«Австрийцы говорили, что по уровню жизни отстают от США на 25 лет. Я думал, насколько же мы тогда отстаем?»

«СБГ-блог» - об Анатолии Зинченко, который стал первым советским игроком, поигравшим на Западе.

alt

Будущий первый советский легионер, Анатолий Алексеевич Зинченко, появился на свет в августе 1949 года в Сталинске (ныне – Новокузнецк). Отец Зинченко был заслуженным металлургом Союза, поэтому первые азы футбольного искусства маленький Анатолий постигал в Волгограде – туда его отца отправили открывать алюминиевый завод.

Как и многие футболисты того времени, Зинченко начинал играть в футбол во дворе. Там его заприметил Сергей Илларионович Плонский, работавший в местном «Тракторе» (так тогда назывался «Ротор»). Сначала Плонский отрядил Зинченко в оборону, но юноша довольно быстро доказал свою надобность у чужой штрафной и стал играть нападающего. 

Проведя год в основной команде «Трактора», во второй половине 1968 года Зинченко поехал проходить службу в ростовский СКА. С ростовским клубом связан самый успешный этап советской карьеры футболиста. Вместе со СКА Анатолий Зинченко дважды становился финалистом Кубка СССР, где уступал «Карпатом» (в 1969-м) и «Спартаку» (в 1971-м). Воспитанник волгоградского футбола к тому времени стал больше действовать из глубины, но это не помешало Зинченко забить в обоих проигранных его командой финалах. Гол «Спартаку» вполне мог оказаться победным для СКА во всем турнире, но легендарный Геннадий Логофет сравнял счет за считанные минуты до конца встречи. В переигровке москвичи оказались сильнее благодаря голу Киселева.

В том же году начался новый виток карьеры перспективного игрока. У Зинченко было два предложения о переходе: от столичных армейцев и от «Зенита». «ЦСКА был для ростовского СКА родственным клубом. Армия есть армия. Однако в то время силовым методом забрать себе игрока столичные армейцы не могли. Закончив службу в СКА, я выбрал Ленинград, который мне всегда нравился. В этом городе я бывал еще в годы юности в туристических группах. Душа лежала к нему, поэтому и принял решение переехать сюда. Из «Зенита» меня приглашали в первую сборную СССР, так что о том решении не жалею», - вспоминал позже Зинченко обстоятельства своего переезда в Ленинград.

Забавно, что в народе о переходе полузащитника ходило много слухов. Поговаривали, что Зинченко предпочел «Зенит» ЦСКА из-за специально подосланной к нему девушки, которая убедила футболиста перейти именно в ленинградскую команду. Некоторые даже утверждали, что Зинченко женился на дочери командующего Ленинградским военным округом. Сам Анатолий вспоминает то время с нескрываемой улыбкой.

«Зенит» вел Зинченко все два года его службы в СКА. Интерес к универсальному футболисту появился еще при главном тренере Артеме Фальяне. В Ростов даже приезжал начальник ленинградцев Владимир Корнев. Конкретность зенитовского руководства вкупе с любовью Зинченко к городу на Неве сыграло решающую роль при переезде в Ленинград.

Анатолий Зинченко был игроком крепким, умеющим вести борьбу на втором этаже. В сезоне-1971 атака Зенита  явно хромала: четвёрка основных нападающих «Зенита» (Борис Кох, Лев Бурчалкин, Владимир Гончаров, Георгий Хромченков) забили в сумме всего 16 голов, полузащитник Павел Садырин отличился 8 раз. Приглашение в Ленинград игрока, уже успевшего себя зарекомандовать, который к тому же уже провел свой первый матч за национальную сборную СССР (практически полный матч в Белграде против югославов) казалось закономерным и справедливым.

В новой команде у Анатолия проблем не возникло. Коллектив принял новичка очень дружелюбно, а сам «Зенит» занял в сезоне-1972 7-е место. По тем временам это считалось большим успехом: достаточно сказать, что по лениградскому телевидению были организованы поздравления команде. Вел праздничный вечер знаменитый журналист Виктор Набутов, а свои песни для команды исполняли самые известные ленинградские артисты во главе с Марией Пахоменко и Эдуардом Хилем.

