Реклама 18+

«Почему молчат самые известные игроки? Пора показать лицо не в рекламе парфюма». Боатенг мощно выступил против расизма – первым из футболистов

Если вы давно не слышали о Кевин-Принсе Боатенге, в этом нет ничего неожиданного – он уже не играет в топ-чемпионатах. Летом 2019-го «Барселона» не выкупила его у «Сассуоло», и Боатенг перешел в «Фиорентину».

Забил один гол в 14 матчах и уехал в Турцию, в аренду в «Бешикташ». Там до карантина Кевин-Принс успел выйти на поле шесть раз и забить дважды.

Боатенг напомнил о себе колонкой для The Players’ Tribune, в которой призвал руководство мирового футбола и топовых игроков серьезнее отнестись к проблеме расизма. Кевин-Принс, который сам неоднократно становился жертвой расизма, боится, что движение Black Lives Matter ни к чему не приведет и просит поддержать его в борьбе.

Боатенг – первый футболист, который с момента гибели афроамериканца Джорджа Флойда от руки белого полицейского Дерека Шовина масштабно высказался на тему расизма. Протесты в мире продолжаются уже около месяца, футбол не стоит в стороне: в недавнем 30 туре АПЛ все команды сыграли с надписью Black Lives Matter вместо фамилий, «Рома» в оставшихся матчах сезона будет играть со специальным бэйджем, футболисты отмечают голы в память о Флойде. Но Боатенг считает, что этого мало – нужно действовать решительнее.

Боатенг впервые столкнулся с расизмом в девять лет: «До этого я слышал слово нигер только в песнях и в кино»

Мне было девять, я принимал участие в турнире в Западной Германии. Я вырос в бедном районе Берлина, там жили люди со всего мира: из России, Китая, Египта, Турции, отовсюду. Там не было никакого расизма.

Но на турнире я услышал, как родители кричат с бровки:

«Отбери мяч у нигера».

«Не дай нигеру сыграть».

Я был так… растерян. Я слышал это слово, может, только в песнях или фильмах. Но я знал, что оно как-то касается цвета моей кожи. Я чувствовал себя таким одиноким. Будто оказался там, где не должен был быть. Но ведь я находился всего в шести часах езды от Берлина. Как так? Почему меня любят в одной части страны и ненавидят в другой из-за того, что моя кожа другого цвета? Ребенок не может это понять.

Я ни с кем не обсуждал, как справиться с такой ситуацией. В автобусе по дороге в Берлин я расплакался. Мальчишки из команды тоже начали плакать. Никто не понимал, что случилось. Я никогда не рассказывал об этом маме. Просто проигнорировал произошедшее. Думал, пройдет.

Но не прошло. Каждый раз, когда я играл в Восточной Германии, становилось только хуже.

«За каждый забитый гол мы дадим тебе банан»

«Я посажу тебя в ящик и отправлю назад, в свою страну, гребаный нигер».

Было очень больно. Я держал это в себе. Я стал агрессивным. Постоянно получал красные карточки. И знаете, что хуже всего? Никто не заступился за меня. Никогда.

Все знали, что происходит. Но они просто смирились с расизмом. Судьи? Ничего. Тренеры? Ничего. «Просто игнорируй это все». Я игнорировал, но во мне копился гнев. И в январе 2013-го я взорвался.

В 2013-м, играя за «Милан», Боатенг ушел с поля из-за оскорблений с трибун. Команда ушла вместе с ним

Cемь лет назад, во время товарищеского матча «Милана», болельщики кричали, как обезьяны, каждый раз, когда темнокожий футболист касался мяча.

После 26 минут я сказал арбитру: «Если они сделают это снова, я прекращу играть».

Он ответил: «Нет, не переживай. Просто продолжай».

Я пытался обыграть соперника и снова их услышал.

Взял мяч, запустил его на трибуну и направился в сторону раздевалки.

Судья пытался убедить меня остаться в игре. «Заткнись нахрен, – прокричал я в ответ. –  У тебя есть власть. Ты мог что-то сделать. Но не сделал ничего». Кто-то из команды-соперника хотел остановить меня. «Ты тоже заткнись нахрен. Что ты об этом знаешь? Тебе нравится, что они делают?»

Я шел с поля, и наш капитан Массимо Амброзини спросил: «Ты уверен?»

«На сто процентов».

Некоторые говорили, что я никогда не сделал бы ничего подобного в Лиге чемпионов, если бы мою команду могли лишить очков или что-то такое. Но я не мог себя контролировать. Меня переполняли гнев и боль, и в тот день я просто взорвался.

Когда я уходил с поля, люди на трибунах вставали и аплодировали. А потом мои одноклубники – и это главное – пошли вслед за мной. Не только темнокожие – все. У меня до сих пор мурашки по коже, когда думаю об этом. Судья зашел в раздевалку, спросил, хотим ли мы продолжить матч. Ответил Амброзини: «Если Принс не играет, то и мы не играем».

