у меня нет альтернатив. Или может он наказывал меня за то, что я не поклялся в вечной преданности? Но его ловкий ход подчеркнул, что между Бобби и Ники Лаудой начиналась борьба за власть – мне было интересно присоединиться к Jaguar во многом из-за моих взаимоотношений с Бобби, ведь отношения между руководителем команды и техническим директором являются ключевыми для команды. Я не хотел быть пешкой в борьбе за власть, подогреваемой руководством Ford. Это был бы большой риск с точки зрения дальнейшего карьерного пути. Мы вернулись в гостиную.

«ОК», сказал я Рону, «Я остаюсь».

Конечно, для меня это было потрясение, и я чувствовал себя ужасно, т.к. мне пришлось забрать свое слово у Бобби, который очень расстроился. Замечательно, что год спустя мы уладили наши разногласия и остались очень хорошими друзьями. Рон был прав: Бобби проработал еще два месяца или около того, пока Jaguar не указала ему на дверь. Факт в том, что в команде Jaguar была большая текучка руководителей в течение следующих лет, так что, пожалуй, я принял правильное решение, что не перешел к ним. Купив команду у Джеки Стюарта, Ford постоянно вмешивался в ее работу, а подобное никогда не является рецептом успеха.

Так что Рон удержал меня. Но ему это не нравилось. Я думаю, он не был доволен тем фактом, что один из его работников стал почти незаменимым и, как ему казалось, пришлось платить выкуп. За моей спиной он поручил Мартину сделать так, чтобы подобного никогда не повторилось.Решением Уитмарша стало введение матричной структуры в инженерных департаментах McLaren, излишне сложной и хлипкой неработоспособной системы из начальников отделов и ‘творцов эффективности’, неофициально известных как ‘муллы’ (по аналогии с мусульманскими богословами)***.

[McLaren Technology Centre]

Этот подход не работал. Вдобавок, мы только что переехали на новую базу, спроектированную Норманом Фостером. На первый взгляд, в ней все должно быть на хорошем уровне, но, чтобы понять, почему некоторым она не нравилась, вы должны знать, что один из лучших способов вывести из себя Рона Денниса – это сесть в его офисе, где обычно на столе аккуратно разложены несколько стопок с документами, и чуточку сдвинуть одну из этих пачек на несколько миллиметров, зная, что затем он навечно сосредоточит свой взгляд на этой стопке, потому что он не будет уверен, выровняли ли вы эту стопку или нарушили порядок.Таков Рон в двух словах. Он очень и очень аккуратный и организованный, что, конечно, является хорошими качествами, до тех пор, пока они не переходят грань и не превращаются в чрезмерный контроль.

[Помещения базы McLaren]

Меня новое здание угнетало своей серостью. Напоминающее что-то из фильма Фритца Лана «Метрополис», внутри оно представляло собой ряды рабочих мест, выстроенных по линейке. Построено Империей. Не та среда, которая способствовала, помимо прочего, моей творческой деятельности. Когда мы только переехали, нам даже не разрешалось ставить стаканы с водой на столы, а также никакого чая, кофе и личных вещей. Кто-то отметил, что запрещать работникам воду на их столах вероятно незаконно, так что ему [Рону Деннису] пришлось уступить, но по-прежнему никакого чая или кофе и личных вещей. Вам разрешалась поставить на стол одну семейную фотографию, но на ночь вы должны убирать ее в тумбочку.

Между тем, если вы являетесь сотрудником компании, вы входили в здание, спускаясь по винтовой лестнице в подземный коридор с серым полом и белыми стенами; словно вы попадали в какой-то Оруэлловский фильм. Затем вы проходили по другой винтовой лестнице в середине здания к своему рабочему месту.

Я ненавидел идти по коридору, так что вместо этого я бы прошелся по краю газона, затем пересек внутреннюю дорожку и зашел через парковку грузовиков. Я был замечен постоянно следящей системой видеонаблюдения. Мне было отправлено письмо по электронной почте, предупреждающее меня, что если я не буду идти в офис по установленному пути, в отношении меня будет начато ‘внутреннее расследование’. Боже мой!

*) — подробнее об истории с покраской стен офиса: https://www.championat.com/auto/news-3001505-njui-rasskazal-kak-vyvel-iz-sebja-rona-dennisa-perekrasiv-steny-v-kabinete.html

**) — забегая вперед, отмечу, что работать над судами для Кубка Америки Ньюи начнет только в Red Bull, о чем Эдриан рассказывает в эпилоге своей книги

***) — в следующей главе Ньюи рассказывает как голосованием принимались некоторые решения: «Фактически я больше не был техническим директором».

 

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
За кульманом
+14
Популярные комментарии
alg
0
Интересно. Эту биографию, кажется, стоит прочитать.
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+