История друга Джерома Боатенга, который был талантливее, но сдулся на полпути

Ашкан Дежага и его история. Очередной текст о том, как, обладая огромным талантом, оказаться на задворках Стены большинства зданий исписаны граффити. Своих здесь не забывают – братья Боатенги выросли в Веддинге вместе с Дежага и другими.

Где-то на полпути между центральной станцией метро Райниккендорфер-Штрассе и железнодорожным вокзалом северного округа Берлина – Веддинг – в одной из бетонных коробок, выросших как грибы после дождя в рамках государственной программы социальной застройки пустырей и сноса ветхих зданий, случилось пополнение. Впрочем, вряд ли кто-то обратил внимание на то, что в семье иранских переселенцев родился очередной ребенок. Жизнь шла своим чередом: нещадно палило июльское солнце, по узким улочкам туда-сюда сновали угрюмые человечки, расплывавшиеся в пыльном мареве жаркого летнего дня, отовсюду доносилась иностранная речь. Таков был облик севера столицы в середине 80х, когда район окончательно трансформировался в иммигрантское гетто, куда в поисках лучшей жизни, последовав примеру множества других иранских семей, переехали родители Ашкана.

Шли годы, вновь объединилась Германия, район стремительно наводнялся выходцами из бывшей ГДР, Африки и Турции. Веддинг за несколько лет ославился не хуже Кройцберга и Марцана, двух самых неспокойных районов Берлина. Высокий уровень безработицы, дворы, в которых лучше не появляться, если у тебя там нет знакомых, наркомания, проституция и сплошной криминал превратили северную часть города в «берлинский Бронкс», где каждый должен был соблюдать неписанные законы улиц. Ашкан жил на стыке Африканского и Английского кварталов. «Водораздел» между двумя обособленными по национальному признаку территориями проходил буквально по середине дороги, поэтому местная шпана нередко ходила в набеги на соседских пацанов, которых угораздило оказаться слишком близко к чужому району без сопровождения товарищей.

чсСборная Германии U-21 после победы на ЧЕ 2009. На фото: второй слева Джером Боатенг, Энис Бен-Хатира, Фабиан Джонсон, справа налево: Чинеду Эдэ, Патрик Эберт, Ашкан Дежага. Все выросли в Веддинге по соседству.

Ашкан быстро влился в местную тусовку и нашел себе «правильных» друзей. Вместе с Зафером Йеленем, Джеромом и Кевином-Принсом Боатенгами и Энисом Бен-Хатира он проводил свободное время, либо блуждая по району в поисках приключений, либо попинывая мяч в одной из полуразвалившихся коробок с воротами-бутылками и растрескавшимся от времени асфальтом. Именно там Боатенгов и Ашкана выловили скауты берлинской «Герты». Парни оказались в команде одного возраста, сколотив внутри нее что-то наподобие маленькой веддингской клики. Там же, чуть позже, они встретили нового  друга – Патрик Эберт переехал в интернат «Старой дамы» из Потсдама, но чаще появлялся не в своей комнате, а в гостях у новоиспеченных товарищей по команде. Вместе четверо составили костяк молодежки, в которой техника, скорость и стиль футболистов из гетто был абсолютно не похож на то, чему учили их сверстников в академии.

С ними быстро подписали их первые контракты, дали дебютировать кому-то во второй команде клуба, кого-то сразу подпустили к основе. И тут началось. Большие деньги разом свалившиеся на головы молодым пацанам туманили разум – одна бездумная выходка сменяла другую, однако руководство «Герты» долго закрывало глаза на дисциплинарные проступки талантливых тинейджеров. Более того, сам клуб в имиджевых целях некоторое время использовал образ «парней из гетто», которые смогли выбиться в люди благодаря футболу. Ашкан был неплох на фланге и быстро доигрался до вызова в молодежные сборные Германии, где был лидером и считался одним из главных талантов первой волны программы перестройки системы воспитания немецкой футбольной молодежи.