Главной причиной относительно успешного сезона «Зенита» стала работа, проделанная главным тренером Евгений Горянский. По завершении чемпионата 1972 года он ушел работать в сборную СССР и команда посыпалась. Правда у самого Зинченко несколько иной взгляд на события тех дней: «После ухода Горянского команду начали разваливать. Но на эту тему я и сегодня говорить не хочу». Болельщики ленинградцев говорили о несоблюдении режима игроками команды, но сам Зинченко эту версию опровергает: «Что-то иногда себе, конечно, позволяли. Но меру знали. И знали, когда можно. Словом, не в этом дело».

Самым успешным в «Зените» для Зинченко стал именно первый сезон. Анатолий доказал, что он игрок разноплановый: Зинченко мог играть и на острие, а мог и в оттяжке, обладая высокой скоростью и великолепным ударом с обеих ног. В Ленинграде образовалась связка Зинченко – Хромченков, которая забила на двоих 20 голов. По итогам сезона Зинченко и Хромченков попали в список 33-х лучших.

Со следующим тренером «Зенита», Германом Зониным, у Зинченко отношения не сложились. Футболист был вынужден покинуть клуб и перейти в ленинградское «Динамо», которое в то время играло во первой лиге чемпионата СССР. «Сожаление, конечно же, есть. После выступления в высшей лиге провести несколько лет во втором эшелоне нашего футбола — это нонсенс. Но так сложилась жизнь», - вспоминает Зинченко динамовский этап карьеры.

Однако в «Динамо» Зинченко долго не пробыл – всего три сезона в бело-голубой футболке. В 1975-м «Динамо» впервые в истории опустилось во вторую союзную лигу. Заполучив из «Зенита» Зинченко, Гончарова, Копия и Волошина, которые не подошли Герману Зонину, динамовцы на следующий год выиграли турнир второй лиги. В следующем сезоне команда заняла только 13-е место в первой лиге, но Зинченко стал обладателем приза «Стреляющая бутса», как лучший бомбардир лиги с результатом 19 голов. 

В 1979-м по приглашению Юрия Морозова Зинченко вернулся в «Зенит». Впрочем, возвращение в главную команду города было коротким: в 1980 году Зинченко намеревался закончить карьеру. Проведя за «Зенит» около 150 матчей, становившись два раза финалистом Кубка страны со СКА, сыграв 3 матча за сборную СССР (в том числе против сборной Бразилии), Зинченко решил повесить бутсы на гвоздь по завершении сезона-1980. Но, как это часто бывает, жизнь рассудила иначе.

В мае в «Зенит» пришло предложение о переходе Зинченко в венский «Рапид». «Мне тогда разговоры о карьере в Австрии казались ерундой. В стране – «железный занавес», на носу – московская Олимпиада, которую многие капиталистические страны бойкотировали. Кто футболиста отпустит играть за рубеж? Бред!», - вспоминает Анатолий Алексеевич. Но, как ни странно, Зинченко в Австрию действительно отпустили.

Несмотря на то, что приглашение в «Рапид» пришло еще в мае 1980-го, поехать в Вену игрок «Зенита» смог только в октябре. В тот год все спортивные чиновники были заняты проблемами Олимпиады в Москве, и до организации отъезда Зинченко никому не было дела. Переговорив с Морозовым, Зинченко решил начать оформлять документы. Футболисту пришлось указывать все сведения о своих родителях, бабушке с дедушкой, и о жене. С этим пакетом документов Анатолий приехал в Смольный, где ему сказали: «Ждите». Ждать пришлось до осени.

Зинченко до самого прилета в Австрию не знал, где ему предстоит играть. «Разговаривая с Володей Казаченком, мы шутили, что в Австрии этих «Рапидов» столько же, сколько у нас «Спартаком» и «Динамо». Серьезность ситуации понял только в венском аэропорту, когда увидел, сколько журналистов меня встречают. Кинокамеры, микрофоны: я сказал жене: «Ну все, попали».

alt

Анатолий Зинченко (слева) и Владимир Казаченок.