Новость разлетелась по всему миру. Меня поддержали большие игроки – Криштиану Роналду и Рио Фердинанд. Телефон разрывался от звонков и сообщений. Я внезапно стал послом от футбола в борьбе с расизмом.

Это произошло не потому, что я ушел с поля, а потому что со мной ушли белые футболисты. Это их поступок изменил мир – хотя бы ненадолго».

Зепп Блаттер советовался с Боатенгом, как бороться против расизма. Но программа, запущенная ФИФА, оказалась показухой

«Я думал, что все действительно изменится. Встретился с Йозефом Блаттером, он спросил, что можно сделать. В марте 2013-го ФИФА запустила программу по борьбе с дискриминацией. Я посоветовал Блаттеру поместить камеры и микрофоны на трибунах, чтобы определять тех, кто скандирует что-то оскорбительное: «Если сработает, вы будете героем. Если нет – что ж, как минимум вы старались».

Но ничего не случилось. Болельщики снова атаковали меня, надеясь, что я уйду с поля. Я просил арбитров запустить объявление по стадиону, однако оно никак не влияло на происходящее. А вскоре медиа забыли о борьбе.

В сентября 2016-го я получил письмо от ФИФА. Никогда не забуду тот момент. «Программа выполнила свою миссию. Работа сделана». Они закрыли проект.

Я позвонил агенту: «Это шутка? Чего они добились? Что они сделали? Оштрафовали клубы на 30 тысяч евро? Это копейки. Где наказание? Где последствия?»

Я уверен, что в ФИФА затеяли это все, чтобы создать видимость. Не боюсь говорить об этом. Не могу понять, почему для них важнее ВАР, чем борьба с расизмом. У них так много денег, их тратят на камеры, технологию фиксации гола, все что угодно. Но бороться с расизмом? Нет уж. Это ведь не привлечет людей на стадионы, не принесет деньги.

Боатенг считает, что с каждым годом расизм становится сильнее. Он призывает белых действовать

Говоря о расизме, все приводят в пример США, но в Европе ситуация не лучше. Возможно, мы не умираем, нас не убивают, но постоянно унижают. Я иду по улице и вижу, как ведут себя люди. Они смотрят на меня иначе. Они переходят на другую сторону улицы. Видят меня в машине и думают: «Черный парень с тату в такой тачке? Наверное, он продает наркотики или читает рэп».

Расизм укоренился в нашем обществе. Белые люди, главные в системе, не хотят изменений. Для чего этом им? У них все отлично, как и 300 лет назад.

Вот еще пример. В августе прошлого года Клеменс Теннис, председатель совета директоров «Шальке», сказал, что немецкое правительство вместо повышения налогов для защиты окружающей среды должно инвестировать в энергетику в Африке: «Чтобы африканцы перестали вырубать деревья и делать детей в темноте».

Просто шок. В команде у этого парня играли темнокожие футболисты. Пресса осудила Тенниса. Клуб заявил, что против расизма. И знаете, что они сделали? Отстранили его на три месяца. Хороший долгий отпуск. А потом он вернулся на работу.

Я пишу это письмо по многим причинам. Я зол. Я плакал, когда смотрел видео с Джорджем Флойдом. Посмотрел его пять раз, чтобы понять, что на самом деле произошло. Это так больно. Он знал, что умрет. Знал.

Я вижу себя в нем. Не понимаю, как объяснить произошедшее сыну. Почему человек умер из-за цвета кожи?

Дочь Флойда сказала, что ее отец изменил мир. Мне хочется в это верить. Сегодняшние протесты могут стать поворотным моментом. Но я взволнован. Кажется, все поняли, что происходит. Но я боюсь, что через несколько недель обо всем забудут. Я сочинил песню и выпущу ее только в июле, чтобы к тому моменты люди не забыли о том, что происходит. Поэтому я пишу этот текст. Нам нужно, чтобы белые боролись вместе с нами. Белые контролируют этот мир. Только белые могут победить расизм. Но если они продолжать притеснять нас, то шансов нет.

«Парни, где вы? Где самые известные футболисты мира?»

Я не боюсь. Если спонсоры или клуб вышвырнут меня завтра из-за моей позиции, плевать. Я готов потратить деньги. Но мне нужна помощь, нужна поддержка.

Есть спортсмены, которые борются: Колин Каперник, ЛеБрон Джеймс, Меган Рапино. Но где футболисты? Где европейские футболисты? Маркус Рашфорд показал, на что мы способны благодаря нашей популярности. Почему все молчат?

Когда Австралия пылала, все рассказывали об этом в соцсетях и жертвовали сумасшедшие деньги. Красивые жесты, но где они сейчас? Никаких интервью, все молчат.