Однако долго выходки эксцентричных молодых людей терпеть в клубе все-таки не стали. Спортивный директор команды Дитер Хённес долго носился с непослушными шалопаями, но однажды и его терпению пришел конец – Кевин-Принс заигрался в мальчика из криминального района, его брат Джером «словил звезду» и переехал в Гамбург, получив в спину от менеджера унизительное «ничтожество», а Ашкан настолько перестарался в управлении автомобилем, что вместе с Эбертом угодил в аварию. Обоих балбесов вызвали в суд, на который они с успехом «забили». В итоге пришлось отсидеть ночь в полиции и заплатить приличный штраф. Хённес принял радикальное решение – расстаться с теми, кто не готов взрослеть: «Можно вытащить парней из гетто, но выбить из них гетто нереально».  В считанные месяцы из веддинской банды в команде не осталось никого: Кевин-Принс отправился покорять Англию, а Ашкана отдали «Вольфсбургу» (к моменту распродажи Йелень безуспешно пытался зацепиться за свой шанс в «Ростоке», а Бен-Хатира осел во второй команде «Гамбурга»).

В составе «Вольфсбурга» Ашкан провел лучшие годы своей карьеры. В чемпионском сезоне был подносчиком снарядов и третьим бомбардиром команды после Графите и Марио Манджукича. Всего за «волков» иранец сыграл 138 матчей и забил 18 голов.

Переход в стан «волков» на первый взгляд выглядел игрой на понижение, однако юному вингеру и лидеру молодежной сборной сходу удалось закрепиться в составе. Свои функции он выполнял на отлично, полюбившись эксцентричному Феликсу Магату, который ценил в иранском немце его бешеную скорость, выносливость и умение работать на команду. В первый сезон в клубе Ашкан забил четыре гола, огорчив по разу Оливера Кана и родную «Герту», но все равно умудрился вляпаться в историю. Перед матчем сборной Германии U-21 со сверстниками из Израиля полузащитник отказался принять участие во встрече, мотивируя это тем, что как иранец он не имеет морального права позволить себе въехать на территорию страны, которую Иран не признает в качестве государства.

Позже выяснилось, что решение Дежага было мотивировано в первую очередь семейными соображениями – в Иране люди, нарушающие запрет на въезд в Израиль подвергаются уголовному преследованию, более того, наказание распространяется и на родственников нарушителя, поэтому в Германии его поняли, но не простили. С момента отказа в сборную Ашкан стал попадать все реже. Не помогло даже чемпионство с «Вольфсбургом» и несколько лет стабильной и уверенной игры. Стабильность – это, конечно, хорошо, но от него все ждали прогресса, спостовимого с Нойером, Озилом и Хеведесом, а вместо этого год от года футболист стал снижать к себе требования – куда-то стал испаряться главный козырь полузащитника – скорость, а позже вскрылся и недостаток тактических навыков – в стремительно меняющемся футболе «классический вингер» как вид футболиста буквально перестал существовать.

Переезд в «Фулхэм» все восприняли однозначно – для немецкого футбола и сборной Дежага был потерян. В 2012 году, словно в подтверждение слов о «сбитом летчике», Ашкан принял решение выступать за сборную Ирана. В Англии за 44 матча он забил 9 голов.

Регресс был настолько очевиден, что сменивший в 2012 году футбольное гражданство Дежага отправился покорять не только сборную Ирана (надежды на попадание в сборную Германии растаяли давно), где быстро стал звездой, но и просторы английского Чемпионшипа к старому знакомому. Феликс Магат принял Ашкана с распростертыми объятьями, но спустя два года дипломатично посоветовал своему протеже поискать новую команду – уровень второго по силе английского дивизиона, по мнению «железного Феликса», иранец тянуть перестал. Затем были два года в Катаре, где его навыков хватало на игру в полноги и набивание мошны нефтяными долларами.

Спокойный ход жизни под лучами палящего солнца и тенью величественных небоскребов нарушил звонок телефона. На другом конце провода оказались представители «Вольфсбурга». Ашкан не стал долго раздумывать и принял приглашение команды, ставшей иранцу родной. Валерьен Исмаэль уверил полузащитника, что тот будет нужен, а маркетинговый отдел устроил возвращенцу красивую презентацию. «Восставший из пепла» Дежага рассыпался в комплиментах клубу и тренеру, позаигрывал с фанатами, пообещав, что «волки» точно не вылетят. И они не вылетели, только вот заслуга Ашкана в этом была минимальна – спортивная форма футболиста осталась где-то в районе Аравийского полуострова, поэтому за второй круг сезона 2016/17 на поле он вышел всего раз.