Отъезд из Союза вообще получился неожиданным. В октябре 1980 Зинченко пришла телеграмма о том, что ему необходимо выезжать в Москву, а оттуда вылетать в Вену. Анатолий так не верил в свой переход, что после получения телеграммы даже звонил Морозову с просьбой отпустить с игры, которую «Зениту» предстояло провести вечером в СКК. Той же ночью Зинченко вместе с женой и дочкой уехал на «Красной стреле» в Москву. Пройдя собеседование в ЦК КПСС, через несколько часов семейство Зинченко уже было в столице Австрии.

В Москве Зинченко сказали, что первым делом в Австрии необходимо встать на учет. Какого же было удивление встречающих советского игрока сотрудников «Рапида», когда Анатолий сообщил о том, что ему нужно в посольство СССР. В самом посольстве о Зинченко ничего не знали, поэтому экс-футболисту «Зенита» пришлось ехать в отель разбирать чемоданы, так и не встав на учет. На следующий день Зинченко пригласили на последний перед зимним перерывом матч «Рапида» против «Штурма». «Я сразу же стал примерять себя к этой команде: смогу ли в ней заиграть. Оказалось, ничего страшного. Решил, что должно получиться». 

Инициатором приглашения Зинченко в «Рапид» стал редактор спортивного отдела коммунистической газеты «Volksstimme» Курт Частка. «Я старый коммунист, большой поклонник СССР, и у меня были хорошие контакты с советским спортивным руководством. Задался целью купить для венского «Рапида», почетным членом коего остаюсь и по сей день, советского футболиста. Ведь «Рапид» в противовес буржуазной «Аустрии» всегда считался у нас рабочим клубом, а значит, был шанс убедить ваше партийное и спортивное руководство, что это благое дело для европейского рабочего движения. С этой необычной для того времени идеей я пристал к главе советского спорта Сергею Павлову. Поначалу он мне отказал. Но я, человек настырный, продолжал стоять на своем и осуществил-таки свою мечту. Хорошо помню тот по большому счету исторический момент. Павлов в очередной раз отбивался от меня у себя в кабинете, но в конце концов не выдержал и, рубанув рукой по воздуху, воскликнул: «Эх, была не была! Когда-нибудь все равно это произойдет». После чего подписал необходимую бумагу. Так Анатолий Зинченко оказался в «Рапиде», - вспоминал позже Частка.

Но почему именно Зинченко? «Советские футбольные боссы долго мучились и в итоге вычислили, что именно Зинченко по каким-то параметрам идеально подходит для «Рапида». И, кстати, угадали: Анатолий принес новой команде немало пользы, дважды стал с ней чемпионом страны, выиграл Кубок. Интернациональное трио Зинченко - Паненка - Кранкль сыграло огромную роль в тех успехах».

Сам Анатолий говорил о том, что австрийцы изначально хотели приобрести Олега Блохина, но, конечно же, руководители отечественного футбола не могли отпустить легенду киевского «Динамо» на заработки в Австрию. Наряду с Зинченко рассматривалась кандидатура еще одного динамовца, Анатолия Конькова. «Хоть мы и были закрыты от Европы, они там о нашем футболе многое знали. Порой лучше самих нас. Например, в 1976 году вся Европа ждала, что вслед за Блохиным «Золотой мяч» получит Коньков, а не Беккенбауэр», - рассказывал Зинченко.

Контракт Зинченко заключил не с «Рапидом», а с «Союзвнештехникой». Такую схему отношений придумали в Спорткомитете. Конечно, в штате «Союзвнештехники» должность «футболист» не была предусмотрена – Зинченко получал зарплату как инженер. Сама зарплата составляла 12 000 шиллингов – средняя по тем временам зарплата советского гражданина, работающего за рубежом. Себе Зинченко оставлял на тысячу шиллингов меньше (оставалось около 400 долларов по курсу тех лет), а остальное сдавал в посольство. Сам «Рапид» был обязан выплачивать деньги за советского футболиста не непосредственно ему, а Спорткомитету, и две трети зарплаты Зинченко оставалось там. Как вспоминает сам Анатолий, чуть позже он узнал, что сумма, оставленная в посольстве, равняется зарплате посла Австрии. Когда в клубе об этом узнали, руководители «Рапида» своего негодования не скрывали: «Мы платим тебе премиальные за твои ноги, за то, что ты тратишь здоровье. Если ты и эти деньги будешь сдавать, перестанем их начислять». Зинченко пришлось пойти на хитрость. Когда к нему обращались из посольства с требованием отдать 100 тысяч шиллингов, которые футболистам «Рапида» выплатили за победу в Кубке Австрии, Анатолий заявил, что премия рассчитана только на местных игроков, а ему ничего не положено.