Парни, где вы? Где самые известные футболисты мира?

Слишком многие боятся, слишком многим не хватает силы характера, чтобы высказаться. Я хочу попросить у них поддержки. Я могу обратиться к восьми миллионам людей в своих соцсетях. У вас, парни, десятки миллионов фолловеров. Настало время показать свое лицо. Не в рекламе парфюмов или новых бутс, а для того, чтобы помочь движению Black Lives Matter.

Каждый футболист должен действовать. «Черный вторник»? Слишком просто. Футболки «Нет расизму»? Ок, но нужно больше. Почитайте об истории темнокожих, о том, как страдали ваши кумиры. Запишите видео, скажите: «Я поддерживаю каждого темнокожего в мире. Вы все – мои братья и сестры. Я люблю вас». Скажите брендам и спонсорам, что слоганов мало. Они против? До свидания.

Я обращаюсь к лучшим футболистам мира. Если у вас не получится, то у кого?

Я обращаюсь к журналистам. Понимаю, что все хотят обсуждать, как умеет бросать ЛеБрон или как играл Майкл Джордан. Но есть более важные вещи, и вы обязаны говорить об этом. Говорить о расизме. Помещайте истории на первые страницы и в топы сайтов. Пусть люди читают, пусть понимают. Продолжайте делать это через год и через два. Нам это нужно. Делайте интервью с теми, кому есть что сказать о расизме. Возможно, их истории придадут смелости тем, кто сейчас боится говорить.

Я обращаюсь к белым. Белые братья и сестры, вы можете изменить этот мир. Вы нужны нам. Вы должны помочь нам.

Кто-то говорит, что все жизни важны. Конечно, важны. Но если мой дом горит, а твой не горит, то чей дом важнее сейчас? Помоги мне потушить огонь. И тогда мы оба будем жить в красивых домах.

Фото: Gettyimages.ru/Gabriele Maltinti, David Ramos, Christof Koepsel/Bongarts; globallookpress.com/Luca Pagliaricci via www.imago-i/www.imago-images.de, Kai Pfaffenbach/dpa, Javier Rojas/Keystone Press Agency; East News/AFP/EAST NEWS

-193
Реклама 18+
Популярные комментарии
M.Cotto
+415
Я за последние лет 5 слышал нытья о расизме примерно раз в 999999 больше, чем самого расизма.
Где он? Какие вопиющие случаи были в последнее время?
Ну крикнет какой-то идиот что-то с трибуны, или скопирует обезьяну, но где тут глобальная проблема? Наказать дурачка и забыть.
Тоже самое и в Америке сейчас. Мент-отморозок убил чёрного с 5-6 судимостями - теперь все белые расисты, а чёрный преступник мировая икона.
Никогда не был расистом, с уважением и восхищением отношусь ко многим спортсменам разных рас. Но то, что происходит сейчас - полнейший бред. Пахнет расизмом и ненавистью к белой расе.
JokerHL
+336
А теперь по фактам:
В 9 лет его назвали нигером и он обиделся. В 2013 году его оскорбляли и он обиделся.

Он говорит про европейцев, когда видят меня в машине и думают: «Черный парень с тату в такой тачке? Наверное, он продает наркотики или читает рэп» Так ты, Кевин, реально читаешь рэп, даже клип выпустил, какой нереально крутой.

Клеменс Теннис предложил инвестировать в энергетику в Африке: «Чтобы африканцы перестали вырубать деревья и делать детей в темноте»
Да грубо сказал, но по факту же. В Африке проблемы во всех сферах, но чпокаться они не прекращают, многие дети до 20 лет не доживают. А Кевин сразу сказал, что расист, даже в суть проблемы не углубился.

И прямо сейчас все что делает Кевин так это жалуется, что остальных адекватным футболистам пофиг на разборки черных.

А теперь главное, что сам Кевин сделал для борьбы с расизмом? Не жаловался на расизм, не просил дядю Блаттера ловить тех кто его обозвал, а реальным делом доказывал?
Может он пытался поднять уровень образования в родной Гане? Или хотя бы основал стипендию для чернокожих поступающих в колледж, может школу построил?
Может снял образовательный фильм о том, что все равны и жизнь каждого человека важна? Нет, он тупо ноет, что его черного обижают.
Кевин - ты тупой самодовольный понторез, а не борец с расизмом.
GorgiDjeng
+165
Интересно в каких единицах господин Боатенг измерил унижение черных, утверждая, что ситуация стала хуже? Ну а так, типичный тупой спортсмен. Есть тупые белые спортсмены (пример, Хоркина), это пример тупого черного спортсмена. Надо отдать должное, спортсмены тупы вне зависимости от расы
Написать комментарий 124 комментария

Новости

Реклама 18+