За «Ноттингем Форест» пока что играть получается не очень. Всему виной травма. Дежага рискует пропустить ЧМ 2018 в России, однако главный тренер сборной Карлуш Кейруш верит в лучшего крайнего полузащитника сборной Ирана в ее истории.

В 31 год ему окончательно стало понятно, что здесь, в Германии, он больше не нужен. Играть во второй Бундеслиге после победы в первой, баталий в Лиге Чемпионов и участия в Чемпионате Мира в Бразилии, а потом ехать в условный «Зандхаузен» не хотелось. Все лето полузащитник провел, восстанавливая былые кондиции. Вместе с Патриком Эбертом и Энисом Бен-Хатира, ставшими свободными агентами, они наняли тренера по физподготовке и устроились ждать новых предложений. Лишь зимой на него вышел «Ноттингем Форест», за который Ашкан сыграл всего 14 минут. Виной тому стала травма колена и последовавшая операция. Несмотря на это полузащитник не теряет надежд на поездку на Чемпионат Мира в Россию.

Сегодня он восстанавливается в Германии под присмотром врачей и много времени проводит с семьей и друзьями. В немногочисленных интервью ему по-прежнему задают вопросы про «пацанов из гетто», большинству из которых так и не пришлось перешагнуть средний уровень и добиться сколько-то-нибудь значимых результатов. К этим вопросам Ашкан относится с философским спокойствием – деньги приходят и уходят, а дружба остается. Пацаны, пинавшие мяч в развалившейся коробке, выросли, но, как и двадцать лет назад, держатся вместе: «Да, я не стал звездой, не добился того, что мне пророчили, но я приобрел гораздо больше, чем потерял». Сегодня он иногда заглядывает в старый добрый Веддинг – те же бетонные коробки, те же угрюмые и мрачные человечки и разруха, вот только ему уже не пятнадцать. 

 

Читайте также: 

Как за 2 года стать инвалидом и завершить карьеру – история Альваро Домингеса

История Налдо – в погоне за мечтой

В тени брата – история Тобиаса Швайнштайгера

Бенжамен Павар – новая надежда «Штуттгарта»

История о том, как выйти на ТОП-уровень после перелома черепа

Vielen Dank! Wir seh'n uns wieder beim Футбол auf Deutsch!

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Футбол auf Deutsch
+99
Популярные комментарии
Salvaje
+21
Спасибо за статью. Интересная компания была. Жаль мозгов не хватило.
ADiPin
+19
В чемпионском сезоне Манджукича никак не могло быть исправьте комментарий к фото, это не чемпионский сезон на нем.

3 бомбардиром после Графите и Джеко
Стас Кирсанов
+9
Вот что должно быть на главной,а не голый Рамос.
Хлебушек ДИ :)
+3
судя по твоему имени и фамилии-тебя там за своего принимали)))истинный ариец германец))
Ответ на комментарий Alik Sardaryan
Последний абзац - очевидная глупость. Кройцберг уже давно стал самым тусовочным и джентрифицированным районом Берлина, Веддинг идет в том же направлении. Там умеренно чисто, хорошо и уютно. А истории про сумасшедших бандитов-мигрантов, которые тебе нож под ребро с ходу засадят, я слышал только от русских мигрантов и по поводу всех районов, где много people of colour. Но ни разу не попадал на такие неприятности, хотя в подобных районах провел около двух недель и передвигался пешком и на общественном транспорте, в основном рано у утром и поздно ночью. Зато поделиться косяком очень дружелюбно предлагали.
Манита
+2
Не пори чушь. Это везде играет роль и имеет значение.
Ответ на комментарий Alik Sardaryan
Ты не поверишь, но в некоторых странах в принципе с людьми общаются не обращая внимания на их рассу, гендер или еще какую-то хрень. Мудак
Написать комментарий 17 комментариев

Новости

Реклама 18+