Вскоре после перехода Зинченко в «Рапид» в Вену переехал знаменитый чех Антонин Паненка. Два представителя социалистического лагеря быстро подружились и постоянно жили в одной комнате на сборах и выездах. В «Зените» Зинченко поиграл вместе с Юрием Желудковым – одним из лучших исполнителей стандартов в стране в конце 70-80-х годах прошлого века. Но по признанию первого советского легионера штрафные Желудкова не идут ни в какое сравнение со штрафными Паненки. «Соперник устанавливает «стенку», а у штанги – еще одного игрока. Так Паненка перебрасывал «стенку» и попадал точно между перекладиной и головой выпрыгнувшего игрока. Четко в эти 20–30 сантиметров! И это не было редкостью. Все о его умении знали, готовились, но сделать ничего не могли. Для Антонина это исполнить было обычным дело – как рукой забрасывал. После каждой тренировки Паненка оставался и десятки раз по воротам бил. Чувство мяча и степень усилия доводил до автоматизма. Причем на силу никогда не бил. Только с подрезкой или крученым». Общение Зинченко с Паненкой (на фото - слева), ныне президентом родного «Богемианса» продолжается и по сей день.

alt

Третьим ведущим игроком того «Рапида» был Ханс Кранкль, который вернулся в Вену из «Барселоны». Кранкль был выдающимся бомбардиром, постоянно огорчая главного соперника «Рапида» - «Аустрию». «Дерби проходили на центральном стадионе Вены – на «Пратере», который вмещал 70 тысяч болельщиков, потому что ни наша домашняя арена, ни стадион «Аустрии» не могли вместить всех желающих. Играли четыре раза за сезон, и каждый раз был аншлаг», - говорит Зинченко о главном дерби Австрии. В первом же матче с участием Зинчеко «Рапид» разгромил «Аустрию» 5:1, а затем одержал еще четыре победы подряд.

С Зинченко, Паненкой и Кранклем «Рапид» вернул себе чемпионское звание, утерянное 15 лет назад. А на следующий год команде удалось сделать золотой дубль. Именно в «Рапиде» Анатолий дебютировал в еврокубках. Одолев венгерский «Видеотон» и голландский «Эйндховен», «Рапид» попал на мадридский «Реал». В Австрии хозяева минимально уступили, пропустив единственный мяч от Сантильяны на 87-й минуте. На «Сантьяго Бернабеу» у гостей были шансы отыграться, но счет так и не был открыт. «Впечатления от игры на таком стадионе просто фантастические. Как-то попала на глаза программка с того матча: оказывается, против нас играл Висенте Дель Боске». В следующем сезоне «Рапид» выступил скромнее: польский «Видзев» оказался сильнее в 1/8 финала. 

Удачно складывалась жизнь Зинченко в Австрии и в быту. Анатолий вместе с семьей жил неподалеку от стадиона «Рапида» в тихом квартале, состоящем преимущественно из частных домов. Этаж одного из таких домов клуб снимал для советского футболиста. «Хозяйкой была фрау Марта. За два с половиной года стали с ней практически родными. Она на очень заботливо опекала. Когда только въехали, решили, что не обойтись без стиральной машины, ведь ребенку было всего десять месяцев. Я сказал об этом в клубе, и уже через два часа нам привезли машину. Установили в ванной: смотрим – не нарадуемся. Вдруг машину увидела фрау Марта и сразу стала суровой: «Зачем вам это?» Оказалось, что она обиделась: клуб платил ей за то, что мы у нее живем, и она считала, что обязана сама создавать комфортные условия: менять каждые три дня постельное белье, постирать нужные вещи и вернуть всегда отглаженными», - вспоминает хозяйку дома Зинченко.

