Реклама 18+

Футбол на Олимпийских Играх: долгая история противостояния

После того, как прошли Чемпионат Европы и Кубок Америки Сентенарио, 2016 футбольный год, тем не менее, далек от завершения. Виной тому футбольный Олимпийский турнир. Его старт - хорошая причина отмотать практически целый век, чтобы узнать историю длительного противостояния двух взглядов на спорт.

История футбола на Олимпийских Играх восходит практически ко времени появления современной версии игры. Представленный в неофициальной, показательной программе на Играх в Афинах аж в 1896 году, первый турнир был организован на стыке веков - в 1900 - в рамках Мировой выставки и оставался, тем не менее, в качестве “демонстрации” на Играх в Сент-Луисе в 1904. Эти два турнира, в конечном счете, не проходили между настоящими национальными сборными. Для этого необходимо было дождаться 1908, когда футбол официально вошел в программу Игр. Турнир был организован Олимпийским Комитетом и Футбольной Ассоциацией, в нем должны были принять участие только реальные национальные команды, прежде всего, европейские. Футбол пришелся ко двору, и количество участников стало расти в 1912, последних играх до Первой Мировой, которая изменила уклад жизни в Европе.

Любители против профессионалов: первые Кубки Мира.

Олимпийский турнир был привилегией европейцев, но так не могло продолжаться бесконечно, в итоге, футбол начал покорять весь мир. В 1920 приглашение получили египтяне, в 1924 в Европу прибыли южноамериканцы. И вот тогда футбольные турнирыalt получили новый масштаб. Во Франции эти команды были тотально неизвестны, матчи против них воспринимались как некая новая забава и развлечение, зрители шли на игры в поисках футбольной экзотики. Практически никто не сомневался, что Аргентина или Уругвай ничуть не лучше, чем какие-то любители.

Ондино Вьера - главный тренер сборной Уругвая в 1960-х объяснял, что игроки “Селесте” “играли более 20 лет, чтобы стать полноценными футболистами, овладевая навыками дриблинга, чтобы контролировать мяч, а не бездумно пинать. Они показывали вдохновляющую игру, подобную которой европейцы не могли ни построить, ни повторить. Это был наш футбол, особенная школа, которую мы сами возвели”. После того, как уругвайцы были высмеяны местными журналистами, делая вид, что их тренировки напоминают лишь какую-то пародию, они вместе со своей новой звездой Хосе Леандро Андраде показали на практике игру, наполненную смесью вдохновения и техники. Футбольная Европа была жестоко шокирована. Анри де Монтерлан писал: “Мы считали, что в Европе - центр истинного футбола. Но по сравнению с тем, что они здесь показали, с тем, что мы знали ранее и с тем во что мы играли, это было ничуть не больше, чем игры в мяч на заднем дворе школы”. Франция была под впечатлением, четырьмя годами позже футбол с берегов Рио-Платы продолжил свое доминирование в Амстердаме. Для южноамериканцев Олимпийские Игры тогда представляли по сути Кубок Мира, возможность показать себя всей планете. Такая футбольная глобализация, которая взорвалась на глазах европейцев, убедила президента ФИФА Жюля Римэ: у футбола должен быть собственный турнир мирового масштаба.

уругвай1

Вместе с Анри Делонэ он организовал Конгрес ФИФА в Амстердаме, на котором и приняли решение о создании нового соревнования - Кубка Мира. Первый турнир должен был пройти в 1930 году, и стать  в конце концов результатом длительной борьбы между двумя мирами: любительским спортом, представленным на Олимпийских Играх и профессионализмом, за который душой и телом ратовали ФИФА и Римэ. Футбол 1920-х был полон изменений. Это было время перед резким развитием игры, захватом всей планеты, и, конечно, победаalt тенденции профессионализации. Началось медленное движение от любителей и дилетантов, которых журналисты той эпохи подвергали критике, к профессиональному миру, к ФИФА, которая уже открыла дверь в 1926, предоставив каждой федерации выбор на вступление в профессиональный мир, завершив процесс в 1931, официально объявив о профессионализации спорта. Философский конфликт между Олимпийским комитетом и ФИФА только начался.