В Москве Зинченко предупреждали, чтобы футболист не ходил ни на какие массовые мероприятия. Однако однажды Анатолий ослушался и пошел вместе со своим приятелем, который был казахстанским немцем, на первомайскую демонстрацию. Зинченко поразила организация мероприятия: у каждой партии была своя колонна. Сам клуб также организовывал праздники за пределами футбольного поля. «Политика клуба была однозначной: «Рапид» - это семья. На день рождения каждого игрока заказывался зал в ресторане, а если событие было значимым, команда уезжала за город, где арендовала не только ресторан, но и отель для семей футболистов». 

Семейственность того «Рапида» подчеркивает одна забавная история. В Австрии у Зинченко родился сын, которого назвали Антон. Как признавался позже сам Анатолий, имя сыну он выбрал еще задолго до его рождения. После того, как на свет появился Антон Зинченко, его отец отправился на тренировку «Рапида». Лучший бомбардир венского клуба Ханс Кранкль зашел в раздевалку и поздоровался со всеми игроками, кроме Зинченко. Оказалось, что Кранкль подумал, что Зинченко назвал своего сына в честь Паненки, и обиделся на советского футболиста. «Я его видеть не хочу. Вместо того, чтобы назвать своего сына Хансом, он назвал его Антонином. В честь Паненки», - то ли в шутку, то ли всерьез ответил Кранкль на вопросы своих одноклубников.

После сезона 1982/1983 Зинченко покинул «Рапид». «В 1980-м я думал, что еду на год. Никак не мог предположить, что останусь в Австрии на 3 года. Убежден, что том возрасте, в котором поехал я, там делать, конечно, нечего. Заработать не успеешь, с языком проблемы. Начинать жизнь в другой стране в 30 лет сложно. Пожив, почувствовал разницу. Австрийцы про себя говорили, что по комфорту, по уровню жизни они отстают от США на 25 лет. Когда я слышал эту фразу, думал: насколько же мы тогда отстаем, если австрийцы, жители благополучной страны в центре Европы, отстают на четверть века?!», - комментировал Зинченко свое возвращение в Россию.

Всего за «Рапид» Зинченко провел 54 матча, в которых забил 6 мячей. «Конечно, самый памятный гол – первый. Мы играли в Инсбруке. Матч складывался тяжело, у нас удалили игрока сборной Австрии Райнхарда Кинаста минут через 10 после начала матча. И тут Паненка делает мне передачу с фланга, а я головой срезаю мяч в дальний угол. В итоге мы победили вдесятером очень непростого соперника – 3:0». Но самым памятным моментом австрийского этапа карьеры, безусловно, является завоевание первого чемпионского титула весной 1982-го. Зинченко вспоминал, что болельщики «Рапида» снесли все решетки, выскочили на поле и срывали с футболистов всю одежду - майки, трусы, гетры. Целый вечер команда ездила по кафе и ресторанам, а ночью остановилась в Венском лесу. Там президент клуба снял отель для игроков с их семьями. За победу в чемпионате руководство «Рапида» отблагодарило игроков десятикратной зарплатой - 10 тысячью долларов. 

В Австрии уже завершившему карьеру футболиста Анатолию главный тренер «Рапида» Отто Барич предложил стать своим ассистентом, но полузащитник отказался. «Ностальгия…», - признавался чуть позже Зинченко. Но «Рапид» не забывал своего бывшего игрока. Еще лет пять после отъезда Зинченко обратно в СССР из клуба экс-футболисту присылали приглашения на различные клубные мероприятия, в том числе и на праздники коммунистической газеты «Volksstimme», которая была тесно связана с «Рапидом». Но эти приглашения где-то оседали и до самого Зинченко не доходили. В середине 80-х Зинченко, работая тренером в Череповце, повез команду на сбор в Узбекистан. «Рапид» в это время совершал турне по Средней Азии. Когда Зинченко появился в раздевалке австрийцев, все обалдели. Президент «Рапида» Хольцбах отозвал Анатолия в сторону и спросил: «Почему ты к нам не приезжаешь? Мы же каждый год шлем тебе приглашения и получаем ответы: «Занят по работе, выехать не может». Ты что, министром работаешь?».

После возвращения в СССР в 1983 году Зинченко тренировал заводские команды «Климовец» и «Красный треугольник», выступавшие в чемпионате Ленинграда. Затем был тренером в командах «Строитель» (Череповец), «Динамо», «Зенит», «Зенит-2» и «Эрзи» (Петрозаводск), затем работал в футбольной школе Красногвардейского района при стадионе «Турбостроитель». В «Зените» Анатолий работал помощником Анатолия Конькова, Вячеслава Булавина и Вячеслава Мельникова. «В 1990-м, когда я был главным тренером ленинградского «Динамо», в «Зенит» меня пригласил Коньков. Душа всегда лежала к «Зениту». Я решил помочь Конькову, ведь Анатолий приехал в незнакомый ему город. Друг друга мы знали по сборной СССР. Ленинградская команда переживала тогда просто страшный период. Согласился помочь и не жалею об этом».

Последние годы Зинченко занимает одну из руководящих должностей в Федерации футбола Санкт-Петербурга. До недавнего времени Зинченко являлся делегатом матчей РФПЛ, а также сам играл за команды ветеранов в Первенстве Санкт-Петербурга. «Зенит» своего ветерана не забывает: клуб помогал с организацией 60-летия первого советского легионера в Европе. «Клуб помог нам с пароходиком, на котором мы по­плавали, пообщались. Со мной были все друзья, коллеги по работе, род­ственники. Обычный день рождения. Только так уж получилось, что мне исполнилось 60 лет. В любом случае меня не забыли», - признается Зинченко.

Три года назад экс-игрок сине-бело-голубых оставил отпечатки своих ног для аллеи славы в будущем клубном музее «Зенита», который появится на новом стадионе.

alt

Анатолий Зинченко с удовольствием вспоминает самый удивительный этап своей карьеры: «Кажется, что было это совсем недавно - настолько приятная страничка в моей биографии. Ехал в неизвестность, не зная, чем эта Австрия закончится. Но получилось все хорошо: стал двукратным чемпионом страны, обладателем Кубка Австрии. Не подвел, в общем, советский футбол».

Фото: fc-zenit.ru / Вячеслав Евдокимов, личный архив Анатолия Зинченко

«СБГ-спасибо» тем, кто подписался на блог и поставил «+».

Последние материалы блога:

У кого из лидеров РФПЛ легче календарь на финише?

Халк вернулся! Как «Зенит» обыграл ЦСКА

2,5 месяца до Евро. Кто из зенитовцев поедет во Францию?

+26
Популярные комментарии
yurski
+2
Топ не топ,какая разница? в то время уровень наших футболистов был достаточно высок,почти в каждом клубе высшей лиги были классные игроки которые спокойно могли бы заиграть в лучших командах европы,а уж в средненьких чемпионатах вообще звёздами стали бы ) пример Анатолия Алексеевича весьма показателен.
Ответ на комментарий Chris Waddle
как же дико жил СССР... и какой же дикий (в хорошем смысле) был уровень футбола.. уверен, лучшие игроки советской первой лиги не испортили бы подавляющее число евро-чемпов 70х-80х, за исключением топ-команд...

любой дед из Факела или Сокола, пока не "сдохнет", на ветеранских турнирах (а это минут 5-10, но всё же), даёт такой уровень, что п-ц...

Зинченко, при всём уважении, был далеко не топ-футболист... а если бы уехал тот же Коньков... история советского и пост-советского футбола могла бы быть принципиально другой...
kad goddo
+2
А ведь СССР-ТВ за весь Рапидовский период карьеры Зинченко не вспомнило. Могли бы в "Футбольном обозрении" черкануть... Паненку, Кинаста, Кранкля - знал, а о Зинченко узнал в перестройку&гласность . Спасибо, что восполнили пробел!
roi kin
+1
«Почему ты к нам не приезжаешь? Мы же каждый год шлем тебе приглашения и получаем ответы: «Занят по работе, выехать не может». Ты что, министром работаешь?» - вся суть коммунистического режима
zhirov
+1
здоровья Анатолию!
AndreyBSC
0
Обалдеть можно от организации в Рапиде. Очень странно, что Зинченко не остался. Такое искреннее внимание и забота дорогого стоят. Хорошо понимаю тех, кто в 80-90 лет покупает абонемент или является членом такого клуба. Россия уже 30 лет живет в новой эпохе, а нигде подобного нет
Написать комментарий 6 комментариев

Новости

Реклама 18+