Восток ведет “холодную войну” и борьбу между ФИФА и МОК

Между 1925 и 1939 МОК тогда продвигал любительский спорт, обсуждения и дебаты, чтобы найти определение ему. Подобные вопросы каждый раз поднимались в повестке дня каждой олимпийской сессии. Если ФИФА занял позицию по другую сторону от МОК, то тому необходимо было долго решаться, чтобы принять какое-то однозначное решение. В 1933 обсуждался параграф в олимпийской хартии, который положил начало уточнению понятия “любительского спорта”, дал жизнь определению существующему до наших дней: “ Чтобы получить право представлять страну на Олимпийских Играх, необходимо удовлетворять минимуму обязательств, указанному ниже, а именно: - не являться на данный момент или ранее профессиональным спортсменом в своем виде спорта или в любом другом виде спорта; - не получать компенсации потерянной зарплаты; - принести присягу под заявлением: “Я торжественно клянусь быть спортсменом-любителем в соответствии с Олимпийскими правилами Любительского спорта”

Пятью годами позже в то время как политика воцарилась, как в футболе, в частности, так и в спорте, в целом, то МОК поспешил уточнить статус любителей в качестве предварительного условия для участия: “Невозможно квалифицироваться для участия в Олимпийских Играх: 1. Тому, кто уже известен, как профессиональный спортсмен в своем виде спорта или любом другом виде спорта. 2. Тому, кто уже получал выплаты для компенсации утерянной зарплаты. Отпуск в нормальных условиях профессии, или согласованный отпуск в схожих условиях на время Олимпийских Игр, при условии, что это не является обходным путем для получения прямой или косвенной компенсации. Выплаты  в качестве льгот возможны в исключительном случае после заполнения индивидуальной анкеты, под видом выплаты напрямую от работодателя, как компенсация за его отсутствие, выплаченная супруге, матери или отцу спортсмена, если он является единственным кормильцем в семье, то они не подпадают под действие статьи. 3. Тому, кто является учителем физического образования или спорта. Исключение делается для того, кто в тоже время преподает и другие предметы учебной программы, а дополнительно преподает начальный уровень физического образования или спорта.”

Мировой конфликт в середине века имел также место из-за холодной войны. Политика окончательно прибрала спорт своими когтями и добавила дополнительный барьер между футболом и Олимпийскими Играми, которые и так были разделены из-за мира любителей и мира профессионалов. Страны Варшавского блока решили воспользоваться этим глубоким разделением между двумя взглядами. Их команды в те годы составлялись из любителей, игроки обладали гражданскими специальностями, но занимались футболом по сути, как профессией. Такой подход стал наследием подхода к любителям в 1920 и 1930. Следовательно, в то время как футбол рассматривал Кубок Мира в качестве главного турнира, Олимпийские соревнования стали нишей советского спорта. Восточный блок выиграл 23 из 27 медалей с 1948 года по 1980. Лишь Швеция (в 1948 и в 1952), Дания (в 1960) и Япония (в 1968) прорвались на пьедестал. Это благодаря Олимпийским Играм появилось мнение, что “Одиннадцать золотых венгров” получили те титулы, которые заслужили, но были лишены их, уступив на Чемпионате мира, что Яшин и другие игроки, подобные Стрельцову, заслуживают мирового золота. Футбол на Олимпийских играл стал совсем другой игрой для них, чем Кубки Мира.

ФИФА и МОК долго время были разделены, искали и, наконец, нашли компромисс, чтобы положить конец такому возмутительному доминированию.

Компромисс? Молодость!

Основы, на которых был найден компромисс, имели место в Лос-Анджелесе в 1984 году. Впервые в истории олимпийский футбол открылся миру профессионалов. ФИФА жаждала защитить Кубок Мира и наложила на участников такое правило: не быть задействованным более, чем в 5 матчах за страну, которая является членом УЕФА или КОНМЕБОЛ. Для других федераций подобного ограничения не существовало. В финале тогда французы обыграли Бразилию. Дверь открылась! В 1992 году, без сомнения, чтобы не повторить советское господство (СССР выиграл Игры в 1988), открытость стала тотальной, но с изменением, что в сборные могут привлекаться лишь игроки моложе 23 лет.

Впрочем, ФИФА и МОК не шли рука об руку в этом вопросе. ФИФА не стала вписывать в свой календарь олимпийский турнир, оставив на откуп клубам решение о том - отпускать ли своих лучших молодых игроков на игры или нет.  Федерации самостоятельно ведут переговоры с клубами в индивидуальном порядке и зачастую так бывало, что Игры лишены лучших молодых талантов.

Очередное доказательство, что борьба МОК - ФИФА, начавшаяся в 1920-х, тогда ещё между двумя президентами - Жюлем Риме и Анри де Байе-Латуром, является отражением вечного противостояния двух взглядов на спорт. Несмотря на найденный компромисс, у неё серьезное наследие.

Источник 

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Idéfix
+2
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+